Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

1500
" >

Бессмертные. Максим Оразов

28 января 1945 года. Город Глейвиц Германия.

Сильный рев мощных танковых двигателей, отражался эхом от полуразрушенных стен. Колонны многотонных машин прокладывали дорогу сквозь недавние укрепления, ломая все на своем пути, и оставляя за собой огромные клубы пыли.

Вслед шла неиссякаемым потоком пехота, солдаты угрюмо бросали взгляд на разбитую вражескую технику, которая жалко догорала на обочинах дорог.

Отчаянно храбрые войны с монументальными лицами, прошедшие все мыслимые и немыслимые испытания, в своих сердцах несли светлую и благую цель, освобождения всех угнетенных народов от коричневой чумы.

В полевой Госпиталь уверенно зашел седой полковник. Сняв фуражку, он аккуратно стряхнул с нее снежные хлопья, и несколько раз топнул хромовыми сапогами.

Сидящая на стуле, дежурная медсестра при виде статного полковника пружиной подскочила с места, и не смело произнесла.

- Здравие желаю товарищ полковник.

Полковник, увидев испуганный вид совсем юной девушки улыбнулся и спокойно спросил.

- Здравие желаю, капитан Саблин у вас обосновался?

Девушка, раскрыв широко глаза вздохнула полной грудью, и испуганно ответила в пол голоса.

- Так точно товарищ полковник, капитан Саблин Алексей Серафимович в данный момент находится во втором отделении, доложил рядовой мед части Фролова.

Полковник усмехнулся, и глядя на девушку уверенно сказал.

- Ну веди меня к нему, боец Фролова!

По дороге полковник по-отечески поинтересовался.

- Давно на передовой дочка?

Девушка, немного запнулась, после чего стала говорить без остановки.

- Я? Вторую неделю, я добровольно, я сама, сразу после десятого класса, хотела на радиста, но там полный набор, пришлось идти на курсы медсестер. А я три года стрельбой из лука занималась в яблочко с двадцати метров попадаю.

Полковник покачал головой, задумался, после чего спросил.

- Так что же ты на снайпера не пошла?

Девушка с обидой ответила.

- А мне в приемной сказали ступай отсюда, и без тебя немца победим, а я вот так думаю, чтобы победить эту нечисть то всем как один нужно встать и бить их что есть силы пока совсем не уничтожим эту гадину, чтобы на земле ни памяти, ни духа их него не осталось!

Девушка говорила эти слова с такой ненавистью что видавший вида полковник остановился, внимательно посмотрел на щуплую не высокую мед сестру, и спокойно задал вопрос.

- Откуда родом рядовой Фролова?

Медсестра выпрямилась и почти с гордостью ответила.

- Донецкая область поселок Зорька.

Полковник протер глаза обеими руками, и тихо кивая головой ответил.

- Знакомые края... Так ты из эвакуации?

Девушка виновато, опустила голову и тихо ответила.

- Так точно, мы с мамой в конце сорок первого уехали в среднею Азию к родственникам. Я там десятый класс окончила, и занималась в спортивном кружке. Мама хотела, чтобы я в местный институт поступила, а когда на отца похоронку получили, то решили вернутся домой во что бы то ни стало.

Полковник понимающе погладил девушку по плечу и тихо сказал.

- Не переживай девочка, уничтожим эту гадину, да так что и духа их него не останется! Зовут меня Аркадий Петрович Кононов, будем знакомы боец Фролова.

После знакомства юная медсестра откинула ширму, и тихо сказала.

- Ну вот мы с вами и пришли Аркадий Петрович, здесь у нас находится наш геройский капитан Саблин.

За ширмой располагалась светлая палата на восемь коек, полковник тотчас посмотрел в дальний угол и широко улыбнулся.

С краю у окна сидел седой парень, с перевязанной рукой и большим шрамом на лице, увидев полковника, парень попытался встать с кровати, медсестра тотчас побежала к нему со словами.

- Больной лягте в койку у вас тяжелейшая контузия.

Кононов последовал в след за медсестрой, и озабоченно произнес.

- Лежи, Леша, я ненадолго, просто хотел убедится, что с тобой все в порядке.

Полковник оживленно пододвинул табуретку к койке, удобно расположился на против больного и стал расспрашивать того.

- Ну как ты Леша?

Больной посмотрел на Кононова и заикаясь произнес.

- З...здравие ж.желаю товарищ полковник.

Медсестра, стоявшая позади полковника, громко произнесла.

- Разрешите идти?

Полковник повернулся и улыбаясь сказал.

- Рядовой Фролова, идти разрешаю.

Девушка тотчас удалилась.

Полковник с радостью произнес в след.

- Ох и красивые у вас тут медсестры.

Раненый капитан махнул рукой и тихо сказал.

- Они везде красивые...

Кононов подмигнул левым глазом капитану и с усмешкой произнес.

- Если бы не война, приказал бы я тебе женится вот на такой красавице и нарожать детишек с десяток.

Капитан кивнул головой, и ответил с сарказмом.

- В ваш п приказ ясен... разрешите преступить немедленно?

Полковник громко засмеялся, похлопал раненого по плечу, и громко произнес.

- Алексей да ты ни как симулируешь? Ты же в полном порядке...

Капитан улыбаясь закивал головой...

- Д… да я ээтим из особого от отдела т тоже г говорю, что что со мной полный ажур, а они м меня ччуть не насильно в лазарет оформили, заикание пройдет после обеда, у меня всегда так после контузии.

Полковник серьезно посмотрел на Алексея, и тихо спросил.

- Тяжело вчера было? Опять пришлось одному возвращаться?

Лицо капитана в тот же миг стало серьезным, он опустил глаза в низ и кивнул головой.

Полковник спокойным голосом спросил.

- Засада, или сами напоролись?

Капитан, не поднимая глаз произнес.

- пять ч человек потеряли сразу, не доходя д до позиций... снайперы потрудились...

когда позиции и укрепления были разведаны, на обратном пути на засаду нарвались. Там и остальных оставил.

Полковник трагически посмотрел в глаза Алексея и тихо задал вопрос.

- Самому то как удалось из такой мясорубки вернутся? ..

Алексей прищурил левый глаз, и уверенно ответил.

Как обычно, чудом...

Днем ранее. 27 января. Пригород города Глейвиц.

Из-за снежных сугробов короткими перебежками, пронеслись поочередно две тени, у большого камня прижавшись к земле располагался Алексей и внимательно осматривал окрестности небольшой фермы в оптический прицел винтовки. К нему подскочили двое в белых маскировочных халатах и легли рядом. Один с нетерпением произнес.

- Ну что капитан, вроде основные заслоны проскочили, тут до наших позиций то рукой подать.

Алексей, не отрываясь от прицела шепотом произнес.

- Не нравится мне это хозяйство, уж больно тихо все кругом, и как-то все подозрительно разбросанно, хозяев не видно, дыма из трубы нет, а запах стоит стойкий, будто недавно погасили.

Разведчик устало посмотрел на капитана, и прошептал.

- Эдак мы до победы добираться будем.

После чего гуськом последовал в сторону дома. Капитан, сжав зубы нервно произнес.

- Стоять старшина...

В ту же секунду со стороны лошадиного загона прогремела пулеметная очередь, старшину откинула на несколько метров и почти вбило в снежный сугроб, обильно украсив белый маскхалат ярко алыми пятнами крови.

Алексей почти синхронно с выстрелами встал на одно колено и выстрелил в сторону пулеметного гнезда со словами.

- В бога душу мать, в сене залегли суки.

Второй боец нервно стал стрелять из "ППШ" в сторону дома, откуда показалась цепь из немецких карателей. И отходя громко крикнул.

- Товарищ капитан, да их тут видимо не видимо, ждали они нас Алексей...

Капитан, не отрываясь от прицела, стрелял как в тире по движущим мишеням, при этом почти бегом на полусогнутых ногах отступал в сторону леса. Боец, поливая свинцом вражеские силуэты, в какой-то момент остановился и упал на колени, капитан бросился к нему, со словами.

- Ранен Леонид? Куда?

Боец, придерживая одной рукой низ живота откуда большими каплями сочилась кровь, хрипло произнес.

- Все в порядке Алексей.

Алексей нервно тряхнул головой, шепотом проговорил - б-ть... схватил Леонида за капюшон и бегом в полусогнутом состоянии потащил того за большой холм.

Забежав за холм, Алексей отдышался, вставил новую обойму в винтовку, и тихо спросил товарища.

- Как себя чувствуешь?

Леонид, немного съежившись, и что есть силы зажимая рукой рану ответил.

- Порядок, жить буду еще минут десять...

Алексей протер лицо снегом и стал тихо говорить.

- Значит так, к лесу отходить смысла нет, я отсюда вижу, что там нас ждут, тут их не меньше роты, они нас суки ждали с ночи, догадались гады что не всех положили, когда мы линию фронта переходили. Я думаю, что ты еще поживешь, патроны есть?

Леонид уверенно кивнул головой

- Да четыре диска, пистолет с двумя обоймами и две противотанковые гранаты.

Алексей, вытаскивая из рюкзака гранаты уверенно сказал.

- Возьми мои 4 гранаты, а штык нож свой мне дай, я перекатами пойду в перед, постараюсь обойти пулеметное гнездо, и занять круговую оборону, если мне удастся захватить пулемет, я поддержу тебя с тыла, а ты бросай гранаты как можно дальше, туман усиливается, глядишь и проскочу.

Алексей деловито упаковал винтовку в белый чехол и закинул её за спину, после чего достал из-за пояса два пистолета "ТТ" и как бы прощаясь посмотрел на товарища.

Леонид смахнул с лица слезу, утерся и хриплым шепотом сказал.

- Ты проскачи Алексей, обязательно проскачи, доложи данные, и расскажи там про нас...

Алексей кивнул головой и накинул белый капюшон, Леонид сразу повернулся, и начал стрелять короткими очередями. Алексей комом покатился в сторону.

Откатившись на метров 200, капитан внимательно осмотрелся в узкую щель капюшона.

С боку виднелись вражеские силуэты, с тыла со стороны леса в спину Леонида шла еще одна цепь карателей, в маскировочных халатах, за фермой, плотным кольцом виднелись хорошо укрепленные три пулеметных расчеты. Алексей сжал зубы и подумал про себя.

- Охотники мать вашу, на троих двумя сотням выступили...

После чего подобно змее пополз к лошадиному загону.

Подползая ближе, Алексей услышал немецкую речь, двое парней возле хорошо замаскированного пулемета, сожалели о погибшем товарище, "Бедный Ульрик, а ведь ему не было еще и 20, как же жаль его беременную невесту и старушку мать".

Капитан одним броском кинулся в яму и в полете засадил одновременно ножи по самую их рукоятку обоим врагам в их вражеские сердца...

Тупой звук удара усилил звон касок, который прогремел глухим набатом от падающих не друг друга тел противника. Алексей присел на корточки снял с убитого каску, и быстро надел ее на голову. После чего озираясь высунул голову из ямы.

Из-за дома послышалась немецкая речь, полноватый пожилой мужчина с автоматом на перевес и котелком в руках шел в сторону Алексея и громко кричал "Юван, Хенкель, у вас все в порядке? С русскими скоро будет покончено, Фрэд сказал, что их было не меньше сорока" Алексей, одним движением расчехлил саперную лопатку и метнул ее в толстяка со словами - лови...

Лезвие лопатки буквально срезало голову бедолаге, которая отлетела на несколько метров, тело по инерции сделав несколько шагов, рухнуло как графин вина, из которого полилась бордовая кровь.

Алексей на несколько мгновений присел на дно окопа, протер ладонями глаза, достал винтовку, и медленно приподнимаясь стал разглядывать в оптический прицел пулеметные расчеты.

Мысли в голове смешались, позади слышались выстрелы, пытаясь разобраться, он попробовал полностью успокоится и взять ситуацию под контроль как это случалось с ним уже много, много раз.

- Нельзя паниковать и делать резких движений, чуть замешкаешься или поспешишь, и ты труп, и все... конец, смерть... не бытие... вечность во мраке... командование не получит донесения разведки, и сотни, а то и тысячи парней не вернутся домой...

Алексей, прислушался к биению своего сердца, в прицеле он видел лица фашистов, кто-то из них был не брит, кто-то был так молод что щетину невозможно было разглядеть даже в оптический прицел, кто-то был с явного похмелья...

- И так что мы имеем? Три пулеметных расчета, на расстояние примерно ста пятидесяти метров, за каждым из них по два солдата... арифметика проста... Леонид до сих пор ведет бой, так что время пока есть, живым брать будут, но Леня не из таких, подорвется, как пить дать подорвется...

Алексей взял в прицел первого врага, нежно провел щекой по лакированному прикладу винтовки, поцеловал его и тихо произнес.

- Ну Светка твой выход, не подведи родная...

Два выстрела прозвучали один за другим... первый расчет готов, Алексей перевел прицел ко второму расчету, где что-то заподозривший солдат внимательно посмотрел в сторону первого пулеметного гнезда, но тут же голова его откинулась назад, второй боец второго расчета кинувшись к пулемету тут же застыл от пули, которая пронзила его правый глаз с расстояния чуть более 100 метров. Третий пулемет застрочил что есть силы, пули ложились в стороне от Алексея.

- значит не прокачали? Паника? Вот это мне и нужно...

Алексей уверенно навел прицел на солдата подающего лету, тот наспех поправлял каску, которая слезла ему на глаза, и всадил пулю тому ровно в лоб, в след за ним отлетел и второй,

Алексей видел брызги крови, которые обильно разлетались на белоснежный снег оставляя после себя пустынную тишину... на секунду в ушах раздался мерзкий звон, который случался у него от многочисленных контузий, он зажмурил глаза сглотнул слюну и тихо прохрипел... мм Леонид.

В стороне еще шел бой, треск от коротких очередей, сменился взрывом гранаты...

- Ну что братишка патроны кончились? Ничего у тебя еще пять гранат в запасе.

Алексей посмотрел в прицел... поле как на ладони, за пятьсот метров отчетливо видны маленькие фигуры врага, которые так четно пытаются обложить раненого Леонида...

Не мешкая ни секунды, он развернул пулемет, удобно приложился к прикладу, поднял ленту и сжав зубы открыл прицельный огонь по врагу.

Фигуры фашистов, не ожидая огня с тыла падали как подкошенные корчась от боли в предсмертной агонии... Алексей уверенно резал пулеметными очередями неприятеля, с криком...

- Ну что суки, обложили Леньку...

С разных концов застрочили автоматные очереди, пули летели градом звонко, отбивая дробь по касательной о бревна лошадиного загона, белое поле ожило, мелкие фигуры в белых маскхалатах то и дело выскакивали то тут, то там.

- Да сколько же вас гадов??

Алексей попытался повернуть ствол пулемета в сторону скопления немцев, как вдруг пуля угодила ему в кисть, он упал на дно окопа, через мгновение над головой прогремел сильный, взрыв который оглушил его. Алексей на мгновение зажмурился, и издал тихий стон, в ушах послышался сильный гул дьявольского органа.

Превозмогая дикую головную боль Алексей достал бинт из нательного кармана, и начал перебинтовывать свою рану, помогая при этом зубами, лихорадочные мысли не давали покоя.

- До немцев метров 300-400, бегом не пойдут побоятся, проползти такое расстояние можно за минуты 3-4, значит у меня еще в запасе есть время.

Схватившись за цевье винтовки, он выкинул ее в сторону, после чего поднял труп худощавого паренька в белом маскхалате и что есть силы швырнул его из окопа, свист одиночной пули угодил в падающий труп немецкого солдата.

- Снайпер, уверенно прошептал Алексей, снимая с ремня убитого немца две противопехотные гранаты. Вдохнув по глубже капитан со всей силы швырнул одну за другой обе гранаты в сторону от куда был произведен выстрел, после первого взрыва он пружиной выпрыгнул из окопа подхватил винтовку и плавно пополз за дом. Пули градом обрушились на его недавний окоп, непрерывно тарабаня о дуло немецкого пулемета. Обходя дом с другой стороны он бережно подобрал свою саперную лопатку, вытер следы крови о снег и закинул ее в вещмешок.

С боку было видно, как небольшая группа немцев прицельно обстреливала его недавнею позицию. Сохраняя спокойствие Алексей нежно протер оптический прицел винтовки, и тихо приложил его к глазу.

В прицеле, отчетливо было видно, как немецкие штурмовики, тщательно обкладывали холм, за котором укрепился Леонид, Алексей взял в прицел офицера, и приготовился к стрельбе, как вдруг из-за холма показалась фигура Леонида, тот вышел с поднятыми руками и от бессилия упал на одно колено.

Алексей зажмурил глаза, тряхнул головой, после чего внимательно вгляделся и перевел центр прицела на окровавленное лицо товарища. Группа немецких штурмовиков молнией направилась на встречу Леониду, что-то крича и махая руками.

Алексей сглотнул слюну и приготовился стрелять в Леонида, как вдруг прогремел взрыв такой силы, что земля в радиусе на несколько сот метров колыхнулась, фонтан из снега и грязи поднялся до небес, образовав искусственную метель, которая заслонила собой все снежное поле.

Откатываясь в сторону, Алексей думал о товарище:

- Все правильно Леонид Демидов, обе противотанковые гранаты оставил себе, молодец, нет ты не погиб ты стал кирпичом той мостовой, которая ведет нас к победе.

28 января 1945 года. город Глейвиц Германия военный госпиталь.

Алексей спокойно рассказывал, о вчерашнем бое, полковник внимательно смотрел в глаза капитана, и задавал вопросы.

- Ну а выйти тебе как удалось из этого котла?

- После того как Лёня подорвался, немцы немного оторопели, туман усилился, я откатился в сторону, достал пистолеты, обошел их внешнее охранение, на опушке прорвал кольцо убив троих солдат, и ползком ушел вглубь леса.

- На линии фронта были стычки?

- линию фронта прошел без прямого столкновения с противником.

Полковник, с мраморным лицом смотрел на Алексея, и все больше удивлялся внутренней силе этого ничем не приметного на первый взгляд паренька.

Алексей смотрел в никуда, вспоминая лица погибших товарищей, полковник, деловито потирая ладони, встал со стула, поправил ремень и тихо сказал.

- Вот что Алексей, тебя майор из особого отдела хочет видеть, прошу в 14.00 прибыть в расположение штаба, новую форму передам через посыльного.

Алексей кивнул головой, встал с кровати и уверенно ответил.

- Слушаюсь в 14.00 прибыть в расположение штаба.

Полковник широко улыбнулся обнял капитана и по-дружески сказал.

- Молодец Леша, третий год тебя знаю и все не перестаю удивляться.

На выходе из госпиталя, полковник посмотрел на небо, туман усиливал дым недавних пожарищ, солнце белым пятном еле проглядывалось сквозь зимний мрак войны, и ужаса. Не произвольно полковник мотнул головой и тихо почти про себя произнес

- и все же солнце светит...

Уверенным шагом Кононов направился в штаб армии, сзади девичий голос окликнул его.

- Товарищ полковник, Аркадий Петрович, разрешите обратится?

Полковник нехотя повернулся, после чего улыбнулся и ответил.

- А это ты боец Фролова, ну обратись, что у тебя?

Девушка, стеснительно переминаясь с ноги на ногу тихо проговорила.

- Вы не поможете мне перевестись из сан. части, в стрелковую часть? У меня опыт есть, из меня получится хороший снайпер.

Полковник усмехнулся, и спокойно ответил.

- Знаешь, что, боец Фролова, идем ка сейчас со мной, я через тебя передам вещи для капитана, поможешь ему собраться, а я так и быть по ходатайствую о твоем переводе.

Девушка застыла на мгновение в счастливом восторге, после чего радостно спросила.

- Для капитана Саблина?

Полковник, заметив девичий восторг широко улыбнулся.

- Для него самого, он сегодня должен быть с иголочки, как героический персонаж с агит. плаката.

Ровно через 30 минут, Фролова вбежала в палату и радостно обратилась к капитану.

- Алексей Серафимович, мне было поручено передать вам вещи, и проследить чтобы вы выглядели как герой с агит-плаката.

Алексей, который спокойно сидел за столом еще с несколькими ранеными солдатами, в недоумении посмотрел на миловидную юную медсестру, и переспросил.

- Как кто?? ты ты что с сестра, перетрудилась что ли?

Сидящие за столом соратники, переглянулись, и чинно начали выходить из палаты.

Фролова смущенно посмотрела на Алексея, и тихо ответила.

- Товарищ капитан, разрешите вам помочь одеться у вас же ранение, и контузия.

Алексей встал со стула разжал забинтованную кисть и спокойно сказал.

- Кости целы, жить буду, а на счет контузии, так у меня их столько было что мой организм уже на них не обращает никакого внимания.

Медсестра улыбнулась, опустив голову и тихо сказала.

- Я знаю, что вы герой Алексей Серафимович, а много вы фашистов убили?

Алексей немного съежился от стеснения заметив с каким восхищением смотрит на него медсестра, мотнул головой и спокойно ответил.

- Да не знаю я, как-то в голову даже не приходило считать эту нечисть.

Медсестра звонко засмеялась, и не произвольно сказала.

- А я вас себе таким и представляла, отчаянно смелым, и безумно красивым.

После этих слов медсестра прикрыла рот ладошкой, сильно покраснела и тихо прошептала.

- Простите товарищ капитан, я не то хотела сказать.

Алексей немного оторопел, сглотнул слюну, посмотрел на девушку широко раскрыв глаза, после чего протянул ей руку и спокойно сказал.

- Меня Алексеем зовут, для друзей просто Леша.

Медсестра бочком приблизилась к нему, не смело попыталась обхватить его свинцовую кисть, слегка присела и тихо ответила.

- А меня Мария, можно Маша.

Алексей почувствовал на своей грубой шершавой ладони, тепло от маленькой нежной ручки этого прекрасного юного создания, он смотрел в ее синие глаза и чувствовал, как прилив чувств медленно наполнял его опустошенное сердце, которое за четыре года войны успело изрядно атрофироваться.

