Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

1099
" >

Грантоеды, не троньте Высоцкого! Он не стал и не станет "вашим"!

Владимир Высоцкий во время закрытия театрального сезона 1968 года в Театре драмы и комедии на Таганке.

Москва, 1968Фото: Анатолий Гаранин/РИА "Новости"

"Лишний бард", или Был бы Высоцкий в тренде?Так по случаю 35-летия со дня смерти Владимира Высоцкого Дмитрий Быков размышлял о том, каким и с кем мог бы быть актер и певец в наше время. Была бы другой наша страна, был бы другим он сам? Публикуем упомянутые размышления и... отвечаем Быкову.

Каждые пять лет – по случаю круглых и полукруглых дат – возникает вопрос, что делал бы Высоцкий сегодня.

Сейчас, когда в России довольно широко отмечается 35‑летие его ухода, этот вопрос дебатируется снова, и снова почти никто не говорит о двух очевидных вещах.

Во‑первых, будь Высоцкий жив, Россия была бы другой, потому что при нем многое было бы стыдно, и на многое он влиял.

Во‑вторых, и сам он был бы другим, потому что почти все кумиры семидесятых прошли через период довольно тяжелой растерянности.

Мало кому из них в девяностые достало смелости и последовательности сказать: все пошло не так и не туда, "не эти дни мы звали", как сформулировал Блок в 1921 году, и не думайте, что ваша рыночная экономика, более всего востребованная бывшими комсомольчиками, могла заменить погубленную интеллигенцию и культуру последних советских десятилетий.

Думаю, что и Высоцкому было бы в эти дни непросто: уходить в оппозицию? – но там окажешься в компании Прохановых, Дугиных, даже и Баркашовых.

Оставаться с Ельциным, петь на днях рождения олигархов?

Эмигрировать, сбежав от тех самых перемен, по которым так тосковал он сам и его аудитория? А можем ли мы себе представить Высоцкого народным депутатом, главным режиссером театра (возможно, "Содружества актеров Таганки"), постановщиком криминального сериала (в последний год он мечтал о режиссуре)?

Лично мне затруднительно даже вообразить его триумфальный концерт на площади перед Белым домом 21 августа 1991 года.

В постсоветскую действительность Высоцкий не вписывается.

Это вообще удивительный феномен – самоубийственная стратегия большинства кумиров советской интеллигенции.

Первым ушел Шукшин, надорвавшийся на съемках фильма "Они сражались за Родину".

Он мог там не сниматься, но ему за это пообещали запуск фильма "Я пришел дать вам волю", который, кстати, судя по сценарию, вовсе не был обречен на удачу, и Шукшин это чувствовал. Дальше – Лариса Шепитько, Владимир Высоцкий, Андрей Тарковский, Аркадий Стругацкий, Юлиан Семенов: люди, которые были тесно между собой знакомы, и хотя статус их был различен, но прислушивалось к их мнениям большинство.

Все словно чувствовали, что в новых временах им не будет места, что случилась обычная для русской литературы история, описанная еще у Гаршина: пальма пробила собственную теплицу – и погибла на морозе.

Советский культурный (и научный, и философский) расцвет, случившийся в самые что ни на есть застойные времена, надорвался и погиб: эти люди могли существовать только в той низкой и душной теплице, которую сами расшатывали.

Высоцкому нечего было бы делать в девяностые – и, боюсь, не к кому обращаться.

Штука еще и в том, что по самой природе своей миссии Высоцкий был объединителем, кумиром именно всенародным, и ему, кстати, запросто могло удаться то, что в октябре 1993 года не удалось церкви.

Вышел бы к Белому дому, сказал бы: "Мужики!" – или запел бы, и все бы заслушались, и не понадобились бы танки.

Высоцкий, как и Гагарин, странным образом был любезен всем, и каждый – от бича-алкоголика до профессора – находил в нем свое. Но объединители в восьмидесятых были уже неактуальны, ибо случилось то самое, о чем Стругацкие предупредили в самой горькой и провидческой своей повести "Волны гасят ветер".

Не только страна, но и человечество разделилось необратимо, и никакой пафос, никакая творческая мощь, никакая универсальность тематики уже не соединили бы этот расколовшийся монолит.

Такова объективная, неотменимая реальность. Можно тосковать по СССР, который соединял столь разные республики – и соединял плодотворно, ибо культура его как раз и была той "цветущей сложностью"; но объединение это было во многом искусственно, и когда рухнула сначала общая цель, а потом и гнет, удерживавший всех в одной лодке, – началась неизбежная центробежность.

Советский Союз был последней попыткой объединиться.

В 1985 году его жителям, его республикам, его культурным деятелям стало ясно то, что Толстой сформулировал еще в 1873‑м: "Все члены семьи и домочадцы чувствовали, что нет смысла в их сожительстве и что на каждом постоялом дворе случайно сошедшиеся люди более связаны между собой, чем они". Функция Высоцкого в огромной степени как раз и заключалась не в том, чтобы писать хорошие песни (в художественном отношении, кстати, весьма неравноценные), и даже не в том, чтобы хорошо играть в хорошем театре, а в том, чтобы быть одним из последних объединителей.

