336
" >

Россия - заслон на пути к катастрофе мира, если она сломается,будет война

"Умеренные" эксперты Америки и России убеждены: мир на пороге "большого взрыва"

Некоторое время назад эксперты американского "Атлантического совета" (Atlantic Council) и российского "Институт мировой экономики и международных отношений имени Евгения Примакова" (ИМЭМО РАН) представили доклад под интригующим названием "Глобальная система на краю: пути к новой нормальности".

Для начала важно сказать несколько слов об авторах документа, поскольку сознание, как говорится, определяет бытие.

"Атлантический совет" с момента своего создания называет себя "беспартийной" организацией, членами которой могут быть представители "умеренных" во внешней политике как от республиканцев, так и от демократов. Примечательно, что в 2009 году Джеймс Джонс покинул пост председателя совета директоров "Atlantic Council" и стал советником по национальной безопасности президента Барака Обамы. Ему на смену в "Совет" пришёл сенатор Чак Хейгел, который позже станет министром обороны США. Некоторые другие члены организации также перешли на госслужбу: Сьюзан Райс стала представителем Соединённых Штатов в ООН, Ричард Холбрук – специальным представителем в Афганистане и Пакистане, а Анн-Мари Слотер – директором политического планирования в Госдепартаменте. Иными словами, "Атлантический совет" является влиятельным "мозговым центром", представители которого заняли влиятельные посты в системе власти более чем умеренного Барака Обамы.

"Институт мировой экономики и международных отношений имени Евгения Примакова" также является одной из старейших и наиболее авторитетных исследовательских структур Российской академии наук. Его политическую ориентацию характеризует в частности имя Евгения Примаков, у которого в своё время сложились конструктивные отношения с патриархом американской дипломатии Генри Киссинджером, сегодня ратующим за прагматические, а не конфликтные отношения с Россией. Стоит вспомнить и Алексея Арбатова, который к слову является одним из авторов вышеупомянутого доклада с российской стороны. Он состоит в научном совете при МИД РФ, но что важнее – является членом учёных советов Института США и Канады РАН (кстати, был вычленен из ИМЭМО РАН), который традиционно смотрит на Америку более позитивно, и Института Европы РАН, который был создан во времена столь любимого на Западе Михаила Горбачёва, а также плотно сотрудничает с партией "Яблоко".

Таким образом, есть основания достаточно смело утверждать, что подготовившие доклад институции находятся как бы "на обочине" ныне доминирующих агрессивных внешнеполитических традиций своих стран, и от них можно было ожидать каких-то новаторских, примиряющих, объединительных предложений, суть которых – союзником можешь ты не быть, но партнёром быть обязан. Переходя непосредственно к тексту публикации, можно отметить, что авторы фактически рассматривают два основных варианта развития глобальной системы межгосударственных отношений и два маловероятных.

Прежде всего российские и американские эксперты обобщили текущую ситуацию на международной арене. По их словам, миром сегодня правят силы фрагментации и разобщения, усиливающиеся как внутри стран, так и за их пределами. Что особенно важно, экономические интересы и сотрудничество в области международной безопасности оказались не столь важными, как геополитические и идеологические разногласия и амбиции. Соответственно, мир, если использовать терминологию украинского политического мультсериала "Сказочная Русь", находится "на пороге грандиозного шухера", крупные очаги которого расположены на Ближнем и Среднем Востоке, на постсоветском пространстве (прежде всего – на Украине) и в Восточной Азии, и который ставит под угрозу мировую экономическую систему.

Главные действующие лица, от которых ни много ни мало зависит судьба мира – США, Европа, Россия и Китай (также упоминаются Япония и Индия, однако японцы ещё не скоро выйдут из "американского порта" в самостоятельное геополитическое "плавание", а индусы не склонны играть в глобальные игры – им бы в регионе с Китаем и Пакистаном разобраться). В макроэкономической плоскости отражением данной реальности являются Транстихоокеанское партнёрство, Трансатлантическое партнёрство и Евразийское экономическое пространство. И вот тут начинается самое интересное – те самые два варианта, которые не читаются напрямую, но не ускользнут от любого продвинутого пользователя международной политики.

