Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

362
" >

Лебеди, белые люди... Святочные истории

Пернатые "курортники" решили обосноваться на ПМЖ в городской черте Всероссийской детской здравницы и доказать людям, что Крым готов принимать отдыхающих круглый год.

Владимир Маяковский прилюдно признался однажды в своем хорошем отношении к лошадям. А для меня, способной даже в мордочке гадюки углядеть очарование, чем-то особенным всегда были - лебеди.

Сейчас и не вспомню, что в детстве произвело первое, оказавшееся неизгладимым, впечатление. Актуальная мудрость сказки Андерсена "Гадкий утёнок"? Житейская правда романа Бориса Васильева "Не стреляйте в белых лебедей"? "Неправильный", несчастливый финал песни в исполнении Евгения Мартынова? Всё это просто в плоть и кровь вошло, легло в основу мировоззрения. Уверенность: неважно, каким ты родился, главное – каким вырастешь. Убеждённость: доверять можно только "чистоглазым". Мечта и руководство к действию: "Я хочу, чтоб жили лебеди, и от белых стай мир добрее стал…" Может, потому даже кич – некогда популярные в интерьерах сельских домов коврики с изображением символов супружеской верности - не раздражает.

Приятно сознавать, что единомышленников у тебя – как минимум, город.

Жили лебеди в Евпатории далеко не всегда. Коренные "аксакалы" подтвердят: свободных, гордых, совершенно не нуждающихся в человеческом обществе, их можно было встретить весной и летом разве что на небольших степных озёрах за Донузлавом. Едва завидев подруливающие по бездорожью автомобили с любителями пикников, стая сбивалась в кучку на середине водоёма. А к берегу отправлялся самый отважный – разведчик. И курсировал туда-сюда на безопасном расстоянии от мангалов и шампуров, иногда поглядывая снисходительно: "Ну? Скоро вы свои шашлыки дожарите, съедите и отсюда уберётесь?.."

Контакты дикой природы с людской "цивилизацией" не всегда заканчивались благополучно. Случались и трагедии, после которых просить у пернатых прощения за выходки вандалов приходилось "человеческим" докторам. Местной легендой, например, стал талантливый врач-травматолог по фамилии (так уж совпало!) Лебединец.

- Оперировать лебедей мне довелось дважды! – вспоминает Виктор Николаевич. – Первого в травматологическое отделение горбольницы принесли с перебитым крылом: какой-то негодяй, видимо, палкой шарахнул. А как птице наркоз дать? Помудрил наш анестезиолог Павел Матвеевич Островский, но маску для клюва сконструировал. Крыло нам удалось зафиксировать, "конечность" пациенту сохранили. А вот его собрату, который попал ко мне на стол лет пять спустя, повезло меньше. Привезли его – с аналогичной травмой - из села Молочное уже в очень тяжёлом состоянии, с высокой температурой, началась гангрена. Остался больной инвалидом (крыло пришлось ампутировать) и век свой доживал во дворе у женщины, которая подбирала и выхаживала всех без исключения несчастных животных и птиц. Жаль, имени её не помню…

Черту города доведённые до отчаянья морозами и голодухой царственные красавцы отважились переступить лишь в середине мутных и смутных девяностых годов. Одна немногочисленная стайка, сопровождаемая уточками-нырками и воплями чаек, ошалевших от возмущения подобной "наглостью" чужаков, робко жалась к ступеням набережной имени Терешковой. Другой небольшой семейный клан облюбовал пляж курзала. То поодиночке, то все вместе классические олицетворения грации рисковали выходить на песок, тянули прекрасные свои шеи к протянутому куску хлеба и, неуклюжие, неповоротливые на суше, не только казались - становились такой лёгкой добычей… Как-то Евпаторию всколыхнул слух: лебедятиной решила полакомиться (или подкормиться?) группа бомжей. Громада загудела, мнения на сей счёт были самые разные: от "Морду извергам набить!" до "Бродяги тоже есть хотят!" Но наиболее жалостливая часть общественности всё же организовала какую-никакую охрану птицам. Главврачи действовавших тогда ещё в межсезонье санаториев дали подчинённым указание собирать для водоплавающих остатки съестного. В школах ритуал сложился: "После занятий все идут кормить лебедей!"

А через некоторое время евпаторийцы, вынужденные часто наведываться по делам в столицу Крыма, заприметили: белокрылая пара пытается обжить озеро Сасык-Сиваш, вокруг которого подковой выгибается трасса на Симферополь. Ближе к осени вывела в густых камышах стремительно опресняющегося лимана птенцов, в строгости их воспитывает. Опытные охотники удивлялись: "Не успели улететь или остались сознательно?"

- Проезжая мимо, я всякий раз из окна автобуса или маршрутки по головам пересчитывала этих сереньких "гадких утят"! Волновалась, все ли целы… - рассказывает ведущий специалист Рескома АРК по охране культурного наследия Надежда Павленкова. – Однако родители оказались молодцами – вырастили, сохранили всех малышей!

По какому уж там птичьему телеграфу передали первопроходцы соплеменникам, что озеро – вполне "лебяжье"… Но на следующий год там зимовали уже несколько пар.

Теперь в Евпатории правилом хорошего тона стало: в свободное время семьи людей отправляются общаться с семьями лебедей. Вдоль обочин в выходные дни замирают десятки автомобилей. Дети и взрослые в очереди выстраиваются, стремясь покормить обитателей озера. А те чувствуют себя хозяевами: вальяжно разгуливают по берегу, берут лакомство из рук. Если не в настроении, могут и ущипнуть: чего, мол, сухую корку предлагаешь? Или свежую булку давай, или в воду бросай, пусть подразмокнет…

Доходит до курьёзов.

- Недавно спешу я по объездной, - улыбается предприниматель Елена Карпенкова. – Гляжу: движение впереди остановилось, причём далеко до железнодорожного переезда. Что, думаю, за ерунда? До пробок типа московских мы, вроде, пока не дожили… Выхожу из машины – и глазам своим не верю! Из маленького озерка пешком через шоссе в Сасык-Сиваш лебеди шествуют! Перелететь им, видите ли, лень! А автобусы, легковушки, фуры – послушно стоят… Как же, "белых людей" пропустить надо!

Татьяна Дугиль.

Фото Ксении Салиной.

" >
Социальные комментарии Cackle