Маша не могла оторвать глаз от своего героя, который так часто приходил к ней по ночам в ее девичьих снах.

В палату, прихрамывая зашел постоялец, и извиняясь про шепелявил.

- Извините молодежь, я ненадолго, папиросы вот только прихвачу и на воздух.

После этих слов хромой пошарил в своем вещь мешке и быстро удалился.

Мария отдернула ладошку и виновата отвернулась от Алексея.

Алексей вздохнул полной грудью, косолапо повернулся в сторону, почесал затылок, и спокойным голосом спросил.

- Ну что Мария давай форму, а то мне через час выступать.

Мария закивала головой.

- Да конечно, вот ваша одежда, даже сапоги новые выписали, ценят вас Алексей Серафимович.

Алексей будто невзначай заикаясь ответил.

- Можешь называть меня Лешей.

После чего взял чистую нательную рубаху, и стал снимать больничную пижаму.

Мария прикрыла рот обеими руками и издала возглас.

Алексей в недоумении повернулся и с тревогой спросил.

- Что с тобой?

Мария смотрела на тело Алексея, на котором в буквальном смысле не было живого места от многочисленных ранений.

Алексей, едва поняв в чем дело, усмехнулся и спокойно проговорил.

- А, это ты из-за ранений? Этого добра хватает...

Мария приблизилась, провела рукой по плечу Алексея, на котором виднелись бордовые зажившие шрамы, и тихо проговорила.

- Где это тебя так?

Алексей деловито повернулся, посмотрел на плечо и со знанием дела стал рассказывать.

- Это память от Югославской операции, офицер "СС" из огнемета сжечь пытался, вовремя отскочить успел.

Потом повернулся другим боком.

- А это пулевые ранения при форсировании Днепра, спину шрапнелью посекло уже на западной Украине, на шеи раны свежие при освобождении Варшавы достались.

Мария тревожно разглядывала шрамы Алексея, потом перевела взгляд на его светло карие глаза, положила руки ему на плечи и потянулась к его губам.

Алексей, не ожидая такого от юной девушки, слегка отшатнулся после чего поднял Марию на руки, и начал жадно целовать ее девичьи губы.

Через двадцать минут они лежали обнаженные на больничной койке.

Мария поцеловала Алексея в шею и тихо прошептала.

- Ты не подумай ничего дурного, ты первый у меня, я, как только тебя увидела сразу поняла, что ты мой.

Алексей сел на койку, зачесал волосы и спокойно спросил.

- Что же во мне такого? Весь изрезанный, прострелянный, вся голова седая...

Мария приподнялась с койки обняла его за плечо и тихо прошептала на ухо.

- Ты самый лучший в мире для меня...

За ширмой послышались какие-то шевеления.

Мария быстро встала с койки и суетливо стала одевать больничный халат, Алексей достал выглаженную одежду и ровно через минуту, уже застегивал верхнею пуговицу, на офицерском кителе.

Один из постояльцев который только что вошел в палату, тихо присвистнул и с нескрываемым восторгом сказа.

- Ого, разведка, да ты у нас кавалер, три ордена красной звезды, полный бант славы, орден Ленина...

Алексей деловито прошелся по палате, подошел к Марии, которая скромно стояла, держа в руках его фуражку, поцеловал ее в щеку, и тихо сказал.

- Я скоро вернусь.

Ровно в 14.00 Алексей вошел в расположение штаба, где за столом уверенно сидел майор особого отдела и внимательно изучал какие-то бумаги.

Алексей вытянулся в струну, отдал честь и растягивая каждое слово, стараясь скрыть заикание сказал.

- Здравия желаю, товарищ майор особого отдела, капитан Саблин по вашему приказанию прибыл.

Майор явно оценивающе посмотрел на Алексея. Алексей внимательно посмотрел в суровые черные глаза майора и подумал про себя "майор то явно незаурядный штабист, его впалые морщинистые щеки, и этот взгляд по верх головы, так обычно смотрят застрельщики, либо бывалые снайпера, и какое-то дурацкое чувство что кто-то стоит позади меня, так и хочется повернутся и пристрелить этого смотрителя."

После небольшой паузы майор попытался улыбнутся, улыбка больше походила на гримасу палача, он встал со стула и осипшим голосом сказал.

- Здравие желаю товарищ капитан, зовут меня Валерий Юрьевич Прокопенко, прошу садиться сейчас с вами будет производится допрос, да-да, вы не ослышались, именно допрос.

Алексей с трудом выговаривая слова и отводя лицо в сторону задал вопрос.

- Разрешите спросить, зачем?

Майор встал со стула и уверенным голосом начал говорить.

- Не разрешаю! И так, что мы имеем? А имеем мы бессмертного разведчика, героя, у которого больше сотни прыжков в тыл врага, и еще больше ходок за линию фронта, из которых он иногда возвращался почему-то один? потеряв весь свой личный состав... но с донесениями.

Для Алексея, такие допросы после каждого возвращения были привычным делом, он ехидно усмехнулся и заикаясь ответил.

- Валерий Юрьевич, вы сами сказали, что иногда приходилось одному возвращаться, но всегда с донесением разведки, что является самым важным принципом в нашем деле. И стоит обратить внимание на небольшую деталь, что возвращался я каждый раз полумертвым, часто случалось, что, доползая до наших позиций я терял сознания от потери крови, или контузии.

Майор ехидно пропел.

- Ну я же говорю, что ты "бессмертный", с сорок первого по сорок третий дослужился до капитана, за потерю важного языка был разжалован и отправлен в штрафбат, через месяц был восстановлен в звании и представлен к ордену красной звезды, в сорок четвертом опять та же ситуация, и опять штрафбат, но и тут наш бессмертный капитан через полтора месяца полностью искупает вину восстанавливается в звании и получает орден Ленина за проявленное мужество в бою, чудеса, да и только...

Алексей в недоумении посмотрел на майора и задал вопрос в лоб.

- Не пойму я что-то, вы меня обвиняете в том, что я до сих пор жив?

Майор усмехнулся и спокойно ответил.

- Да нет, в том, что ты до сих пор жив есть логическое объяснение.

Алексей нахмурил брови и спросил.

- И какое же?!

Майор, не обращая никакого внимания на Алексея, открыл увесистую папку, и как школьный учитель стал говорить.

- Давай ка дорогой друг, пройдемся по твоей биографии.

Алексей уверенно ответил.

- А что в моей биографии не так?

Майор приподнял ладонь и спокойно сказал.

- Начнем все по порядку, и так Алексей Саблин 1919 года рождения. Отец Серафим Саблин, родился 1891 году в семье казачьего атамана, участвовал в первой мировой войне в составе царской армии, награжден тремя георгиевскими крестами, в 1919 году примкнул к рабочей крестьянской красной армии, в 1921 году погиб при подавлении Кронштадтского восстания, в должности командира штурмового отряда. Мать Софья Саблина, родилась 1898 году в семье служащего городской управы, работала учителем немецкого языка умерла 1933 году от чахотки.

Майор Прокопенко с подозрением посмотрел на Алексея и хрипло добавил.

- Ты ничего не хочешь мне сказать?

Алексей одобрительно кивнул головой и спокойно сказал.

- Ну все верно, и про мать, и про отца.

Майор резко повернулся, и начал говорить.

- Скажи капитан, откуда у тебя такой чистый немецкий язык, учителя из разведшколы и немецкие коммунисты подтвердили, что произношение у тебя как у настоящего немца.

Алексей удивленно посмотрел на майора, раскинул руки и уверенно ответил.

- С детских лет мы с мамой разговаривали на немецком языке, она объясняла это тем что ей как учителю была необходима практика языка, да и дед мой жил не далеко от немецких поселений.

Майор нервно передернул скулу, и с ехидной ухмылкой обвинительным тоном продолжил.

- А если чисто теоретически предположить, что, твое долгожительство и одиночные возвращения объясняются тем что ты глубоко законспирированный диверсант?!

Алексей поменялся в лице, привстал с места и долго не мог произнести первое слово, но наконец с большими усилиями ему это удалось.

- Что ты сказал?

Майор Прокопенко резко встал со стула, и уверенно ответил.

- Сядь Саблин! Твое дело просто пестрит показаниями сослуживцев о твоем неимоверном везении. Из показания майора Бориса Загубина: 1942 год, деревня "майская", группа разведки была обнаружена отрядом карателей, лейтенант Саблин с двумя пистолетами системы "ТТ" выпрыгнул на линию огня и уворачиваясь от пуль убил восемь автоматчиков с расстояния 25 шагов.

Или вот еще интересный момент 1943 год, Полтавская область, деревня ставки, из показания сержанта Дзюбы: группа разведки, при попытке взять языка обнаружила себя раньше времени, немецкий майор выхватил пистолет и открыл огонь, Капитан Саблин встал во весь рост и уверенно пошел на майора, немец стрелял в упор с расстояния десяти шагов, но нам казалось что пули облетали Саблина стороной, после того как немец расстрелял всю обойму капитан спокойно подошел к нему и ударом кулака привел того в бессознательное состояние.

Капитан хмыкнул, и с усмешкой ответил.

- Валерий Юрьевич вы хотите сказать, что те восемь автоматчиков специально дали себя убить? Или тот немецкий майор добровольно сдался чтобы обеспечить мне орден?

Прокопенко сделал несколько шагов и оживленно ответил.

- Ну допустим, в автоматчиков ты мог стрелять холостыми патронами, а майора того нам "Абвер" мог специально подкину с "дезинформацией".

Алексей сидя на стуле повернулся к майору, и нервно выкрикнул.

- Да ты в своем уме? Немец тот был штабист, и его дознание было результативным, мне за него орден красной звезды вручал сам командующий армией Рокоссовский.

Майор Прокопенко нервно повернулся и почти истерично задал вопрос.

- Хорошо, ну как ты объяснишь то что пули тебя облетали стороной в обоих эпизодах? Ты что пуле не пробиваемый?

Алексей выставил ладонь, и вопрошая ответил.

- Я не могу этого объяснить, просто чувствую куда будет произведен выстрел и уклоняюсь от него. Это как в боксе или в сабельном бою, нужно смотреть не на кулак, а на предплечье, и когда оно напрягается можно понять куда будет нанесен удар.

Майор уселся на свое место серьезно посмотрел на Алексея, и спокойным тоном сказал.

- Интересная штука выходит, по-твоему все боксеры и кавалеристы так же, как и ты могут уклоняться от пуль?

Алексей пожал плечами и нехотя ответил.

- Не знаю я, меня с четырнадцати лет дед воспитывал, сабельному бою обучал, палкой машет поверх головы не успеешь увернутся получишь обухом в ухо, а еще даст в руки 2 ножа и ползком заставлял ползти, не помогая ногами, ножи в землю воткнешь и тянешь все тело, и так верст 10 по лесной дорожке, после таких кроссов жить не хочется, но зато я в нашей секции по боксу при заводе все призовые места взял, хотели даже в Москву направить.

Майор кивнул головой.

- Я читал в твоем личном деле, что ты занимался боксом, но пуля - это не кулак и даже не сабля.

Алексей устало отвел лицо в сторону, и спокойно сказал.

- Не знаю я, как это у меня получается, может талант особый, а может и чудом удается сработать на опережение.

Майор Прокопенко заметно покраснел, привстал со стула и приблизившись лицом к лицу Алексея надменно прошипел.

- А я не верю в такие чудеса, понимаешь меня Капитан? Не в е р ю!

Алексей сжал зубы злобно посмотрел на майора и нервно ответил.

- Ну и что мне теперь, обосраться что ли? Или самому застрелится? что бы тебя крысу штабную сомнения не терзали на мой счет.

Майор изо всех сил ударил ладонью по столу, потянулся к пистолету и сжав тонкие губы по змеиному осипшим голосом начал говорить.

- Слушай ты, вражье ухо, вот сейчас засажу в тебя всю обойму и посмотрю, как пули будут тебя щадить?!

Алексей с неимоверной быстротой схватил майора за воротник резко потянул того на себя и перехватив шею правой рукой прижал майора особого отдела лицом к столу.

Майор захрипел и нервно застучал, ладонями по столу, Алексей спокойно держал майора в железных тисках своей правой руки и заикаясь оправдывался.

- Ну подумайте сами товарищ майор, ну был бы я немецким диверсантом, да я бы вашу шейку куриную в два счета переломил.

В этот момент боковая дверь в комнату открылась и на пороге появился Человек среднего роста в форме генерал-майора НКВД.

Алексей быстро отпустил майора, поправил свой воротник и встал по стойке смирно.

Прокопенко, медленно отрывая лицо от стола выгнул спину и набирая воздух в прокуренные легкие издал хрип подобный последнему вздоху умирающего, после чего схватился двумя руками за горло и отходя в угол начал сильно кашлять.

Генерал, сурово посмотрел на Алексея, спокойно прошел к столу, громко захлопнул папку, и стальным голосом сказал.

- Ну что капитан? Все, трибунал!? Или вы считаете свое поведение нормой для офицера красной армии?

Алексей сквозь зубы проговорил.

- Ни как нет товарищ генерал-майор, не сдержался, готов понести наказание.

Генерал почти выкрикнул.

- Наказание?! Да за такие дела к стенке тебя, без всякого трибунала, возомнил понимаешь из себя героя! Тоже мне легенда советской разведки!

Алексей недовольно отвел лицо в сторону, и заикаясь выговорил.

- К стенке так к стенке, чего я там не видел.

Генерал усмехнулся, цокнул языком и с прищуром сказал.

- А ты хам капитан, ладно подожди за дверью и пригласи полковника Кононова к нам, будем решать, что с тобой делать.

Алексей отдал честь, показательно развернулся и парадным шагом вышел из кабинета. В приемной уже сидел полковник Кононов и еще несколько офицеров, увидев Алексея при параде полковник довольно встал со стула и с радостью спросил.

- Ну что Леша, можно поздравить тебя с внеочередным званием?

Алексей грустно вздохнул, снял фуражку, и тихо в пол голоса ответил.

- да куда уж там… трибуналом пахнет, к стенке грозят без суда и следствия.

Полковник с тревогой посмотрел на Алексея, и в недоумении задал вопрос.

- Как трибуналом? Ты в своем уме?

Алексей в непонимании качнул головой и в оправдание ответил

- Извините Аркадий Петрович, не сдержался.

Полковник сурово посмотрел на Алексея, и уверенно направился в кабинет.

Алексей сел на стул обхватил двумя руками голову и стал ждать.

Через пол часа дверь в кабинет открылась, и на пороге показался полковник Кононов. С трагическим выражением лица он не громко сказал.

- Капитан Саблин, войдите…

Алексей уверенно прошел в центр кабинета и вытянулся по стойке смирно.

За столом сидел генерал, с право от него находился майор Прокопенко, который все не как не мог угомонится и нервно отстаивал свою правоту.

- Поймите, товарищ генерал-майор, такое поведение офицера красной армии нельзя прощать не при каких обстоятельствах, это рукоприкладство на старшего по званию, да за невыполнение приказа расстрел на месте, а тут такое дело…

В разговор рьяно вступил полковник Кононов, и уверенно начал доказывать.

- Капитан еще не оправился после тяжелейшей контузии и ранения, и потом расстреливают за невыполнение боевого приказа, вы же его обвиняли в предательстве, и в шпионаже в пользу Германии, можно понять парня, не выдержал.

Генерал демонстративно встал из-за стола, и громко сказал.

- А должен был выдержать! Он не просто солдат, он разведчик! От его выдержки зависят жизни людей.

Прокопенко закинул ногу на ногу, закурил папиросу и с пафосом главнокомандующего сказал.

- Да что тут думать, расстрелять и дело с концом.

Генерал зло посмотрел на майора, и спокойно спросил.

- Расстрелять говорите? А на задание кого я пошлю? Майора заградительного отряда? Хорошо Валерий Юрьевич, расстрелять так расстрелять, только расстреливать его будете вы, с двадцати пяти шагов и полной обоймой, и если он сможет уклонится от пуль, будем считать инцидент исчерпанным, по рукам?

Майор надменно похлопал по кобуре, и с ехидством ответил.

- Я с пятидесяти шагов в человека попадаю, а уж с двадцати точно не промахнусь, от меня не увернется, так что ройте яму.

Капитан, не выдержал и заикаясь вставил слово.

Валерий Юрьевич, я ведь не спиной буду к вам стоять.

Полковник Кононов озабоченно обратился к генералу.

- Я категорически возражаю товарищ генерал-лейтенант, капитан Саблин ранен.

Генерал поднял руку и спокойно ответил.

- Вы отдаете себе отчет в том, что совершил ваш подопечный? Я и так сделал все что в моих силах, только из личного уважения к вам.

Полковник тяжело вздохнул, уважительно кивнул головой и отдал честь.

Через пол часа, Майор НКВД Прокопенко красовался с новым пистолетом "ТТ", в открытом поле. Сжимая папиросу в зубах и широко улыбаясь, всем своим видом он демонстрировал торжество правосудия.

Промерзлая земля темными пятнами мелькала среди серых заснеженных сопок.

Кононов с Алексеем стояли сзади, и угрюмо смотрели на майора. Полковник с какой-то обидой в глазах, посмотрел на Алексея и спокойно спросил.

- Ну как ты Леша?

Алексей, поправляя ремень на полевом комбинезоне, попрыгал на месте и спокойно ответил.

- Как обычно, перед смертью.

Полковник усмехнулся и недовольно произнес.

- Вот же сука этот Прокопенко, впился как скорпион, ну ты Леша не оплошай, а то уж очень обидно будет, через столько пройти и в конце пулю получить от своих, за которых жизни не щадил.

Алексей с удивлением посмотрел на полковника, и с улыбкой спросил.

- А ты Аркадий Петрович раньше времени ни хорони, да сплюнь и растери, жизнь я не щадил за Родину, а ни за этого застрельщика. Через десять минут в госпиталь пойдем, познакомлю тебя со своей избранницей.

Полковник с грустью выдохнул

- Хорошо бы…

"виллис" тихо притормозил возле стоящих офицеров, из него быстро вышел Генерал-майор, его шинель была распахнута настежь, уверенно голосом он обратился к собравшимся.

- Ну что, товарищи, место вроде подходящее, сейчас у нас 15.45, скоро совсем стемнеет, так что приступим безотлагательно. И так майор, отойдите вон к тому дереву, и встаньте на изготовку, вы капитан, пройдите к сопке примерно за двадцать пять шагов, по сигналу начнем.

Алексей поднял руку, и уверено спросил.

- Разрешите взять с собой саперную лопатку?

Генерал посмотрел на майора Прокопенко и махнув рукой ответил

- Разрешаю.

Алексей быстро достал из вещь-мешка лопатку, и всунув ее в сапог быстрым шагом направился к сопке.

Майор, показательно целясь в Алексея, крикнул

- Ну что разведка, прощай?

Алексей обосновался у назначенного места, и сквозь зубы выкрикнул в ответ.

- До свидания.

Генерал, не обращая внимание на перепалку, замерил время на секундомере, поднял в верх руку, и крикнул – Начали.

Выстрел противным эхом разнесся по открытому полю.

Алексей сделал шаг в перед и отвел плечи и голову в сторону, после второго выстрела, он кошачьим прыжком отскочил в лево и присел на полусогнутых ногах. Почти гимнастическим пируэтом в воздухе он ушел от третьего выстрела, достал лопатку из сапога, и бегом побежал на майора.

Майор НКВД в плотную прислонился к дереву, и в панике начал палить в Алексея. Алексей бежал на него что есть силы, оскалив зубы и сжимая лопатку в правой руке. Каким-то неимоверным зигзагом и непонятными телодвижениями ему удавалось ускользать почти от неминуемого попадания пули.

Со стороны могло показаться что человек куда-то очень спешит, но не как не может выбрать правильную дорого, все его тело в диком танце двигалось одновременно с выстрелами.

Когда до майора осталось метров восемь, Алексей прислонил лопатку к плечу и последняя пуля по касательной угодила в полотно, рикошетом разбив фару генеральского "виллиса".

Когда все пули в обойме Прокопенко закончились, он машинально поднял обе руки и с ужасом посмотрел на грозно приближающегося Алексея, с заточенной лопаткой в руках. Алексей сделал кувырок и в полете метнул лопатку.

Лопата вонзилась в дерево, на несколько сантиметров выше фуражки майора НКВД.

Крупные капли пота покатились по вискам Прокопенко, он стоял без движений, и наблюдал за происходящим широко раскрыв глаза. Алексей не спеша подошел к майору, левой рукой вытащил лопатку из дерева, сурово посмотрел в испуганные глаза и уверенным голосом проговорил.

- Со свиданьицем, желаю здравствовать, товарищ майор особого отдела…

После чего развернулся и направился в сторону Генеральского авто. Ему на встречу подошел довольный Полковник Кононов, крепко обняв капитана он тихо произнес.

- Генерал от твоих пируэтов просто в восторге.

Генерал, стоял облокотившись о борт машины, улыбнувшись он протянул Саблину руку, и спокойным голосом сказал.

- Циркач вы капитан Саблин.

После чего с интересом посмотрел на саперную лопатку, которую Алексей держал в левой руке, и задал вопрос.

- Какая не обычная у вас лопата, явно, не армейская, секиру чем-то напоминает, дай те ка посмотрю.

Алексей, стоя по стойке смирно протянул лопатку Генералу и по-военному четко начал отвечать.

- Так точно товарищ генерал лейтенант, не армейская, мне ее мой дед выковал из булатной стали, в подарок на 16-летия.

Генерал внимательно посмотрел на лопатку, провел пальцем по заточенным краям и вдумчиво произнес.

- Мастеровитый дедушка у вас, а самое главное добрый…

Потом внимательно посмотрел на разбитую фару своего авто, и серьезно спросил.

- А если бы пуля рикошетом попала в кого не будь из нас?

Алексей с уверенностью ответил.