Вариант первый – дальнейшее американское превосходство с переходом от неограниченного доминирования, которое уже невозможно и нецелесообразно, к принципу primus inter pares (первый среди равных). На практике это выглядит следующим образом: Европа и Россия абсорбируются (подчиняются) посредством вышеупомянутого Трансатлантического партнёрства, поскольку, "несмотря на политические различия, у Северной Америки, Европы и России/Евразии наибольший потенциал создать общее экономическое пространство из-за общности интересов и культурной близости". В свою очередь Китай должен быть "интегрирован" через Транстихоокеанское партнёрство, и "хотя этот вариант грозит Китаю диктатом американских правил, он более вероятен из-за растущей глобальной политической и экономической вовлечённости Китая". Ну а со вселенским бардаком на Ближнем и Среднем Востоке вся эта честнАя компания разберётся общими усилиями под доблестным предводительством вашингтонского белоголового орлана.

Назвать это всё можно выдачей желаемого за действительное (при этом выше представленный стратегический подход в Америке является лишь одним из нескольких, наряду с концепцией неограниченного доминирования через конфронтацию посредством создания точек управляемого хаоса; идеей традиционного – не вовлечённого, а жёсткого – раздела сфер влияния по примеру Холодной войны и недавно проявившимся трамповским изоляционизмом). Но авторы доклада, будучи людьми просвещёнными и здравомыслящими, понимают, что как Москва, так и Пекин могут не согласиться на роль второго номера в американском мире. Примечательно, что Владимир Путин на протяжении достаточно долгого времени пытался уговорить Запад создать единую систему глобального управления на основе разделения сфер влияния на равноправной основе (может и сейчас согласился бы). Но эту надежду разом перечёркивает вышеупомянутый принцип primus inter pares (хотя некоторые российские либералы были бы рады уже тому, что их просто приняли в трансатлантический клуб, а то, что на вассальной основе – не важно).

Поэтому сам собой вырисовывается второй вариант, который предполагает новую Холодную войну между США и Европой с одной стороны и Россией и Китаем – с другой. Тут сразу возникает вопрос: "А можно ли говорить о реальном единстве этих блоков, когда, например, ЕС тяготеет к сотрудничеству с Москвой, у Пекина очень тесные экономические связи с Америкой, а цивилизационная близость России и Китая вызывает серьёзные сомнения?" Но, как было сказано выше, геополитические интересы преобладают над экономическими. Да и о прямом столкновении никто не говорит – скорее о гибридной прямой и косвенной (на территории приграничных государств) войне. Наконец, стратегическое партнёрство России и Китая в политической, энергетической и военной сфере принимает всё более очевидные формы (ходят слухи, что на китайских конференциях уже обсуждают возможность военно-политического союза с Москвой, что для стратегический традиции китайцев немыслимо). При этом центром "евразийского сопротивления", с точки зрения авторов доклада, станет ШОС (не считая, конечно, БРИКС, Евразийского экономического союза, китайского проекта "нового Шёлкового пути" и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и т.д.).

На сегодняшний день второй вариант выглядит более вероятным, а значит, как пишут "умеренные" американские и российские эксперты, "вероятность слома международного либерального порядка высока как никогда, (…) но в мире нет гегемона, как нет согласия относительно нового международного порядка". В общем – большая печалька. Правда это лучше чем третий – апокалиптичный – вариант распада больших государств из-за неспособности справиться с различными центробежными силами. Но намного хуже идеалистической надежды на то, что все помирятся и на базе G-20 станут заниматься решением общечеловеческих задач.

Обобщая, хочется, по возможности, успокоить не искушённого историей международных отношений читателя. Ничего особенного не происходит – когда кто-то один хочет всем управлять и утрачивает чувство реальности, что ведёт к хаосу, возникает организованная оппозиция, бросающая вызов заигравшемуся и запутавшемуся гегемону. Вначале это ведёт к обострению ситуации (Украина, Сирия, напряжённость в Южно-китайском море), поскольку вчерашнему доминанту трудно осознать, что "верхи не могут, а низы не хотят" – именно это мы сейчас и наблюдаем. Однако в конечном итоге система обычно стабилизируется – возникает две "крыши", и у каждой своя равноценная "бригада" (как во времена Холодной войны), после чего наступает период системного равновесия с эпизодичным столкновением интересов (как в Корее, Вьетнаме, Афганистане), но без угрозы разрушения системы.

