Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

520
" >

Германия - страна путинистов, или Неизвестный факт из биографии Путина

Простые немцы не верят своим СМИ, демонизирующим президента России. Почему?

Тому, кто включал немецкие телеканалы во время так называемого "крымского кризиса" и последующего за ним "украинского конфликта", а вместе с ними и "холодной войны", не могло не броситься в глаза обилие теледискуссий со словом "Путин" в названии. Все известніе модераторы считали своим долгом собрать журналистов, бывших и действующих политиков и общественных деятелей на любом новом витке конфликтов обсуждавших, "чего хочет Путин". При этом, как и на российских телеканалах, участники дискуссий кочевали из одного шоу в другое, парочка персонажей разной степени "пророссийскости" должна была держать оборону от ведущего и остальных участников. В общем, всё почти как у нас, только меньше крика.

Только вот что интересно. Как только заканчивал свой спич какой-нибудь немец (или немка), призывающий не ссориться с Россией, или даже понять её мотивы, зал взрывался апплодисментами. Были они спонтанными или нет, трудно сказать, но тут важен результат. Налицо был диссонанс - между официальной позицией и мнением публики. Точнее даже, душевными порывами людей. Конечно, апплодировали не только условным "прорусским". Но в этом одобрении было заложено всегда больше чувства, оно являлось скорее даже эмоциональной разрядкой. Так, довольно быстро сложился образ "понимающего Путина", апеллирующего к довольно большой массе людей, и соответствующее слово вошло в политический жаргон.

Разумеется, СМИ основного потока отреагировали на новый политический тип с нескрываемым сарказмом. Правда, до травли тут дело не дошло. Слишком уж глубокие струны немецкой души затрагивали эти люди. Апплодисменты подтверждались статистикой.

Так, едва ли не половина немцев не увидела проблемы в пресловутой "аннексии Крыма", несмотря на беспрецедентную, ни с чем не сравнимую истерию в СМИ. Любопытно, но каста журналистов так называемой "качественной прессы" и общественного телерадиовещания восприняла эту новую внутринемецкую политическую реальность как вызов, как результат своей недоработки, и принялась с удвоенной силой честить Путина и страну, выбравшую его в президенты. Не останавливались ни перед чем. О Путине стали писать языком бульварной прессы, не стесняясь никакими правилами этики и морали. Так, образцом разнузданной пропаганды стала обложка журнала "Шпигель" со словами "Остановите Путина сейчас" на фоне коллажа с фотографиями жертв катастрофы малайзийского "Боинга".

Там, где требовалась хотя бы видимость серьёзности, пускался в ход специальный, придуманный для Путина, принижающий лексикон, базирующийся на сформированном еще в прежние годы мифе ностальгирующего по СССР кэгэбэшника, любящего всё и вся подчинять своей власти. Так, и любой военный парад, и прямая линия Президента комментировались не иначе как "путинское шоу". Расчёт тут скорее делался на нерефлексирующие умы. И неокрепшие умы послания улавливали. Так, девятилетний мальчишка, из совершенно аполитичной семьи, друг моего сына, как-то раз обронил: "Путин злой".

Эта одержимость Путиным проявилась уже давно. Сколько уже было сделано документальных лент о бывшем майоре КГБ, сколько статей написано (среди них и много интересных). Непроницаемый президент будоражил воображение журналистов с первого дня прихода к власти. Фиксация на Путине подстёгивалась у немцев еще и его восточно-германским прошлым, подчёркнутой германофилией и дружбой с Герхардом Шрёдером (который, как и следовало ожидать, во время кризиса и возглавил список "понимающих Путина").

Но чем сильнее были нападки на Путина, тем быстрее кристаллизовывалась община его немецких сторонников. Группа в Фейсбуке "Путинисты" удвоила за считанные месяцы число своих участников до 16.600, растёт число и популярность Ютуб-каналов с переводами с русского наиболее ярких телесюжетов. Можно сказать, что за полтора года произошло оформление нового русско-немецкого политического дискурса, с которым теперь уже вынуждены считаться как антироссийская каста "творцов мнений" в СМИ, так и политики. При этом, носителями и проводниками этого нового политического мышления являются не только обитатели соцсетей и альтернативные блогеры, но и представители старой политической элиты, многие интеллектуалы и влиятельные предпринимательские лобби.

Wlad Sankin

От редакции NOVO24

Почему среди немцев много "путинистов" мы можем только предполагать, конечно. Но, похоже,

из-за этой вот истории, совсем малоизвестной, которую в интернете быстро обозначили как "Неизвестный подвиг Путина".

Эта история вызвала много обсуждений и стала достоянием общественности. Рассказ идет о службе молодого подполковника Владимира Путина в Дрездене и о его неизвестном доныне подвиге, совершенном в 1989 году.

Вброс это или нет -- решать Вам, уважаемые

В ту ночь, когда рухнула Берлинская стена, огромная толпа (более 5 тысяч человек !) разгромила здание немецкой разведки "Штази". Они всё унесли, даже архивные файлы, документы с именами ГДРовских разведчиков. Ужасно сложилась судьба многих этих людей, так как архивы оказались в руках толпы. Да и здание было разгромлено полностью. Через стену от этого здания находилась резидентура Комитета государственной безопасности СССР. Начальник резидентуры, увидев толпу, сбежал. Понимая, что толпа сейчас ворвётся в здание КГБ и со зданием будет то же самое, что и со "Штази", оставшийся старшим по званию подполковник позвонил в соседнею воинскую часть с просьбой о помощи. Генерал ответил, что без команды из Москвы дать бойцов на охрану не может. А Москва молчит, на звонки не отвечает, никто не знает что делать.

И толпа врывается во двор КГБ СССР. Пять тысяч человек. Пьяные,, с бутылками пива в руках. Подполковник, оставшийся за главного, выходит к этой толпе и пытается в одиночку остановить разъяренных людей, обращаясь к ним: "То, что упала Берлинская стена – это добрая воля нашей страны! Здесь здание, которое мы охраняем. Это собственность Советского Союза! Поймите правильно – это собственность другой страны. Мы офицеры – выполняем свой долг…". Их, офицеров, было восемь человек. Они по окнам, как в бойницах, стояли с оружием.А вышедший подполковник с пистолетом с двенадцатью патронами в обойме преграждал путь толпе. Толпа наседала и подполковник сказал: "Вы знаете – я офицер. У меня 12 патронов. Один патрон я оставлю для себя. Но, выполняя свой долг, я буду стрелять. Я по-другому не могу – я офицер!"Он это сказал и стал медленно подниматься по ступенькам к входу в здание. Он шёл медленно, вполне ожидая, что кто-то кинет ему в спину либо камень, либо бутылку. Он очень медленно поднимался. А когда поднялся и обернулся, то увидел, что толпа стала расходиться. Никто из немцев в ту ночь в здание КГБ СССР не вошёл. Никто к документам архива не прикоснулся.В Дрездене до сих пор многие рассказывают эту историю. Эта история, ставшая почти легендой в Дрездене, жива до сих пор.Немцы с гордостью рассказывают, что тогда послушались неизвестного подполковника, имя которого на тот момент никому ничего не говорило.Сейчас же этот подполковник известен на весь мир.Русский президент. Владимир Путин.

" >
Социальные комментарии Cackle