- Ни как нет товарищ Генерал, это был контролируемый рикошет, тем самым я хотел продемонстрировать умелое использование рикошетного огня.

Генерал усмехнулся и с удивлением ответил.

- А вы ко всем своим талантам еще и биллиардист, ну надо же, какой персонаж нам достался…

Полковник Кононов подмигнул Алексею, и широко улыбнулся. Генерал, спокойно обошел авто, и запрыгивая на заднее сидение обратился к Алексею.

- Капитан Саблин, жду вас ровно в 17.00 в штабе, попрошу не опаздывать.

Машина лихо тронулась с места, и укатила по проселочной дороге в сторону военной части.

Алексей посмотрел в след, и заикаясь сказал.

- Интересный Генерал, никогда не встречал таких спокойных "особистов".

Кононов посмотрел по сторонам, и в пол голоса начал говорить.

- Да ты что Леша, это же сам Судоплатов Павел Анатольевич, легенда советской разведки. Немцы целые фронты приостанавливали после его диверсионных работ. Да и кто кроме него дал бы добро на такие эксперименты?

Алексей посмотрел с удивлением на полковника Кононова и переспросил.

- Это и есть тот самый Судоплатов?

Полковник, кивая головой, ответил.

- Да, да Леша это он, я его с 38 года знаю, замечательный мужик. И весь сегодняшний цирк, ему был нужен для того чтобы воочию убедится твоим талантом ведения боя, я это понял тогда, когда увидел, как он тщательно по секундомеру высчитывал время между выстрелами. Чувствую, что тобой заинтересовались на самом верху, скорее всего какое-то очень важное задание предстоит тебе выполнить.

Ровно в 17.00 Алексей при полном параде, открыл дверь кабинета, и обратился к Судоплатову.

- Разрешите войти, товарищ генерал-майор?

Генерал уверенно ответил.

- Заходите капитан Саблин, прошу садится.

Алексей чинно прошел в кабинет и сел на против Генерала.

Судоплатов уверенным голом начал говорить.

- Скажу сразу, я прибыл сюда с поручением особой важности, на подготовку диверсионной группы нет времени, но я думаю, что вы нам в этом вопросе сможете сослужить службу.

Алексей, выслушал того, и с готовностью ответил.

- Пожалуйста расскажите о плане операции, и отведенном на него времени.

Генерал еще раз внимательно посмотрел в глаза Алексея, потом перевел взгляд на ордена и задумавшись стал говорить, как бы в некуда.

- Не спешите капитан, это не обычное задание, но от него зависит очень многое, именно поэтому прошу вас отнестись к нашему разговору очень серьезно.

Алексей немного удивленно посмотрел на Судоплатова, после чего закивал головой и пододвинулся к столу.

Генерал уверенно продолжил.

- И так, два дня назад неподалеку отсюда, при освобождении города Аушвиц, нашими разведчиками была захвачена лаборатория, по мимо полной документации, нами был обнаружен некий "сейф" по началу мы не предали ему особого значения, но после тщательного изучения документов, нам стало ясно, что сейф этот ни что иное как барокамера, для исцеления самых страшных ранений. Если объяснять вкратце, то раненый человеческий организм в нем распадается на молекулы, а потом восстанавливается уже в своем первозданном здоровом состоянии.

Алексей с удивлением переспросил.

- Неужели такое возможно? Скольких же людей можно будет спасти.

Генерал кивнул головой и продолжил.

- Именно! Так вот, создателя этого детища, зовут Герхард Миллер, ученный врач физик, был посажен в 36 году в тюрьму, за симпатию к коммунистической партии германии, в 38 году был освобожден, и работал в закрытых военных лабораториях. Из документов мы узнали, что над своей машиной, Миллер работал с 1923 года, но после 36 года машина не претерпела ни каких изменений, и все опыты, проводимые Миллером, заканчивались не удачами. Можно предположить, что ученный специально не дорабатывал ее чтобы ценнейшее открытие не попало в руки фашистам.

Алексей заикаясь высказал мнение.

- Так этого Миллера срочно нужно найти.

Судоплатов улыбнулся, хитро посмотрел на Алексея и спокойно ответил.

- Вы правы, его необходимо во чтобы то не стало вывести на советскую территорию, по данным разведки он и еще несколько ученных сейчас работают хирургами в тыловом госпитале примерно в 70 километрах от фронта, ваша задача, как можно скорее выкрасть эту голову, да так чтобы с нее не упал ни один волос.

Алексей встал со стула, и с готовностью ответил.

- Разрешите приступить немедленно?!

Генерал одобрительно кивнул, и спокойным голосом ответил.

- Не спешите Алексей Серафимович, на подготовку к операции не было времени поэтому давайте обсудим детали. И так, вы переходите границу, в форме немецкого летчика. Находите Миллера, передаете ему фотокарточку, и записку от его дочери Марты, которая в данный момент находится у нас, а дальше?

Алексей поджал губу, и спокойно стал рассуждать.

- А что дальше? усаживаю его в машину и везу в сторону фронта, где меня будет ждать разведгруппа.

Генерал, встал со стула, и начал ходить, излагая свои мысли.

- Ну допустим, а где вы возьмете машину? И что если Миллер поднимет шум?

Алексей посмотрел на увесистый кулак своей правой руки, и спокойно сказал.

- Да не станет он шума поднимать, если записка будет действительно написана рукой его дочери. А на счет авто, сейчас у немцев такая паника, что думаю особой мороки не будет.

Судоплатов уверенно ответил.

- Записка будет подлинной, его дочь Марта, работает фельдшером, в лагере для военнопленных с мая сорок третьего, попала к нам под Сталинградом.

А на счет автомобиля, идея не плохая. Вот возьмите золотые часы, думаю не один немец не откажется выменять их на транспортное средство.

Алексей с радостью ответил.

- Так это не задание, а прогулка получается.

Генерал серьезно посмотрел Алексею в глаза, и стальным голосом произнес.

- Вы понимаете кого вы должны перевести через линию фронта? Приказ о спасении Миллера поставлен самой ставкой. За успешное выполнение задания будете представлены к внеочередному званию, за провал операции…

Генерал посмотрел на Алексея, и после небольшой паузы продолжил.

- Об этом и речи быть не может…

Алексей немного съежился после чего ответил.

- Благодарю за оказанное доверие товарищ Генерал майор.

23.00 того же дня.

Алексей в лётной форме немецкого лейтенанта, спокойно шагал по разбитой дороге, вдоль огромной вражеской колонны, которая медленно продвигалась по направлению к фронту. Проходя пропускной пункт, он услышал громкий крик – Хайль! И щелчок автоматного затвора.

Лейтенант спокойно повернулся, вынул трубку со рта, и благожелательно улыбнувшись посмотрел на приближающихся к нему двух солдат вермахта, с огромной черной овчаркой.

Один из бойцов грубым голосом, прокричал.

- Полевая жандармерия, предъявить документы!

Второй солдат, навел на незнакомого лейтенанта автомат, и встал на изготовку.

Лейтенант спокойно достал документы, отдал их проверяющим, и как не в чем не бывало, продолжил курить трубку.

Проверяющий внимательно ознакомился с бумагами, после чего посмотрел на лейтенанта и нервно спросил.

- Вы не заблудились лейтенант?

Алексей, щурясь от света фонарика, спокойно ответил.

- Наш самолет приземлился сегодня утром, в Глейвиц на дозаправку, наступление русских было на столько стремительным, что охрана аэродрома не успела объявить тревогу, в результате чего аэродром и все находящиеся самолеты в нем были уничтожены.

После этих слов лейтенант демонстративно показал перевязанную руку, и усмехнулся.

Жандарм вернул документы лейтенанту, и уже более благожелательно спросил того.

- Куда же вы направляетесь господин лейтенант, до ближайшего аэродрома почти 50 километров.

Лейтенант пожал плечами, и достав из кармана золотые карманные часы спокойно ответил.

- Не знаю капрал, у меня сильная контузия, не хотелось бы еще раз попасть под бомбы русских бомбардировщиков. Вы не могли бы помочь мне с транспортом? я в долгу не останусь.

Капрал с интересом посмотрел на часы в руках у лейтенанта, и нехотя стал говорить.

- Транспорт сейчас найти будет не просто, хотя вы знаете есть у меня отличный вестовой мотоцикл, думаю вам он будет очень кстати.

Лейтенант заметно обрадовался и передал карманные часы капралу.

Спустя несколько часов, Алексей, подходил к большому белому госпиталю, откуда то и дело выскакивали женщины в белых окровавленных халатах, и доносились нервные крики раненых бойцов вермахта. Алексей посмотрел на часы, после чего окинул взглядом трехэтажное здание и задумался. Не спеша подходя к проходной, он обратился к раненому бойцу, который сидел на крыльце и вдумчиво курил самокрутку.

- Здравствуй солдат, где у вас тут отделение хирургии?

Солдат подтянул накинутую шинель, выпрямился и четко ответил.

- В подвале господин лейтенант.

Лейтенант улыбнулся, похлопал по плечу рядового, и тихо спросил.

- Куда ранен солдат?

Рядовой благожелательно ответил.

В грудь, и плече, обе пули прошли на вылет, доктор сказал, что легкое не задето.

Лейтенант с тихим восторгом поджал губу и продолжил беседу.

- Счастливчик, не всем так везет, тебя, наверное, сам Миллер оперировал?

Рядовой с радостью ответил.

- Так точно, доктор Миллер, вы знакомы с ним?

Алексей провел краем трубки по волосам и прищурив глаз ответил.

- Наслышан о нем, раньше работал в Аушвице, многих ребят с того света вытащил, а где он сейчас не подскажешь?

Рядовой со знанием дела ответил.

Доктор Миллер с трех до семи утра отдыхает в своем кабинете.

Лейтенант посмотрел на наручные часы на которых было 03.05 и тяжело вздыхая спросил.

- А кабинет его тоже в подвале.

Рядовой уверенно сказал.

- Нет кабинет Миллера на третьем этаже в крайнем левом крыле, тупиковая дверь.

Алексей с неприкрытым укором, посмотрел на рядового.

- Вот видишь солдат, по ночам нужно спать, а ты тут стоишь на холоде, да еще и куришь.

Рядовой тяжело вздохнул

- Вы правы, господин лейтенант, но раны по ночам болят еще сильнее, неделя почти прошла, а боль не отпускает.

Алексей, кивнул головой и ответил.

- Понимаю, но советую тебе по больше лежать в кровати, иначе могут начаться осложнения.

Рядовой выкинул окурок, и отдав честь удалился внутрь.

Постояв еще немного на крыльце, Алексей снял куртку, повесил ее на плечо тем самым открыв перевязанную руку на показ.

Осмотревшись он не спеша зашел внутрь, и прихрамывая поднимаясь по лестнице на третий этаж, начал обдумывать дальнейший план действий.

На удивление, на последнем этаже было тихо, темный коридор, освещала одна керосиновая лампа. Алексей без труда нашел нужную дверь, вставил в нее отмычку, и отрыл замок. Пожилой мужчина в ночном полумраке, нервно вскочил с кровати, и почти крикнул.

- Ну кто тут еще? Я же оставил на замену двух молодых хирургов.

Алексей посветил фонариком в лицо врачу, и убедившись, что это Герхард Миллер спокойным голосом, ответил.

- Простите меня доктор Миллер, но я принес вам письмо, незнакомый мужчина просил доставить его вам лично в руки.

Старик, нервно зажег свечу, и вскрывая конверт начал говорить.

- Какое еще письмо, я сплю четыре часа в сутки, неужели вы полагаете что с таким распорядком я смогу хорошо делать свою работу.

Алексей опустил голову и стал спокойно ждать.

Миллер нащупал на столе очки, и пододвинувшись к свечке, начал читать.

Морщинистое лицо доктора стало медленно меняться, а из его больших почти белёсых глаз покатились слезы. Алексей заметил, как доктор, дочитав письмо до конца, с жадностью принялся перечитывать его заново, после чего умоляющим взглядом посмотрел на Алексея, и встав со стула спросил дрожащим голосом.

- Кто? Кто вам дал это письмо? Умоляю вас лейтенант ответьте мне.

Алексей не спеша подошел к доктору, взял его за локоть и тихо произнес.

- Доктор Герхард, письмо мне передал человек с того берега, вы готовы поехать со мной к нему?

Миллер внимательно посмотрел на Алексея, и одобрительно кивая головой ответил.

- В конверте была фотография и золотой кулон Марты, который я подарил, когда ей исполнилось 5 лет, значит вы точно не из гестапо.

Алексей откровенно усмехнулся и ответил.

- Доктор, я думаю вы разумный человек, неужели вы думаете, что в ситуации, когда германские войска бегут, оставляя ежедневно десятки километров, гестапо будет заниматься хирургом, который с честью выполняет свой врачебный долг?

Миллер схватил Алексея за плечи, и вопрошая стал говорить.

- Скажите мне правду, прошу вас, с моей доченькой хорошо обращаются? Нам с женой она сказала, что уезжает на учебу в Дрезден, спустя месяц мы узнали куда она уехала на самом деле, она у нас единственная, поздний ребенок понимаете?

И дня не проходит, чтобы я не проклинал себя за то-что не уделял ее воспитанию достаточно времени, будь проклята эта метрология, физика, медицина и все мои труды, дети вот что главное в жизни, жаль, что понимаешь это только тогда-когда они внезапно взрослеют.

Алексей успокаивающе погладил старика по плечу и спокойным голосом поддержал того.

- Не корите себя доктор, вы великий ученный, и я не сомневаюсь, что ваши труды достойно будут служить людям на протяжении многих лет. Очень скоро, вы увидите Марту, ей оказан достойный прием она работает в советском госпитале для военнопленных, и у нее все хорошо.

Доктор кивнул головой, и спокойно сказал.

- Марта написала мне в письме, что отношение к ней и всем военнопленным очень хорошее, а питание даже лучше, чем в регулярных частях вермахта.

Алексей с доверием посмотрел в глаза Миллера, и оживленно спросил.

- Доктор, ну что, вы согласны поехать со мной? Со своей стороны, я гарантирую, что относиться к вам будут как к выдающемуся ученному.

Доктор усмехнулся

- Конечно я поеду с вами, тут меня уже ничего не держит, жена погибла под англо-американскими бомбами, а за работу эту, как вы успели заметить, я не держусь. Вот только я где-то читал, что все ваши выдающееся ученные сидят в "шарагах" и творят там свои открытия.

Алексей спокойно ответил.

- Не верьте, Геббельс с армией своих лакеев очень хотели бы чтобы так и было, но это не правда.

Врач тихо засмеялся.

- Хотелось бы верить, но за Мартой я готов отправится даже в ад, хотя, глядя на сегодняшние реалии можно предположить, что мы находимся в самом его эпицентре.

Алексей улыбнулся и спокойно начал говорить.

- И так, доктор Миллер, ровно в 04.40 мы должны будем выйти из госпиталя, мой мотоцикл находится в километре отсюда, попрошу начать сборы немедленно, потому что, в 05.00 начнется бомбардировка окрестностей госпиталя.

Миллер с готовностью кивнул, и открыв дубовый шкаф начал переодеваться. После того как врач облачился в военный китель, он принялся с большой осторожностью доставать какие-то стеклянные колбы, и бережно укладывать их в походный рюкзак.

Алексей спокойно сказал.

- Доктор, ненужно брать с собой слишком много, нам предстоит не прогулка, а боевой марш-бросок через линию фронта.

Врач уверенно ответил.

- Молодой человек, каждый грамм, который находится в этом рюкзаке, не имеет цены, это годы моих трудов.

Алексей скрепя зубами согласился.

Обмотав лицо простиранными бинтами, Миллер посмотрел на Алексея и тихо спросил.

- Не думал увидеть себя, когда не будь в похожем наряде, ну как я вам?

Алексей кивнул головой и шепотом ответил.

- Очень хорошо, в этой шинели, вы отлично смотритесь, а с этой перевязкой вы выглядите как бывалый вояка.

Алексей присел на стул, и спокойно начал ждать, Миллер прохаживаясь тихой поступью, шепотом говорил.

- За многие годы, мне в первые так легко на сердце, ведь теперь я точно знаю, что дочь моя жива.

В 04.35, Два раненых солдата вышли в коридор третьего этажа, и не спеша направились на выход. В фае суетились молодые медсестры, перетаскивая носилки с ранеными солдатами, на крыльце курили бедолаги, пережившие недавнею ампутацию конечностей. Алексей шел позади Миллера держа увесистый рюкзак в правой руке, и стараясь внимательно оценивать его действия и движения.

Спустя 20 минут, в лесной роще Алексей, скидывая сосновые ветки с армейского "мотоцикла" тихим шепотом обратился к Миллеру.

- Ну вот господин Миллер, машина подана.

Миллер одним движением снял с лица, бинты уложил рюкзак в задний шкаф, и живо запрыгнул в люльку мотоцикла, после чего они не спеша тронулись с места.

Алексей ехал не торопясь, лесной дорогой, стараясь не навлекать на себя внимание. По встречной дороге то и дело, проезжали грузовые машины, мотоциклисты, повозки с ранеными, и просто пешие солдаты.

Зарево боев прифронтовой полосы, уже во всю освещала горизонт, Алексей строго посмотрел на доктора, и спокойно сказал.

- Полевая проверка неизбежна, поэтому держитесь спокойно, вы доктор, которого я везу на передовую для оказание срочной помощи высшему военному составу. Я раненый летчик, добровольно согласился доставить вас до прифронтового госпиталя.

Доктор уверенно кивнул головой.

Неожиданно из леса на дорогу выскочил автоматчик в полевом маскировочном плаще "СС", и с криком "– Штин!", преградил путь мотоциклу.

Алексей резко нажал на тормоза, и мотоцикл остановился в метре от автоматчика. Миллер не произвольно встал с места, и громко крикнул.

- В чем дело солдат!?

Немецкий боец, направив автомат на водителя нервно крикнул.

- Прифронтовое охранение, выйти из машины, и приготовиться к досмотру.

Алексей выставил ладони вперед и спокойно ответил.

- Не кричите рядовой, мои документы и распоряжение на доставку хирурга на передовую, у меня в левом кармане, если вы позволите я вам их охотно покажу.

Боец быстро кивнул головой. Алексей плавно засунул руку в карман куртки и достав оттуда документы медленно передал их солдату, тот нервно крикнул куда-то в даль.

- Господин майор, тут какие-то непонятные люди, у них письмо с предписанием от полковника Геха Штольца.

Из леса выскочила группа из четырех человек во главе с майором, и бегом на полусогнутых ногах проследовала к машине.

Майор, отдав честь, быстро взял документы в руки, и внимательно начал их изучать, после чего резко щелкнул затвором автомата, и направив его на Алексея с остервенением закричал.

- Полковник Штольц был расстрелян вчера, нашей группой за позорное бегство с поле боя, а ваша телефонограмма датирована сегодняшним числом! По закону военного времени я имею полное право расстрелять вас на месте как вражеских диверсантов!

Алексей усмехнулся и спокойно ответил.

- Господин майор, в документах четко прописано, что мы едем с госпиталя "острава", который расположен за 60 километров отсюда, вполне возможно, что полковник отдал приказ вчера о доставке опытного хирурга на передовую, а телефонограмма запоздала.

Майор нервно выкрикнул.

- Предположим, что телефонограмма запоздала, но почему вы, лейтенант "люфт-ваффе" сейчас исполняете функции водителя, вместо того чтобы находится в воздухе и защищать нашу землю?!

Доктор уверенно вступился за Алексея.

- Майор, этот молодой летчик, находился в нашем госпитале после тяжелого ранения, когда пришла телефонограмма он добровольно согласился сопроводить меня до передовой, поскольку я не умею водить мотоцикл.

Алексей спокойно достал пачку папирос, и с удовольствием закурив, спокойно наблюдал за майором.

Тот не как не хотел отпускать задержанных, и продолжал бессмысленно кричать.

- Линия фронта стремительно приближается, и сейчас даже я не знаю, где она, а тридцать седьмой штурмовой полк куда вам предписано явиться уничтожен еще вчера, за что и был расстрелян полковник Штольц. Русская артиллерия грохочет без перерыва, десять минут назад от осколка погиб наш связной, вы просто не доедите до фронта.

Алексей, не подавая виду, внимательно осматривал близлежащие кусты, и спокойно думал.

В лесу с права хорошо скрыт пулемет, с лева в глубине леса на дереве сидит снайпер, так что дергаться мне сейчас с таким багажом нет смысла.

Миллер, не переставая объяснял полковнику "СС"

- Поймите я не могу вернутся назад в госпиталь, там расценят мое возвращение как бегство с передовой, поэтому я в любом случае обязан остаться тут, я не думаю, что для врача в окопах не найдется работы. А вы майор, вместо того чтобы препятствовать, лучше бы объяснили, как нам быстрее доехать до линии фронта.

Майор, возвращая документы, нервно пробормотал.

- Черт с вами, отправляйтесь в ад, если вам так это необходимо.

Алексей спокойно уложил бумаги в карман, после чего уверенно протянул пачку папирос майору и серьезно сказал.

- Курите господин майор, и свято верьте, что победа будет за нами!

Майор вытянул руку в верх и истерично прокричал "Хайль Хитлер!"

Алексей с подножки проделал тоже самое, после чего сел за руль, и мотоцикл, с форсажем рванул с места.

Миллер недовольно чертыхнулся.

- СС-совкая мразь! На их руках смерть и страдания миллионов! Зачем вы отдали этой скотине папиросы?!

Алексей по обыденному ответил.

- Курение убивает, а курение этих папирос убивает через час, табак в них пропитан мышьяком.

Миллер схватился за голову, и начал смеяться.

Сильный взрыв, раздался по центру дороги за метров пятьдесят, Алексей резко свернул в чащу леса, и продолжил путь нарезая зигзаги между сваленными деревьями, и горящим кустарниками. Миллер без страха наблюдая за происходящем, внимательно смотрел в перед и о чем-то думал.