Так что, как сказал Пауло Коэльо: "В конце всё обязательно должно быть хорошо, а если что-то плохо – значит, это ещё не конец".

Вадим Воловой

Более конкретен и оптимистичен Джульетто Кьеза - знаменитый итальянский журналист.

"РОССИЯ - ЗАСЛОН НА ПУТИ К МИРОВОЙ КАТАСТРОФЕ, ЕСЛИ ОНА СЛОМАЕТСЯ, - ВОЙНА НЕИЗБЕЖНА!"

Новая его книга, буквально только что вышедшая на русском и итальянском языках, посвящена изучению непонятной и необъяснимой ненависти Запада по отношению к России и русским. С известным политиком и мыслителем Джульетто Кьеза беседовала корреспондент "КП" Галина Сапожникова.

Головокружение от успехов

- Простите за банальный вопрос, но без него никак: с чего вы вдруг решили заняться исследованием вопроса, который вроде бы должен волновать только русских?

- Потому что на сегодняшний день Россия остается единственным заслоном перед наступлением Запада. Если она сломается, будет катастрофа. Запад всегда выступал против других цивилизаций - это продолжение логики трех последних веков. К началу ХХI века стало очевидно, что без войны он жить не может.

Идея исключительности Соединенных Штатов Америки, которые, собственно, Запад и возглавляют - это, по существу, декларация войны против всего остального мира.

- Но почему в этом самом мире нет, например, африканофобии, индусофобии и латинофобии, а русофобия есть?

- Потому сначала должна быть сломана Россия. Остальные могут быть завоеваны, как это и было испокон веков. США потому и ведут себя так, потому что всегда выигрывали. Сломав Советский Союз, единственный альтернативный эксперимент своему развитию, они, видимо, думали, что можно сломать любого противника.

Сейчас они в первый раз видят сопротивление. Ни Азия, ни Африка, ни Латинская Америка не представляют для них никакой проблемы. Но два больших заслона они сломать не могут. Первый - это Россия, которая пока держит мир. Вторым в любом случае будет Китай. Привычка к победе - это нечто похожее на "головокружение от успехов", о котором говорил Сталин.

Я думаю, что руководящие элиты Соединенных Штатов Америки до сих пор уверены, что выиграют, и это является самым большим обманом. Потому что однажды вдруг обнаружится, что у них такой возможности нет.

Деградация по западному типу

- "Советофобия", под флагом которой проходила "холодная война", чем-то отличается от нынешней русофобии?

- Разница в том, что Россия - это уже не идеологический противник, каким был Советский Союз. В данном случае требуется гораздо более изящное решение. Потому что если у тебя есть враг, которого можно точно определить как врага, то все просто. А если этот враг очень похож на тебя, по крайней мере, внешне, надо придумывать что-нибудь новое.

Это уже не идеологическая ненависть, это совершенно другая форма ксенофобии, концентрацией которой является Путин.

- Советский человек отличается от российского? Мы сильно изменились за эти годы?

- В определенном смысле слова он в вас остался. Советский человек был ближе народу, чем человек капиталистический. Но во многом люди изменились. Конкуренция, эгоистичные настроения, индивидуализм - все эти элементы западной жизни активно внедрялись в российское общество.

Во времена Советского Союза самосознание людей было более высоким.

Сейчас, когда все элементы деградации западной культуры вошли в обычную жизнь, человек больше видит, чем думает, размышляет или читает. Это как раз и есть элементы деградации по западному типу.

Насколько они внедрились в русское общество, надо изучать.

Если не будет никакого противодействующего лекарства, они будут очень сильно влиять на поведение русских людей. Но я вижу определенные признаки возрождения национального характера, которые могут поставить заслон этому процессу деградации.

