Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

392
" >

"Bloomberg" (США): "Экономисты Путина творят чудеса"

Неожиданная высокая, разумеется, вынужденная, но, похоже, реальная оценка - повод для гордости россиян.

На прошлой неделе объем валютных резервов Центробанка России вырос впервые с июля прошлого года, и это свидетельствует о том, что российская экономика, возможно, оставила в прошлом период паники, вызванной резким падением цен на нефть в прошлом году. Вероятно, улучшающиеся показатели российской экономики убедят западные правительства в том, что экономические санкции не оказывают какого-либо значимого воздействия и что режиму президента Владимира Путина и стране, которой он управляет, не угрожает неминуемый крах.

С середины июля 2014 года Россия потеряла немногим более четверти своих валютных резервов.

Уменьшение их объемов было особенно резким в декабре прошлого года, когда Центробанк России лихорадочно пытался найти способ остановить падения курса рубля по отношению к доллару. Начиная с января 2015 года скорость уменьшения объемов валютных резервов снизилась, что свидетельствует скорее о структуре валютных резервов, чем о хроническом истощении запасов.

В январе 2014 года Россия владела облигациями казначейства США на сумму 131,8 миллиарда долларов. Поскольку отношения с США испортились после революции на Украине и аннексии Крыма, Россия начала сокращать свои долларовые запасы и увеличивать запасы в евро и золоте. Хотя в 2014 году объем золотовалютных резервов в целом снизился на 23,9%, объем долговых обязательств США упал на 37,6% до 82,2 миллиарда долларов. Сегодня России принадлежит меньше облигаций казначейства США, чем Ирландии, Турции или Сингапуру.

Общий объем золотовалютных резервов выражается в долларах, поэтому ее запасы в евро в определенной степени пострадали в результате стремительного укрепления доллара по отношению к евро в этом году. Центробанку больше не нужно было поддерживать рубль посредством продажи иностранной валюты: в этом году российский рубль постепенно укрепляется, что отчасти объясняется повышением цен на нефть, а отчасти тем, что Россия, где процентная ставка была снижена с 17% на начало года до 14%, превратилась в достаточно привлекательное - хотя и опасное - место для операций с валютными активами. Один взгляд на соотношение между курсом рубля и ценой на нефть марки Brent доказывает, что сейчас российская валюта укрепляется быстрее цены на нефть этой марки, а это является признаком того, что стратегия керри-трейд, в рамках которой спекулянты берут займы в долларах и выдают кредиты в рублях, поддерживает рост курса рубля.

На неделе с 16 по 20 марта евро поднялся на 3% по отношению к американскому доллару, что стало причиной увеличения объемов российских золотовалютных резервов на 1,2 миллиарда долларов.

Многие неблагоприятные прогнозы для российской экономики - в том числе прогноз, опубликованный месяц назад Андерсом Аслундом (Anders Aslund) из Института мировой экономики Петерсона - были основаны на предпосылке, заключающейся в стремительном уменьшении объемов валютных резервов. "Объем российских валютных резервов приближается к критическому уровню, - написал Аслунд. - В настоящее время Россия теряет более 10 миллиардов долларов в месяц, а это значит, что настоящий кризис валютных резервов наступит в третьем квартале". Однако этого не произойдет, если только цены на нефть снова не начнут резко падать.

Аналитики пока не пришли к единому мнению относительно будущего цен на нефть: по разным оценкам, цена на нефть марки Brent в четвертом квартале 2015 года может составить от 50 до 90 долларов за баррель. Между тем, по прогнозам Bloomberg, ее цена достигнет 68,95 доллара за баррель, что выше нынешней цены, которая составляет 57,5 доллара. Министерство экономики России также предложило повысить официальный прогноз с 50 долларов за баррель, однако правительство пока отвергло это предложение, предпочитая соблюдать осторожность.