Клубы дыма то усиливались, до непроглядной черной пелены то внезапно пропадали, давая лесным путникам определить правильность маршрута.

Спустя час они выехали к реке, Алексей остановился, спрыгнул с мотоцикла и спокойно сказал.

- Ну вот и прибыли, тут недалеко дамба, по ней и переберемся. Миллер без слов вышел из мотоцикла достал рюкзак и аккуратно накинул его на спину, Алексей усмехнулся, и тихо обратился к Миллеру.

- Давайте сюда рюкзак, я понесу, нам еще долго топать.

Миллер с тревогой ответил.

- Молодой человек, только прошу вас будьте предельно осторожны, внутри стеклянные колбы, с ценными химикатами.

Алексей кивнул головой и добавил.

- Меня Алексеем зовут.

Миллер улыбаясь кивнул в ответ и спокойно сказал.

- О, это имя очень подходит вам, а знаете ли вы о происхождении вашего имени?

Алексей улыбнулся и спокойно сказал.

- Обычное имя…

Миллер громко засмеялся.

- О нет Алексей ваше имя берет начало с давних времен, происходит оно с древне греческого имени Алексис что означает защитник.

За разговором Алексей не терял бдительности и внимательно смотрел на близлежащие лесные кустарники, в какой-то момент заметив не естественное шевеление он резко поднял руку, и оба путика пригибаясь направились к ближайшим зарослям камыша. Миллер шепотом обратился к Алексею.

- Что случилось? Я ничего не заметил.

Алесей достал из кармана два пистолета и шепотом проговорил.

- В глубине леса, идет отряд примерно из 12 бойцов с повозкой и собакой.

Миллер с пониманием кивнул головой.

Через пять минут вдоль реки действительно показался немецкий отряд. Впереди еле передвигая ноги шли четыре солдата без опознавательных нашивок на форме, позади них хорошо вооруженные в теплых полушубках направлялись солдаты "СС" во главе с офицером который держал на поводке огромную черную овчарку. На повозке лежали раненые бойцы вермахта.

Алексей всунул оба пистолета за пояс и уверенно обратился к Миллеру.

- Послушайте Герхард, нам не удастся остаться не замеченными, они идут прямо на нас, собака учует запах и бросится в погоню, поэтому сейчас мы спокойно выходим и идем к ним на встречу, и что бы не случилось прошу вас оставайтесь с лева на шаг позади меня.

Миллер с мраморным лицом кивнул головой, после чего они оба встали во весь рост и спокойным шагом вышли на дорогу.

Огромная овчарка тотчас зарычала, и бросилась на встречу к ним, в след за ней побежал офицер с несколькими автоматчиками.

Алексей уверенно продолжил путь, овчарка за считанные секунды оказалась у ног Алексея, и свирепым рыком преградила путь. Офицер с пистолетом в руках, подбегая, грозно крикнул.

- Немедленно остановится! Кто такие?!

Алексей, сверкнув глазами посмотрел на пса, и громко ответил.

Я лейтенант люфтваффе Отто Левитский, мой самолет был сбит недалеко отсюда, со мной полевой врач.

Молодой офицер "СС" уверенно направил пистолет на Алексея, и нервно заорал.

- Немедленно предъявите документы.

Алексей ехидно усмехнулся и передал документы офицеру, два автоматчика держали на мушке незнакомцев.

Офицер внимательно посмотрел на документы и передал их обратно Алексею, после чего посмотрел на Миллера и крикнул.

- А вы чего ждете? Где ваши бумаги?

Миллер тотчас протянул тому документы и спокойно ответил.

- Не нервничайте офицер, мы просто сбились с пути.

Офицер не довольно ответил.

- Да как тут не нервничать, когда русские танки берут нашу оборону в клещи, а солдаты вермахта бегут с поля боя сотнями. Вот только что поймали группу, которые без приказа оставили передовую.

Миллер озабоченно спросил.

- И что же с ними будет?

Офицер с садистским сарказмом ответил.

- Смерть предателям рейха, расстреляем показательно перед строем новобранцев.

К этому моменту остальная часть отряда с арестованными и повозкой, остановилась в нескольких метрах позади офицера.

Миллер вопрошая, спросил.

- Как же вы их расстреляете, я уверен, что эти парни оставили передовую чтобы вынести с поля боя раненых товарищей.

Офицер зло посмотрел на Миллера и крикнул.

- А ты старик сочувствуешь предателям рейха? Так я тебе сейчас покажу что за это бывает. После этих слов офицер поднял пистолет и направил его на Врача.

Алексей молниеносно, сбил Миллера плечом с ног и в полете с двух рук начал полить из пистолетов. Ошарашенные солдаты СС падали, не понимая, что происходит, овчарка в полете отлетела на несколько метров. Арестованные тут же упали на землю прикрывая связанными руками головы, дым от выстрелов медленным облаком поплыл в сторону повозки.

Через считанные секунд стрельба прекратилась, для Миллера эти секунды растянулись длительным ожиданием неминуемой гибели, он лежал на земле закрыв руками голову. Алексей резко поднял его и спокойно сказал.

- С вами все в порядке?

Миллер встал, и ошарашенным взглядам посмотрел на убитых солдат СС, после чего перевел взгляд на Алексея и спросил.

- Как вам это удалось? Вы только что убили восемь элитных солдат рейха.

Алексей одним движением вогнал обойму в пистолет и спокойно ответил.

- Да повезло просто, сейчас закончим с дезертирами и пойдем дальше.

Миллер встревоженно поинтересовался.

- Что вы хотите с ними сделать?

Алексей посмотрел на пистолет, и пошел к обозу.

Миллер, догнал его, схватил за руку, и громко сказал.

-Не смейте, слышите не смейте Алекс, я не позволю вам убить этих молодых парней.

Алексей резко развернулся тряхнул Миллера и сжав зубы проговорил.

- Они видели наши лица, только что спасая вам жизнь я убил восемь таких же молодых парней.

Миллер встал, заслонив пленных грудью, и негромко сказал.

- Ну что же, тогда и меня убейте, вместе с ними, я же тоже все это видел.

Один из пленных поднял голову, и негромко произнес.

- Господин лейтенант, мы не кому не скажем что вы только что спасли жизнь доктора, да и наши никчёмные жизни тоже. Эти тыловые псы не заслуживали иной участи, все равно их рано или поздно пристрелили бы бойцы с передовой.

Алексей сплюнул через плечо, быстро собрал оружие и кинул его в реку после чего резко достал армейский нож из сапога, присел на корточки и начал резать веревки на руках у арестованных дезертиров. Изможденные солдаты благодарили лейтенанта, за их внезапное спасение. Алексей строго посмотрел на освобожденных дезертиров и уверенно сказал.

- Убитых сбросить в реку, а самим растворится в лесу.

На повозке лежали трое раненых солдат, Миллер внимательно осмотрел их после чего достал маленькую бутылочку с порошком и передал одному из освобожденных со словами.

- Возьмите этот препарат, и сыпьте его на воспаленную открытую рану, он не допустит заражения крови.

Алексей потянул Миллера за плечо, и они быстрым шагом последовали своей дорогой, солдаты помахали им вслед и принялись скидывать убитых в воду.

Алексей с увесистым рюкзаком на спине шел быстрым шагом, угрюмо озираясь, и внимательно вглядываясь в лесную чащу. В дали черными столбами клубился дым и раскатами грохотала канонада.

Дойдя до разрушенной дамбы, Алексей лег на землю и начал внимательно осматривать другой берег, после чего шепотом обратился к Миллеру.

- Доктор, мы пришли по назначению, давайте пересидим немного в укрытии, отдохнем, скоро придут мои товарищи.

Миллер кивнул головой, и они направились в заросли. Замаскировавшись и чувствуя себя в относительной безопасности в кустах волчий ягоды, Миллер прислонился к стволу кустарника и спокойно сказал Алексею.

- А вы действительно Защитник, никогда не видел, что бы так кто-то стрелял.

Алексей усмехнулся, и задал вопрос.

- Послушайте доктор, почему вы не дали мне убить этих фашистов?

Миллер смущенно посмотрел в верх, и спокойно ответил.

- Наверное потому что это были обыкновенные юнцы, которые своим уходом с поле боя доказали, что они не фашисты и не собираются ценой своей жизни отстаивать власть маньяка и кровавого убийцы. Война близится к концу, и я уверен, что эти мальчики очень скоро составят истинный генофонд немецкой трудолюбивой нации.

Вода в разрушенной дамбе бурлила, заглушая раскаты далеких взрывов. Алексей с интересом посмотрел на доктора и уверенно спросил того.

- Вот эти самые мальчики, убивали и уничтожали мирное население многих стран, окрыленные идеей избранности и превосходства над другими нациями.

Миллер махнул рукой и спокойно ответил.

- Бог с вами Алекс, им от силы по 18 лет, по сути это просто испуганные дети. А идея о превосходстве над другими нациями это полная чушь, которая с родни каннибализму, и эти мальчики к ней никакого отношения не имеют.

Алексей посмотрел в глаза Миллеру, и спросил.

Из-за этой чудовищной идеи погибли миллионы не винных людей.

Миллер закивал головой.

- Согласен с вами Алекс, но самое страшное что верхушка рейха знала о том, что можно создать медицинским путем любого человека, хотите светловолосого и голубоглазого, пожалуйста. Можно было создать, не прибегая к войне армию из высоких красавцев, при том что их родители могли быть далеки от идеала. Война и уничтожение других народов Гитлеру и его приспешникам, нужна только для того чтобы поработить иные цивилизации не подвластные им.

Алексей улыбнулся и спокойно спросил.

- По-вашему можно слепить человека на заказ?

Миллер серьезно начал объяснять.

- Дело в том, что каждый человек является носителем более двух миллионов генетических кодов, среди которых можно отыскать принадлежность к любой расе. Так что вся фашистская идеология не стоит и выеденного яйца. По физическим данным в лаборатории можно создать любой генезис, а вот создать честного порядочного и искреннего человека тут уж извините, духовную часть человека создает господь Бог, и здесь любая медицина бессильна.

Алексей соглашаясь кивнул головой, Миллер с доверием посмотрел на Алексея, и спокойно продолжил.

- Война, это не только физическое противостояние, но и духовное, и зачастую духовные войны могут быть пострашнее физических. Ваш азиатский мир доказал в этой войне что он выше в первую очередь в духовном плане, и все фальшивые европейские идеалы лопнули как мыльные пузыри перед справедливостью и правдой вашего народа.

Утреннее солнце светило яркими лучами, сквозь ветки кустарника, Алексей слушал доктора и все думал: хорошо бы создать такую лабораторию что бы в ней оживить всех тех, кто погиб на этой проклятой войне.

За дамбой еле слышно прокуковала кукушка. Алексей внимательно прислушался и начал считать, после чего поднялся и обратился к Миллеру.

- Вставайте Герхард, нам пора, я пойду первый, идите в заде ровно за пять шагов от меня.

Миллер с готовность рядового кивнул головой. Алексей живо встал, взял рюкзак в правую руку и озираясь, медленно направился по камням к дамбе. Подходя поближе, он издал звук, походивший на вой тетерева, с другой стороны опять закуковала кукушка. Алексей не спеша направился в чащу леса, из сугроба показались силуэты в белых маскировочных халатах. Один из бойцов, негромко сказал.

- Мир вам.

Алексей спокойно ответил.

- И вам не стрелять.

После этих слов трое бойцов встали и быстро подошли к капитану Саблину. Алексей спокойно выдохнул и тихо проговорил.

- Помогите старику, а то он на этих камнях голову себе расшибет.

Двое бойцов бегом направились к Миллеру.

Алексей обратился к старшему группы.

- Доложите обстановку.

Старший группы тихо ответил.

- Все готово товарищ капитан, коридор расчищен и на каждом километре охраняется нашими бойцами, линяя фронта продвинулась за ночь на 15 километров, по плану, мы пройдем южнее, и обойдем огненные котлы через немецкие части второго эшелона.

К обеду, Алексей с Миллером подходили к штабу армии, в составе отряда из двадцати человек.

Генерал-Майор, стоял возле своего джипа с двумя офицерами НКВД. Алексей подошел к Судоплатову, отдал честь, и начал докладывать.

- Товарищ Генерал-майор ваше задание выполнено, золотая голова доставлена на советскую территорию, в процессе операции с нее не упал не один волос.

Стоящие позади генерала рослые офицеры НКВД, грозно посмотрели на Алексея.

Генерал радостно засмеялся, протянул руку Саблину и заключил того в крепкие объятья.

После радостной встречи с Алексеем, Судоплатов обратился к доктору, на немецком языке.

- Здравствуйте профессор Миллер, как вы себя чувствуйте?

Миллер довольно улыбнулся и спокойно ответил.

- Спасибо, чувствую себя превосходно, скажите мне пожалуйста, когда я смогу увидеть свою дочь?

Судоплатов широко улыбнулся и вежливо сказал.

- Очень скоро, вы увидите Марту, ей созданы достаточно хорошие условия, она работает по своей специальности. Профессор вы должны обсудить некоторые детали с моим руководством, относительно вашей плодотворной работы на территории СССР, именно поэтому вам будет не обходимо отправится завтра утром в советский город Ростов.

Профессор взволнованно переспросил.

- А как же встреча с Мартой?

Судоплатов доброжелательно ответил.

- Завтра вечером вашу дочь Марту привезут в Ростов где вы сможете с ней встретится.

Профессор заметно обрадовался, и крепко пожал руку Судоплатову. Генерал спокойно обратился к стоящим позади, офицерам НКВД.

- Поставить профессора на довольствие с офицерским пайком, и выдать гражданский костюм.

Старший офицер, "козырнул" и громко ответил.

- Ваш, приказ ясен, все сделаем в лучшем виде.

После этих слов довольный Генерал, повернулся к стоящему рядом Алексею, и отдав честь отрапортовал.

- Капитан Саблин, за отлично выполненное задание, объявляю вам благодарность.

Алексей встал по стойке смирно и гордо ответил.

- Служу Советскому Союзу.

После чего Судоплатов, спокойно продолжил.

- Спасибо солдат, не ошибся я в тебе, молодец, приказ о присвоении звания подпишу сегодня же. Отчета не требую, все приму с твоих слов.

Алексей спокойно стал рассказывать.

- Операция прошла успешно, находясь за линией фронта, обменял золотые карманные часы на мотоцикл с люлькой, на нем добрался до госпиталя, где вышел на контакт с профессором, профессор оказался лояльным к светской власти, и не задумываясь согласился перейти на нашу сторону. На обратном пути, при проверке документов, угостил проверяющих отравленными сигаретами. После чего проследовал по намеченному коридору, перед самой линией фронта напоролись на группу СС, из восьми человек, пришлось применить оружие.

Судоплатов, кивнул головой, и повернувшись к отряду разведки, спокойно спросил Алексея.

- Как тебе группа? Успел познакомится с ребятами?

Алексей уверенно ответил.

- Отличная группа, слаженная, бойцы не многословны, каждый на своем месте.

Судоплатов серьезно посмотрел на Алексея и спокойно сказал.

- Группа хорошая, многонациональная, практически все народы советского союза, так что просьба к тебе, познакомится лично с каждым. Есть у меня виды, сделать тебя командиром спец группы молниеносного реагирования. Так что пару недель, тебе придется потренировать ребят в тылу, мастерству разведки, да так чтобы они акробатикой твоей овладели не хуже тебя.

Алексей по-свойски развел руками, и ответил.

- Товарищ Генерал, так может лучше обучить их непосредственно в боевых условиях?

Генерал недовольно усмехнулся и ответил.

- Да ты что капитан белены объелся? Да каждый из них десятка стоит, лучшие из лучших по своим специальностям. Наша с тобой цель, создать такую диверсионную группу чтобы она наводила ужас на врага в его глубоком тылу, появлялась из неоткуда и так же исчезала. Отряд особого назначения НКВД под кодовым названием "отряд невидимки".

Алексей удивленно посмотрел на Судоплатова, после чего кивнул головой, и спокойно спросил.

- Как же это? В глубоком тылу? В самом Берлине?

Судоплатов, улыбнулся, подмигнул Саблину и почти на ухо сказал.

- Может в Берлине, а может и куда подальше зашлем, ну как согласен?

Алексей негромко засмеялся и отдав честь ответил.

- Согласен товарищ Генерал-Майор, обещаю не подведу.

Генерал протянул руку Саблину и спокойно продолжил.

- Ну вот и договорились, сейчас с группой пойдете в столовую, там пообедаете и познакомитесь, потом все в казарму и 12 часов спать. Завтра утром у вас первое совместное задание, обеспечить доставку Миллера и его ценнейшего изобретения.

Алексей немного смутившись спросил Генерала.

- Товарищ генерал, разрешите перед сном отлучится на пару часов?

Генерал спокойно посмотрел на Саблина, и помотав головой ответил.

- Эх ты, пацан, ну сходи к своей медсестре… Фроловой, но только на два часа и не минутой больше.

Алексей широко улыбнулся и соглашаясь кивнул головой.

После не долгого разговора Алексей с Генералом направились к бойцам, которые стояли неподалеку, выстроившись в ровную шеренгу.

Подойдя к строю, Генерал громко по приветствовал бойцов, и начал говорить.

- Товарищи бойцы красной армии, благодарю всех за отлично выполненное задание, и хочу представить вам вашего нового командира, капитана Саблина. Человек он на фронте не новый, и по моему разумению вам есть чему у него поучится, это действительный самородок военного ремесла, попрошу чтить его как отца родного.

В столовой отряд разместились за длинным обеденным столом, Алексей спокойно обратился к бойцам.

- Прошу садится, зовут меня Алексей Серафимович Саблин, принимал участие в финскую, Великую Отечественную войну встретил в июне сорок первого. И так давайте знакомится…

После этих слов Алексей взял в руки листок бумаги, и карандаш.

Бойцы по очереди стали представляться.

Майор Алан Костоев, Майор Армен Арутюнян, Майор Курбан Гельдыев, Майор Юрий Устинов, Майор Аслан Бек Дадаев, Майор Николай Гичан, Майор Або Авалиани, Капитан Батыр Байрамбаев, Капитан Саид Огишев, Капитан Александр Заикин…

Алексей внимательно всматривался в обветренные лица солдат, в какой-то момент ему стало ужасно не ловко, то что ему выпала такая честь, командовать этими крепкими парнями, в глазах которых читалась вся правда суровой войны, и ежесекундная готовность в любой момент встать на защиту Советских идеалов в любой точке мира.

После того как все двадцать бойцов поочередно представились, вся группа молча приступила к трапезе. Боец Арутюнян, нахваливая обед стал громко говорить.

- Ох и вкусный гуляш, ну просто объедение, Алексей Серафимович разрешите спросить.

Алексей проживал пищу и спокойно сказал.

- Спрашивайте.

Арутюнян сверкнул черными глазами и с улыбкой спросил.

- А правду говорят, что вы бессмертный? И пули вас стороной обходят.

Кто-то за столом негромко начал смеялся, но тут же прекратил, поймав на себе серьезный взгляд Саблина.

Алексей закашлял в кулак после чего стальным голосом ответил.

- Правду говорят, иначе бы не говорили…

После сказанного, на несколько минут за столом повисла гробовая тишина.

Капитан Саблин, закончив обедать, вытер губы белоснежной салфеткой, и обратился к отряду.

- Товарищи разведчики, сейчас всем в казарму и спать двенадцать часов, подъем завтра 03.30

Через пять минут, Алексей мчался к госпиталю, при одной мысли о встрече с Машенькой, его усталость испарялась куда-то высоко в небо, и издавая громкий хлопок распускалась разноцветными искрами салюта, которые падая на землю покрывали его путь алыми цветами.

Проходя быстрым шагом мимо штаба дивизии, он вдруг услышал знакомый голос.

- Алексей, ты что тут делаешь?

Алексей повернулся и встав по стойке смирно ответил.

- Здравие желаю товарищ полковник.

Кононов быстро спрыгну с подножки автомобиля, и улыбаясь направился на встречу к Алексею со словами.

- Как ты тут очутился, я уж думал тебя теперь долго не увижу.

Алексей приблизился к полковнику и тихо ответил.

- Ночью сходил на тот берег, теперь вроде пару часов свободен, решил в медсанбат наведаться, перевязку сменить.

Полковник Кононов серьезно посмотрел на Алексея, и задал вопрос.

- Как на том берегу? Что-то серьезное поручили?

Алексей протер глаза и спокойно ответил.

- А что на том берегу? Паника естественно в рядах неприятеля, а задание так, пустяки что старушке помочь брод перейти. Как у тебя дела Аркадий Петрович? Что взмыленный такой?

Полковник сморщил лицо, и спокойно сказал.

- Да у нас тут полная катавасия, группа Васнецова пленных привела, с десяток СС-овцев, а у меня как на зло с утра толмача осколком убило, пацан совсем третий день как прибыл.

Алексей спокойно сказал

- А чего с ними церемонится, пулю на каждого, и привет.

Кононов тряхнул головой и нервно ответил.

- Так по данным разведки, лес кишит разрозненными группами, фронт стремительно движется вперед, остатки фашистов мелкими группами вылезают то тут, то там, по словам Васнецова в 9 квадрате немецкий полк отбившись от основных сил пытается предпринять попытку прорыва.

Кононов, прищурив глаза посмотрел на Алексея и махнув рукой продолжил.

- Ладно Алексей не буду тебя задерживать, поеду искать переводчика.

После чего развернулся и почти побежал к машине.

Алексей выругался про себя, и громко крикнул.

- Подожди, Аркадий Петрович, я с тобой.

Запрыгнув в машину, он обратился к Кононову.

- Ну что ты обижаешься Аркадий Петрович?

Полковник грустно усмехнулся и ответил.

- А то что думать ты стал слишком долго после общения с генералом, помнится раньше с полу слова все понимал.

Алексей оправдываясь развел руками и ответил.

