Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

765
" >

Письмо россиянам от Владимира Высоцкого

Случайно попавшаяся на глаза фотография эта со строками - потрясла до глубины души...

Захотелось найти оригинал, и всезнайка-Интернет выдал вот это стихотворение:

Русский, русскому помоги

Лег над пропастью русский путь,

И срывается в бездну даль.

Русский, русского - не забудь,

Русский, русского - не предай.

Не ступили бы мы за край,

Да подталкивают враги!

Русский, русского - выручай!

Русский, русскому - помоги!

Душу русскую сохрани,

Землю русскую сбереги,

В окаянные эти дни

Русский, русскому - помоги!!!

Грелась тьма у моих костров.

Никого корить не берусь,

Но вставая из тьмы веков,

Русской силой держалась Русь.

Отслужила свое хлеб-соль -

Мир не стоит нашей любви!

"Русский" - русскому, как пароль,

- "Имя нации назови!"

Душу русскую сохрани,

Землю русскую сбереги,

В окаянные эти дни

Русский, русскому - помоги.

Перешел в набат благовест.

И нельзя избежать борьбы.

Могут вынести русский крест

Только наши с тобой горбы!

Русским духом, народ, крепись

У последней своей черты!

Русский, русскому - поклонись,

Русский, русского - защити!

Душу русскую сохрани!

Землю русскую сбереги!

В окаянные эти дни

Русский, русскому - помоги!!!

Подпись на десятках страниц стояла уверенная - "В.Высоцкий". В аудиовариантах тоже слышен был голос нашего всенародно любимого поэта.

Даже, если пели песню другие:

А уж в созвучии с темой Донбасса...

Очень хотелось верить, что написал когда-то сейчас мало известную даже знатокам творчества Высоцкого и поет доныне - сам Владимир Высоцкий. Однако в Сети разгорелся нешуточный спор. Одна сторона доказывала авторство Владимира Семёновича: "У меня даже на бобинах эта песня есть, я ее еще в 80-е слушала. когда Высоцкого запрещали!" Дркугая сторона опровергала: "Какой оригинал Высоцкого? Это написал и поёт Леонид Корнилов. Великой Русский Поэт Владимир Семенович Высоцкий НИКОГДА в жизни не написал бы такого пафосного патриотического говна! Убогая скотина тот, кто распостраняет ложь о том что это фашистское говно сочинил Владимир Семенович Высоцкий! Вы даже не представляете уровня собственной бездарности и убогости! Высоцкого не трогать!!!"

Мы не будем сейчас вдаваться в тонкости теории стихосложения, хотя могли бы и поспорить с теми, кто кричит: "Это не стиль Высоцкого и не его лексика!", ибо большие поэты, как правило, при всей своей высочайшей техничности строк, обычно - над правилами.

Мы просто попробуем разнять спорящих вот этой историей.

"…Я УХОЖУ, ТЫ ОСТАНЕШЬСЯ ЗДЕСЬ", или ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

Пока нас помнят, мы живы. Однако боль от самой большой потери имеет свойство со временем притупляться, память ~ сглаживаться, сходить на нет. Но рождаются изредка люди, память о которых вопреки всем законам логики, вопреки естественному положению вещей, с годами не утихает, а обостряется. Обостряется, превращаясь в удивительную потребность присутствия именно этого человека, именно в это время, на этой земле. Таков Владимир Высоцкий.

Сотни, тысячи, миллионы современников этого яростного служителя муз всё чаще нынче думают, вздыхают, восклицают в водовороте житейских ежесекундных перемен "Как нужен Высоцкий! Как он обо всём этом написал бы, спел, сказал!" Заметьте, нужен не "новый Высоцкий" (кого только ни примеряли безрезультатно на эту роль!), нужен тот, прежний, для многих неудобный, хриплоголосый, отчаянный. Словно онемел баз него целый огромный, народ...

Обратите внимание, как на удивление часто звучат сейчас с телеэкранов и из радиоприемников его песни… Сознательно или подсознательно мы словно хотим понять то, что недопоняли, услышать то, что послышали при его жизни, хоть на миг, для собственного спасения и очищения, мы пытаемся проникнуть в одно нравственное измерение с необыкновенно чистой его душой. Запоздало. виновато мы тянемся к нему, пытаемся узнать о нём всё - и жадно вчитываемся в сотни воспоминаний, зарисовок, эссе: редко - немногословно искренних и добрых, часто - мелких, завистливых, злых. Грязь недоброжела¬тельности вымывается, золото пра¬вды и любви - остаётся.