- В вашей книге есть отдельная глава "Русофобия у русских". Встречались ли вы с италофобией внутри Италии или британофобией в Британии? Насколько это характерно для западного мира? И с чем связано?

- Во время падения Советского Союза я своими глазами наблюдал, как ваша интеллигенция подгоняла себя под стандарты Запада. Приведу такой пример: летом 1992 году у меня дома в Москве были в гостях двое молодых людей. Он - "демократический" журналист, она сотрудница банка. Либерализация цен била ключом. За столом я рассказал, как увидел, что одна пенсионерка вышла из магазина в слезах - ей не хватило денег на молоко.

Не успел я закончить реплику, как эта женщина сердито вскричала: "Если мы хотим построить рыночную экономику, нечего сожалеть об этих людях. Эти нищеброды никогда к ней не приспособятся. Обречены примерно 30 миллионов человек". Признаться, я опешил… Это была реальная русофобия из уст русского человека. Это уникальное явление.

Итальянофобов в природе не существует. Француза, который был бы французофобом, я тоже не знаю. И немца, который ненавидел бы немцев. Нет примеров такого рода и в литературе. Но это явление существует в России.

И это, если хотите, и есть одна из причин слабости России - то, что представители интеллектуальной среды очень далеки от собственного народа.

Если Россия сломается - война будет неизбежной

- Как вам кажется, Россия научилась реагировать на эти пропагандистские вызовы или повторяет те же ошибки, которые делала в 90-е годы?

- Ошибки прошлого продолжаются. Пример - украинская атака против России. Меня удивил тот факт, что много русских стали на сторону нацистов. Я видел демонстрации, несколько десятков тысяч человек в Москве, которые выступали в поддержку русофобов на Украине. Это удивительная вещь. Вы можете быть не согласны с режимом, который сейчас есть в России, но нельзя при этом заступаться за убийц россиян.

- Каждая ваша книга - это предупреждение. В чем суть конкретно этого?

- Я размышляю как европеец. Я думаю, что Россия для нас, европейцев - это не враг, что доказывает вся история послевоенного периода времени. Ялтинские соглашения подписали и Черчилль, и Рузвельт, и Сталин. Никто их не обязывал, таким на тот момент было реальное соотношение сил. Никаких угроз для Запада после этого не было. А после падения Советского Союза - тем более, у России просто-напросто для этого не было сил.

И даже когда силы опять появились, потому что во время Путина укрепилась российская армия, угрозы исходили только от Запада. Я анализирую ситуацию и вижу, что это кризис самого Запада, у которого есть свои причины, чтобы быть агрессивным.

А поскольку мы находимся в ситуации, что столкновение, к которому нас упорно ведут, будет для человечества смертельным, я считаю, что существование России как заслона все этой операции, означает защиту и для всех нас. Если Россия сломается, война будет неизбежной.

- Как вашу книгу воспринимают в Италии?

- Итальянский издатель решил назвать книгу не "русофобия", а "Путинофобия". Меня пригласили на Первый канал государственного телевидения, куда не звали туда 10 лет. После окончания работы постоянным корреспондентом в Москве и моего возвращения в Италию, я написал 8 или 9 книг и практически никто мои книги не рецензировал.

Единственный раз, когда на них обратили внимание - в отрицательном смысле, конечно - это когда я опубликовал расследование по поводу того, что случилось в Америке 11 сентября 2001 года. Меня тогда очень сильно критиковали, потом перевернули страницу и забыли.

Никто о моих книгах больше ничего не писал. А в этот раз пишут. Наверное потому, что я попал в точку. Может быть, мои ответы всем и не нравятся, но вопросы, которые я ставлю, западную публику интересуют точно.

Отрывок из книги Джульетто Кьеза "РУСОФОБИЯ 2.0: болезнь или оружие Запада?"

"Когда русские нанесли нам удар в спину и отказались от своей империи в 1991 году, мы остались на берегу с большим количеством заблуждений насчет нас самих, и, что еще хуже, насчет остальной части мира", - саркастически заметил один нетипичный американец, то есть критически настроенный интеллектуал. (Гор Видал - Авт.).

