Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

467
" >

Земля Иуд: Тарас Григорьевич - Орфей, пропивший Эвридику

Земля Иуд: вместо вступления

Этой небольшой заметкой я открываю обширный цикл статей "Земля Иуд". О соседней с Россией стране. О нашей общей истории. Об украинцах - особенно о тех временах, когда слово "украинец" вообще не существовало в объективной реальности, но, тем не менее, жители этой территории проявляли все качества и особенности нынешних сконструированных Польшей и Австро-Венгрией украинцев.

Не объяснимо почему, но как-то так получилось, что жители территории, которая ныне называется Украиной, предавали Россию раз за разом, столетие за столетием, десятилетие за десятилетием. Им очень повезло с соседним народом. Русские обладают невероятной способностью прощать предательство и забывать подлость.

Например, те же американцы особо не заморачивались с неудобными им по многим параметром индейцами - отгеноцидили почти в ноль, загнали в резервации, а сейчас делают вид, что так и надо, и совесть их не мучает, даже из истории свои "подвиги" не особо прячут.

А русский человек переживает даже сейчас - братья украинцы или не братья, союзный народ или враждебный, способен к излечению или нет. Саморефлексия и самокритика - одни из особенностей души русского человека, ещё Достоевский это подметил и посвятил этому не один роман.

"...Если есть на свете страна, которая была бы для других, отдаленных или сопредельных с нею стран более неизвестною, неисследованною, более всех других стран непонятою и непонятною, то эта страна есть, бесспорно, Россия для западных соседей своих. Никакой Китай, никакая Япония не могут быть покрыты такой тайной для европейской пытливости, как Россия, прежде, в настоящую минуту и даже, может быть, еще очень долго в будущем...

Да, мы веруем, что русская нация - необыкновенное явление в истории всего человечества. Характер русского народа до того не похож на характеры всех современных европейских народов, что европейцы до сих пор не понимают его и понимают в нем всё обратно... ...В русском человеке нет европейской угловатости, непроницаемости, неподатливости. Он со всеми уживается и во всё вживается. Он сочувствует всему человеческому вне различия национальности, крови и почвы. У него инстинкт общечеловечности. В русском человеке видна самая полная способность самой здравой над собой критики, самого трезвого на себя взгляда и отсутствие всякого самовозвышения, вредящего свободе действия." (Фёдор Михайлович Достоевский).

Но всё же надо трезво относиться к реалиям, особенно в сложных и противоречивых условиях 21 века, когда появляются новые понятия, когда идёт перекройка миропорядка. Великие цели - великие потрясения. Надо понимать, на кого Россия может рассчитывать, а кто является балластом, причём подлым, кровожадным и предательским балластом.

Изучение истории недогосударства, ныне называемого Украиной, я начну с переломной точки - Переяславской рады.

Почему?

Потому что тогда, 8 января 1654 года, Богдан Хмельницкий и собрание представителей запорожского казачества всенародно приняли решение об объединении территории Войска Запорожского с Русским царством - и закрепили решение присягой на верность царю.

После Переяславской рады представители русского посольства побывали в 177 городах и селениях западной Руси. Согласно данным русского посольства, присягу дали 127 328 казаков, мещан и вольных войсковых селян.

Были и те, кто отказался принимать присягу. Например, сторонники бывшего наказного гетмана Барабаша, назначенного польским правительством. Барабаш рассчитывал, в обмен на использование казаков в войне с Стамбульским султанатом в интересах польской короны, получить некоторые магнатские привилегии и финансовую сумму, чему помешал Богдан Хмельницкий.

В общем, сложилась практически современная ситуация, когда были люди, стремящиеся к единству с православным русским народом, и были люди, готовые продать земли и вольности ради золота Польши, то есть в некотором роде Западного мира.

Присяга - это больше, чем слова. Присяга - это клятва, данная не только перед царём, но и перед Богом.

Как вы думаете, сколько прошло лет, прежде чем будущие "украинцы" нарушили данную присягу?

Об этом мы поговорим в следующих статьях. А пока что можете попробовать угадать.