Говорят, биография Пушкина расписана по дням, некоторые дни -~ по часам и минутам. Неподдельный интерес людей ко всему, что свя¬зано с именем Владимира Высоц¬кого; есть, как кажется, попытка вот так, общими силами "расписать", выявить каждую минуту его земной, материальной жизни. "Трагедия его смерти окрасила теперь всё по-иному, личность переходит с годами в образ, легенда лепит этот образ уже не совсем таким - выходит новый, строгий, трагический, "поздний" Высоцкий, -~ отмечал М. Рощии в одном из многочисленных материалов, посвя¬щённых памяти поэта (барда? ак¬тера? или. всеобъемлюще, - мене¬стреля нашего времени? - Т. Д.). - А. Высоцкий был весел и легок московской особой легкостью, повадкой, манерой, юмором, асё умел, ничего не боялся; идти, пры¬гнуть, догнать, отшить, сказануть, врезать - хоть словом, хоть как. И всё равно быть веселым, не злым, не подлым - и а драке, и в песне, и а подлестничной, и в чердачной любви можно ведь все равно быть благородным и своло¬чью, и всем это видно, и все это знают...". "Внешне он мог показа¬ться грубоватым, и многие прини¬мали эту маску за подлинное его лицо. Меня же всегда поражал сво¬ей деликатностью и тонким отношением к людям. Будучи человеком с содранной кожей, он как бы бо¬ялся случайно, ненароком коснуть¬ся и причинить боль чужой душе" (М. Шемякин),

Высоцкий, тот Высоцкий, в ко¬тором мы так нуждаемся сейчас, которого узнали из непубпиковавшегося, неслышанного, - необыкновенно открыт в чувствах и поступках, фантастически добр и нежен... В нём природой заложены были качества, которые нам теперь приходится взращивать. Чтобы не погибнуть в атмосфере зла.

"Высоцкий ушел рано. Больше всего он боялся, что уйдет и не допоёт свою песню. Допел - в том-то и суть дела. Сказал всё, что дол¬жен сказать человек, чтобы иметь право уйти, оправдав свое появле¬ние на белый свет. Да, он мог бы многое ещё написать, сказать. Но и того, что сказал, спел, - вполне достаточно, чтобы проникнуться к этому человеку чувством огромной благодарности..." (В, Толстых).

Высоцкий всё допел? Всё сказал?, Исчерпал свою миссию? Отчего же тогда этот нервный лейтмотив жизни: "Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее! Умоляю вас вскачь не лететь! Но что-то кони мне попались привередливые... Коль дожить не успел, так хотя бы допеть"?.. Откуда его непоколебимая, сверхъестественная уверенность в обязательном своем посмертном возвращении в этот мир? "Когда я отпою и отыграю, чем кончу я, на чем - не угадать. Но лишь одно наверняка я знаю - мне будет не

хотеться умирать! Посажен на ли¬тую цепь почета, И звенья славь мне не по. Зубам… Эй! Кто стучит в дубовые ворота костяшками по кованым скобам?!... Я перетру се¬ребряный ошейник и золотую цепь перегрызу, перемахну забор, вор¬вусь а репейник, порву бока - и выбегу в грозу!"

23 января 1993 года, "Евпаторийская здравница".

Все поэты хотят, чтобы их помнили, Некоторые, самые большие, при жизни справедливо догадывались о памят¬никах, которые воздвигнут в их честь. Не никто не знал о смерти так и никто так не рвался из нее назад, в жизнь, как Высоцкий. И ни к кому у нас не оставалось тан много вопросов, на кото¬рые так хочется получить от¬веты. Так хочется,, что готов поверить в потустороннее, неподвластное пока человеческому разуму…

Язык земной оставлен мне пока.

Но сам не знаю, на каком наречье

Я с человеком говорю, и как

Понятен я в Париже и в Двуречье?..

Где нахожусь я?.. Только "ни" и "не"

Могу сказать о месте своём новом.

Я весь наружу, весь я где-то вне.

Но, успокойся, в светлом и здоровом…

Эти стихи я впервые услышала во второй серии достаточно известного телефильма "Девять лет с экстрасенсами". Чьи они? Впечатление первое, ошарашивающее: это Высоцкий, Впечатление второе, подтверждённое знакомым еще с филфака лингвистическим анализом: невероятно, но это - Высоцкий! Так подражать невозможно! Между тем, речь в фильме шла об обыкновенной женщине среднего возраста, имеющей два вузовских красных диплома. Женщине однажды, в начале восьмидесятых, приснился странный сон, в котором очень известный, уже ушедший из жизни поэт просил о помощи. А ещё через месяц этой поэт стал диктовать ей свои стихи...