- Да прекрати ты Аркадий Петрович, мне пару часов дали, хотел было к сестрички своей заглянуть, а тут такое дело.

Полковник прищурил глаза и переспросил.

- Это к какой сестрички? Ни к Фроловой часом? Невысокая, симпатичная такая?

Алексей опустил голову и негромко пробубнил.

- Все то ты знаешь, товарищ полковник, то-то я думаю генерал обо всем в курсе.

Полковник громко рассмеялся и сказал.

- Да что ты? знал бы не сказал, а на счет Фроловой так перевили ее в стрелковый батальон у нее разряд по стрельбе.

Алексей серьезно посмотрел на Полковника и спросил.

- Как перевели? За что?

Полковник закашлял в кулак и ответил.

- Ну она сама напросилась, я помог оформить документы.

Алексей сжал губы и ударил кулаком по колену.

- Вот же дуреха малолетняя!

Полковник, успокаивая Алексея сказал.

- Да не переживай ты так, каждому отмерено столько сколько отмерено, и ты это хорошо знаешь, их полк не далеко от нас расположился. Так и быть, после допроса дам тебе на пару часов тентовый "Додж", встретишься со своей красавицей, от которой у тебя будет десяток сыновей.

Подъехав к землянке, Полковник с Алексеем быстро слезли с машины и пригнувшись направились внутрь. Кононов разместился за столом, и громко приказал адъютанту.

- Давай бегом приведи первую тройку пленных.

Алексей расположился с краю стола на табуретке.

Через пару минут адъютант в сопровождении автоматчика, завели троих солдат, в каких-то лохмотьях, и рванной форме "СС", лица их были измазаны сажей, а в глазах читался непреодолимый страх.

Полковник грозно задал вопрос.

- Имена, фамилии, звания!

Алексей синхронно перевел.

Один из пленных, на очень плохом немецком попытался ответить.

- Их нихт, ферштос.

Алексей с удивлением посмотрел на полковника, после чего усмехнулся и спросил.

- Их что, до этого не кто не допрашивал?

Полковник, раскрыв широко глаза ответил.

- Нет, их же час как привели.

Алексей тяжело вздохнул и проговорил.

- Аркадий Петрович, это не немцы, это русские.

Один из пленных сжав зубы громко выцедил.

- Я Украинец! Фамилия моя Лысюк и воевав я за вильну Украину, против жидов та Комисаров! Жизни, не щадив за самостийность Ненки ридной.

Алексей резко подскочил со стула, схватил предателя за ворот, на котором отчетливо проглядывалась аббревиатура СС и с остервенением стал говорить.

- Значит за вильну Украину воюешь? А форма на тебе немецкая, для маскировки? Вы суки трусость свою и предательство самостийностью прикрыть пытаетесь! Эдакие национальные герои освободители! Да только ни какая самостийность не покроет те грехи, за которые вам придется ответить! Что же ты гад пулю себе не пустил, если жизнь готов отдать за ненку свою?

После этих слов Алексей достал пистолет из-за пояса, и обратился к полковнику.

- Разрешите товарищ полковник, я их гадов всех к ебене матери в муку покрошу.

После чего со всего размаху ударил рукояткой пистолета, стоящего перед ним предателя Лысюка, рукоятка проломила височную кость, тот захрипел и упал навзничь, заливаясь темно бордовой кровью.

Один из пленный бросился в ноги к Алексею и с истошным воплем завыл.

- Не губите хлопци! Все скажу, сам лично доведу до цого клятого миста, де фашисты сховались, их там богато с пив полка не миньше, уси украинци, клянусь вам броточки, не вбивайте молю…

Алексей отшвырнул сапогом предателя рецидивиста, и смачно сплюнув в сторону уставился на Кононова.

Полковник спокойно встал со стула, подошел к Алексею и протягивая тому ключи от машины негромко сказал.

- Спасибо Леша, дальше мы сами.

Через пять минут, Алексей быстрым шагом уже подходил к казарме женского стрелкового батальона, у проходной он спокойно обратился к девушке часовому.

- Здравствуй, Фролову Марию, позови мне срочно.

Часовой отдав четь ответила.

- Здравие желаю товарищ капитан, рядовой Фролова в данный момент находится на отдыхе.

Алексей, кивая головой сказал.

- Ну вот и славно, бегом позови ее сюда.

Часовой замявшись ответила.

- Не имею право покидать пост.

Алексей грозно посмотрел на девушку, и громко сказал.

- Рядовой, это приказ старшего по званию, выполнять немедленно, ну!

Часовой икнула от испуга и бегом бросилась в казарму.

Через минуту на встречу Алексею вылетела Мария и бросилась ему на шею со словами.

- Алешенька, как хорошо, что ты меня нашел, а я все это время только и думала о тебе. А сейчас лежу слышу твой голос и не могу поверить, что это ты, думала сума схожу.

Часовой смущено наблюдала за влюбленными и стеснительно отводила взгляд в сторону.

Алексей закашлял в кулак, после чего взял Марию за руку, и повел в сторону от казармы.

Мария смеясь спросила.

- Куда мы идем Алеша?

Алексей смутившись ответил.

- По дальше от войны, чтобы осколками не зацепило, я тут за фермой машину оставил.

Оказавшись в широком кузове "доджа" Алексей слился в одно целое с Марией, он жадно целовал ее губы, и ласкал руками изящное тело. Мария обнимала Алексея, и в сумасшедшем экстазе любви выгибаясь всем телом стонала от сладкой истомы жарких поцелуев своего героя.

Через пятнадцать минут, Алексей лежал и улыбаясь смотрел в потолок тентового кузова, толи этот вечерний свет, который еле пробивался с разных щелей, а скорее ангелочек, который тихо примостился на жилистом его плече, создавал неповторимую атмосферу домашнего уюта и тепла. Мария гладила своими нежными пальчиками шрамы на лице Алексея, и почти про себя шептала.

- А я ведь ничего о тебе не знаю Лешенька, кроме того, что ты герой.

Алексей так же тихо прошептал.

- Родился, учился, мечтал стать знаменитым боксером, потом армия, финская компания, после нее офицерские курсы, и опять война…

Мария нежно поцеловала Алексея и тихо спросила.

- А тебе было, когда не будь страшно, по-настоящему?

Алексей поцеловал Марию в лоб и тихо начал рассказывать.

- Я в апреле сорок первого, был назначен лейтенантом в шестую армии, наша часть располагалась в городе Львове, в июни, когда немец неожиданно ударил, все полетело в верх дном, мы до августа по лесам бродили, все подкрепления ждали. А в сентябре когда до наших добрались меня разжаловали в рядовые.

Мария поцеловала Алексея в губы, и прошептала.

- Бедный мой, представляю, какой страх тебе пришлось испытать.

Алексей грустно усмехнулся поцеловал Машу, и тихо ответил.

- Да нет Машенька, страшно мне было тогда, когда я увидел на окраине Львова огромную колонну украинских мужчин и женщин в национальных костюмах, марширующих под фашистскими знаменами. Гордо задрав руку в верх в гитлеровском приветствии вся эта, свора организованно направлялась на убийство ни в чем неповинных евреев, и тех, кто не хотел соглашаться с фашисткой идеологией, вот тогда я в первые в жизни действительно испугался, нет не за свою жизнь, страх поглотил меня всего, после осознания того что люди в угоду своим ничтожно-мелким буржуазным интересам готовы не задумываясь убивать своих собратьев.

Мария прижалась изо всех сил к плечу Алексея и с неистовой любовью сказала.

- Какой же ты хороший Алеша, я люблю тебя всем сердцем, каждой клеткой своего тела, и буду любить всю жизнь, и неважно останемся мы живы или нет, самое важное что мы искрении верим друг другу.

Через некоторое время Алексей посмотрел на часы и гладя шелковые девичьи локоны тихо сказал.

- Машенька, я должен идти.

Мария улыбнувшись закрыла глаза и ответила.

- У нас тоже скоро подъем, нужно быть в казарме. Алеша у тебя есть фотокарточка?

Алексей медленно начал приводить себя в порядок и тихо ответил.

- К сожалению фотокарточки, у меня с собой нет, но я обязательно попрошу полковника Кононова чтобы он тебе передал мое фото, у нас с ним очень много общих фотопортретов.

Мария с грустью посмотрела на Алексея и тихо прошептала.

- Хорошо Леша.

Алексей поцеловал Машу, и накидывая гимнастерку улыбаясь сказал.

- Знаешь, а давай я тебе свой пистолет наградной дам.

Мария широко раскрыла глаза и нехотя ответила.

- Ну я даже не знаю, неудобно как то, он, наверное, тебе самому нужен.

Алексей тихо засмеялся.

- На держи, пистолет "ТТ" и две обоймы к нему, пользоваться то умеешь?

Мария медленно взяла пистолет, в ее нежных руках эта черная железка выглядела до боли не естественно, она медленно повернула его и начала читать гравировку на щечке.

- За доблесть и честь, на долгую память Капитану Саблину А.С. от Генерала Малиновского 1943 год.

Мария испуганно посмотрела на Алексея, и возвращая пистолет обеими руками, взволнованно сказала.

- Нет что ты Алеша, я не могу принять такой дорогой подарок.

Алексей с улыбкой ответил.

- Храни его у себя, и знай, что я обязательно к тебе вернусь, чтобы не случилось.

После этих слов, Алексей запрыгнул за руль и тяжелый додж, тронулся с места. Мария натягивая сапоги спокойно спросила.

- Алешенька ты что собрался к казарме ехать на этом грузовике?

Алексей кивнул головой и спокойно сказал.

- Так точно, прямиком к казарме.

Мария немного смущенно ответила.

- Ой ненужно Леша, я лучше пешком тут же совсем рядом.

Алексей резко остановил машину, выпрыгнул в наружу и откидывая задний тент, громко произнес.

- Не хотите на колесах, значит поплывете по воздуху.

После этих слов Алексей как пушинку поднял Марию на руки и раскачивая понес ее к казарме.

Мария весело защебетала.

- Ой Алеша срам то какой, сейчас девчонки увидят и начнут языками кости перемалывать.

Алексей жадно поцеловал девушку, и они продолжили свой путь в полной тишине.

Перед самой казармой, Алексей поставил на землю Марию, и сказал ей на ушко.

- Я очень скоро к тебе приеду.

После чего быстро развернулся и побежал к машине.

Мария крикнула в след.

- Нас скоро должны перевести?

Из темноты она услышала ответ.

- Не бойся, что бы не случилось я найду тебя, ты только жди.

Подъехав к передовой Алексей быстро нырнул в землянку, и застал Полковника Кононова, тот склонившись над картой, о чем-то живо беседовал еще с несколькими офицерами. Алексей выдохнул, и четко отрапортовал.

Товарищ полковник, разрешите обратится.

Кононов повернулся к Алексею, широко улыбнулся и ответил.

- Обращайтесь Капитан Саблин.

Капитан хитро посмотрел в сторону и ответил.

- Ваше приказание о пополнение моего личного состава, выполнено.

Полковник громко засмеялся, стоящие рядом офицеры с непониманием смотрели на происходящее.

Кононов подошел к Алексею, крепко обнял того, и тихо сказал.

- Хитер ты, однако, я так понимаю, что ты сильно спешишь?

Алексей, возвращая ключи от машины, так же тихо ответил.

- Спешу не то слово, земля под ногами горит. Да и еще просьба у меня личного характера, передашь Фроловой мою фотокарточку из нашего альбома при случае.

Полковник кивнул головой и громко обратился к адъютанту.

- Киричук, немедленно доставить капитана Саблина в расположение части.

Остановившись в пятистах метрах от своей казармы, Алексей поблагодарил шофера, и махнув тому рукой, молниеносно исчез в темноте.

Подходя к казарме, он стряхнул пыль с сапог, поправил нагрудные ремни, и собрался заходить внутрь, как вдруг лампа на фонарном столбе зажглась, и с боку появился Генерал Судоплатов. Алексей быстро посмотрел на часы, после чего встал по стойке смирно.

Генерал, закинув руки за спину медленно подошел к Алексею и спокойно спросил.

Капитан Саблин, знаете, что находится у меня в руках?

Алексей четко ответил.

- Не могу знать товарищ Генерал, так как ваши руки спрятаны за спиной.

Генерал усмехнулся и продолжил.

- И даже не догадывайтесь.

Алексей отвел лицо в сторону после чего спокойно сказал.

- Догадываюсь, у вас в руках находится секундомер, я отклонился от назначенного времени на 42 минуты, виноват, обещаю, что больше этого не случится.

Генерал равнодушно посмотрел на Алексея, и ответил.

- Вы понимаете кем я вас назначил? Это же экспериментальная группа, мобильная, молниеносная, с колоссальным опытом диверсионной работы, не имеющая аналогов ни в одной армии мира.

Алексей опустил глаза в низ, и молча слушал.

Генерал прохаживался из стороны в сторону, и не переставая твердил.

- Дисциплина, педантичность, профессионализм солдата, своевременное выполнение приказа, честь данного слова наконец, вот что делает армию армией, ни одно сражение не может быть выиграно без этих качеств. А вы за один день нарушили два наиважнейших устава, избили старшего по званию, и не сдержали своего слова.

Алексей, тяжело дыша, не знал, что делать, больше всего в этот момент ему хотелось зарыться под землю, и пролежать там до окончания словесного шторма.

Алексей только развел руками, и заикаясь ответил.

- Я не знаю товарищ Генерал, может я действительно не гожусь для этой работы.

Судоплатов хлопнул в ладоши и громко сказал.

- Ну вот, я ему про Кузьму он мне про Ерему, что значит не гожусь? Значит вы считаете, что я ошибся, назначив вас командиром отряда?!

Алексей, поправив воротник ответил.

- Ни как нет товарищ генерал, прошу дать мне последний шанс.

Генерал усмехнулся и хитро проговорил.

- Да уж, молодец капитан красиво раскачал, значит будем считать тему опозданий закрытой, и не дай вам… заставить меня вернутся к этому разговору.

Алексей заметно выдохнул, и преданно посмотрел в глаза Судоплатову.

Тот довольно поднял голову в верх, подошел поближе и тихо стал говорить.

- Завтра в 04.15 утра вся группа должна быть готова к отправке. На машинах доедем до аэродрома, а оттуда двинете в Ростов на самолетах, специально два ЛИ-вторых прислали по этому случаю. В Ростове вас будет встречать делегация ставки, сам Лаврентий Палыч будет принимать груз, так что быть всем на взводе, лишнего не болтать, приказы ставки выполнять четко и безукоризненно.

Алексей задал вопрос.

- Разрешите спросить, какое оружие брать на задание?

Генерал, кивая головой живо продолжил.

- В самолет с собой брать только самое не обходимое, из оружия только пистолеты, один этот сейф весит тонны полторы.

03.30. следующего дня.

Алексей встал с койки, посмотрел на лежащий с низу увесистый рюкзак из которого торчала резная рукоятка саперной лопатки, и через ширму глянул в казарму. Солдаты молча одевались и приводили себя в порядок, Алексей быстро начал одеваться, после чего пулей выскочил в казарму. Перед ним по стойке смирно встала вся группа. майор Костоев обратился к Алексею.

- Товарищ командир какие будут указания.

Алексей отдал честь и скомандовал.

- Вольно, пол часа на сборы, умываться бриться, приводить себя в порядок, 04.05 построение, при себе иметь документы, один пистолет с двумя обоймами, и средства гигиены, дальнейшие распоряжение получим непосредственно на месте назначения.

Колонна из двух грузовиков, возглавляемая генеральским джипом тихо подъехала к полевому аэродрому. Алексей первый спрыгнул с грузовика, за ним последовали все остальные бойцы и выстроились ровной шеренгой.

Генерал, выйдя с машины, громко крикнул.

- Капитан Саблин, подойдите.

Алексей в полевом комбинезоне тут же подбежал к генералу и отдав четь встал по стойки смирно. Сидевший в автомобиле профессор Миллер явно узнав своего старого приятеля широко улыбнулся и помахал Алексею рукой.

Генерал, сморщив лицо, подошел в плотную к Алексею и в пол голоса сказал.

Так капитан, ты с профессором сядешь в первый самолет, мы туда загрузили уже его детище, так что глаз не спускать, не с этого чуда аппарата не с профессора на протяжении всего полета. Твоя группа полетит во втором самолете, по прилету, ценный груз взять в кольцо и до прибытия Лаврентия Палыча к самолету никого не подпускать. Да чуть не забыл, поздравляю тебя с новым званием.

После этих слов Генерал протянул Алексею погоны майора НКВД.

Алексей взял в руки погоны, серьезно посмотрел на них, после чего отдал честь, и четко ответил.

- Ваш приказ ясен товарищ Генерал, разрешите выполнять.

Генерал кивнув поднял руку к виску, и ответил.

- Приступаете, майор Саблин.

Залезая внутрь самолета, он вежливо помог профессору подняться на борт, тот кряхтя залез внутрь и согнулся под тяжестью своего ценного рюкзака. Алексей усмехнулся и задал вопрос.

- Герхард, вы так и не расстались со своими склянками?

Профессор уверенно посмотрел на Алексея, и ответил.

- Что вы мой мальчик, как я могу с ними расстаться? В них вся моя жизнь.

Профессор по-старчески хромал, проходя через узкую щель, которая образовалась между бортом самолета и громоздким сейфом, пытаясь не наступить на капроновые ремни, которым был стянут груз по углам самолета. Нежно гладя ладонью, сверкающею медную крышку аппарата и что-то бормоча он не мог отвести глаз от своего изобретения, на который потратил всю жизнь.

Алексей, разместившись на скамейке обратился к Миллеру.

- Профессор, присаживайтесь, нам предстоит долгий путь.

Миллер, внимательно рассматривал углы мудреного механизма и ласково протирая его куском бархатной ткани поддерживал разговор.

- Вы знаете Алекс, я очень переживаю за свое изобретение, дело в том, что сырьем поглощения механизма, являются искусственно выращенные кристаллы медного купороса, которые я выращивал на протяжении двух лет, именно эти кристаллы находятся сейчас в моем рюкзаке. Два года я держал их при определенной температуре, в лабораторных условиях, но последний месяц они находились у меня в сыром шкафу, я боюсь, как бы они не потеряли свои целебные качества.

Алексей с пониманием кивнул головой и спокойно сказал.

- Не переживайте Герхард, с вашими кристаллами и вашим чудо шкафом ничего не произойдет.

Миллер улыбнувшись присел рядом с Алексеем, пристегнулся и вслушиваясь в двигатель самолета, который пошёл на взлет спокойно ответил.

- За саму машина я не переживаю, ее корпус выполнен из цельного титанового композита, и обит медным листом для поддержки температуры. И все же какое-то непонятное чувство тревоги не покидает меня с самого утра.

Алексей почесал лоб, его и самого мучало чувство опасности, но он, не подавая виду улыбнувшись сказал.

- Все будет хорошо, предположительно через пять часов, мы прибудем по месту назначения, и у вас наступит новый этап благополучной жизни.

Миллер погладил себя по груди, тяжело вздохнул и по-старчески качая головой продолжил диалог.

- Я возлагаю большие надежды, на вашу страну, и надеюсь, что ваше руководство создаст достойные условия для работы. За двадцать с лишним лет, я провел всего лишь три опыта, и все эти три опыта оказались успешными.

Алексей с удивлением посмотрел на Миллера и спросил.

- Если я вас правильно понял, то ваша машина способна исцелить от любого недуга? Так что же вам больных не хватало?

Миллер откровенно засмеялся и ответил.

- Алекс, все не так просто, процесс работы этого аппарата заключается в том, чтобы полностью исцелить больной организм, вначале тело распадается на молекулярном уровне, в процессе круговорота в эфирном состоянии происходит отторжение больных клеток, они попросту отмирают, затем организм постепенно начинает приобретать свой первозданный вид, изначально идея заключалась в том чтобы создать машину омолаживания, но даже пройдя молекулярный распад организм хоть и исцелялся но оставался на той же стадии развития.

Алексей с удивлением добавил.

- Ну не только же старики страдают не излечимыми недугами?

Миллер кивая головой продолжил

- Естественно, но процесс восстановления занимает слишком много времени, для того чтобы организм полностью исцелился, нужна своевременная подача кристаллов, и даже соблюдая всю процедуру, процесс занимает минимум пять лет.

Алексей, раскрыв широко глаза спросил.

- А человеку не требуется в этом состоянии пища к примеру, или свежий воздух?

Миллер восхищенно посмотрел на Алексея после чего замахал головой и ответил.

- Нет в эфирном состоянии человеку не требуется ничего, последний мой пациент, выйдя из барокамеры, думал, что мы еще не начали процедуру, хотя на самом деле прошло ровно пять лет. Вы понимаете, что в его сознании прошло всего несколько минут, хотя на самом деле прошло целых пять лет.

Алексей усмехнулся и с удивлением сказал.

- Да уж консервация…

Миллер немного качнул головой в перед, после чего хлопнул в ладоши и почти закричал.

- Значит если наполнить до верху кристаллами, камеру подачи, то теоретически можно предположить, что человек сможет очнутся и через сто лет в той же стадии развития что и сейчас!!!

Миллер поджал губу прищурил глаза, и замахав руками стал говорить.

- Я думаю это невозможно… хотя??

В занятном научном обсуждении, Миллер расслабился и почти забыл, что он находится в самолете на высоте четыре тысячи метров над землей.

В какой-то момент самолет резко откинуло в сторону, и несколько глухих выстрелов пронзили боковой корпус грузового транспорта, прошив обшивку насквозь чуть выше сидящих пассажиров. Алексей одной рукой отстегнул себя от кресла, второй рукой он проделал то же самое с ремнем Миллера, и через секунду они оба лежали на полу. На борт самолета вбежал пулеметчик, и дико матерясь прокричал.

- "Местеры", пять штук, а нас сопровождает всего два истребителя, мы у них как кабанчик на прицеле.

Алексей строго посмотрел на Миллера и сказал.

