Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

426
" >

Американский эксперт: "Санкции работают... на благо России!"

"Покупать российское" скоро станет модно во всем мире

Американский политолог и бизнесмен Гилберт Доктороу делится наблюдениями от похода по продуктовым рынкам и магазинами Санкт-Петербурга и окрестностей. И предсказывает, что не за горами тот день, когда российское продовольствие составит конкуренцию европейскому на мировых рынках.

Американец Гилберт Доктороу – человек чрезвычайно разнообразных дарований. Изучать Советский Союз как историк и политолог он начал аж в 1965 году. Научными изысканиями не ограничился и ушел в бизнес, на протяжении четверти века занимая руководящие должности в западных компаниях, развивавших отношения с нашей страной. А в 1998-2002 годах послужил председателем российской Букеровской премии в области литературы. Доктороу живет в Бельгии и является европейским координатором Американского комитета по согласию между Востоком и Западом. Эта общественная организация пытается не только противостоять антироссийскому безумию, охватившему западные верхи, но и выдвигает программы обоюдовыгодного сотрудничества двух миров.

Несколько раз в год Доктороу бывает в России, а потом делится своими впечатлениями в западных медиа. Предлагаем читателями его заметки о походах по продовольственным магазинам и рынкам Санкт-Петербурга и окрестностей, опубликованные в международном интернет-издании Russia Insider.

Импортозамещение работает

"Прошло уже более года с тех пор, как Россия ввела эмбарго на поставки продовольствия из ЕС и других государств, применивших санкции к России после поглощения Крыма и вмешательства на юго-востоке Украины, - пишет Гилберт Доктороу. - Результаты смены зарубежных поставщиков и роста импортозамещения за счет усилий отечественных производителей стали видны достаточно ясно.

Эти заметки основаны на посещении розничных торговых точек, начиная от магазинов и рыночных прилавков до гипермаркетов. И от центра Санкт-Петербурга - до деревни в 80 км от города. Я постараюсь понять, что произошло. Как корзина покупок россиян изменилась на текущий момент и какие тренды являются доминирующими. Иными словами, я начну с ряда небольших и конкретных наблюдений, а закончу некоторыми обобщениями и прогнозами относительно того, какие глубинные процессы сейчас происходят, и как они могут повлиять на глобальный продовольственный рынок.

Определить происхождение продовольствия в российской розничной сети довольно легко. Многие розничные продавцы указывают иностранное государство или внутренний регион происхождения каждого продукта. А на популярных муниципальных рынках продавцы идут еще дальше, громко рекламируя вслух продукцию из некоторых районов, которые всегда на слуху. Сегодня, в частности, популярны крымские продукты, такие, как вино, клубника, помидоры и тому подобное. То же касается и особо прибыльных ранних фруктов и овощей, поступающих с юга России, то есть из региона от Ростова-на-Дону до чрезвычайно плодородного Краснодарского края. На городских рынках продавцы поддерживают патриотические настроения, которые сегодня витают в воздухе в российском обществе.

Петербургские рынки: своей рыбы полно, а мяса еще не хватает

В этой связи было особенно поучительно провести время на одном из самых престижных муниципальных рынков в центре Санкт-Петербурга - на Мальцевском рынке. Торговцы рыбой были и хорошо информированы, и разговорчивы во время нескольких моих визитов. Их ассортимент резко изменился после введения эмбарго. Разводимые в Греции дорадо и сибас ушли. Рыба местного происхождения расширила свое присутствие. Крупнейшее в Европе пресноводное озеро Ладога расположено всего в 40 км от Северной столицы. Сегодня оно стало очень заметным в предложении диких сортов рыбы. Например, таких как сиг, который является любимой озерной рыбой в соседней Финляндии, и большая озерная форель, достигающая размера лосося. Также представлена разводимая форель из Республики Карелия, которая граничит с Ленинградской областью на северном и восточном побережьях Ладоги.