- Это происходит по-разному, - словно удивляясь сама себе, рассказывала Вера Владимировна. - В любое время дня и ночи. Со¬вершенна неожиданно. Я сначала слышу какой-то шум, потом его голое: "Берн ка¬рандаш!", Чей голое? Высоцкого. Теперь я уже точно это знаю. Я беру карандаш, блокнот и начинаю писать: строчку, вторую, третью... Но я почти не понимаю, что записываю! И, только прочи¬тав, осознаю, что написала! Однако, я вижу, это звучит неубедительно.

Давайте попробуем другое доказательство. Знаете, я когда-то, в молодости, писала стихи тоже. Не посмотрите мои черновики: фразы пере¬чёркнуты по несколько раз, мучительно ищутся нужные, точные слова. Мучительно ищутся! Черновики стихов, которые я получаю и запи¬сываю сейчас, совсем другие: ни одной правки, всё идёт слитно, как будто это чистовая запись! Ни единой правочки! Здесь есть стихи с предсказаниями, которые сбываются! Здесь есть стихи. в которых он говорит о ка¬ких-то вещах и явлениях, мне неизвестных! И потом, вооб¬ще! Знаете, как я к нему от¬носилась, когда он был жив? Ни-как! Резке отрицательно к его имени! Почему? По¬тому что сын приносил эти плёнки, они орали, и для меня это был ужас! Я закры¬вала уши и уходила! Не ка¬жется ли мне странным, что человек, давно ушедший из жизни, каким-то образом со мной общается? Н-нет. Не кажется. Я почему-то глубо¬ко убеждена, что человек, когда умирает, не перестаёт жить, он просто сбрасывает свою трехмерную оболочку и переходит в другое еуществование, в другое пространственное измерение...

Всего Вера Владимировна записала подобным образом 249 стихотворений и собиралась издать сборник "Владимир Высоцкий. Послесловие". Эпиграфом к нему она взяла прижизненные слова поэта: "Как знать, может, когда-нибудь мы будем телепатически переда¬вать друг другу стихи: кому хочу - тому и прочитал…"

Что это? Мистика, шар¬латанство, жажда славы? Или всё же неведомое, незнаемое? Или же сбывшееся мучительное: "Коль до¬жить не успел, так хотя бы допеть!"?.. Личное дело каждого - верить в это или на¬прочь отрицать.

Мне от слова "покой" просто пахло покойницкой.

Я понятье "новой" наотрез отрицал.

Бели день проходил равномерно, спокойненько,

Значит, не жил я, - я считал.

Я считал, жизнь прожить надо в бурном кипении

Разрывая сердца, убыстряя мотив.

Пролетел сорок два я своих в нетерпении,

До расплавленной стали себя раскалив.

И теперь не терплю я сидения раневого.

Не по мне колыбель в тихом звоне ночей.

Мне б броженья в крови, мне б метания майского!

Мне б себя загрузить, чтоб не чуять плечей!

И бунтую я вновь, не прошу я, а требую:

Не могу соловьёв успокоено ждать!

И тяну свои руки к высокому небу я

Не в молитве, а в крике: "Дайте, жизни опять!"

…Двадцать пятого января этого года Владимиру Высоцкому исполнилось бы... лет. "Исполнилось бы" или просто - исполнилось? Пока нас помнят, мы - живы...

23 января 1993 года, "Крымские известия".

Необходимое послесловие:

На первый взгляд материал, что столь удачно распался на две самостоятельные части, вышедшие одновременно в двух разных газетах, никакого отношения к Евпатории, где одно время жила героиня публикации, не имеет. Высоцкий – явление всенародное. Телефильм об экстрасенсах тоже не на улицах нашего детского курорта снимали…

Но… Так уж сложилось, что вторую серию картины "Девять лет с экстрасенсами" я впервые посмотрела лишь… в октябре 2013 года. А тогда, двадцать лет назад, все процитированные выше стихи мне довелось списывать… с тетради главное героини публикации.

Незадолго до очередного дня рождения Владимира Семёновича раздался телефонный звонок. Голос легендарного внештатника "Евпаторийки", популяризатора и почти одноклассницы писателя Бориса Балтера, создателя Клуба любителей поэзии Ады Харитоновны Эренгросс звучал весьма интригующе:

- Таня, вы, кажется, Высоцкого любите?

- Да, Ада Харитоновна! – перед этим словесником довоенной закалки всегда хотелось вытянуться чуть ли не "во фрунт".

