Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

455
" >

Французские юристы отстоят интересы народа Донбасса в ЕСПЧ против Украины

Село Хрящеватое Луганской области

Французские правозащитники готовы помочь жителям Донбасса отстоять свои права в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Об этом сегодня на встрече с представителями Донецкой и Луганской народных республик заявил президент Французской лиги адвокатов по правам человека Жози-Жан Буске.

"Я считаю, что Донбасс нуждается в коллегах, которые окажут юридическую помощь. Я адвокат и именно поэтому сюда приехал, также планирую работать и с другими адвокатами из Германии, Италии, Франции и так далее, чтобы было составлено дело для Европейского суда по правам человека, чтобы права человека победили везде. И этим я начинаю заниматься с сегодняшнего дня", - сказал Буске.

На сегодняшней встрече, которая прошла в столице Донецкой народной республики, представители властей ДНР и ЛНР передали делегатам из Франции фото- и видеоматериалы, заключения экспертиз, подтверждающие причастность Киева к военным преступлениям против мирного населения, для передачи их в ЕСПЧ.

Напомним, что делегация правозащитников прибыла в ДНР 11 января, а 12 января французы посетили поселок Октябрьский, район Донецкого аэропорта, города Дебальцево и Углегорск. Там они беседовали с жителями и главами местных администраций. Те, в свою очередь, рассказали иностранцам о преступлениях украинских карателей.

После этого член делегации Жак Клостерманн - президент объединения "Моя страна Франция", входящего в коалицию партии "Национальный фронт" Марин Ле Пен - охарактеризовал действия боевиков Киева как терроризм.

А по-другому ведь и не охарактеризуешь... Вот лишь один такой факт

ДОНБАСС. ГОРЯЧЕЕ ЛЕТО 2014: "Я НАШЕЛ ГОЛОВУ, ЧАСТЬ ПЛЕЧА И БЕДРО ОТЦА…"

Передо мной листки протокола опроса жителя села Хрящеватое Михаила Валерьевича Суглобова, записанные следователем МВД ЛНР. Человек обычной жизни – жена, ребенок, родители, дом, работа, он занимался действительно мужской работой: работая на частном предприятии, развозил взрывников с их опасным грузом по угольным предприятиям области. А в начале августа 2014-го, когда обстановка вокруг Луганска обострилась, решил переждать потрясения дома.

"В военных действиях участия я не принимал, автомата в руках не держал. 13 августа с утра нацгвардия Украины начала обстреливать поселок из минометов, пушек и танков", – сообщает он в протоколе.

Весь день и ночь с 13 на 14 августа Михаил с женой и дочерью прятался в подвале на подворье родителей. Под утро к ним присоединились трое соседей, у которых сгорел дом.

"Утром 14 августа я вышел из подвала и увидел, что в родительском доме находятся "айдаровцы", - вспоминает он. - Двое, расстреляв стеклопакет, проникли в дом, а семеро – во дворе"

Его схватили и начали избивать руками и ногами. Потребовали документы. Узнав, что мужчина живет в другом доме, повели его туда.

"Двое начали шарить по дому, другие рыскали во дворе, - рассказывает потерпевший. - Забрали бытовую технику, золотые украшения жены, большую сумму денег и автомашину "КИА Серато".

Закончив "реквизицию" имущества, "айдаровцы" вывели Михаила Суглобова в лесополосу, где долго избивали прикладами. Требовали назвать позывной и имя командира. Уверения в том, что он мирный житель села, не принимались.

"Они забрали мою барсетку с документами и водительскими правами, обвиняли меня в том, что возил, мол, взрывчатку ополченцам, - сообщает он. - Затем погрузили в машину и привезли на завод прокатных валков (в Лутугино - "Луганск-1"). Там снова били, особенно свирепствовал чеченец (судя по акценту), который предлагал меня расстрелять. Красным скотчем мне завязали глаза и привязали к дереву, а затем к трубе на улице и продержали так почти сутки".

На следующий день Михаила Валерьевича отвезли на стадион г. Лутугино и бросили в подвал.

"Там тоже допрашивали, но больше не били, так как на мне уже не было живого места. Скотч так сильно давил на глаза и уши, врезался в мягкие ткани возле глаз, что я не выдержал этой боли и ночью снял его. Утром за это на меня кричали, но уже не били. Четверо суток я сидел в комнате. Есть не давали, дали только бутылку воды", - дает показания Суглобов.

На пятый день после очередных допросов его перевезли в Лутугинский РОВД и поместили в камеру. Он попросил у конвоира достать какую-нибудь одежду. Ведь 14 августа, в первый день истязаний, на нем порезали ножом всю одежду, вплоть до плавок. Конвоир сжалился и принес ему трусы и шорты. На пятые сутки Михаилу дали немного каши.

"Очередной следователь, проверив показания, как он заметил "на свой страх и риск", отпустил меня, выдав справку, что со мной проведена работа, - вспоминает Михаил. - Он же посоветовал идти в Лутугинский интернат. Там я встретил своих знакомых, которые меня, грязного, заросшего, избитого, вначале не узнали. Они рассказали мне о гибели моих родителей, жены и дочери. В интернате я пробыл 10 дней, пока ополченцы не освободили Лутугино. Они помогли мне и другим выехать в Новосветловку. На следующий день я прибыл на место, где был взорван автомобиль с людьми. Ополченцы не пускали, утверждая, что там может быть все заминировано. Но я пошел на свой страх и риск. От автомобиля осталась только рама и часть кабины. Трупы и фрагменты тел были разбросаны с правой стороны машины. В первый день я нашел голову, часть плеча и бедро отца. На второй день расширил зону поиска и нашел левую руку с рукавом курточки, волосы и ножки своей 13-летней дочери, а также часть тела мамы. Жены я так и не нашел. Ее могли забрать в плен нацики, а может, она осталась неопознанной в одном из 6 гробов".

Александр Надеждин

" >
Социальные комментарии Cackle