Рыбная промышленность Мурманской области, расположенной в 1000 км на северо-востоке от Санкт-Петербурга, активизировала свое присутствие на рынке Санкт-Петербурга. Она вышла за рамки своей традиционной камбалы и другой не элитной рыбы, и начала поставку горбуши родом с Дальнего Востока. Горбуша была завезена в эти северные воды в советские времена и сейчас вернулась на рынок в рамках движения по замещению импорта. Свежие цельные горбуши приезжают в Санкт-Петербург полные икры. Свежая икра также продается на прилавках по доступной цене для тех, кто любит солить красную икру самостоятельно. Это позволяет сэкономить до 80% её стоимости по сравнению с консервированной икрой.

Элитная часть рыбных рядов на рынке предлагает старых любимцев: консервированного камчатского краба, черную икру (сейчас она доступна легально), копченых осетрину и угря. Эти продукты сохраняют свое позиции. То же самое касается свежей стерляди, которую на рынок Санкт-Петербурга поставляет живьем рыбная промышленность Дагестана, республики на Каспийском море. Кроме того, появилась и совершенно новая категория рыбы: высококачественная копченая рыба сибирских рек.

Норвежский лосось стал далеким воспоминанием. Тем не менее, этого царя выращиваемой в неволе рыбы можно вполне легально получить через нового поставщика. Фарерские острова номинально входят в состав Дании, но не являются членами ЕС. Они пренебрегли антироссийскими санкциями с самого начала. Конечно, торговцу рыбой не обязательно быть знатоком географии, не говоря уже о геополитике. Но мой торговец с Мальцевского рынка рассказал мне все об отношениях с Фарерскими островами, прежде чем я успел добраться до Википедии.

Если я уделил большое внимание рыбе, то это потому, что российская структура потребления изменилась в последние годы и продолжает меняться. Это заметно, даже несмотря на то, что продовольственный рынок в целом постоянно претерпевает изменения. В прошлом отношение местных потребителей к рыбе было скорее похоже на отношение в Сербии, где есть поговорка: "лучшая рыба - это свинья". В российском случае это было оправдано мерзким видом рыбы на прилавках еще с советских времен. И на рынках, и в магазинах розничной торговли можно было увидеть замороженные "промышленные" сорта рыбы, застывшей в различных стадиях трупного окоченения. Сегодня прилавки со свежей рыбой распространены не только в центральных муниципальных рынках и супермаркетах, но даже в торговых точках сетевых магазинов в пригородах и в глубинке. Цена сига или горбуши может быть далеко за рамками бюджета большинства потребителей, но средний класс в последнее время широко распространился географически.

По мясу, фруктам и овощам менее очевидно, что на Мальцевском рынке произошла смена поставщиков. По внешнему виду продавцы за прилавками - либо "представители кавказских национальностей", либо среднеазиаты. Эта группа продуктов, как в прошлом, так и в настоящем, как правило, поставляется из Азербайджана, Турции или Узбекистана, а не из Западной Европы. Цены высокие, но и внешний вид отличный.

Магазины: западные вина стоят, а продаются российские и абхазские

Переместимся от лучших муниципальных рынков к частному продуктовому магазину в универмаге Стокманн в Санкт-Петербурге. Новые поставщики и заново разрекламированные российские продукты появились и в этом серьезном законодателе пищевой моды. Предложение импортной рыбы сохраняется, но только от поставщиков, соблюдающих требования законодательства. Греческую рыбу теперь замещает турецкая.

Большое изменение произошло в структуре предложения копченой рыбы. Это очень популярная продуктовая ниша, в которой россияне всегда равнялись на финнов. Петербургский средний класс любил на выходные делать вылазки через границу в Лаппеенранта чтобы закупиться превосходной копченой рыбой для себя и родственников. Сегодня флагманский финский магазин в Санкт-Петербурге наполнил свои прилавки копченой рыбой российского производства. Это рыба прекрасно выглядит и хороша на вкус. Она закопчена на дереве твердых пород и стоит на 40% дешевле рыбы из Финляндии. Учитывая качество того, что я пробовал, можно с уверенностью сказать: российские мастера подняли уровень своего предложения, чтобы соответствовать или превосходить зарубежную продукцию. Теперь надпись "Сделано в России" стала источником гордости для отечественных потребителей, а не поводом для насмешек, как в прошлом.