Согласно текущему официальному прогнозу, российская экономика сократится на 3%. Если цена на нефть превысит ту границу, которая заложена в бюджете, то спад в экономике - который неизбежен по причинам структурного порядка, а также из-за чрезвычайно высоких процентных ставок, которые сохранились с прошлого года, когда Центробанк пытался поддержать рубль, и которые остаются весьма полезными, потому что они привлекают керри-трейд - станет еще менее заметным. Экономисты, которых опросило издание Bloomberg, считают, что в среднем экономика России сократится на 4%, а Goldman Sachs, к примеру, называет цифру в 2,7%, так же как и некоторые российские либеральные экономисты.

Разумеется, это нельзя назвать блестящими экономическими показателями. Такой крупной стране, как Россия, зависимость ключевых экономических показателей от гражданских беспорядков в Йемене и долговых проблем американских фрекинговых компаний - которые во многом влияют на цену нефти - может доставить массу неприятностей. Россия не сможет преодолеть свою зависимость от нефти в ближайшем будущем, однако пока российский ключевой рынок стабилизировался на приемлемом уровне.

Какую же роль сыграли западные санкции? Практически никакую. Мы с легкостью можем проследить, как экономические показатели России реагируют на изменения в цене на нефть и изменения на валютных рынках, между тем, этого нельзя сказать об ограничениях на финансирование и торговлю. Западные санкции причинили некоторые неудобства ряду российских компаний, однако Сбербанк, ключевой государственный институт, лишившийся возможности получать финансирование извне, в 2014 году сообщил об устойчивой прибыли в размере 7,7 миллиардов долларов. Это, конечно, меньше, чем в предыдущем году, однако ни о какой трагедии говорить не приходится.

Руководителям экономических структур России, особенно главам Центробанка и Министерства финансов, нужно отдать должное: в достаточно сложной ситуации им удалось избежать грубых ошибок и сохранить экономику России открытой. У Путина есть множество советников, которые предпочли бы иной подход, отстаивая идею "крепости России", однако, несмотря на инстинкты, подпитывающие осадный менталитет президента, он благоразумно назначил на ключевые экономические посты правильных людей. Несмотря на возрождение советской атрибутики - недавно на одном из собраний Путин обратился к ведущим оперативникам ФСБ, демонстративно назвав их "товарищами" - Россия остается крупной рыночной экономикой, которую нельзя разрушить при помощи нескольких скромных ограничений.

Это делает Россию серьезной угрозой для ее слабых соседей, таких как Украина, и одновременно недооцененной сокровищницей возможностей. Неспроста институт CFA, международная ассоциация профессионалов в сфере инвестиций, которая в 2015 году провела оценку настроений инвесторов, назвала Россию одним из ведущих рынков по инвестиционной привлекательности наряду с США, Китаем и Индией.

ОРИГИНАЛ ДЛЯ СКЕПТИКОВ

RUSSIA

Putin's Economic Team Plays Houdini

156 MAR 27, 2015 3:25 PM EDT

By Leonid Bershidsky

Last week, the Russian central bank's currency reserves increased for the first time since last July, showing that the economy may have moved past the panic caused by last year's oil price slump. Perhaps Russia's improving indicators will convince Western governments that economic sanctions are having no discernible effect and that President Vladimir Putin's regime and the country it runs aren't facing imminent collapse.

Russia has lost a little more than a quarter of its foreign reserves since mid-July 2014:

The decline was particularly sharp last December, as the central bank frantically sought a way to stop the ruble from losing value against the dollar. The much gentler slope on the chart -- beginning in January -- says more about the structure of Russia's foreign reserves than about chronic depletion.

In January 2014, Russia held $131.8 billion of U.S. debt. As its relationship with the U.S. deteriorated after the revolution in Ukraine and the annexation of Crimea, Russia began shrinking its dollar reserves and increasing the share of euros and gold. While the reserves as a whole dropped 23.9 percent in 2014, the holdings of U.S. debt fell 37.6 percent, to $82.2 billion. Russia now holds less U.S. Treasury securities than Ireland, Turkey or Singapore.