Так спектакль "Владимир Высоцкий" долгое время объединял на сцене тех, кто давно друг с другом не здоровался: Филатова, Шацкую, Губенко, Золотухина, Демидову…

Но память памятью, а жизнь разводила всех этих людей не просто по разные стороны баррикад  – это бы полбеды, – она их растаскивала по разным этажам, по новым социальным стратам, и при встрече большинству уже не о чем было друг с другом говорить.

Нового Высоцкого не может быть по множеству причин  – ему и вырасти негде, и учиться не у кого,  но прежде всего ему нечего делать: мечтать о духовных скрепах сегодня может только безнадежный идеалист, не имеющий никакого контакта с реальностью.

Даже оппозиционность, даже пребывание в одной лодке не может сплотить сегодняшнюю фронду  – что уж говорить о большинстве, не объединенном ничем, кроме телевизора!

Сегодня власть как огня боится любых разговоров о федерализации, но нельзя не признать, что духовная федерализация уже произошла, – и все граждане России чувствуют, что на любом постоялом дворе у людей больше общих взглядов, нежели у интернет-пользователей. А насколько еще способны между собой договориться избиратели с избираемыми – показал недавний случай Ильи Яшина, который попытался объяснить костромичам, что дороги должны быть, как в Европе, и услышал в ответ, что в Европе бородатые тетки поют.

Самое-то печальное, что в погоне за этим единством, за теплым чувством родства, за ощущением своего почти безграничного влияния Высоцкий мог бы соблазниться каким-нибудь паллиативом.

Чем-нибудь вроде "Крымнаша".

Конечно, по масштабу он был бесконечно больше Говорухина, сложней Юнны Мориц, разнообразней Губенко, – но слаб всякий человек, и тоска по прошлому единению и по огромному эху, усиливавшему его голос, могла бы заставить его на старости лет крикнуть что-нибудь о вставании с колен.

И никакая Марина Влади – с которой он, может быть, давно расстался бы  – не удержала бы его от инвектив в адрес Запада, потому что ну сколько можно!

И с каким непристойным визгом кинулись бы к нему пресмыкающиеся всех мастей – заключать в объятия!

Прежде-то он был для них воплощение блатной природы отечественного либерализма, псевдомачо, хриплый дворовый бард.

А тут бы сразу державностью повеяло, и был бы ему концерт на Красной площади на пару с Розенбаумом.

Прав был Андрей Вознесенский: "О златоустом блатаре рыдай, Россия. Какое время на дворе, таков мессия".

А когда никакого времени нет, так и мессия соответствующий, и даже тезка, по печальному совпадению.

Дмитрий Быков

От редакции NOVO24. Не ответить на это было невозможно. И Марта Валлерс ответила, "лишний" ли сегодня человек - Владимир Высоцкий

Дмитрий Быков, несомненно, талантлив. Он энергичный человек, умеющий себя продвигать. В наше время - ценное качество. Правда, больше свойственное либералам. Они истово исповедуют одну мораль: быть своим в своей тусовке. Для этого талант мастера не нужен, нужен талант менеджера. Эффективного менеджера, как сейчас говорят. Талант быть в тренде.

Вот этого - быть в тренде - начисто лишены истинно талантливые люди. Потому что им - талантливым и порядочным - претит сама мысль лгать и лицемерить во имя стайных интересов. Я с трудом могу представить себе артиста Николая Бурляева, восхищающегося "новаторской мощью и свободой вдохновения" арт-группы "Пусси Райот", или Олега Табакова, ставящего мыльные сериалы, тупые до безобразия ("пипл схавает"). Да того же Юрия Полякова (главреда "Литературки"), который угодливой рукой будет ставить на конкурсах призовые баллы какой-нибудь очередной Ксении Букши с очередным маразмом словонедержания и сквернословия на каждой странице, чтобы в свою очередь его ( Полякова) сделали призером "Национального беста".

По одной простой причине: умный, порядочный, талантливый человек никогда не сможет быть в тренде. Совесть не позволит.

К чему это я о тренде да о совести? А опять же: по причине обращения к творчеству нашего громокипящего Быкова.

Он уже себя восславил в сражениях с классиками. И с Маяковским, и с Цветаевой, и с Горьким, и с Шолоховым. Это ж так приятно - заявить на лекции студентам МГИМО: дескать, эти -насквозь прожженные идеологией советского зла и серости - и слабы были, и малоталантливы, И исподтишка на себя в зеркало посматривать: вот он, вот истинный несгибаемый, неподкупный, ярко фонтанирующий правдой гениальный писатель и поэт.

Ну да ладно, оставим ему эту маленькую слабость литературного нарциссизма. Он же на почивших классиках чечетку отбивает. Не на современных же - типа Улицкой, Сорокина, Ерофеева. Скандала поэтому нет, в глаз никто не заехал и даже не плюнул от избытка чувств.