]Вот уже много десятилетий бедных детей обучают творчеству Тараса Григорьевича Шевченко. А так как на нынешней Украине из него лепят очередного "героя" и "борца", то не будем обходить вниманием эту эпическую фигуру. Особенно в цикле "Земля Иуд".Ведь иуды могут предавать не только русский народ и Россию, но и отдельных русских людей, а заодно и русских Государей. В общем, для украинских иуд поле непаханое и незасеянное.

Прекраснейшее исследования этого "мытця" сделал Олесь Бузина - за что Олеся украинцы ненавидели лютой ненавистью. Особенно за то, что Олесь Бузина написал чистую правду.

Мало того, что Тарас Григорьевич писал на русском языке. А что поделаешь, конъюнктура. Клятые москали предпочитали читать стихи на русском языке. Он ещё и искренне ненавидел своих заказчиков и тех, кто платил ему деньги, освобождал от крепостничества, делал любые добрые дела. Потому что украинец - птичка гордая, как ёжик: не пнёшь, не полетит.

Тарас Григорьевич невероятным образом мифологизирован. Причём, как ни странно, не только украинскими националистами, но и советской властью, в рамкам идеологемы "братского народа". Надо же было прикрыть баловство "братского народа" в виде ОУН, УПА, Бандеры, Волынской Резни, убийства Ватутина, Хатыни и многого-многого другого. "Дружбы народов надежный оплот". А уж как дружили украинские националисты, когда им в руки попадали жиды или москали!

Тараса Григорьевича даже вознесли на пьедестал революционного деятеля и зачинателя антицаризма. На самом деле, виной всему алкоголь - а именно похмелье. Земляк Тараса Григорьевича полтавчанин Драгоманов откровенно невысоко ценил мыслительные способности Тараса Григорьевича. И было за что. Всё, на что хватало в деле теории и идеологии у Тараса Григорьевича - это "добре острить секиру" и "царей, кровавых корчмарей, в железо-кандалы закуй, в глубоком склепе заточи". Впрочем Императрицу Российскую Кобзарь просто называл "Сука!" - видимо, тот период алкогольной абстиненции был особенно тяжёл, и без надежды на вино для опохмела.

Тарас Григорьевич очень переживал за страдающий в панщине народ. Освобождение крестьян - это была мечта Кобзаря. Правда исключительно поэтическая. Потому что, когда у него появилась возможность и средства, чтобы выкупить родных сестёр, то слово каким-то образом разошлось с делом. И деньги пошли на привычные для Тараса Григорьевича траты. А сёстры… Ну, родные, а, значит поймут. А не поймут, то и шут с ними. А, может быть, все деньги пошли на "сокири", о которых так часто поминал Тарас Григорьевич в строках?

Земляк Драгоманов скептически относился к походам Тараса Григорьевича в народ, в пропагандистские выступления на Подоле и под Каневом. Но не сомневался в качестве кабацких речей.

Во хмелю пациент был буен и настроен решительно и революционно. Мог наброситься на знакомых панов и панночек с криками "Палачи", "Тираны", "Деспоты". И лить горькие, тяжёлые пьяные слёзы. Удивительно, но каждый такой перформанс сходил Кобзарю с рук - просто потому, что в минуты пробуждения от пьяного угара Тарас Григорьевич был милым, скромным, вежливым и услужливым человеком. Любил пообщаться с сильными мира сего, не смущался просить денег в помощь человеку искусства, умел льстить, умел найти нужное слово - одного мастерски облить грязью, другого восхвалить - всё зависело от конъюнктуры и желания привечающих хозяев.

Каревин отмечал: "Гневные антикрепостнические тирады в своих произведениях поэт сочетал с весьма приятным времяпрепровождением в помещичьем обществе, развлекая крепостников пением, стихами и анекдотами".

Может, потому и не любил панов Тарас Григорьевич: только лишь за то, что не повезло ему самому паном родиться. Во всяком случае, некоторые панские привычки он реализовывал со 100% эффективностью. Например, дворовых девок в имении Репиных портил, как заправский барин-производитель.

