370
" >

Независимость от России ведет к утрате государственности

Анализ современного состояния вооруженных сил постсоветских стран (исключая Россию) позволяет сделать вывод, что перспективы у них не слишком радужные. Некоторые могут исчезнуть вместе со своими армиями.

На данный момент наилучшая ситуация у Казахстана и Азербайджана. Благодаря экспорту природных ресурсов эти страны имеют достаточно денег для приобретения современных вооружений в более или менее потребном количестве, причем закупаются они и в России, и в Израиле, и на Западе. У Астаны и Баку есть свои ОПК, пусть маломощные, но успешно развивающиеся, а также, что очень важно, достаточный массив кадров для освоения современных вооружений (и производства, и эксплуатации). Апрельская "микровойна" в Карабахе подтвердила, что технические возможности ВС Азербайджана значительно возросли. Правда, нынешнее падение цен на нефть и газ может нанести серьезный удар по планам военного строительства.

Остатки былой мощи

У Украины и Белоруссии есть и весьма развитые ОПК, и много техники, и достаточно квалифицированных кадров. Однако их военные перспективы значительно хуже, чем у Казахстана и Азербайджана, поскольку экономическая ситуация в обеих славянских странах близка к катастрофической, что делает невозможным обновление их больших, но сильно изношенных еще советских арсеналов.

При этом у Украины ситуация гораздо хуже, поскольку киевская власть целенаправленно добивает страну тотальным разворовыванием. Из-за этого говорить о ее перспективах в целом и армии в частности вообще крайне сложно. Белорусская ситуация не столь драматична, но сочетание социалистических экспериментов в экономике с "многовекторной внешней политикой" (по официальной формулировке Минска) может и эту страну привести к весьма печальным последствиям.

Армения – своеобразный кавказский Израиль. Страна не имеет ресурсов, находится в крайне неблагоприятной геополитической обстановке, но уделяет огромное внимание военному строительству. По причинам в первую очередь экономического характера Россия неспособна в полной мере стать для Армении тем, чем для Израиля являются США. Впрочем, что бы по этому поводу ни думали некоторые граждане братской республики, альтернативы РФ как главному геополитическому союзнику у их страны нет и это очень ярко продемонстрировал пример соседней Грузии. В Тбилиси сразу после распада СССР поставили "на другую лошадь" и теперь уже не могут отказаться от прежней, безоглядно прозападной политики, хотя именно она привела к потере 20 процентов государственной территории без надежды на возвращение, не принеся ни малейшего экономического процветания. Перспективы военного строительства в Грузии также оптимизма не вызывают. У страны большие проблемы и с ресурсами, и с техникой, и с кадрами, и с ОПК.

Узбекистан и Туркмения, имеющие значительные доходы от экспорта углеводородов, могли бы находиться в одной категории с Казахстаном и Азербайджаном, но им мешают коррупция, отсутствие собственных ОПК и главное – острая нехватка квалифицированных военных кадров. Поэтому им крайне затруднительно строить армии, серьезные хотя бы по масштабам своего региона.

Обсуждать перспективы военного строительства стран Прибалтики, Молдавии, Киргизии и Таджикистана бессмысленно. Их армии в лучшем случае останутся на нынешнем уровне пренебрежимо малых величин.

Правило Косова

Многие из бывших советских республик до сих пор надеются, что заниматься строительством их ВС будут "старшие братья" – Россия либо Запад. Как показывает опыт, это все иллюзии. Новейшую технику "старшие братья" готовы продавать "младшим" исключительно за полную цену, на что у подавляющего большинства постсоветских стран просто нет средств, а у многих – и кадров для ее освоения. Вооружение времен холодной войны "старшие", может быть, и отдали бы бесплатно или очень дешево, но у "младших" оно и так есть, при этом ресурс БМП-1 или Ми-24В (а также М113 или F-16А) заведомо выработан независимо от текущей принадлежности образца и от того, кому он передается. По этим причинам, в частности, совершенно бессмысленны разговоры о западной военной помощи Украине. На современную технику у Киева нет денег, а добра 70–80-х там и так более чем достаточно.

