Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

660
" >

Разочарование Украиной

Примеры из жизни.

Вчера в городе своего знакомого встретил, с которым не виделись недели три. Дело было к вечеру, спешить было нечего, решили по бутылке пива освоить, да погутарить заодно о делах наших скромных.

В какой то момент Игорь будто что-то вспомнил, и говорит: "Слушай, ты же журналист, вот тема одна есть забавная у меня, напиши. Помнишь, про родственничков обукропившихся (его фраза, такой еще не слышал - авт) рассказывал давеча?".

"Ага, помню!" – говорю я, а сам пытаюсь вспомнить, о ком именно речь, потому как за это время я уже от многих слышал про их обукропившихся на той стороне родственниках.

Всё же я вспомнил, о ком тогда шла речь...

Родственники средней степени родства, так сказать, до войны были людьми не шибко богатыми, но и особо не бедствующими. Средний класс в его обычном понимании. Квартира, пара машин, "олинклюзивы" пару раз в год. Возрастом оба немного за 35, дочь возрастом около 13 лет, вот точно не помню уже. До войны Н. работал в автосалоне, а И. юристом в банке.

Когда здесь, на Донбассе, начался движ, автосалоны свернулись первым делом Н. остался без работы, но очень быстро получил предложение из Киева с таким же пакетом, какой и тут был, что их веру в цеевропу резко повысило, хотя они и так к свидомии склонны были весьма. Как выяснилось весной 2014-го, хотя до этого никаких склонностей к скаканию замечено не было.

В начале войны они собрали легкие вещи, и свалили в Киев, испытывая надежду что к концу лета приедут в родной город, но уже утыканный свидомыми флажками. Лето заканчивалось, а Донецк решительно не желал утыкиваться свидомыми флажками, ежедневно отправляя очередные небесные сотни "киборгов" из аэропорта им. Прокофьева прямиком в ад.

Пришлось им возвращаться в Донецк за зимними вещичками и дочь в киевскую школу оперативно пристраивать. С этим проблем не возникло только потому, что у семьи была денежная прослойка, а на Украине коррупция победила всё, что могла.

Уже осенью И. пошла там на работу, тоже юристом в банк. Снимать неплохую двушку в Дарницком, со всей мебелью и техникой – хватало. И на поесть-одеться-погулять вроде тоже. Неприятности были иного характера – дочку в школе какое то время "сепаркой" чмырили, но потом проблема решилась ношением вышиванок в школу. Тогда как раз новый приступ вышивании был, в них там пол-класса вроде как ходило. Местные взрослые, в подъезде тоже криво смотрели на "сепаров" понаехавших, что понаехавших сильно смущало, они ведь считали себя истинными украинцами в изгнании и даже несколько раз ходили на сходки "киевских донецких" - тужить о городе, который всё меньше подавал надежд на вхождении в состав Украины. Отношение киевлян к "донецким" донецких украинствующих сильно разочаровало.

Так вот, говорит Игорь, родственники "патриоты" назад засобирались. Сначала,говорит, риторика общения поменялась, стали звонить чаще, фразы в стиле "Ну как там в дыре?" сменились на нейтральные: "Ну, как у вас там дела?" В конце июня И. с дочкой наведывались в Донецк на предмет устройства ребенка в школу на новый учебный год, и, насколько я понял, – удачно.

Этого я не знал, думал, что они в Киеве теперь навечно, просто о них долгое время не слышно было, да и Игорь таких теплых, как ранее, до войны, отношений с родичами не поддерживает, всё же разные взгляды дают себя езнать.

Возвращаются пока что И. с дочкой, Н. остается в Киеве, но будет менять квартиру. Двушка в Дарницком уже сильно тяготит семейный бюджет, наполняемость которого уменьшилась – в апреле И. попала под сокращение, и найти работу по профилю, с достойной зарплатой ей не удалось в своей сфере. Надежды вернуться в украинский Донецк у них тоже закончились, потому возвращаются в Донецк российский.

Кстати, Игорь сказал еще интересную вещь – киевляне так гнобить "донецких" и не перестали, не особо разбираясь в том, какую сторону те донецкие поддерживали. Даже, жалуются – еще злее стали, в 2014-м такого не было.

Но основная причина была, конечно, не в этом.

Денег просто стало не хватать. Впереди – осень и отопительный сезон с вполне себе европейскими ценами на отопление, работа осталась только у Н., и перспектив повышения зарплаты на ней тоже нет. потому как объем продаж такой, что едва себе на зарплаты нынешние зарабатывают. Н. пока планирует оставаться в Киеве, и – держитесь крепче! - , жалеет, что не поехал в Россию работать.

Я об этом не знал до разговора с Игорем, но в начале войны ему было неплохое деловое предложение из России, так же связанное с автосалоном, но тогда свидомисть взяла верх над разумом.