К слову, Тарас Григорьевич всё же выбился наверх:

"Свидетельство

Из императорской Академии художеств. Академику ее Тарасу Григорьевичу Шевченко в том, что он удостоен сего звания бывшим 4-го числа сентября сего 1860 года торжественным годичным собранием Академии, и что по силе всемилостивейше дарованной привилегии имеет он право на утверждение, по сему званию, в чине титулярного советника. Вследствие чего и дано ему, г. Шевченко, сие свидетельство, для предъявления полицейскому начальству во время проживания на квартирах в С.-Петербурге. Ноября 5 дня 1860 года.

Конференц-секретарь

Производитель дел В. Зворский"

Звание крутое - по-другому и не скажешь. Практически капитан, если в военном ранге, и камер-юнкер, если в придворном житие-бытие. В общем, с кем боролся, тем и стал. И стремился к этому - многие-многие годы. По сути, он стал равен уже покойному Александру Пушкину, потомственному дворянину. Вот такие вот вертикальные социальные лифты были в России.

Впрочем, добра в свою честь Тарас Григорьевич не любил. То ли брезговал, то ли модной мизантропией баловался. То ли пьяным угаром жил.

Василий Андреевич Жуковский, талантливый и добрый человек, удостоился от Тараса Григорьевича "тупорылый виршемаз". И слова ж какие нашёл.

Напомним эту поучительную историю. Чудесным летом 1836 года Тараса Григорьевича увидел молодой украинский художник Иван Сошенко. Ему так понравился Кобзарь и его талант, что он приложил все силы, чтобы ему помочь. Иван Сошенко познакомил Тараса с Карлом Брюлловым. Друзья стали думать, как освободить Шевченко из крепостничества. И наконец, Брюллов решил нарисовать портрет поэта и воспитателя наследника российского престола Василия Жуковского, который затем разыграли в лотерею. И на деньги, полученные за продажу портрета, Тарас Григорьевич Шевченко и был отпущен из крепостных.

Как он оценил Жуковского, мы уже отметили. Теперь очередь за Иваном Сошенко. Дело в том, что Иван позволил Тарасу пожить первое время на своей съёмной кваритире. Вместе работали. Вместе рисовали с натуры. Натурщицей для обоих художников была невеста Ивана Мария-Амелия.

Однажды Иван Сошенко вознамерился сделать предложение руки и сердца Марии по всей форме. И, вернувшись домой, застал оригинальнейшую картину. Нет, как и полагалось натурщице, Мария-Амелия была обнажена. Но видеть Иван мог только её руки, ноги, и малую часть тела. Потому что сверху находился Тарас Григорьевич, активно обучая невесту друга искусству Амура. На этом и завершилась дружба Ивана и Тараса.

В принципе, досталось всем, кто участвовал в освобождении Тараса из крепостных.

Известно, что императрица Александра Фёдоровна была красивой и кроткой женщиной. Много делала для бедных. Императрица занималась благотворительностью в России, как никто другой. Она тратила более половины личных сумм на дела милосердные.

И когда происходил аукцион произведения Брюллова, средства с которого и выкупили Тараса Григорьевича, императрица Александра Фёдоровна выделила личных 400 рублей, а её дети по 300 рублей.

К сожалению, императрица обладала очень нежным психическим здоровьем. И после событий на Сенатской площади,у неё развился нервный тик, также Александра Фёдоровна сильно исхудала.

Шевченко не мог не отблагодарить за помощь императрицу. И написал в её честь строки:

"…Цариця небога,

Мов опеньок засушений,

Тонка, довгонога,

Та ще на лихо, сердешне,

Хита головою…"

В общем, не поскупился на слова Тарас Григорьевич. Отблагодарил.

Тарас Григорьевич не оценил и милосердие государя, когда тот за такие строки всего лишь отправил его в Орскую Крепость, где у юного Кобзаря был шанс выслужить чин офицера. Если бы так беспробудно не пил, то, возможно бы, и выслужил. И даже когда его вернули целого и невредимого к гражданской жизни, добра он не оценил.

Такие настоящие герои и идолы Украины, земли Иуд. Единственное, странно, что мы постоянно удивляемся очередным проявлениям истинного характера "братского народа".

Пора бы уже привыкнуть. И не удивляться раз за разом.

Дмитрий Дзыговбродский

" >
Социальные комментарии Cackle