- Герхард, чтобы не случилось лежите и не двигайтесь,

После чего быстро поднялся и побежал за пулеметчиком. Тот со знанием дела запрыгнул в верхнее кресло, и стал строчить из бортового пулемета то и дело оглядываясь через купол иллюминатора. Алексей видел, как сверху пролетел немецкий истребитель, напоминая пиранью, которая с душераздирающим воплем пыталась откусить кусок от большой тихоходной рыбы. Пулеметчик стрелял не переставая, и крыл матом что есть силы всю германию до седьмого колена. В какой-то момент он замолчал, и свалился в низ. Алексей нервно сжал зубы, и схватился за голову, за его спиной появился Миллер и громко крикнул.

- Алекс, что будем делать?

Алексей нервно повернулся и крикнул в ответ.

- Зачем вы встали Герхард?! я же сказал вам лечь и не высовываться!

Миллер недовольно ответил.

- Послушайте Алекс, я врач и думал, что могу быть полезен!

Алексей показал обеими руками на труп пулеметчика и громко сказал.

- Ну сделайте что не будь если вы врач…

Миллер судорожно дернул подбородок и нервно ответил.

- А что я могу сделать? У него пол головы отстрелено!

Алексей сморщил лицо в нервной гримасе, быстро залез на место пулеметчика, и начал крутится, высматривая вражеские самолеты. Из-под облаков вынырнул немецкий "местершмит", и приближаясь стал заходить на цель, Алексей, не дожидаясь пока тот откроет огонь, взял его на прицел и начал стрелять без остановки, пули ложились веером, не доставая проклятую цель. "Местер" подлетев ближе открыл огонь из двух пулеметов, пули пронзая корпус посыпались градом, пробивая обшивку самолета и разбивая стеклянный купол.

Алексей почувствовал сильный удар в правый бок, после чего все тело пронзила острая анемия, он на мгновение зажмурил глаза, после чего превозмогая адскую боль внимательно нацелился в пролетавший почти в плотную истребитель и открыл точный огонь, разрезая фюзеляж неприятеля надвое, "местер" тут же задымился и уткнувшись носом в низ ушел в вечный штопор.

Алексей попытался слезть с кресла, но тут же упал в низ, Миллер взволнованно подбежал к нему, и разрывая комбинезон закачал головой. Алексей угрюмо посмотрел на врача и без капли смущения задал вопрос.

- Ну говорите Герхард, что там?

Миллер протирая капли пота со лба судорожно ответил.

- Сквозное ранение, пробита печень, и задет позвоночник, я накладываю тампоны, потерпите немного.

После недолгой медицинской помощи Алексей нервно попытался приподняться, но ноги почти не слушались. Миллер взял его за руку, и облокотив на себя приподнял с места. Алексей облизал обсохшие бледные губы и негромко спросил.

- Летчики живи?

Миллер суетливо ответил,

- Я не знаю.

Алексей хрипло сказал.

- Пойдем посмотрим.

Миллер тут же потащил его в перед к кабине. Распахнув дверцу, Алексей обеими руками облокотился о поручень и громко прохрипел.

- Летуны, как самочувствие? До места прибытия далеко еще?

Второй пилот повернулся и громко ответил.

- Нормально, нам еще километров восемьсот, но боюсь недотянем, придется прыгать, только вот незадача, у нас для пассажиров парашюты не предусмотрены.

Алексей нервно схватил того за ворот, и почти упав на него от бессилия громко прорычал.

- Как прыгать?! Приказано доставить груз любой ценой!

Главный пилот, поддержал Алексея за локоть, и спокойно сказал.

- Мы всё понимаем, но поймите, и вы нас, у нас самолет в решето прострелен, левый двигатель пробит, правый вот-вот задымится.

Алексей, потянувшись к пистолету громко крикнул осипшим от ранения голосом.

- Сажай самолет! Сажай немедленно!

Пилот цокнул языком и нервно крикнул в ответ.

- Не могу! на крыльях тросы закрылок перебиты! В любом случае мы не собираемся прыгать, пока правый двигатель на ходу.

Алексей, скатываясь на пол зажмурился и из его глаз покатились крупные слезы.

Миллер присел рядом с ним и со знанием дела начал говорить.

- Алекс, у меня вдруг возникла гениальная идея, можно попробовать следующее, пока вы окончательно не истекли кровью, я вас положу в барокамеру, это даст вам возможность даже при полном крушении самолета остаться в живых.

Алексей сморщился, посмотрел внимательно на Миллера, после чего опять привстал и обратился к летчикам.

- Так товарищи пилоты, слушай приказ, если вы не смогли сохранить груз, так хоть ученного постарайтесь довести до места в целости и сохранности, может тогда и под трибунал не загремите. Ваш пулеметчик убит, так что с парашютами у вас полный комплект на каждого по одному.

Второй пилот удивленно посмотрел на Алексея и спросил.

- Как убит? А кто же "местер" грохнул?

Алексей жестко крикнул.

- Я! Сейчас летите на столько, на сколько позволит техника, чтобы наши смогли потом как можно быстрее отыскать груз.

Пилот посмотрел на Алексея и удивленно спросил.

- А как же вы, товарищ майор?

Алексей махнул рукой.

- Обо мне забудь, самое главное профессор, это единственное ваше спасение. А сейчас помогите кто не будь, доползти до моего последнего пристанища.

Второй пилот, сняв приборы, встал с места приподнял Алексея и потащил того в хвостовую часть где располагалась барокамера. Алексей усмехнулся и сказал тому почти в ухо.

- Ну и проблему ты нашел летун, три парашюта на четверых, помню в сорок втором, втроем на одном парашюте приземлились.

После этих слов Алексей потерял сознание.

Очнувшись он увидел перед собой Лицо Миллера, тот протирал его влажным бинтом, и внимательно осматривал тело.

Алексей угрюмо спросил.

- Я уже умер? Скорее всего, что да, если оказался в этом титановом гробу.

Миллер, не отрываясь от дела, серьезно ответил.

- Нет, я попытался заклеить ваши ранения медицинским клеем, не знаю, что из этого получилось, но раны вроде не кровоточат.

Алексей хрипло спросил.

- А что же вы не перевязали меня? Или на труп бинты не полагаются?

Миллер уверенно ответил.

- Алекс, в барокамере должно находится только ваше тело, и ничего больше, я и так протер вас всего как елочную игрушку спиртом, будем надеяться, что медицинский клей к вашему пробуждению испарится сам по себе. В камеру подачи кристаллов, я положил все свои запасы, во всяком случае тут им будет гораздо безопаснее, подушка подачи кислорода находится с верху. Если что-то пойдет не так, вы всегда сможете открыть дверцу изнутри, ручка установлена чуть выше середины камеры.

Алексей, сморщив лицо спросил.

- Сколько времени я был без сознания?

Миллер спокойно ответил.

- Часа два не меньше…

Алексей усмехнулся и сказал.

- И что, мы до сих пор не разбились?

Миллер медленно проговорил.

- Это скоро произойдет, правый двигатель то и дело извергает огненные искры.

С боку послышался голос пилота.

- Товарищ доктор, немедленно оденьте парашют, у нас возгорание двигателя, до земли примерно три тысячи метров.

Миллер с грустью посмотрел на Алексея, и со словами,

- До встречи Алекс, стал закрывать крышку железного сейфа.

Алексей негромко ответил.

- Спасибо Доктор Миллер.

Миллер плотно задраил крышку барокамеры, и с усилием опустил боковой рычаг в низ.

Летчики нервно обступили профессора и чуть ли не силой начали надевать на него парашютное снаряжение с словами.

- Да одевай ты уже парашют немчура поганая, мы же за тебя в ответе.

Миллер в последний момент, перекрестил свое детище и вылетел в открытую дверь от мощного пинка второго пилота.

Алексей, приготовившись к крушению, удобно уперся руками о стенки барокамеры и зажмурил глаза. В таком состоянии он простоял около часа, но ничего не происходило.

Алексей подумал про себя.

- Тихо как в гробу, хотя я и есть в гробу, непонятный тяжелый запах аж глаза режет, подушка с кислородом почти пустая. А рану заштопал Миллер отлично, даже на ощупь не могу найти следа, и чувствую себя прекрасно, действительно толковый доктор. Почему самолет до сих пор не упал? Наверное, планирует, может выйти да посмотреть? Летуны видимо от страха в штаны наложили, и спрыгнули раньше времени…

Алексей сидел в кромешной тьме и нервно думал, спустя час он принял решение выходить.

Прокрутив рычаг, Алексей попытался открыть дверь, но дверь не поддалась, он собрал все силы, и начал медленно двигать титановый люк, из образовавшихся щелей сильным напором брызнула вода. Алексей не до конца осознавая, что происходит, интуитивно набрал спертый воздух в легкие, распахнул крышку люка, и вырвался из железного плена.

Тусклый свет еле пробивался через полуразрушенный корпус самолета, который обильно порос тиной и водорослями, Алексей, раздвигая растительность выплыл, из корпуса самолета, и поплыл в верх, к спасительному солнцу, лучи которого пронзали толщи воды, до самого дна.

Выплывая на поверхность, Алексей подобно рыбе выскочил из воды, и стал глотать живительный кислород, толи от прилива свежего воздуха, а скорее от сильной усталости у него закружилась голова. Немного отдышавшись лежа на воде, Алексей огляделся, и поняв, что находится по середине огромного водоема, медленно поплыл к ближайшему берегу до которого было не менее трех километров.

Выползая на песчаный пляж, Алексей перекатился на спину и сдувая капли воды с губ закрыл глаза. Очнувшись он увидел перед собой удивленные глаза молодого парнишки лет пятнадцати отроду, тот улыбаясь стоял над ним с автоматом Калашникова на перевес. На голове его была смятая кепка, на которой отчетливо вырисовывалась красная звезда. Алексей, щурясь от солнца, спокойно спросил.

- Где я братишка?

Тот усмехнулся, и крикнул куда-то вдаль.

- Мужики, идите сюда, гляньте какой "Ихтиандр" из Курахова выплыл…

Алексей поднял глаза, и увидел, как к ним навстречу подбегают трое пожилых людей в какой-то непонятной форме, и невиданным доселе оружием.

Один из них тихо обратился к молодому парню.

- Ни ори окунь, мы же на вражеской территории…

После чего внимательно посмотрел на Алексея и спокойно сказал.

- Кто такой? Почему голый?

Алексей тряхнул мокрыми волосами, и спокойно ответил.

- Майор особого отдела НКВД, Саблин.

Тот навел автомат на Алексея и сжав зубы проговорил.

- Ах ты сука фашистская, укроп недорезанный, сейчас я тебя расчленю падлу.

Алексей нервно вскочил, и почти заорал в ответ.

- Какой я тебе фашист, дурак, я майор красной армии Алексей Саблин!

Старики немного растерянно посмотрели друг на друга, после чего один из них обратился к главному.

- Иван Борисович, странный он какой то, по-моему, не в себе, тут за Кураховом вчера грады работали, может он от страха головой тронулся?

Иван, с ненавистью в глазах посмотрел на Алексея, после чего обратился к товарищам.

- Окунь, одень на него наручники возьмем с собой, Палыч, и Философ, смотрите за ним в четыре глаза, не нравится мне этот гусь, видно, что тренированный, как бы не оказался наймитом.

Окунь тут же обратился к старику.

- Иван Борисович, мы его вот так голого и поведем?

Тот хмуро ответил.

- Ну нет конечно, у тебя же должны быть гражданские шмотки?

Окунь кивнул в ответ.

- Да есть, но я же в них должен в разведку идти?

Иван махнул рукой и скомандовал.

- Я сказал одеть задержанного, а то мы с этим нудистом спалимся через километр.

Окунь быстро достал из рюкзака джинсы, спортивную ветровку и кроссовки, после чего аккуратно передал вещи Алексею со словами.

- Держи Ихтиандр, и смотри не перепачкай, новое все, неодеванное почти.

Алексей недовольно посмотрел на Окуня, и взяв вещи стал одеваться, выговаривая про себя.

- Что нормальной одежды не нашлось? Тряпки маскарадные, а обувка срам сплошной.

Парнишка цокнул, и грубо ответил.

- Руки сюда давай, сейчас дойдем до наших, там по-другому запоешь.

После этих слов Окунь защелкнул наручники на запястьях Алексея.

Медленно шагая по песчаному грунту вдоль водоема группа не спеша двигалась на восток.

Обсохшие волосы упали Алексею на глаза, и он с огромным удивлением крикнул.

- Волосы мои черные, у меня опять черные волосы!

Идущий позади дед, с позывным Философ, усмехнулся и спросил.

- А какие они должны быть в твоем то возрасте?

Алексей радостно расстегнул ветровку и почти закричал,

- И шрамов на теле тоже нет! Не обманул профессор, работает машина!

Старик ткнул Алексея автоматом в спину и строго сказал.

- Ты давай это не ори, тут укропов полно, того и гляди нарвемся на засаду.

Алексей радостно обернулся, и указав на автомат Калашникова, с улыбкой спросил.

- Оружие у вас чудное какое то, американское что ли?

Философ посмотрел на Алексея и строго ответил.

- Ты че мудак?

Алексей схватился за голову, и смеясь громко сказал.

- Мужики, я понял! Я видать в гробу этом слишком долго пролежал, какой сейчас год?

Идущий рядом Иван, с сарказмом кинул.

- Вот же сука, под дурака косит, плохо что в наручниках, и по морде не дашь.

Алексей улыбнулся показал запястье лейтенанту которые были скованны стальными браслетами, после чего тряхнул руками и наручники с характерным звоном слетели на землю.

Алексей уставился на Ивана, и вызывающе сказал.

- А ну ка попробуй, ударь…

Иван посмотрел, на Окуня и почти выкрикнул.

- Ты наручники закрывал?

Тот растерянно ответил.

- Конечно я их закрыл.

Иван достал из заднего кармана собственные наручники, подошел к Алексею и снова заковал того в браслеты.

Алексей нагло засмеялся в лицо пожилому Ивану, снова тряхнул руками и браслеты полетели на землю. Старик посмотрел на ключ, после чего подобрал наручники, уложил их в карман и обратился к малочисленному отряду.

- Вы это, чуть дернится сразу открывайте огонь на поражение, больно тип проворный.

Алексей спокойно развел руками и ответил.

- Да свой я Мужики, Советский.

Иван Борисович, передернул затвор, и строго сказал.

- Видали мы таких своих, а ну пошел в перед, руки держать что бы я их видел!

Алексей цокнул языком покачал головой, и продолжил путь.

Выходя из камышей группа пригибаясь гуськом побежала к лесу, забегая за деревья Алексей боковым зрением увидел блик от снайперской винтовки, и кубарем закатился за трухлявый пень. Палыч, дернулся и негромко сказал.

- Ушел гад!

Через мгновение из чащи леса раздался грубый голос!

- Всем оставаться на своих местах! Вы окружены.

Группа пожилых людей с юнцом Окунем, застыла на месте.

Алексей, спрятавшись в корневище пня, внимательно стал оценивать ситуацию. Из засады выскочили бойцы, с желто синими нашивками, на которых отчетливо просматривалась аббревиатура СС.

Алексей сжал зубы и подумал про себя.

- Хорошие дела, по всему Галичане свирепствуют…

Солдаты, со знанием дела арестовывали его недавних знакомых. Оценив ситуацию, и посчитав численность неприятеля, Алексей спокойно вышел из Леса и направился в сторону арестованных.

Его путь преградил рослый мужик, который навел винтовку СВД на Алексея, и громко сказал.

- Стий, ты хто такий? Що тут робишь?

Алексей развел руками и спокойно ответил.

- Та мисный я, тутошний.

Солдат с недоверием посмотрел на Алексея, после чего ткнув его в бок винтовкой громко сказал.

- А ну пошел, зараз разбэремся що ты за птах.

Алексей, заложив руки за голову медленно шел мимо связанных товарищей и улыбаясь подмигнул Ивану.

Рослый солдат, подвел Алексея к своему командиру и доложил.

- Друже командир, ось задиржанного прэвил, говорит що с цого миста.

Командир с автоматом АКСУ за спиной, гордо задрал подбородок в верх, заложил руки за спину, и угрожающим голосом задал вопрос.

- Кто такой? Сепаратист?!

Алексей усмехнулся внимательно посмотрел на кобуру командира, после чего молниеносно нанес сильнейший удар кулаком, точно в подбородок офицера, отскочив назад он затылком сбил с ног рослого солдата. Перекувыркнувшись Алексей достал из кобуры лежащего на земле командира, пистолет, и принялся палить, в убегающих солдат. Солдаты в панике беспорядочно отстреливаясь, бежали в рассыпную с дикими криками и воплями.

Алексей встал во весь рост, снял штык нож с пояса лежащего без сознания солдата, и спокойно направился освобождать свой недавний конвой.

Палыч, радостно встречая Алексея нервно засмеялся и произнес.

- А я-то думал ты убег, а ты вон оно как.

Освободившись от веревок, Иван встал во весь рост, протянул руку Алексею, и благодарным голосом произнес.

- Спасибо товарищ майор, простите что сразу не догадался что вы из "ГРУ", я понимаю, что ваша работа чрезвычайно секретная.

Алексей, не обращая внимание на Ивана, быстро собрал оружие у лежащих украинских солдат, и оглядываясь строго сказал.

- И так товарищи красноармейцы, сейчас не оглядываясь бежим к нашим позициям

Иван первый, Палыч Замыкающий.

Пробежав пару километров, Иван согнулся, хватаясь за печень, и громко сказал.

- Не могу больше, боюсь помру, давайте передохнем.

Алексей остановился и спокойно спросил.

- Далеко еще до наших? Карта есть у кого не будь?

Окунь, сплюнул на землю, достал из кармана модный широкий телефон, и открыл карту "Гугл".

Старик с позывным "философ", тяжело дыша спросил молодого парня.

- Слушай Окунь, у тебя что, планшет укропы не забрали?

Тот улыбаясь, ответил.

- Нет, у меня на спине потайной карман пришит, мать постаралась.

Алексей удивленно посмотрел на непонятный прибор, на котором яркими цветами высветилась карта и тихо сказал.

- Диковинная штука.

После чего взял в руки планшет и внимательно начал изучать место расположение.

Иван оживленно начал показывать, пункт прибытия.

Алексей прищурил глаза и с умным видом ответил.

- Рядом совсем, жаль рации нету, сообщить бы нашим, чтобы встречали.

Иван кивнул головой, набрал номер телефона и из динамика послышался голос.

- Але Окунь вы где?

Иван заикаясь доложил.

- Здорово Леший, мы будем через час максимум, у вас спокойно?

Хриплый голос из динамика, ответил.

- Здорово Кабанов, у нас все спокойно, ждем.

Алексей, раскрыв рот удивленно посмотрел на чудо аппарат, и спросил.

- Ого вещь, нам бы такую в сорок втором.

Бойцы в очередной раз переглянулись между собой, после чего Иван не смело сказал.

- Я понимаю товарищ майор, что средства мобильной связи легко прослушать, но к сожалению спутниковых телефонов, у нас пока нет.

Алексей, не подавая виду встал во весь рост, и вся группа двинулась к своим позициям.

По дороге Алексей нехотя обратился к Ивану.

- Ладно разведка, о том, что вы так глупо попали в плен, я не стану писать в рапорте, но и вы уж пропустите тот факт, что я был найден голый на пляже.

Иван с недоверием посмотрел на Алексея и серьезно спросил.

- В каком рапорте?

Алексей, раскрыв широко глаза ответил.

- Как в каком? В рапорте донесения разведки! Вам же за добровольную сдачу оружия всем трибунал полагается.

Иван усмехнулся, и продолжил.

- Ничего нам не полагается, вы же видели, что укропов было минимум два десятка, а нас то всего четверо, что мы могли сделать?

Алексей пожал плечами и с удивлением спросил.

- Слушайте вы вообще кто? Что за разведка такая, которая двух километров пробежать не

может?

Иван обижено отвел глаза в сторону, и ответил.

- Да ни какая мы не разведка, мы помогаем нашему ополчению, на общественных началах, так как по возрасту вояки из нас не получились. Тут недалеко у Палыча родственники живут вот мы и решили помочь с продуктами, а за одно и разведать.

Алексей тяжело вздохнув сказал.

- А за кого воюете?

Иван гордо поднял голову и ответил.

- За мирных трудящихся, я-то сам токарь по специальности, Палыч Шахтер, Философ преподаватель местного вуза, Окунь вообще пацан, школу еще не окончил.

Алексей нервно проговорил.

Черт знает, что, форменная партизанщина, дисциплины никакой, ответственности никакой.

Добравшись до своих позиций, Иван проводил Алексея в штаб, после чего вышел из кабинета, и присев со своими бойцами усмехнувшись сказал.

- Совсем с ума по сходили эти спецы, дисциплина им наша не нравится.

Философ, закурив сигарету, спокойно поддержал разговор.

- Не обращайте внимание, это они так по началу духоту нагоняют.

Палыч, раскрыл широко глаза и тихо произнес.

- Не знаю откуда он выплыл, но укропов покрошил Ихтиандр здорово, никогда не видел, чтобы так кто-то работал.

Через двадцать минут из кабинета выскочил взъерошенный майор, и с криком обрушился на группу стариков.

- Вы кого мне привели? Нам еще наркоманов в армии не хватало, полюбуйтесь что он мне тут понаписал.

Философ, достал из кармана очки, взял бумагу у майора и принялся читать в слух.

- Алексей Саблин, 1919 года рождения, принимал участие в финской компании. Великую отечественную встретил 22 июня 1941 года в составе 6 армии которая дислоцировалась в советском городе Львове, в звании лейтенанта.

После прочитанного группа стала дико смеяться, Майор улыбаясь взял бумагу у философа и продолжил.

- Ты дальше читай: принимал участие в обороне Москвы, в освобождении Украины, Чехословакии, Югославии, Польши, Германии, от фашистских захватчиков.