Кроме "законных" стран, на постсоветском пространстве есть два частично признанных (Абхазия, Южная Осетия) и два непризнанных (Приднестровье, Нагорный Карабах) государства, а также оспариваемая территория (Крым). Из всех этих конф-ликтов лишь приднестровский имеет некоторые перспективы мирного разрешения: путем как создания конфедеративного государства, так и добровольного отказа Кишинева от Тирасполя. Вероятность реализации обоих этих вариантов мала, но все же ненулевая. Остальные конфликты уладить миром совершенно невозможно, поскольку позиции сторон являются непримиримыми и взаимоисключающими. Даже теоретическая перспектива разрешения этих конфликтов в соответствии с международным правом исчезла после косовского прецедента. Правда, его творцы, то есть страны НАТО, требуют признать это "уникальным случаем", хотя ничего исключительно особенного в нем нет. Уникальность косовского случая можно оформить лишь путем вписывания в международное право известной фразы Quod licet Jovi, non licet bovi ("Что позволено Юпитеру – не позволено быку"), но это все же вряд ли осуществимо. Гораздо уместнее будет перефразированная цитата из русской классики: "Если есть Косово, то все позволено". Таким образом, названные конфликты будут разрешены военным путем, чьей-то безоговорочной капитуляцией либо произойдет замораживание на неопределенный срок (конфликты с оспариваемыми территориями, находящимися под британской короной, – Гибралтаром и Фолклендами "висят" уже столетиями). Для Крыма и бывших грузинских автономий наиболее вероятен последний вариант, Нагорному Карабаху, как показали события начала апреля, рано или поздно гарантирована еще одна война. Впрочем, даже несмотря на огромные вложения в ВС Азербайджана и очевидный рост их потенциала, НКР им пока не по зубам.

Стулья от старших братьев

Что касается отношений постсоветских стран с Россией, придется вспомнить историю распада СССР. Все остальные республики добивались не абстрактной независимости, а конкретной – от России. Причем только в Прибалтике и в гораздо меньшей степени в Молдавии и Закавказье это стремление разделяли народы республик, в остальных случаях были в чистом виде восстание элит, стремление первых секретарей рескомов КПСС стать президентами. Соответственно во всех постсоветских странах в основе идеологических концепций лежала именно идея независимости от России. На Украине дело дошло до клинической русофобии (это не фигура речи, а констатация факта), но и в других странах данная идея в определенной степени подействовала на сознание населения. Настроения как минимум 90 процентов крымчан можно назвать гипертрофированно пророссийскими, этот регион на десятилетия останется самым лояльным Москве просто потому, что его жителям в отличие от всех остальных наших граждан есть с чем сравнивать. Тем не менее даже их менталитет уже определенным образом отличается от российского – 22 года жизни на Украине сказались. С белорусами и казахами мы в прямом и переносном смысле говорим на одном языке, однако из общения с ними очень быстро понимаешь, что это жители других стран. С остальными бывшими соотечественниками мы ментально разошлись еще сильнее.

События последних восьми лет однозначно показали, что только союз с Россией гарантирует стране защиту в случае каких-либо проблем, а с НАТО – отсутствие подобной защиты, военное поражение и, возможно, территориальные потери. Однако эти очевидные факты вступают в противоречие с привычной идеей независимости от России. Поэтому даже лидеры стран – членов ОДКБ стремятся сидеть на двух, а то и на трех стульях (поскольку появился еще и "китайский"). В связи с этим не надо питать особых иллюзий по поводу интеграции на постсоветском пространстве. Ее перспективы очень ограниченны, рассчитывать на изменение ситуации в обозримом будущем не приходится.

Впрочем, как раз в военной области интеграция может быть наиболее успешной, поскольку рост потенциала ВС РФ в сочетании с готовностью применять его не замечать уже нельзя. Если стране нужна реальная безопасность, опереться можно только на Россию, а не на натовский мыльный пузырь. Однако в самом лучшем случае нашими военными союзниками будут лишь пять членов ОДКБ, два из которых заведомо останутся чистыми "потребителями безопасности". С остальными государствами бывшего СССР у нас в ближайшие десятилетия начнется либо "холодный мир", либо "холодная война". На "горячую" никто не рискнет – сработает инстинкт самосохранения.

Александр Храмчихин,

заместитель директора Института политического и военного анализа.

" >
Социальные комментарии Cackle