388
" >

Взгляд с Украины: "Я боюсь, что закончится война…"

Я хочу, чтобы война закончилась, чтобы мы перестали хоронить солдат и собирать деньги на их экипировку, на нужды переселенцев, на лечение инвалидов. Я всего этого очень хочу.Но одновременно я боюсь, что война с Россией когда-нибудь закончится.

Внутри Украины мы готовы воевать друг с другом. Война с Россией просто отодвигает во времени цепь внутренних столкновений.

Эта заметка родилась в ответ одному коллеге, который недавно написал, что Украина готова к перемирию. Но это не так. Украина не готова ни к перемирию, ни к восстановительному правосудию.

Воевать с Россией в каком-то смысле удобно и безопасно – потому что у нас есть общий враг, его можно демонизировать и обвинять во всех грехах, смертях и потрясениях. На него можно списывать бездумный менеджмент, краденый бензин, отсутствие реформ, плохие дороги и нехватку лекарств.

Можно еще оправдывать этим самым врагом налогообложение пенсионеров, повышение цен, "добровольно-принудительный" отпуск за свой счет учителей и отсутствие жизненно важных препаратов в отделениях реанимации. Ну, и колоссальные военные контракты тоже.

А еще на этого врага можно списать массу неудобных социальных напряжений, с которыми мы так и не справились за 24 года своей независимой жизни.

Например, борьба с инакомыслящими, с говорящими на другом языке, ходящими не в ту церковь, спящими не с теми партнерами, состоявшими не в той партии, голосовавшими не за того лидера, почитавшими не те памятники, жившими не в том месте и думающими не так….

Список этот можно продолжать до бесконечности. Красная нить этого списка – ксенофобия и неуважение к разнообразию людей, мнений и верований, которые нас окружают.

Мы готовы сжигать кинотеатры за показы не тех фильмов, пренебрежительно отказывать инвалидам в работе и услугах, а людям с неправильной пропиской – в аренде квартиры. Корить всех донецких за свои несчастья и за то, что они висят у нас на шее; мы готовы рвать на себе рубахи за язык общения или старые советские памятники.

Уровень толерантности в обществе настолько низок, что только война с внешним врагом помогает нам не утонуть во внутренних дрязгах. Пока мы воюем с Россией, дрязги можно отложить на дальнюю полку. Но когда закончим, они будут нас ждать и требовать крови и пота.

К восстановительному правосудию мы тоже не готовы. Как показывают дела по расстрелам на Майдане, правоохранительная и судебные системы у нас толком не заработали. Римский статут, позволяющий вершить правосудие по военным преступлениям силами Международного криминального суда, мы так и не ратифицировали – хоть и обязаны были это сделать в соответствии с договором об Ассоциации.

А на более низком, бытовом уровне народ готов друг другу бить морды – но только не вести диалог для разрешения споров.

Мы не умеем решать конфликты. Украинцы реагируют на конфликт либо агрессивной борьбой, либо побегом. Мы редко ведем диалог, пытаясь найти общий знаменатель, уважая не только свои интересы, но и интересы противника.

Мне вспомнилась формула успеха старика Адизеса, специалиста по теории управления, который пишет, что успех обратно пропорционален внутренней дезинтеграции (отсутствие доверия внутри системы). То есть нам как стране нужно строить доверие внутри себя – чтобы быть более успешными и лучше интегрироваться в мировое сообщество.

Доверие строится несколькими путями. Один – это разрешение застарелых конфликтов. Ведь каждый разрешенный конфликт углубляет отношения и добавляет дозу доверия в копилку социального взаимодействия. Второй – это совместный труд.

Так что формула предотвращения внутренних войн – учиться конструктивно конфликтовать и что-то делать вместе, а не озираться на войну, которая все спишет.

Анастасия Леухина (Украина)

" >
Социальные комментарии Cackle