Вина - это категория товаров, которая также меняется вместе с политикой. В России нет эмбарго на вино из стран, участвующих в санкциях против нее. Все французские, испанские и итальянские вина прошлых лет присутствуют сегодня на прилавках магазинов. Но почетное место отводится винам Крыма и юга России, куда бы вы не пошли. Для "Стокманна" это сопутствующий жест признания политической реальности. Они в настоящее время рекламируют вина из Абхазии.

Прилив поднимает все лодки. Российские фермеры в различных товарных категориях оперативно занимают ниши, оставленные западноевропейцами. Мясо птицы, а конкретно - утки, кажется, тот самый случай. Сегодня "Стокманн" предлагает фасованных по 2 кг, охлажденных, потрошеных уток из Ростова-на-Дону. Это весьма примечательно, поскольку устраняется проблема, парализовавшая даже высоко патриотичных рестораторов в недавнем прошлом, а именно - отсутствие стандартизированных порций и непрерывности поставок, которые заставляли их работать только с замороженными французскими утками. Российские сельскохозяйственные комплексы похоже выполнили свою задачу.

Некоторые категории товаров просто исчезли с уходом европейцев. Например, замороженные супы, ранее поставляемые Польшей и Венгрией. Эти страны предлагали продукты со своего рынка, которые были близки к вкусам российских потребителей. После введения эмбарго эти товары исчезли и до сих пор не нашлось российских или иностранных производителей, которые заполнили бы эту нишу. Но это относится лишь к небольшой группе товаров.

То же самое касается некоторых категорий сыров. Сербия теперь поставляет сыр типа "фета", который ранее шел из Греции. Российские производители предлагают достойные заменители моцареллы для замещения запрещенной итальянской продукции. Твердые сыры пока еще не замещены заслуживающими доверия производителями из России или сопоставимыми альтернативными источниками за пределами ЕС. Безусловно, некоторым супермаркетам все еще присуще богатое предложение сыра, что вызывает вопросы о законности его происхождения. Однако ужесточение контроля, и в частности недавно утвержденное постановление об уничтожении контрабанды на границе, могут скоро свести на нет нарушения в сырном секторе.

Короче говоря, прогулка по российским продуктовым ритейлерам всех ценовых категорий показывает, что почти все группы товаров, предлагаемые до введения санкций и эмбарго, остаются доступными. Многие отечественные продукты сохранили свои рублевые цены, то есть они стоят сейчас на 40% дешевле аналогичных товаров из Западной Европы. Новые зарубежные поставщики часто происходят из развивающихся стран и их цены ниже европейских. На других импортных товарах отражается неблагоприятный обменный курс рубля. Они на треть или более дороже, чем до санкций.

Выяснение отношений с Россией дорого обойдется Европе на мировых продовольственных рынках

Рынки всегда находят равновесие между спросом и предложением. Чтобы призывы к импортозамещению от политического класса заработали, должно было произойти радикальное изменение восприятия потребителем производимых в стране продовольственных товаров. Важнейший вывод от посещения розничной сети и наблюдений за продвижением товаров заключается в том, что лозунг "покупай российское" работает, потому что он соответствует новым патриотическим настроениям.

В свою очередь, по всей стране спрос выдвинул на передний план производителей, способных предложить продукты питания по-настоящему мирового класса по ценам доступным среднему классу. К этой картине можно добавить увеличенный ассортимент местных тепличных овощей. Они были на задворках, когда голландская и польская продукция доминировала на рынке по конкурентоспособным ценам, что достигалось эффектом масштаба производства для всего европейского рынка. Но теперь местные тепличные производители во многих мегаполисах пробили свой путь на прилавки магазинов в качестве приоритетных поставщиков.

На все это имеет смысл смотреть в контексте русской истории. В годы перед русской революцией аграрные реформ Петра Столыпина дали свой магический эффект, и Россия стала крупным экспортером сельхозпродукции. Не только зерновых, но и других основных продуктов питания. Дошло до того, что в 1912 году Россия поставляла сливочное масло в Данию.