Бойцы, заливаясь истеричным смехом не могли остановится, Майор смеясь задал вопрос.

- Ну и откуда появился этот столетний освободитель? Которому на вид максимум 25 лет?

Из кабинета вышел Алексей, вся группа молча опустила глаза в пол, а майор смеясь задал вопрос.

- Слушай герой, а знаешь гимн разведки великой отечественной?

После этих слов Майор театрально пропел.

- Я был батальонный разведчик

А ён писаришка штабной

Я был за Россию ответчик

А ён спал с моею жАной….

Алексей изо всех сил ударил открытой ладонью по столу и истерично закричал.

- Гимн разведки, это тишина майор!

Майор испугано выронил листы бумаги на пол после чего растерянно погрозил пальцем и ответил.

- Ты мне давай тут свой гонор не показывай, свалился понимаешь на мою голову, орденоносец хренов.

В этот момент в коридор быстро вбежал боец и обратился к Майору со словами.

- Товарищ майор, там наши захватили два "БТРа" куда ставить?

Майор, кивая головой ответил.

- Привет Слава, ты вот что, скажи, чтобы они на прямую их в ДПО отогнали на починку.

Боец внимательно выслушал майора, после чего посмотрел на Алексея и широко раскрыв глаза сказал.

- Лёха ты? Живой?

Алексей в недоумении кивнул головой.

Майор удивленно посмотрел на вновь прибывшего бойца, и задал вопрос.

- Вы что знакомы?

Тот растопырив руки уверенно ответил.

- Конечно знакомы, это одноклассник мой, Леша Фролов, из Ясиноватой. Он с группой "Синего" три дня назад с задания не вернулся.

Майор передернул скулу, печально посмотрел на Алексея и с грустью сказал.

- Выходит контузило парня, ладно отведи его в больницу, остальные свободны.

Алексей спокойно проговорил.

- Ненужно в больницу, я здоров.

После этих слов Алексей упал на стул, и закрыв лицо руками начал лихорадочно думать.

Боец подскочил к Алексею присел на корточки и радостно сказал.

- Здорово Леха, рад что ты жив.

Пальцы Алексея сползли с его лица, он уставился на незнакомца и задал вопрос.

- Здорово, ты кто?

Тот широко улыбнулся, вылупив лупоглазые глаза и ответил.

- Да ты что братан, я же Славик Гавришь, мы же с тобой восемь лет на задней парте учителям житья не давали.

Алексей кивнул головой, и задал очередной вопрос.

- А я кто?

Парень протер рябое лицо, и с удивлением продолжил.

- Да ты гонишь братан! Как кто? Ты Леха кентуха мой закадычный, вот ствол свой у меня на хранении оставил, сказал, что семейная реликвия, если что с тобой случится, чтобы я его бабке твоей вернул.

После этих слов рябой достал из-за пояса черный пистолет "ТТ" на котором сверкала гравировка "За доблесть и честь, на долгую память Капитану Саблину А.С. от Генерала Малиновского 1943 год"

Алексей нервно взял пистолет в руки, после чего схватил Славика за ворот, и сквозь зубы прошипел.

- Где ты его взял!?

Славик с ужасом посмотрел на Алексея и истерично заорал.

- Товарищ майор, Александр Николаевич, это не Леха!

Из кабинета выскочил майор, и громко крикнул.

- А ну ка прекратить истерику!

Славик спотыкаясь подскочил к майору и испуганно показывая пальцем на Алексея сказал.

- Товарищ майор, это не Алексей Фролов.

Тот высокомерно поднял голову и спросил.

- А кто? Папа римский?!

Славик глотаю слюну продолжил.

- Не знаю Александр Николаевич, но у этого глаза другие, бешенные, и шрам у Лехи был возле глаза, он в детстве с качелей упал, а у этого лицо чистое и сам весь как из стали отлитый.

Майор, нервно махая рукой ответил.

- Вот попадешь под артиллерийский обстрел, и у тебя глаза бешенные станут, и шрамы рассосутся по всему телу!

После этих слов майор, исчез в кабинете громко хлопнув дверью.

Алексей пытаясь успокоится, медленно подошел к Славику и вежливо спросил.

- Так, где ты взял этот пистолет?

Славик медленно прижимаясь к стенке дрожащим голосом ответил.

- Леха братан, так ты же мне его и всучил.

Алексей успокоившись похлопал по груди нового закадычного друга и тяжело вздохнув сказал.

- А у меня он откуда взялся?

Славик кивая головой ответил.

- Ну вроде бабка твоя Мария Федоровна с фронта привезла, наградное оружие деда твоего Саблина Алексея.

Алексей, широко раскрыв глаза, громко спросил.

- Мария жива?!

Славик уклоняясь от Алексея закивал головой.

- Жива Леха, она же тебя одна и воспитывала, после того как родители твои померли.

Алексей схватил Славика за бока, и радостно крикнул.

- Ну так поехали!

Славик истерично улыбнулся и спросил.

- Куда?!

Алексей почти крикнул.

- К Марии Фроловой!

Заходя в уютный небольшой дом, Алексей услышал старческий голос.

- Алешенька это ты внучек?

Алексей забежал в спальную, где увидел сидящею на кровати старушку.

Приподняв руку, старушка сказала хриплым голосом.

- Засиделась я на этом свете внучек, уж 87 годков мне стукнуло, чувствую, что недолго осталось мне небо коптить. Сходил бы ты к отцу Михаилу, пусть придет исповедует.

Алексей, кивая головой прослезился.

Старушка Мария погладила Алексея по голове, улыбнулась и тихо сказала.

- Как же ты похож на своего деда.

Алексей сквозь слезы ответил.

- А ты помнишь его?

Бабка улыбнулась и тихо произнесла.

- Конечно помню, и дня не было чтобы я не вспоминала своего Алешеньку.

Выйдя из дома Алексей обратился к сидящему во дворе Славику.

- Слушай, где у вас тут священника Михаила можно найти?

Славик огляделся по сторонам и спокойно ответил.

- Да вот на против в церквушки.

Алексей доброжелательно посмотрел на Славика и попросил.

- Дружище, позови его, скажи, что Баба Мария исповедаться хочет, худо ей совсем.

Славик сморщил лицо прикрыл рот ладонью и с пониманием ответил.

- Конечно позову.

И тут же помчался в сторону церкви.

Через час баба Мария давала исповедь отцу Михаилу, тот держал старушку за руку и внимательно слушал.

Баба Мария качая головой, рассказывала о прожитой жизни.

- На фронт я попала в январе 45 года, там встретила свою любовь, и было у нас с ним всего две встречи, но встречи эти были такими прекрасными, что я бы ни за что не променяла их на полноценную жизнь с другим человеком.

В апреле 45 года я комиссовалась, и приехала сюда, в октябре родила мальчика Алешеньку, мальчик рос крепкий, в 67 году женился сыночек мой, невеста Вера была хорошая, врачом работала. В 68 году у меня появился внук Юрочка, жили мы хорошо в достатке, Сынок мой Алешенька работал на шахте, внук решил пойти по стопам отца. В 1987 году, внучка моего завалило на шахте, для нашей семьи это была самая большая трагедия. Алеша сынок чуть не сошел с ума, и тогда Вера решила родить ему еще одного сына. В 1988 году родив малыша, Вера скончалась при родах, Алексей сынок сильно запил, и через год умер, а я осталась одна, с маленьким внуком Алешенькой.

Алексей сидел на кухни, обхватив голову обеими руками и плакал на взрыт.

Отец Михаил, окончив исповедь, зашел на кухню, и успокаивая Алексея тихо сказал.

- Не убивайся так Алексей, Бабушка твоя прожила достойную жизнь, верь, что ждет ее царствие небесное.

Алексей, протирая слезы, тихо кивнул головой, и задал вопрос.

- А есть оно? Царствие небесное?

Священник тихо ответил.

- Есть Леша, конечно есть…

Алексей нервно проговорил.

- Так почему же, чтобы заслужить его, человеку нужно пройти сквозь тернии бед, теряя своих родных и близких!?

Отец Михаил, спокойно продолжил.

- Понимаешь Леша, вся наша сущность есть промысел Божий.

Алексей серьезно посмотрел на священника и спросил.

- И что же, Бог, сидя на своих небесах, не может осчастливить всех одним взмахом руки?

Священник кивнул головой и тихо ответил.

- Нет Алексей, Бог он не на небесах, Бог в каждом из нас, и в том времени в котором мы живем. Время, это и есть Бог, так как со временем каждый получает то что заслужил.

У Алексея задрожали скулы, он ударил кулаком по столу и громко спросил.

- По-твоему, Мария заслужила потерю всех своих родных?

Священник тяжело вздохнул.

- Не знаю Алеша, я слуга Божий, но если предположить, что все эти обстоятельства, способствовали твоему рождению, то можно представить, что для Марии ты и есть Божья милость.

Алексей склонился над столом, и горько заплакал.

На следующее утро раздался стук в дверь, Алексей вышел на порог и увидел Славика, в окружении вчерашней, группы "спасения". Алексей усмехнулся, и задал вопрос.

- Слушаю вас внимательно товарищи…

Славик с бледным лицом, протянул Алексею два пакета с продуктами, и подмигивая тому попытался подать знак. Алексей доброжелательно пригласил всех на кухню, и поставил чайник на плиту.

Иван Борисович, нехотя начал говорить.

- Так кто же вы на самом деле?

Алексей развел руки, и спокойно ответил.

- Я вчера все изложил в письменном виде, вы меня подняли на смех, поэтому чтобы впредь, не смешить людей, считайте меня Алексеем Фроловым.

Иван закашлял в кулак, переглянулся с группой, и уверенно ответил.

- Занятная штука получается, утром пришел список трехсотых из донецкого госпиталя, так вот Алексей Фролов числиться в нем как легко раненый.

Алексей радостно ответил.

- Выходит он жив?

Лейтенант в недоумении переспросил.

- Кто он?

Алексей ответил.

- Ну как кто? Фролов внук бабы Марии.

Иван вылупил глаза со словами.

- Ну хорошо, если он это он, то кто тогда ты?

Алексей закинул голову навзничь, и громко спросил.

- Я не пойму вы что меня за вражеского лазутчика принимаете?

Пожилые люди, хором начали отнекиваться, Иван приподнял руку и уверенно сказал.

- Вы понимаете, сейчас мы на добровольных началах, помогаем нашему ополчению, и поэтому просто хотим знать правду.

Алексей пожал плечами и ответил.

- Я все честно изложил на бумаге, больше мне добавить нечего.

Иван деловито проговорил.

- Значит все-таки Г.Р.У. ну вот и разобрались, да кстати Фролова завтра выписывают.

К этому моменту чайник на плите засвистел, и через минуту все присутствующие с удовольствием пили ароматный чай.

Философ негромко задал вопрос.

- Извините Алексей, но если представить, что вы действительно из прошлого, то каким образом вы оказались в нашем времени? Получается, что я на тридцать пять лет родился позже вас, однако вы выглядите младше моего сына.

Алексей нехотя отвел лицо в сторону, и задал встречный вопрос.

- Товарищи, давайте оставим вопрос моего прибытия в будущее до лучших времен, вы мне растолкуйте что у вас тут творится? Как вы докатились до того, что целые орды украинских националистов так вольготно чувствуют себя на советской земле?

Окунь, смеясь прокричал.

- Я тут не причем, я родился уже после распада СССР.

И тут же получил увесистый подзатыльник от Палыча.

Философ, глядя высокомерно на происходящие негромко начал.

- Сейчас является очевидным тот факт, что Союз Советских Социалистических Республик, был тем мировым стабилизатором, на котором строился мир во всем мире. И так, СССР рухнул в 1991 году, из-за колоссальных экономических диверсий, и банального предательства первых лиц государства. В результате каждая республика де-юре получила собственную независимость, де-факто союз был раздроблен на мелкие государства, во главе которых встали царьки, тем или иным образом зависящие от мирового капитала, или его величества Доллара.

Алексей раскрыл широко глаза и спросил.

- Получается нас завоевали долларом?

Философ усмехнулся и продолжил.

- Чтобы понять всю полноту картины, нужно окунутся глубоко в историю, на это уйдет много времени.

Алексей серьезно посмотрел на Философа и уверенно сказал.

- Я не куда не тороплюсь.

Философ вдумчиво продолжил.

- И так, в начале 17 века Америка представляла собой, огромные пастбища, куда стекались отчаянные люди со всего мира, в надежде заработать. Естественно, что в этом мероприятии, нашел прибежище не чистый на руку народ всех мастей, убийцы, шулера, проститутки и прочая нечисть. В результате безнаказанности и безвластия, очень скоро произошло их преобразования в хорошо организованные банды, которые грабили поезда, открывали игорные дома, и занимались работорговлей. Таким образом спустя столетья, приступная часть общества захватила рычаги управления власти. И достигнув своего апогея, вышла на мировой уровень.

Убийцы генерировали в хорошо обученные частные армии, которые сегодня бесчинствуют по всему миру.

Проституция стала незыблемой политикой соединенных штатов, где улыбающейся политиканы готовы лобзать любого диктатора в угоду своим меркантильным интересам, но как только диктатор становится им не нужен, он на весь мир провозглашается тираном и тут же уничтожается подобно трутню, путем колоритных революций.

Дальше всего из этой бандитской масти, пошли шулера, они разработали колоссальную индустрию обмана в виде всевозможных биржевых махинаций, и спекуляции ценными бумагами, которые в большинстве своем являются мыльными пузырями.

И во главе всей этой дьявольской пирамиды стоит доллар, который по сути ни что иное как обычная бумага, которую соединенные штаты с удовольствием экспортируют в обмен на сырьевые ресурсы и новейшие технологии по всему миру.

Алексей почесал затылок и спокойно сказал.

- Выходит, что капиталистическая агрессия сейчас в полном разгаре?

Философ улыбнулся и ответил.

- Именно, и к сожалению, не в нашу пользу…

Алексей внимательно посмотрел на свой увесистый кулак, и стальным голосом ответил.

- Ну это мы еще посмотрим.

После чего посмотрел на Ивана и задал вопрос.

- Слушай, ты вроде говорил, что фрезеровщиком работал?

Тот кивнул головой и уверенно ответил.

- Да, тридцать четыре года, стажа.

Алексей быстро начертил на картонке, рисунок и живо спросил.

- А вот такое полотно для саперной лопатки сможешь вырезать, с заточкой по всему периметру?

Тот со знанием дела внимательно посмотрел на рисунок, и уверено ответил.

- Конечно смогу, и вырежу, и прокалю, завтра к утру будет готово.

Алексей улыбнувшись кивнул головой.

Зазвонил мобильный телефон, Иван деловита ответил.

- Кузнецов у аппарата, так точно товарищ майор беседу провели, скоро будем.

После разговора, Иван протянул руку Алексею и уважительно сказал.

- Товарищ Алексей, нам пора, Слава останется с вами, сам напросился к вам в адъютанты.

Алексей, провожая пожилых добровольцев, напутственно сказал

- Завтра утром зайду к майору и встану на военный учет.

Иван, кивая головой доброжелательно ответил.

- Вот и отлично…

После ухода гостей, Славик принялся готовить еду, Алексей, прохаживаясь по кухни, спокойно спросил того.

- Слушай, а что за рации у вас такие миниатюрные.

Тот повернулся к Алексею выкатив в наружу оба глаза, и ответил.

- Слушай Леха или как тебя там? Я вот все никак не пойму, ты прикалываешься или издеваешься?

Алексей, выставив ладонь, серьезно сказал.

- Ты не умничай салага, а лучше каши побольше наготовь, Баба, маша со вчерашнего дня ничего не ела.

Тот обиженно отвернулся, и продолжил готовить еду.

Спустя пару минут Алексей снова обратился к Славику.

- Так как говоришь рация эта называется?

Славик не оборачиваясь пробубнил под нос.

- Мобильный телефон.

После чего достал из заднего кармана "айфон", и передал его Алексею.

Алексей, рассматривая диковинную вещ, покрутил его в руках, и в недоумении задал вопрос.

- Слушай, а как она работает?

Славик чертыхнулся, протер руки вафельным полотенцем и со словами.

- Нет ну ты реально деревня.

Принялся объяснять Алексею функции мобильного телефона.

После недолгого курса, Алексей улыбаясь посмотрел на Славика и сказал.

- Вот это вещ, и фонарь, и рация, и телеграф, и фотоаппаратура.

Славик высокомерно помешивая кашу, добавил.

- Да там много функций, туда закачивать можно новые программы, я его на четыре гранаты сменял.

Алексей кивнул головой и возвращая телефон сказал.

- Стоящая вещ, а где же знак соответствия? В каком НИИ разработано?

Славик включил музыку на айфоне и пританцовывая в такт ответил.

- В американском конечно, штампуют правда в Китае.

Алексей, раскрыв широко глаза спросил.

- А наши то что? Где наша аналогичная аппаратура.

Славик задрав голову в верх, завывая засмеялся.

- Ага наши, наши сделали мобилу, да такую что ей убить можно, весит килограмма полтора.

Алексей, сжав зубы, уставился на танцующего товарища, тот заметив недобрый взгляд, прекратил дрыгаться и кивая головой сказал.

- Нет ну наши тоже производят, оружие делают не плохое, космическая промышленность у нас на высоте, опять же сырьевые ресурсы.

Алексей, состроив гримасу передразнил товарища.

- Сырьевые ресурсы…

После чего резко встал со стула и крикнул.

- Проторговали еб#ом, все что можно проторговать, а теперь философствуют, о каких-то заморских злодеях!

Славик развел руки, и театрально ответил.

- Слушай ты, контуженный, я кроме ворованного угля ничем больше в жизни не торговал!

Алексей ударил по столу кулаком и тихо произнес.

- Выходит, что ни одним долларом нас завоевали. А мы то сидя в окопах мечтали, что после войны вгрыземся в работу, и такое построим что и в мыслях не представить.

Славик махнул рукой, и снимая кастрюлю с плиты довольно ответил.

- Да не парься ты, построим еще…

Алексей наложил еду в тарелку, налил чай в граненный стакан и понес еду в спальную комнату.

Зайдя в мрачную комнату, он включил свет, и разложив еду на столике, перед кроватью ласково обратился к старушке.

- Баба Маша, поешь, проголодалась, наверное?

Бабушка кряхтя приподнялась с кровати и тихо ответила.

- Спасибо внучек, а кто у нас на кухне? Голоса чьи-то слышала.

Алексей махнул рукой и спокойно ответил.

- Да это Славка, в гости зашел.

Старушка улыбаясь покачала головой в ответ.

- Ох уж этот Славка, опять тебя с пути истинного сбивает.

Алексей тряхнул головой и ответил.

- Я ему собью! Я ему так собью! Зубов не досчитается!

Спустя пол часа Алексей зашел на кухню, и принялся мыть тарелку. Славик сидя у окна и поглаживая живот, громко произнес.

- Командир, сядь поешь, остыло уже все.

Алексей сел за стол и наворачивая рисовую кашу спросил.

- Слушай адъютант, доложи, как тут у вас дела обстоят?

Славик почесал затылок, и невнятно начал объяснять.

- Дела обстоят нормально, людей хватает, но проблема в том, что специалистов мало.

Алексей уверенно спросил.

- Так как же вы воюете?

Славик замялся после чего ответил.

- Нет ну есть конечно парни, прошедшие горячие точки, но в основном добровольцы местные, хотя ты знаешь, есть группа одна, невидимками себя называю, вот те реальные спецы, каждый сотни стоит, от них "укры" как от чумы бегут.

Алексей заинтересованно спросил.

- А познакомится с ними можно?

Славик вылупив глаза, затряс своим рябым лицом и отнекиваясь проговорил.

- Не думаю, эти ребята появляются из не откуда, и так же исчезают. Сам пойми, это профессионалы, по всему видать ГРУ-шники, им без особой нужды святиться себе дороже.

Алексей, сжав зубы, проговорил.

- Ну должен же быть с ними хоть какой-то контакт? Ты пойми мне срочно нужно с ними связаться.

Славик с подозрением приподнял подбородок, и шепотом проговорил.

- Я понял, ты с ними из одной организации, и тебе нужно во чтобы то не стало выйти на них.

Алексей уверенно кивнул головой. Славик, не отходя от темы, достал телефон и оперативно перебирая контакты, начал обзванивать однополчан.

Через сорок минут, обзвонив всех, кого только можно Слава опустил рябое лицо, и с сожалением проговорил.

- Не получается Лёха, никто не знает где они сейчас. Есть один парнишка, он вроде с ними в контакте постоянном, но я его найти, никак не могу.

Алексей быстро собрался, и громко скомандовал.

- Выходим немедленно.

Славик растопырив глаза спросил.

- Куда?

Алексей, тряхнув головой громко ответил.

- Искать твоего парнишку.

Славик догоняя Алексея, в недоумении оправдывался.

- Да где его искать то? Он из батальонной разведки, они злые все.

Спустя час Славик с Алексеем зашли в полуразрушенное здание, где хорошо экипированные бойцы, высматривали близлежащий поселок в бинокль.

Славик осторожно обратился к стоящему за пулеметом мужику.

- Слушай браток, а где мне Устинова найти?

Тот нехотя обернулся и спокойно ответил.

- Федьку что ли? Да тут где-то был? А вы кто такие?

Славик кивая головой сказал.

- Я стрелок из отряда "майора Добрых", а это…

После сказанного Славик замялся и не зная, что сказать посмотрел на Алексея.

Алексей выпрямился, и четко ответил.

- Майор Саблин, особый отдел НКВД, а ты, наверное, Дзюба?

Солдат удивлено отшатнулся и медленно произнес.

- Так точно, а откуда вы знаете?

Алексей усмехнулся и спокойно проговорил.

- А, я тут почти всех знаю, с дедами вашими приходилось в разведку ходить.

Солдат отошел от пулемета, и подойдя к своему командиру неуверенно проговорил.