The total value of foreign reserves is expressed in dollars, so Russia's euro-heavy stockpile took a hit from the dollar's rapid appreciation against the euro this year. The central bank no longer had to prop up the ruble with big foreign exchange sales: The currency has been doing OK so far this year, partly because oil has bounced back from January lows, and partly because Russia, with an interest rate of 17 percent at the beginning of the year and 14 percent now, became an attractive, though risky, carry trade destination. A glance at the relationship between the ruble and the price of Brent crude shows that the currency is now doing better than the oil benchmark -- that's a sign that the carry trade, in which speculators borrow in dollars and lend in rubles, is pushing it upward:

In the week ended March 20, the euro gained a little more than 3 percent against the U.S. dollar; that was the reason for the $1.2 billion uptick in Russian foreign reserves.

Many of the unfavorable forecasts for the Russian economy -- such as the one published a month ago by Anders Aslund of the Peterson Institute for International Economics -- were predicated on the melting away of currency reserves. "Russia's reserve situation is approaching a critical limit," Aslund wrote. "At present, Russia loses more than $10 billion a month, which means that a real reserve crisis will erupt in the third quarter." That, however, is not going to happen unless the price of oil starts going down steeply again.

Analysts are divided about the future of oil prices, with predictions ranging from $50 to $90 per barrel of Brent in the fourth quarter of this year. But the consensus forecast compiled by Bloomberg put it at $68.65 today -- higher than the actual price of $57.5. The Russian Economy Ministry has also suggested raising the official oil price forecast from $50 per barrel -- in line with the most pessimistic of analysts -- but the government has so far resisted these calls, preferring to remain cautious.

The current government forecast says the Russian economy will shrink 3 percent. If oil is higher than budgeted, however, the decline -- which is inevitable for structural reasons, and because of the abnormally high interest rates left over from last year's defense of the ruble and that remain useful because they attract the carry trade -- will be even less pronounced. Economists polled by Bloomberg still expect, on average, a 4 percent drop, but Goldman Sachs, for example, now predicts a decline of only 2.7 percent -- in line with some forecasts from Russian liberal economists.

To be sure, that's hardly a stellar economic performance. It's painful for a country as big as Russia to have its crucial economic indicators depend so heavily on civil strife in Yemen and the debt problems of U.S. frackers -- both important determinants of the oil price. The country's oil dependency won't end anytime soon, however, and so far Russia's key market has stabilized at an acceptable level.

So where do the Western sanctions come in? They don't. It's easy to see how Russian economic indicators react to developments in oil and foreign exchange markets, but not to the trade and funding restrictions. They are a nuisance to a number of Russian companies, but Sberbank, the mammoth state institution now unable to obtain Western funding, still reported a healthy profit of $7.7 billion for 2014. That's less than for the year before, but still far from tragic.

Russia's economic managers, especially at the Central Bank and the Finance Ministry, should be given their due: In a difficult environment, they have avoided major mistakes and managed to keep open Russia's economy. Putin has plenty of advisers who would prefer a different approach, arguing for "fortress Russia," but despite the instincts that feed the president's own siege mentality, he has chosen wisely whom to empower. Despite the Soviet revival theatrics Putin has employed -- at a recent meeting, he pointedly addressed top operatives of Russia's FSB domestic intelligence as "comrades" -- Russia remains a major market economy that cannot be derailed by a few timid restrictions.

That makes it both a bigger threat to weak neighbors such as Ukraine, as well as an underrated land of opportunity. It's not for nothing that in its 2015 investor sentiment survey, the CFA Institute -- a global association of investment professionals -- named Russia one of the top markets for equity performance this year, along with the U.S., China and India.

To contact the author on this story:

Leonid Bershidsky at lbershidsky@bloomberg.net

To contact the editor on this story:

Max Berley at mberley@bloomberg.net

" >
Социальные комментарии Cackle