Сегодня Россия снова - один из крупнейших в мире экспортеров зерна. Но еще недавно было трудно вообразить, что она могла бы стать экспортером других зерно-зависимых видов сельскохозяйственной продукции, таких как мясо птицы и свинины. Не говоря уже об экспорте других групп пищевых продуктов, более трудоемких в производстве. Однако учитывая тенденции последних 18 месяцев, эти возможности заслуживают внимания. В этом смысле выяснение отношений с Россией по поводу Украины и введенные санкции могут в конечном итоге стоить Европе гораздо больше, чем сегодняшние или будущие упущенные продажи европейских продуктов в России. Они могут привести к воскрешению сверхдержавы на рынке продовольствия, которая составит конкуренцию ЕС на глобальных экспортных рынках"

Мысли лояльного к России американца, переведённые Артемом Рыхловым, продолжает поэт и переводчик Игорь Караулов, взявший на себя труд объяснить всем, кто не понимает, почему Россия не оголодает без уничтожаемой контрабанды

"С точки зрения пиара, уничтожение санкционных продуктов - крайне невыгодная тема для правительства. Если отвлечься от всех доводов за и против, это попросту нехорошо звучит, тревожно как-то и неуютно. Пробуждает зловещие ассоциации. Наконец, провоцирует народные массы на бурный поток самопального креатива. Это крайне важный момент, поскольку популярность новости в наше время определяется главным образом тем, насколько легко ее вышутить.

Тема сожжения еды дала критически настроенным гражданам повод снова прокрутить, казалось бы, начисто заигранную пластинку - полонез "Прощание с хамоном". Впрочем, сам хамон, как истинный интеллигент, прямо как Маша Слоним какая-нибудь, прощается и не уходит: за год контрсанкций его запасы на складах так и не истощились, причем он, стервец этакий, практически не портится. Но отчего ж еще раз не попрощаться, если очень хочется?

Множество относительно молодых людей вдруг отрастило себе блокадные воспоминания. Блогеры пугают друг друга "продуктовым холокостом", ужасаются "передвижным крематориям для еды". Переключение на привычный мотив грядущих репрессий происходит как бы само собой: "Сегодня они жгут продукты, а завтра будут сжигать книги".

От воображаемых костров из книг уже совсем недалеко до воображаемых аутодафе времен инквизиции, и вот уже неравнодушный потребитель довольно поглаживает животик, авансом ощущая себя на месте Джордано Бруно. Меня, меня, такого прогрессивного, скоро сожгут, как какой-нибудь сыр бри! Чем не моральная компенсация за отобранный пармезан?

Но, между прочим, эти страшные картины на многих действуют - и вот уже 250 тыс. граждан подписали сетевую петицию: не губите продукты, отдайте их лучше нуждающимся - сиротам, инвалидам, многодетным семьям. Сложно отмахнуться от естественных чувств людей, воспитанных на лозунге "Хлеб - драгоценность, им не сори".

Вместе с тем нашлись и энтузиасты новой меры, готовые ревностно и чуть ли не с наслаждением предавать вражескую пищу очистительному огню ради духовного возрождения Отечества.

И все же, если рассуждать здраво, спор идет вокруг чисто технического решения, потому что решение принципиальное, политическое было принято еще год назад.

В этом смысле ничего не изменилось. Существует ряд стран, которые отнеслись к России по-свински. Если есть возможность наказать эти страны, то почему бы этого не сделать? В качестве наказания были выбраны санкции на ввоз определенных продуктов питания. Значит, эти продукты на российскую землю попадать не должны. А уж каким образом этого достичь - вопрос второстепенный, который по идее не должен нас особо интересовать.

Уничтожение - мера вполне распространенная в мировой практике.

Уничтожается контрафактная продукция - и никого при этом не волнует, что нищие и бездомные могли бы прикрывать срам рубашками от псевдо-Версаче и повышать культурный уровень пиратскими дисками Элтона Джона.

Уничтожается браконьерская продукция, в том числе черная и красная икра - благородные яства, не чета дворняжке-хамону. Эти деликатесы не раздают по детским домам, и петиций по этому поводу никто не пишет.

Уничтожаются просроченные продукты, и в гипермаркетах типа "Ашан" есть для этого специальные машины. Более того, потребители еще и возмущаются, обнаруживая на полках колбасы или консервы с истекшим сроком годности - как правило, еще безвредные, - но никто не требует раздавать их бедным - авось не отравятся.