- Товарищ командир, тут какие-то подозрительные личности.

Командир не спеша подошел к Алексею, Алексей, не дожидаясь вопроса громко сказал.

- Здравие желаю товарищ Демидов!

Тот с удивлением посмотрел на подчиненного потом перевел взгляд на Алексея и спросил.

- Ты что типа Ванги, что ли?

Славик подойдя поближе шепнул командиру что-то на ухо, тот внимательно посмотрел на Алексея после чего улыбнулся и протянул руку, со словами.

- Командир разведки капитан Демидов.

Алексей пожал руку командира, и уверенно сказал.

- Зовут меня Алексей. Знал Героического деда твоего Лёню Демидова, красиво он смерть принял в январе сорок пятого.

Командир улыбнулся и четко ответил.

- Так точно товарищ Алексей, только он не дед мой, а прадед, меня в честь него назвали.

Алексей кивнул головой, и после недолгого разговора, спросил.

- Где нам твоего Устинова найти?

Демидов, уверенно ответил.

- Федька рядом тут, пошел проверить соседний дом, хотим там пушку установить, вы подождите его он сейчас будет.

Алексей спокойно кивнул головой, и присел в углу помещения.

Командир Демидов развернулся и направился к разрушенному выступу, пулеметчик Дзюба, догнав его тихо спросил.

- Командир, что за крендель к нам пожаловал?

Демидов в непонимании пожал плечами после чего так же шепотом ответил.

- Да наши это, шифруются просто.

Дзюба с интересом спросил.

- А зачем?

Демидов повернулся, внимательно посмотрел на пулеметчика, и усмехнулся.

- А что ему было говорить? Здравствуйте я из ГРУ? Ты, видел, как он озирался, это он снайперов высматривал, сразу видно человек обученный, ни то что мы, экономисты, юристы, повара, механики.

Дзюба приблизил палец к губам, и кивая головой ответил.

- Понял, молчу…

Через недолгое время, в разрушенное помещение вбежал черноволосый молодой парнишка, со словами.

- Товарищ командир, нашел отличное место, установим в глубине здания, ни одним снарядом не достанут.

Командир кивнул головой в ответ.

- Молодец боец Устинов хвалю!

После чего почесал лоб и спокойно продолжил.

- Тут к тебе ребята пожаловали, вроде знакомые твои…

Славик радостно подбежал к Устинову и громко крикнул.

- Здорово Федька, помнешь меня?

Тот с удивлением посмотрел на Славика, и пожав плечами ответил.

- Что-то не припоминаю.

Славик нервно засмеялся и произнес.

- Да как же? Это же я у тебя мобилу выменял, на четыре гранаты, и показал где в ополчение принимают.

Устинов пригнулся, и тихо сказал.

- Ты по тише ори, ты помнится тогда в маске был, как бы я тебя запомнил? Хотя твои глаза ни с какими другими не спутаешь.

Славик заржал, выкатив свои огромные глазища, и хватаясь за голову прогоготал.

- Точно! Я же тогда от Юльки шифровался, прилипла ко мне как банный лист, люблю говорит жить без тебя не могу.

Устинов сглотнул слюну, и нервно задал вопрос.

- Так, что надо?

Славик тут же принял серьезный вид и несмело начал говорить.

- Понимаешь, тут такое дело, нам срочно нужен контакт с невидимками.

Федор зло посмотрел на Славика, и повышая голос переспросил.

- Кому это вам?

Алексей, который все это время сидел в углу, резко встал и подходя ближе к Устинову четко ответил.

- Мне нужно выйти на группу невидимок, и как можно скорее.

Устинов внимательно посмотрел на Алексея и спокойно спросил.

- А вы простите кто?

Славик на ухо что-то шепнул Федору, тот раскрыл широко глаза, и медленно стал говорить.

- Я и сам толком не знаю.

Алексей подошел ближе к Федору, и тихо спросил.

- А как ты в первый раз с ними встретился? И почему они доверились тебе.

Устинов пожал плечами, и стал рассказывать.

- Случилось это два месяца назад, я стоял в наряде, вдруг из темноты выходит мужик точь-в-точь похожий на моего отца, я поначалу растерялся думал батя мой за мной приехал.

Славик расплылся в идиотской улыбке и сказал.

- Да у нас тут походу одни двойники…

Алексей нервно посмотрел на Славика тот прикрыл рот ладонью и замолк.

Устинов с интересом продолжил.

- Ну так вот, мужик этот подошел ближе и спрашивает меня, "ты Устинов?", я киваю головой, а сам думаю, неужто батя мой меня не признал? А мужик то этот развернулся на 180 градусов, и исчез в темноте как будто и не было. Я после этого минут 20 в себя прейти не мог, потом оклемался, и домой начал звонить в Новосибирск, на том конце как не в чем не бывало поднимает отец мой трубку, и говорит, что из Новосибирска никуда не выезжал.

На следующий вечер, опять этот мужик появился, форма на нем была из толстого брезента без опознавательных знаков. Подошел ко мне и вежливо так поинтересовался откуда я родом, и как зовут деда моего, я ему все как на духу рассказал, он прослезился обнял меня крепко и тихо сказал, "молодец Федька, на правильной стороне воюешь". После этого он часто приходил ко мне со стороны леса, и оставлял записки с координатами на карте. Все пункты были четко расписаны, о скопления вражеской техники, и от куда нам стоит ждать удара.

Наши ребята не раз стали замечать, как в самый разгар атаки Украинских войск, из неоткуда появлялись рослые мужики в странной одежде и ручными пулеметами времен великой отечественной, разносили укропов в пух и прах и так же неожиданно исчезали, я так полагаю мужик этот один из них.

Алексей спокойно спросил.

- А откуда вы узнали, что группа называет себя "невидимками"?

Федор, кивая головой ответил.

- Так на записках в место подписи всегда стояла надпись: разведгруппа "невидимки".

Алексей с прищуром посмотрел на Федора, и сказал почти по слогам.

- Покажи мне, со стороны какого леса приходил к тебе этот человек.

Тот быстро достал карту и ткнув пальцем указал на зеленку.

Стоявший рядом Славик закивал головой и громко сказал.

- Это почти нейтральная зона, я эти леса хорошо знаю.

Алексей схватил Славика за локоть и потащил за собой. Тот еле поспевая за почти бегущим Алексеем нервно спросил.

- Да успеем Леха.

Пробежав километр, Славик задыхаясь крикнул.

- Слушай контуженный, давай я тебе навигацию на телефоне включу, он тебя приведет как раз по назначению.

Алексей нервно посмотрел на Славика и негромко сказал.

- Выключи немедленно свой аппарат, и лампы с него выкрути.

Славик раздраженно ответил.

- Да какие лампы, ты вообще, о чем?

Алексей резко повернулся и со злостью сказал.

- Слушай жаба, ты про пеленг слышал, что не будь? Там спецы такие сидят, что за километр нас раскроют.

Славик внимательно посмотрел на Алексея, после чего стал нервно доставать телефоны из карманов, и отсоединять от них батареи.

Добежав до леса, Славик упал от усталости и громко начал говорить.

- Вот, этот лес, только о нем слава не хорошая ходит, болота там непроходимые, а из них голоса утопленников доносятся, люди эти места стороной обходят. Да и укропы убить нас могут, земля то нейтральная.

Алексей уверенно посмотрел на Славика и тихо сказал.

- Запомни жаба, можно убить человека, но нельзя уничтожить правду, ибо правда наша восстанет в детях наших и все равно вырвется на свет сколько ее не топчи. Так что сиди тут, жди меня, и думай!

Славик пытаясь улыбнутся испуганно переспросил.

- О чем думать то Леха?

Алексей недовольно посмотрел на не очень приятного приятеля, цокнул языком и почти выругался.

- О бабах думай, если о другом думалка, твоя не думает.

После чего пригнулся и тихой поступью пошел по пересеченной местности.

У самых болот, внимательно вглядываясь в землю, Алексей заметил минный капкан, и с улыбкой проговорил. – грамотная сигнализация.

В этот момент из зарослей появилась тень снайпера в камуфляжном балахоне, Алексей боковым зрением внимательно отслеживал движение ствола, и медленно шел на мины.

Когда до минного заграждения остался один шаг, снайпер громко крикнул.

- Стоять не двигаться!

Алексей поднял руки, повернулся к снайперу и негромко сказал.

- Мир Вам.

После небольшой паузы, он услышал не уверенный ответ.

- И вам не стрелять.

Снайпер быстро вышел из кустов, скинул капюшон, и с удивлением медленно проговорил.

- Товарищ Саблин?

Алексей широко улыбнулся и ответил.

- Майор Костоев, разве так принято встречать командира?

Костоев подбежал к Алексею и крепко обняв того медленно проговорил.

- Алексей Серафимович, дорогой, откуда вы взялись? Мы же вас неделю искали, землю носом рыли, целый полк саперов задействовали.

Алексей с радостью обнял Костоева, и довольно ответил.

- Самолет упал в Кураховское водохранилище, я сразу после падения из барокамеры выплыл и оказался здесь.

Костоев махая рукой ответил.

- Пойдемте Алексей Серафимович, тут в самом центре болота, остров есть, в нем наш бункер, вот ребята удивятся.

Костоев развернулся и закинув винтовку на плечо, быстро побежал к кустам. Освобождая от маскировочной сетки резиновую лодку, Алан с радостью тихо сказал.

- Это же надо, в голове не укладывается, где довелось встретится…

Запрыгивая в лодку, Костоев полулежа присел и шепотом проговорил.

- Лягте товарищ командир, я лодку под трухлявое бревно замаскировал, нам плыть метров восемьсот.

Алексей улыбнулся, и тихо ответил.

- Ты прав, с моей одежкой, меня за версту заметно, а маскировка у вас хорошая.

Тихо подплывая к заросшему холму, Алан медленно причалил к небольшому выступу, и сходя на берег, спокойно сказал.

- Все командир, прибыли, вот тут мы и живем.

Алексей тихо сошел на берег и пригибаясь за кустарниками, проследовал за Костоевым.

Подойдя к небольшому каменному валуну, Алан откинул замаскированный люк, и улыбаясь сказал.

- Вот тут мы и обосновались, давайте за мной, как раз к ужину подоспеем.

Алексей спустился по узкому вертикальному туннелю, в широкий коридор, тусклые настенные лампы еле освещали помещение. Алан, который шел впереди, выдыхая сказал.

- Радость то какая как будто брата встретил.

После чего морзянкой отстучал по двери семь раз.

Стальная дверь медленно отворилась, и на пороге появился человек, целясь из ручного пулемета во вновь прибывших, боец задал вопрос.

- Алан, ты кого с собой привел? Ты что забыл, что такое конспирация? И почему самовольно покинул пост?

Костоев широко улыбнулся и спокойно ответил.

- Да ты посмотри сначала кто это?

Алексей вышел в перед и громко сказал.

- Капитан Заикин, опустите оружие, Костоев оставил пост по моему приказу.

Заикин, опуская оружие, широко раскрыл рот и не веря своим глаза тихо сказал.

- Алексей Серафимович? Это вы?

Алексей, проходя в глубь помещения улыбаясь ответил.

- Так точно, он самый!

Алан догоняя Алексея, открыл дверь в просторный зал, где за длинным столом спокойно принимали пищу крепкие мужики.

Алан забегая внутрь громко сказал.

- Товарищи офицеры, прошу всех встать! И поприветствовать своего командира!

Через пол часа Алексей, сидя за общим столом, спокойно вел беседу со своими старыми товарищами.

Майор Арутюнян, кивая головой, медленно рассказывал.

- Когда "местеры" внезапно налетели, наш самолет стал набирать высоту, и уходить в облака, мы только и успели заметить, как сопровождающие нас истребители приняли бой и пытались отрезать немцев от вашего самолета. Когда облака рассеялись вас уже не было. По прибытию, нас всех взяли под арест, целые сутки сидели в неведении. На утро проскочила информация, что профессор Миллер, целым и невредимым доставлен на встречу к Лаврентию Павловичу. К вечеру того же дня, мы приняли участие в поиске вашего самолета.

Искали вас долго, и собаками, и саперами, где только не рыли, сами понимаете там места такие, живого места не было, от воронок, так и не нашли. Летчиков этих что вас с ценным оборудованием проморгали, естественно под трибунал, с полным лишением, а нас обратно на фронт. До конца войны провели несколько значимых операций, под личным руководством Павла Анатольевича. После победы над Фашизмом, принимали участие в разгроме квантунской армии. А потом наступил мир, мы как секретная группа НКВД были освобождены на время, под подписку. Год жили спокойно, пока в начале сорок седьмого не вызвал нас всех Павел Анатольевич Судоплатов.

К тому времени профессор, собрал новый аппарат, идея заключалась в том, чтобы отправить нас на шестьдесят пять лет вперед.

Алексей удивленно пожал плечами, и спросил.

- А почему именно на шестьдесят пять лет?

Арутюнян, стал чертить карандашом по бумаге, и оживленно объяснять.

- По прогнозам советских ученных, к одно тысяча семидесятому году на территории СССР должен был воцарится полный коммунизм. К девяностым годам, весь социалистический лагерь должен был войти в состав Советского Союза, а к две-тысяча десятому весь континент!

Арутюнян заштриховал полностью, нарисованную карту, после чего поставил жирную точку по середине.

Алексей широко раскрыл глаза и задал вопрос.

- Ну хорошо, если бы даже все так и случилось, вы то тут зачем?

Арутюнян закачал головой и тихо сказал.

- Пусть Батыр тебе дальше расскажет, он специалист по минным делам.

Майор Байрам-баев, пододвинул стул, и спокойно продолжил.

- По расчетам ученных, если бы весь континент стал одним союзом, то в этом случае Англо-Американские империалисты, стали бы в срочном порядке предпринимать меры, чтобы защитить свой капиталистический мир. К две-тысяча четырнадцатому году, возникала опасность ядерного удара по СССР, который мы должны были предотвратить.

Алексей, помотав головой спросил.

- Что такое ядерный удар?

Агишев, который сидел с боку от Алексея спокойно сказал.

- Оружие массового уничтожения, о котором так красноречиво твердил Геббельс…

Алексей зачесал волосы и спокойно проговорил.

- А оно у них есть?

Арутюнян грустно усмехнулся и спокойно сказал.

- Есть, и у ихних и у наших… хотя…

После чего махнул.

Алексей кивнул головой, и ответил.

- Хорошие были прогнозы… Да только вышло все иначе…

Майор Гичан, присаживаясь на стул, спокойно сказал.

- Да мы уже в курсе, как все вышло.

После чего бросил на стол современный Украинский учебник истории, за девятый класс, и продолжил.

- Вы почитайте товарищ командир, что эти сука там навыдумывали!

В этот момент в комнату вошла миловидная девушка, и с немецким акцентом вежливо сказала.

- Товарищи, время принимать лекарства.

После чего уставилась на Алексея и испуганно замолчала.

Арутюнян, встал со стула, и вежливо успокоил медсестру.

- Не пугайтесь Марта, это наш командир Алексей Саблин, он был отправлен в будущие вашим отцом, сразу после нас.

Девушка раскрыла широко глаза, и обратилась к Алексею.

- Так вы и есть тот самый Алекс Саблин, который два раза спас моего отца от верной смерти?

Алексей привстал со стула, вежливо поздоровался и без лишнего бахвальства сказал.

- Да, это я, только я никого не спасал, я выполнял задание, поставленное передо мной вышестоящим руководством.

Марта улыбаясь стала говорить.

- Вы знаете пока я работала у папы ассистентом, не проходило и дня чтобы он не рассказывал мне о ваших с ним приключениях. Его восхищала ваша храбрость, и самоотверженность.

После недолгого знакомства, Марта вежливо извинилась и громко сказала.

- Товарищи сейчас по очереди все на процедуру осмотра, и на прием лекарственных препаратов.

Арутюнян с улыбкой подмигнул Алексею и спокойно сказал.

- Вот так и живем. Профессор с дочкой своей почти три года проработал, она в курсе всего, лечит не хуже него, хотя лечение-это так формальность сплошная, профессор то под руководством Лаврентия Палыча новую барокамеру усовершенствовал, теперь в ней достаточно пять дней пролежать чтобы полностью исцелится. Заикина в прошлом месяце минометным обстрелом накрыло, весь израненный осколками был, еле принести успели. Марта его быстро на стол, все осколки повынимала и в барокамеру, через пять дней вылез как новый.

Алексей усмехнулся в ответ и спросил.

- А где еду берете?

Арутюнян уверенно стал объяснять.

- У нас же тут бункер, это самый верхний этаж тут столовая и операционная, ниже у каждого отдельная комната, еще ниже склады, там сух-пайки, медикаменты, еще ниже склады с оружием. Тут в лесу еще один схрон запасной с оружием, так там вообще Т-34, стоит весь в солидоле как со станка. Хотя оружие этого нам и современного хватает, после каждой вылазки, все груженные возвращаемся.

Алексей удивленно помотал головой и спросил.

- А электричество откуда?

Арутюнян с гордостью продолжил.

- Да ты что командир, эту шахту лучшие умы строили, по краям острова есть подземные течения, от них через небольшие гидростанции получаем электричество. Вентиляция идет через фильтры, канализация выведена в наружу, так что жить тут можно.

Алексей хлопнул в Ладоши и радостно сказал.

- Вот и отлично. Форма для меня найдется?

Армен кивнул головой и живо ответил.

Конечно найдется, и форма, и оружие, пойдем те на склад там выберем.

Через десять минут, Алексей в новой форме, прохаживался по складу, рассматривая арсенал оружия, и со знанием дела говорил.

- Одну винтовку Токарева с оптикой, два пистолета "ТТ", две наступательные, две отступательные и две противотанковые гранаты.

Арутюнян незамедлительно, выдал командиру его заказ. Алексей, разместив оружие довольно сказал.

- Ну вроде теперь полный порядок.

Арутюнян широко улыбнулся и ответил.

- Пойдемте товарищ командир я покажу вам вашу комнату.

Поднимаясь на верх Алексей спокойно спросил.

- Слушай Армен, а почему эти барокамеры до наших дней не дожили? Или советские ученные прогнозировали, что при коммунизме не будет не только бедных, но и больных?

Армен громко засмеялся после чего пожал плечами и стал говорить.

- Не думаю, Миллер умер в сорок восьмом году, это мы узнали из письма, который какой-то доброжелатель оставил в бункере. И так как, все эти уникальные разработки находились под строжайшим секретом, а по истории, в 1953 году, произошла кардинальная смена руководства, вот Лаврентий Палыч и у нес с собой все секреты того времени.

Алексей с удивлением проговорил.

- Черт знает, что, а Товарищ Сталин?

Арутюнян кивнул головой и спокойно продолжил.

- Товарищ Сталин умер, а на его место пришел, вы даже не представляет кто. Пост первого секретаря СССР занял Никита Сергеевич Хрущев.

Алексей остановился и раскрыв широко глаза переспросил.

- Это тот трус, у которого конечности отнялись после прибытия в Сталинград?

Армен кивнул головой и трагически ответил.

- Он самый.

Этим же вечером, Алексей сидя во главе стола, обратился к своим солдатам.

- Ну что думаете товарищи? Как будем действовать дальше? Отдельные вылазки, и война против Украинского национализма, это конечно хорошо, но нужно как-то выходить из ситуации в целом. А то пригрелись тут каждый в отдельной комнате!

Огишин поднял руку и спокойно сказал.

- Товарищ капитан, но если в целом, то на кого нам опираться? Советская власть прекратила свое существование двадцать три года назад.

Алексей усмехнулся и жестко ответил.

- Но мы то здесь! И мы просто обязаны повернуть ход истории в то русло, каким его прогнозировали советские ученные!

Або Авалиани, поднял руку и тихо обратился к командиру.

- Да мы бы и рады выйти, только вот незадача, тут почти у всех правнуки или внуки воюют за ополчение. Вот к примеру Устинов, правнука своего с сыном перепутал, после чего почти сутки в себя прийти не мог. Как же мы перед ними покажемся?

Алексей уверенно посмотрел на бойцов и громко сказал.

- А вот так и покажемся, гордо во весь рост! И скажем им, что удел врагов наших подло переписывать мировую историю, а наша с ними обязанность создать светлое будущее, где огромными буквами будут вписаны наши имена!

На утро группа Саблина, вышла к позициям ополчения. Проходя через небольшие укрепления, Костоев тихо обратился к Алексею.

- Товарищ командир, за холмом наблюдаю отряд численностью примерно в пятьдесят бойцов.

Алексей спокойно ответил.

- Продолжаем, движения.

Подойдя в плотную к отряду, Алексей заметил молодого парня, который был похож на него как его отражение в зеркале.

Он спокойно протянул ему руку и сказал.

- Ну здравствуй Леша.

Обернувшись он заметил, как все его бойцы, стали радостно приветствовать свое продолжение рода.

Из толпы, вышел фрезеровщик Иван Борисович, и вежливо обратился к Саблину.

- Товарищ командир, ваш вчерашний заказ выполнен.

После этих слов Иван достал из вещмешка саперную лопатку и с гордостью протянул ее Алексею.

В эти секунды в дали, послышался детский голос.

Русый мальчик лет десяти, бежал с западной стороны и во все горло кричал.

- Фашисты наступают! Фашисты наступают!

За спиной мальчика, показалась колонна боевой техники.

Алексей с улыбкой посмотрел на внука и тихо сказал.

- Алеша я всегда буду на шаг впереди тебя, ты просто иди за мной.

После этих слов Саблин прокрутил заточенную лопатку в руках, взвел курок на пистолете и с отчаянием тигра бросился на врага, бойцы лавиной кинулись в атаку в след за своим командиром.

Фашистские каратели, заметив наступающий отряд ополчения, открыли шквальный огонь из всех видов оружия, но к их огромному удивлению, чем больше они стреляли в них, тем больше становилось ополчение.

Максим Оразов.

2015.05.01.

" >
Социальные комментарии Cackle