Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

252
" >

Бегство, подполье или ополчение

Ситуация в украинском обществе становится всё более поляризованной, когда человеку необходимо чётко выбирать, с чьим лагерем он связывает свою судьбу. Сегодня уже не только недостаточно, но и опасно быть просто честным гражданином, выступающим за мир и согласие в стране: таких репрессии настигнут в первую очередь.

Накануне Шевченковский районный суд Киева назначил меру пресечения бывшему главному редактору медиа-холдинга "Вести" Игорю Гужве в виде внесения залога в размере более 1 млн. гривен. Кроме того, ему запрещено не только покидать пределы Украины, но и отлучаться с места постоянного проживания. При этом ещё в начале судебного заседания предложенная прокурором сумма залога составляла целых 17 млн. гривен ($783 тыс.): подследственного планировалось просто арестовать, выдвинув ему заведомо невыполнимые условия.

Пример экс-главреда "Вестей" уже можно считать хрестоматийным в качестве аргумента о тщетности, если не пагубности, легальной борьбы с бандеровщиной. Руководимые Гужвой газета и радиостанция продолжали говорить украинским гражданам правду, хотя и в том виде, насколько это было возможно в условиях возродившегося фашизма.

На протяжении всего 2014 года издание систематически подвергалось репрессиям: на рабочих местах журналистов устраивались обыски, а сама редакция превратилась в объект налётов неонацистов. А после убийства Олеся Бузины очень многие считали, что следующей жертвой бандеровцев падёт Игорь Гужва.

Вместо выстрелов прозвучали обвинения в неуплате налогов на сумму 18 млн. гривен, чуть меньшую, чем требуемый прокурором залог, а самого Гужву вынудили продать бизнес. Надо отметить, что в последнее время хунта сильно "поумнела": она отказалась вменять политические статьи своим противникам и начала "пришивать" откровенно уголовные.

То есть, обвиняемого ставят в заведомо невыгодное для него положение: на арестованного по политическим мотивам, либо в связи с вооружённым конфликтом на Донбассе распространяется международное гуманитарное право. Такого человека можно внести в списки на обмен пленными, за него можно хлопотать перед Красным Крестом и прочими международными организациями, а вот наличие хотя бы одного обвинения в откровенно уголовном преступлении автоматически лишает человека гуманитарной защиты.

В плане преследования прессы Гужва не одинок: несколько дней назад во Львове была схвачена нацистами и увезена в неизвестном направлении Елена Бойко. Эта поистине мужественная женщина бесстрашно вступила в открытый и неравный бой с бандеровщиной в самом её логове. Теперь её судьба, как и судьба многих тысяч других антифашистов остаётся неизвестной.

О борьбе хунты с коммунистическими организациями известно всем, но недавно в Харькове имели место нападение бандеровских боевиков на офис "Оппозиционного блока" и массовый одновременный митинг у здания облгосадминистрации, где по разные стороны милицейского кордона стояли сторонники и противники этой силы. А ведь этот самый "Оппозиционный блок" есть не что иное, как много раз всех предававшая и всё "сливавшая" Партия регионов, ныне пребывающая в глубоко немощном состоянии!

Из всего этого можно сделать простой вывод: хунта нейтрализовала практически всех крупных своих противников и взялась за мелких. Уже понятно, что её западными кураторами взят курс на приход к власти радикальных неонацистов, поэтому идёт расчистка политического пространства от последних остатков инакомыслия.

В такой обстановке бороться с бандеровщиной в легальном поле теряет всякий смысл. И у каждого честного человека на Украине остаётся только три варианта: либо эмиграция, либо уход в подполье, либо встать в строй героических защитников Донбасса.

Время компромиссов прошло. Пришло время окончательного выбора своей позиции.

Александр Дмитриевский

" >
Социальные комментарии Cackle