Поэтому меня не особенно удивило его обращение к Владимиру Высоцкому. Нужно же было застолбить "Я и Высоцкий". А как же.... Но Быков через себя переступил в этой статье, можно сказать, чуть в коридорный коврик не превратился - он превозмог себя. Он сказал правду. Не верится? Мне тоже. Правда, не обошлось без зигзагов в его духе: лягнуть по ходу недругов, схватить зубом мудрости похвалу (будущую) от нужных людей... ну и т.д. Но главное он все-таки вымолвил.

Итак, задался наш вития-буревестник вопросом: а Высоцкий, если бы был жив в наше время, за кого бы был?

То есть, в переводе: "Был бы Высоцкий в тренде?"

То есть, стоял бы плечом к плечу с Макаревичем? Жал бы руку неистовому Шевчуку? Или бы отправился министром культуры вместе с Манькой-Облигацией к Саакашвили? А может, под ручку с Шендеровичем и Каспаровым, хрипя, кричал: "Россия - сука и быдлота?". А может, умилялся бы гламуром Собчак без исподнего?

И вот тут, скорбно повеся голову кучерявую, Быков честно ответствовал, пеняя на немасштабность Высоцкого (эх, не чета богатырю Навальному и Железному Гарику Каспарову, лихо кусающему пальцы недругов): "Но слаб всякий человек, и тоска по прошлому единению и по огромному эху, усиливавшему его голос, могла бы заставить его на старости лет крикнуть что-нибудь о вставании с колен".

То есть, можете представить, сколько стыда натерпелся бы тот же самый Евгений Киселев, выговаривающий Олегу Табакову о подобном черном проступке? А тут сам Высоцкий на такое сподобился бы. Ужас-то какой.

И ведь справедливо добавляет наш лодочник-писатель: " И никакая Марина Влади - с которой он, может быть, давно расстался бы - не удержала бы его от инвектив в адрес Запада, потому что ну сколько можно".

Нет, здесь явно что-то не то. Я имею ввиду нашего ясноглазого Быкова. То есть он отчетливо понимает, что вот все остальные (и Макаревич, и Ахеджакова, и Райхельгаузы, и так называемая наша элитарная богема) тоже покряхтывают: ну сколько же можно изгаляться Западу? Сколько можно в позу раком ставить творческую интеллигенцию, и так целиком ему преданную - и только за то, что цепями невидимыми скована - кто недвижимостью , кто женами, кто детьми обучающимися, а кто и запахом зелени? То есть эти - в тренде - смолчат и сглотнут.

А вот Высоцкий не смог бы. И даже любовь роковая не подвигла бы на лицемерие и подлость. А ведь это трагедия была бы, развивает мысль Нестор наш: "И с каким непристойным визгом кинулись бы к нему пресмыкающиеся всех мастей - заключать в объятия!"

Пресмыкающиеся - по Быкову (инженеру человеческих душ), это, наверное, те, что пошли на Марш Бессмертных? Все те, кто с дедами и прадедами на фото, полегшими за Россию, показали, что они тоже постоят за Россию?

Ну Бог с ним - юродивые у русского люда всегда только жалость вызывали, пусть себе слюни разбрызгивает. На корочку хлеба уже заработал... Только у этих Змеев Горынычей (пресмыкающихся), есть кого с гордостью на фото показать. Одна идея, одна гордость. А вот идолищам поганым (а как еще назвать Быкова со товарищи - только исконным именем) - и нечего.

Остается им только скорбно перебирать: кого ж на стяг поднять, чтоб тоже - марш бессмертных? Не Новодворскую же? Шукшина? не-а.. куда там. Распутина? Шолохова? Пастернака? Нет. Да даже Солженицын от них отплевывался.

А уж Высоцкий...

И вот это самое обидное оскорбленному Быкову: "Самое-то печальное, что в погоне за этим единством, за теплым чувством родства, за ощущением своего почти безграничного влияния Высоцкий мог бы соблазниться каким-нибудь паллиативом. Чем-нибудь вроде "Крымнаша".

"А зачем такой Высоцкий?" - делает вывод умный Быков. Такой Высоцкий нам совсем ни к чему. И, чуть ли не вздыхая от облегчения, продолжает: в наше время нам, либерастам, Высоцкий был бы как кость в горле. Лишним совсем.

Так и назвал мудрый Быков свою (в кои-то веки почти правдивую) статейку: "Лишний бард".

Пусть для них - он будет лишним.

Для нас - Высоцкий был, есть и будет всегда НАШИМ бардом.

От редакции NOVO24. Ох, навеяло...

* * *

.

"Лишний бард... Был бы Высоцкий сегодня в тренде?"

Дмитрий Быков

.

Грантоеды, не троньте Высоцкого!

Он не стал и не станет "вашим"!

В своём мире, из песен сотканном,

Он, как раб на галерах, пашет.

.

Золотыми латает заплатами

Сердце "нашим" - стране, народу.

Судьбы, стёртые перекатами,

Через Лету ведёт без брода.

..

Силой светлою поит жаждущих -

Снизошедшей, а не распроданной.

И, как прежде, душою страждущей -

Не за денежку он - за Родину!

.

25.07.2016

" >
Социальные комментарии Cackle