Ну и, разумеется, есть обширный мировой опыт уничтожения всяческой контрабанды. Вопрос тут может быть только один: эффективен ли этот путь в наших условиях? Способны ли пресловутые "крематории" преградить санкционным товарам путь в Россию? Если способны, то можно перетерпеть эстетическую неприятность процедуры.

А что вообще делали с этими товарами до указа о "продовольственном всесожжении"? Старались отправить назад за счет импортера, чтобы та же фура могла попытаться пройти границу в другом месте? Или мариновали на таможенном складе до тех пор, пока товар не "рассосется" сам собой?

По-видимому, продукты часто и в самом деле "рассасывались" к выгоде заинтересованных лиц, находя свой путь в российские торговые сети и на рынки, иначе откуда теперь, спустя год после введения продовольственных санкций, по всей стране стали находить тонны и десятки тонн "запрещенки"?

Гибнущую еду, конечно, жалко. Но звучащий тут и там вопрос "Как можно жечь еду в голодающей стране?" кажется лукавым. Задающие его люди то ли не так много времени проводят в России, то ли путают эпохи.

Россия нынче не голодает. Россия голодала в начале 1990-х годов. Вот тогда были уместны "окорочка Буша". Нажарит человек окорочков Буша, закинется польским "Амаретто", паленым "Абсолютом" или спиртом "Рояль", и вроде жизнь уже кажется не столь безысходной.

Между прочим, чтобы перечисленные продукты, которые тоже кому-то казались манной небесной, вытеснить с рынка, потребовались определенные административные усилия. Но мы без них как-то не пропали. Да и импортеры не разорились, просто стали завозить более качественный товар.

Вот и теперь - не оголодает Россия без контрабанды. В продовольственном импорте мы нуждаемся, но есть на свете множество стран, в которых импортеры могут закупать еду легально, без подкупа чиновников, без переклейки этикеток и без циничных ухмылок в сторону государства".

Хороший повод для оптимизма - рассказ корреспондента "Комсомольской правды"

Алексея Овчинникова о фермере Олеге Сироте, который отметил годовщину контрсанкций открытием своей сыроварни

"За экспериментом бывшего программиста Олега Сироты почти год следила вся страна

За экспериментом бывшего программиста Олега Сироты "Комсомолка" пристально следила почти год. Напомним, что сразу после того, как Россия объявила контрсанкции и запретила ввозить в страну продукты из ряда стран Евросоюза, Сирота решил распродать квартиру, машины и переехать в деревню. Чтобы там построить свою сыроварню и, в конечном итоге, выдать на-гора свой, русский пармезан. Его мечта была торжественно запущена в строй в эту пятницу.

Открытие сыроварни Олег Сирота непременно хотел приурочить к годовщине введения санкций, а потому в последний месяц работы на его участке шли практически круглосуточно. Попутно приходилось решать и неожиданно возникшие проблемы: то поставщики оборудования подведут, то дожди все залили, то трактор вовремя не пришел …

Мечта Олега Сироты реализовалась - его сыроварня заработала!

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Не успеет до пятницы, - делали ставки жители и дачники деревни Дубровское, близ которой Олег и затеял свое дело. Тот лишь молча что-то крутил, подгонял рабочих и уже в который раз оставался ночевать прямо в поле, в палатке. Удивительное дело: задор и упрямость, с которыми фермер шел к цели, постепенно передались и другим. И вот уже ряд подрядчиков, даже закончив свои работы и получив расчет, оставались помогать ему уже на добровольных началах. Многие при этом подмечали: идея Олега бороться с западными санкциями, создавая свой продукт, стала в этой точке на карте по-настоящему национальной идеей.

… Утром 7 августа на поле к Олегу потянулись вереницы машин: друзья, журналисты, читатели "Комсомолки", следившие за его публикациями в нашей газете, и переживавшие за него. Приехали и те, кто не верил, что из этой затеи хоть что-то получится. Прибывший на открытие глава Истринского района Андрей Дунаев также признался, что поначалу у него тоже были сомнения:

- Были моменты, сомнения – вдруг тоже отгородится от всех забором и здесь появится очередной поселок? - поделился он, и пообещал выделить земли и другим людям, которые захотят заниматься в районе сельским хозяйством.