"Заблуждения быстро накапливались, росли как на дрожжах. Все радовались тому, что Запад выиграл "холодную войну", За много лет до этого подобное умонастроение Иосиф Сталин определи как "головокружение от успехов". Америка, а следом за ней весь Запад пятьдесят лет существовали в страхе перед "красной угрозой".

В конце концов враг покончил жизнь самоубийством, уйдя с исторической арены. И вдруг больше не стало никакой опасности. Все пути теперь были открыты для новых перспектив, расширения господства и экспорта цивилизационной модели, припасенных в западном спецхране. Тогдашний президент США Билл Клинтон получил срочный вызов от ведущих банкиров Уолл-стрита.

Ему было сказано, что Соединенные Штаты в состоянии выступить в качестве глобального банкира. Они должны получить возможность "поделиться своим опытом и своими услугами со всем миром. Кроме того, было сказано, что реальной альтернативы на горизонте нет и не предвидится. Перед Западом открывалась эра непрерывного, нового, беспрецедентного господства.

…Однако новое поколение и ведать не ведает, что Советский Союз не просто покончил жизнь самоубийством, а был уничтожен в результате длительной разрушительной компании, важнейшими элементами которой были: внешнеэкономическая агрессия, воздействие многочисленной "пятой колонны", мощная пропагандистская кампания, превозносившая зажиточность Запада.

Разрыв между уровнем жизни в СССР и на Западе на самом деле не был таким глубоким, как это рисовалось. Но разница была колоссальной в том, что касается сферы широкого потребления. Однако-де-факто критерием, которым измерялся уровень жизни в Советском Союзе, были принятые на Западе стандарты. И в одночасье миллионы советских граждан почувствовали себя нищими. Их убедили в том, что хуже, чем они, никто не живет.

Правда, лет через десять те же граждане бывшей страны Советов заметили, что и в системе западного капитализма им живется отнюдь не вольготнее. Прежде они думали, что бедность является результатом социальной системы, политического режима, при которых они родились и жили. Теперь у них не было опоры в виде системы ценностей, которую советская социалистическая система обещала, но не смогла сохранить. В любом случае было очевидно: Запад удачно экспортировал свои ценности.

…Война, в которой был побежден Советский Союз, была проиграна не на традиционном поле боя. Эта война обладала обобщенным, как бы незримым обликом и завершилась феноменальным реальным результатом. Война называлась холодной, потому что не было слышно ни взрывов, ни автоматных очередей. Гонка вооружений за достижение превосходства многократно усилилась.

Через несколько лет Советский Союз добился стратегического паритета, однако это классический пример пирровой победы. Тем временем Соединенные Штаты, уже признанный знаменосец Запада, открыли новое и не менее мощное виртуальное поле битвы. На нем они выиграли другую войну - за завоевание умов. Капиталистический Запад это сражение уже выиграл вчистую на внутреннем фронте, в среде определенных групп населения.

Запад успешно экспериментировал в области массовой лоботомии. Вся капиталистическая система перешла на экономику потребления. Главной ее целью было превратить человека в законченного потребителя. На противоположной советской стороне этого странного поля боя не было ни одного воина. Победа Запада была обеспечена уже до начала боевых действий.

Советский стратегический ядерный паритет ржавел в сейфах. Совсем другие ракеты в несметном количестве безболезненно и мягко прибыли к месту назначения, поразив умы и сердца советских людей. К тому же новый постсоветский лидер, приснопамятный Борис Ельцин, первый "демократический президент", избранный бывшим советским народом, спешно вручил Западу секретные коды своих настоящих ракет.

Публично этот факт никогда не предавали огласке, ведь есть все-таки пределы непристойности. В противном случае новые обитатели Кремля обнаружили бы свой страх перед народом. Ракетные коды сыграли роль обменной валюты, на которую была куплена пожизненная безопасность кремлевской номенклатуры. Многие россияне съели западную фигу с маслом и не поперхнулись".

" >
Социальные комментарии Cackle