- Тогда вам будет интересно моё предложение. Дело в том, что у меня в гостях находится моя подруга. Она – уроженка Евпатории, сейчас живёт в Москве. И время от времени записывает стихи, которые ей диктует Высоцкий…

Заподозрить, что собеседница шутит, мне даже в голову не пришло – настолько уверенно-безапелляционным был тон старенькой учительницы.

- Вы документальный фильм про экстрасенсов недавно смотрели?

- Не-е-ет…

- Ну, и Бог с ним! Значит, Верочка вам сейчас сама всё расскажет!

- Ой! – только успела робко пискнуть я. – Так, может, мне подъехать к вам, Ада Харитоновна? Я бы диктофон включила…

- Не надо! – тут же решительно прервала поползновение "бабушка Эренгросс" (как называли Аду Харитоновну старшие мои коллеги). – Вера и в Москве от журналистов старается держаться подальше. Единственное, на что я её уговорила, - с вами по телефону пообщаться! А стихи мы вам в редакцию передадим. С уговором: скопируете – и сразу же мне вернёте!

Голос женщины, которой наш "апологет поэзии" передала трубку, звучал куда менее начальственно, тихо, даже устало. И разговор не затянулся: собеседница излагала только факты, аргументировала их, как человек с математическим складом ума. А под конец попросила:

- Танечка, вы уж простите, но фамилию свою я называть не буду. Меня знают в научных кругах. И не все воспримут эту историю адекватно…

Мне ничего не оставалось, как согласиться на условие.

Кстати, не увенчалась сперва успехом и попытка узнать фамилию Веры Владимировны, предпринятая два десятилетия спустя. Крёстный сын и воспитанник "бабушки Эренгросс", хороший крымский поэт Сергей Овчаренко о таинственном этом случае банально ничего не знал.

Однако… Спустя три дня после того, как в этой главке была поставлена завершающая, казалось бы, точка, мама моя за обедом обмолвилась: "Смотрела передачу, где одна московская экстрасенс подтвердила, что Высоцкий надиктовывал свои стихи женщине, Вере…Ой, как же её фамилия?!"

Я чуть вкуснейшим блином не подавилась:

- Мама, там звучала фамилия?!

- Ну да! Только я поздно вошла, и она ускользнула как-то… Вроде еврейская фамилия…

- А что за передача была, ты запомнила? По какому хоть каналу?! Мы же сейчас это всё в Интернете найдём! – почти подпрыгнула от радости я.

К компьютеру мы бросились вместе почти бегом. И – о, всезнающая богиня-Сеть! Через минуту были вычислены "Первый канал – Украина", ежедневная программа "Истина где-то рядом", фильм "Высоцкий. Последняя тайна". Ещё через десяток минут промелькнули заветные титры: "Вера Зражевская, общается с духом Владимира Высоцкого". Прозвучали цифры: за шестнадцать лет Вера Владимировна записала 323 стихотворения. И вот уже экстрасенс Алёна Орлова делает заключение:

- Да, я могу сказать, что частично эти стихи принадлежат Высоцкому, а часть из них дописана женщиной, через которую он их транслировал. Потому что она уже что-то потеряла во время связи с Высоцким, уже был упущен контакт, и она по памяти пыталась восстановить то, что она получила свыше, - от него. Я подтверждаю, что некоторые абзацы – это абсолютно стиль Высоцкого. Я хочу прочитать эти стихи. Он обращается буквально к каждому, рассчитывая, видимо, на то, что эти стихи увидят все. И теперь они действительно увидят свет, и каждый услышит его обращение.

Я напугал тебя? Не так уж это страшно.

Пока кометы нет. И нет потопов.

Как уберётся зло – уже неважно,

Но красный конь – по небесам протопал.

Русь будет жить! Всё те же волны смоют…

Можно рассчитывать на позитивное будущее, которое нам пообещал Высоцкий. Спасибо вам большое, Владимир Семёнович…

А вот уже ведущий программы Алексей Лысенков завершает эфир:

- Долгие поиски привели нас в результате к неизданным стихам Владимира Высоцкого. Я не знаю, действительно ли они принадлежат поэту. Но в любом случае он всегда мечтал: "Может быть, будем телепатически песни друг другу передавать…"

От редакции NOVO24. Права Надежда Зыкова:

Где гуще тьма, там ярче Свет,

И, несмотря на все потери,

Припомним, что сказал поэт:

"В Россию можно только верить!"

Лихой поры растает лёд,

И, смуты тяготы изведав,

Я верю, скоро он придёт[

В Россию - новый День Победы!

" >
Социальные комментарии Cackle