Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

563
" >

Под гнетом страха. Мариуполь. Пока живу...

Снова и снова пишу о своем городе. Мариуполь известен и по своему представляет интерес как город стратегической важности, как промышленный центр металлургии, как крупнейший порт на Азовском море или как крупный населенный пункт в зоне АТО. Но это не все. Мариуполь - это еще и люди. Простые люди, живущие в нем. Со своими личными проблемами, бедами или радостями, со своими мыслями и переживаниями. Я - одна из них. Маленькая частица большого города. Живая частица. Пока еще... И мне присущи обычные человеческие чувства. В том числе и страх. Страх стал постоянной составляющей моей жизни. Думаю, что-то же самое может сказать о себе практически каждая мариупольчанка. Я боюсь за сына. Боюсь, что его сгребет очередная волна мобилизации и страшные жернова этой бессмысленной войны не пощадят его. Боюсь за мужа... За близких и знакомых... За себя...

Конец 2014 года запомнился именно страхом. Таким постоянным, гнетущим и парализующим. Это странный страх. Ему нет определения. Я абсолютно не боюсь грохота близких "улетов". В конце концов, к ним привыкаешь и ничего, кроме скрытого раздражения, они не вызывают. Часто на улице можно было услышать подобный диалог. Мать или отец ведут за руку ребенка. Началась канонада. Малыш, поглядывая в чистое, безоблачное небо, серьезно говорит: "Опять гром гремит. Пошли быстрее, а то сейчас дождик начнется". А родитель спокойно отвечает, ничуть не ускоряя шаг: "Не начнется. Погремит и перестанет. Сегодня дождика не будет. Мы с тобою еще немного погуляем" Привыкли. Привыкли потому, что за все это время, как бы не вопили СМИ о "зверствах ополченцев", ни разу, ни одного выстрела по городу ими сделано не было! Ни одного "прилета". Уж что-что, а на слух мы такие вещи различать научились.Я боюсь другого. До обморока боюсь ночных телефонных звонков и неожиданных визитов...

По всему городу развешаны плакаты с призывом "стучать" на инакомыслящих. Указаны номера телефонов "экстренной и анонимной" связи для подобных случаев и адреса почтовых ящиков. Наверное, кто-то ими пользуется. И это страшно. Ни в интернете, ни по телевизору, ни в печатных изданиях ни слова не говорится про аэропорт. Но по городу из уст в уста передаются подробности. Страшные подробности. После отступления ополчения от Мариуполя очухавшиеся наци лютуют. Город усиленно и негласно "чистят". Громят офисы и магазины. Участились коллекторские захваты предприятий. "Пропадают" люди. И это страшно.

Звонок среди ночи: "Вика, что делать? Леша пропал! Вчера не вернулся вечером с работы. В офисе ничего не знают. Говорят, что, как обычно, сел в машину и уехал. Звонил мне, что скоро будет... И вот до сих пор нету. Я уже с ума тут схожу. Всех обзвонила. Никто ничего не знает. Может ты знаешь? Он не звонил тебе? Вы не разговаривали? Может хоть что-нибудь! Я уже не знаю что и думать. Вика! Помоги!" И слезы... Я тоже ничего не знаю. Последний раз виделась с Алексеем у них дома на дне рождения две недели назад. Потом только перезванивались и болтали с Наташей по телефону. И вот сейчас от нее узнаю, что Леша "пропал". Потянулись тревожные дни, полные телефонных разговоров и поездок по всем мыслимым и немыслимым инстанциям. Ничего. Как в воду канул.

На четвертый день снова звонок от Наташи: "Я ничего не понимаю. Только что была в офисе Лешки. Меня не пустили. Там все чужие. Никого из прежних Лешкиных сотрудников. Его зам. - Виктор не берет трубку. Мне сказали, что теперь там новый хозяин, что Леша продал свой бизнес. Вик, ты же понимаешь, что такого не может быть! Ты же знаешь, как Лешка создавал его. Сколько труда было вложено. Он же все сам! Один! И вдруг продал. Я ничего не понимаю. Как мы жить будем? На какие деньги? И почему его до сих пор нет? Он что? Нас бросил? Вика! Скажи хоть что-нибудь!" А я молчу. Что я могу сказать? Алексей не бросил бы семью. Такое и представить даже не возможно. Нет. Это исключено. Тогда что? Страшно предположить...

А спустя неделю тихий, неузнаваемый Наташин голос безжизненно прошелестел в трубку: "Приходи завтра. В десять похороны..."

Алексея нашли недалеко от города в лесопосадке. Случайно остановившаяся машина. Что-то забарахлило с двигателем, и водитель вышел посмотреть. Открыл капот и тут услышал тихий стон...

Несколько дней в реанимации. Кома. Умер, не приходя в сознание от многочисленных внутренних повреждений и отека головного мозга. Алексея убили. Тупо забили до смерти после того, как он подписал все документы о "продаже" своего бизнеса. Для того, чтобы похоронить мужа, Наташа экстренно продала свою машину буквально за бесценок. Вижусь с нею на рынке. Она работает реализатором. Другой работы для вдовы с двумя детьми в городе не нашлось. Работы просто нет. Безработица. И это страшно.

В последнее время меня не покидало ощущение, что за мною следят. Странности с телефонной связью. Чувство, что тебе смотрят в спину. Чужие машины под подъездом еще можно объяснить приездом гостей к кому-то. То же самое можно сказать и о незнакомых людях во дворе. Но все равно как-то не по себе. Шучу, что становлюсь параноиком. А потом друзья сообщают, что "пропала" "баба Зина". Советуют "провериться" и на всякий случай затихнуть. С трудом наскребла на новый телефон. Дешевенький "китаец" на две "симки". Чистый телефон и чистые номера. Удаляю все из компьютера. Подумав, переустанавливаю систему. Неделя полного молчания. Ни строчки на сайте. Ни одной публикации в группах. Ни одного звонка.

А спустя еще неделю ко мне в дверь позвонили. Я никого не ждала. Никому не звонила. Никто не должен прийти, а вот же кто-то пришел... Медленно и как-то обреченно иду к двери. На пороге трое. В камуфляже и с автоматами. Страх парализует. Вежливая улыбка, как приклеенная, гримасой не сходит с моего лица. Шум в ушах мешает расслышать и понять. А ведь что-то же они говорят. Вижу как двигаются их губы. Беру себя в руки и успеваю разобрать часть фразы: "... звоните по этому телефону или сообщайте на этот e-mail" Фух. Кажется пронесло. На всякий случай переспрашиваю. Все просто. Банальный рейд. Ходят по квартирам и предлагают всем стучать друг на друга. Вот так просто, буднично и рутинно. И это страшно.

"Азов" в Мариуполе

Человек - странное существо. Ко всему привыкает. Я тоже привыкла к этому постоянному страху. То, самое смутное, время прошло. Сейчас чуточку полегче. Но бояться я не перестала. И это хорошо. Жалею только о дневнике. Я вела его с весны 2014 года, а потом, поддавшись панике, удалила. Я не могу назвать точных дат. Не могу вспомнить каких-то мелочей, но в памяти остались самые болезненные события и воспоминания о них. По этим болевым точкам я и пишу. Это мои личные воспоминания и мое личное отношение к ним. Я всего лишь маленькая частица большого города. Живая частица. Пока еще...

Городской пляж. Подготовка к сезону

Виктория Незнанская

Источник

" >
Социальные комментарии Cackle