Что я могу сказать по этому поводу? Первой и второй волной вернулись в Донецк те, кто ярым заукраинцем не был изначально, скорее – наоборот, и те, кто, пожив вынужденно в украинских реалиях, перестали ими быть окончательно. Сейчас уже можно прогнозировать третью волну возвращающихся – тех, кто заединщиками был. У этих иссякли деньги и запас ожидания заединства тоже иссяк. Очень хочется верить, что и свои украинские привычки они оставят по ту сторону "поребрика".

Одного только не учли наши персонажи - особенностей нынешнего донецкого общества.

БЕЖАВШИЕ ИЗ ДОНЕЦКА В РАЗГАР ВОЙНЫ ЗАМЕТНО ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ОСТАВШИХСЯ В СТОЛИЦЕ ДНР

В Донецк и Луганск возвращаются люди, покинувшие родные города в разгар войны. Их поведение сегодня заметно отличается от тех, кто оставался в ЛДНР в самые трудные дни. Об этом на заседании Комитета общественной поддержки жителей Юго-Востока Украины в Москве рассказал спикер парламента ДНР Денис Пушилин.

"Возвращаются, с Украины – в том числе. Люди из Донецка и Луганска не смогли найти себе места…У них не те взгляды, и они отличаются от тех людей, которые у нас находились. Эти люди пытаются вернуть коррупционную составляющую, даже на уровне ГАИ, что тоже фиксируется. Мы с коррупцией справились, наверное, в какой-то степени благодаря войне. Бросается в глаза, что реакция на обстрелы этих людей несколько отличается. Вероятно, потому, что в других регионах Украины такой информации нет – по крайней мере, в широких масштабах", – сказал Пушилин.

Донецкое общество незримо поделено на тех, кто пережил войну в городе, и тех, кто уехал. Тайно каждая из сторон раздражает друг друга, потому, что мировоззрение диаметрально противоположное.

Осознанно выбрав остаться в Донецке во время боевых действий, мы подписали собственноручно приговор. Мы дали безмолвное согласие взглянуть за грань, узнать то, что от нас скрывала мирная жизнь. Война показала нам иную жизнь: наши способности, на что готов человек, чтоб выжить, как общество может сплотиться в трудные времена и как оно может распасться на врагов и единомышленников. Мы сами выбрали игру в русскую рулетку с заряженными пятью из шести патронов в барабане. Никто из нас не был уверен, что доживет до утра, но в эти мгновения понимал, что такое жизнь и насколько она дорога. После всего пережитого в нашем подсознании произошел перелом. Он оставил за собой огромный рубец, который не позволит смотреть сквозь розовые очки на жизнь.

Напротив, есть люди, у которых не происходили изменения в отношении к миру и жизни. Их мировоззрение не переносило испытания войны. Они так же, как и до войны в Донбассе, прожили эти два года в мирных городах, где на первом плане стоит материальные ценности. Там люди думают, что надеть вечером в ресторан, куда пойти на выходных, чтоб развеяться после офисной работы, в какой банк положить свои сбережения, куда полететь в отпуск.

В мирной обстановке можно с нетерпением ждать выхода нового айфона, а в военной- стоять в километровой очереди, чтоб набрать ведро питьевой воды. В этом наше фундаментальное отличие. Наверно поэтому, 17-летние парни, мечтавшие до войны стать футболистами, кататься на автомобилях s-класса и наслаждаться всеми благами цивилизации, после окончания школы идут записываться в Донецкий военный лицей, чтоб стать офицерами и защищать родной город, а их ровесники, из числа вернувшихся, выкладывают фотографии в социальные сети с отдыха в модном кафе на бульваре Пушкина и не думают о том, что на окраинах идут ожесточенные бои.

Так живут абсолютно разные люди в одном городе. Внешне тяжело отличить одних от других. Всё скрыто внутри - там, где кроется ответ на вопрос "Что делает тебя счастливым?". Лишь глаза могут выдать нас. По взгляду можно определить, что пережил человек. Вернувшиеся сразу замечают это. Они смотрят в глаза, но не видят там старого знакомого. Перед ним стоит другой, чужой человек. Меня поймут те, чьи родственники и друзья вернулись в Донецк. Все сидят за общим столом и вроде бы разговор поддерживается, но что-то не то. Напряжение чувствуется. Не понимаешь в чем дело, пока не поймешь, что отношение к жизни разное. Ты сидишь с чужаком, но его лицо кажется тебе знакомым. Вы не понимаете друг друга. Нет привычного понимания друг друга с полуслова. Есть лишь рамки приличия, контролирующие эмоции.

Никогда сытый голодного не поймет. И наоборот. Поэтому мне не понять людей, которые стонут об отсутствии брендовых магазинов в Донецке, или что сходить некуда, или о неудобствах, созданных комендантским часом. В такие моменты я еле сдерживаюсь, чтоб не процитировать Ремарка: "Дышите глубже, любуйтесь горами, благодарите Бога за свое спасение и думайте о том, что людям гораздо лучшим, чем вы, пришлось умереть".

Сергей Александровский

" >
Социальные комментарии Cackle