Коза по кличке Меркель стала одним из свидетелей пуска производства.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Подтягивались и местные из села, на околице которого и было создано предприятие. Последние уже поняли, что спорить о сроках уже бесполезно – сыроварня готова. Оставалось лишь любопытство: что же стало итогом двухмесячной ударной стройки за околицей села.

- Здесь что – и магазин будет с сырами? – интересовались молодые мамочки у Сироты, который в это время собственноручно добавлял последний штрих, прикручивая к сыроварне табличку: "Открыта 7 августа 2015 года в годовщину введения Россией ответных мер на западные санкции".

Среди гостей открытия сыроварни - и супруга предпринимателя Германа Стерлигова Алёна.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- И с натуральными йогуртами без добавок, и молоком, и много еще чего молочного здесь будет! – гордо отвечал он. Виновник торжества одновременно и светился от счастья, и волновался, как жених перед свадьбой. И фермер тут же угостил их несколькими баночками йогурта и первой моцареллой, экспериментально произведенными накануне ночью. Мамочки, откушав подарки, тотчас же набились в покупатели.

Баночки с первым йогуртом.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Главный технолог производства Сергей Недорезов довольно заулыбался – это он корпел над ними всю ночь, стараясь удивить гостей. А потом уже в десятый раз объяснял, что пармезан, который будет скоро сварен на этой сыроварне, ничем не будет отличаться от своего итальянского собрата.

- Я когда-то уехал из России в Германию и там больше десяти лет был старшим сыроваром, и грюйер, и пармезан, да какой угодно сыр сможем! - ошарашил он присутствующих. – Зачем вернулся? А в Россию снова поверил! И пора уже, в конце концов, долг Родине вернуть!

Через несколько минут технолог Сергей в белом халате уже стоит в цеху, и сосредоточенно добавляет сычуг в крутящееся в центрифуге молоко. Сотня пар восторженных глаз наблюдает за действом сквозь прозрачную витрину.

Технолог Сергей добавляет сычуг в крутящееся в центрифуге молоко.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- А мы хотим, чтобы было, как раньше: сразу за селом – пустое поле и лес… - неожиданно ворчит молодая пара, с сугубо "дачным" понятием деревенской пасторали. И фермер, кажется, немного растерялся. Выручили его местные мужики:

- Вот и будет вам, "как раньше", - рассмеялись они. – Здесь же до горбостройки колхоз был, коровы паслись! Будут же коровы, Олег?

Тот кивнул.

- Ну вот: "раньше" именно так в этих местах и было! Давай, парень, русская деревня должна быть деревней, а не дачей!"

Как в ЕС, в частности - в Латвии, уже реагируют на российские контрсанкции видно и по такой тональности:

ОККУПАНТЫ, АГРЕССОРЫ И НЕДОЧЕЛОВЕКИ, НЕМЕДЛЕННО ОТМЕНИТЕ ЭМБАРГО!

А латвийский министр направился в Россию просить об отмене эмбарго

Глава министерства земледелия Латвии Янис Дуклавс вместе с руководителем продовольственно-ветеринарной службы Марисом Балодисом направились в Москву, чтобы добиться отмены российского эмбарго на поставки рыбной продукции, сообщает латвийское агентство LETA.

"Мы собираемся обсудить с российскими коллегами вопрос возобновления экспорта латвийской рыбной продукции в Россию. Наши рыбоперерабатывающие предприятия устранили все нарушения, обнаруженные российскими инспекторами во время проверки. Они впредь готовы строго придерживаться российских требований…", - заявил Балодис.

В то же время Россельхознадзор сообщил, что Латвия предоставила российской стороне объёмные материалы об устранении недостатков на латышском языке. Ведомство отреагировало на это с недоумением и обратилось к латвийским коллегам с требованием предоставить перевод.

"У нас нормальные деловые отношения с коллегами из Латвии, всегда было полное взаимопонимание, но с подобным мы встретились впервые", - заявила пресс-секретарь Россельхознадзора Юлия Мелано.

Запрет на поставки в Россию рыбной продукции из Латвии и Эстонии был введён 4 июня. Спустя неделю стало известно, что предприятия рыбной промышленности Латвии понесли ущерб на сумму от 100 до 200 миллионов евро.

" >
Социальные комментарии Cackle