Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

594
" >

Подвиг как семейная ценность

Заведующая Прохладненской библиотекой Клавдия Кириченко рядом с мемориальным знаком Анне Сандуловой.

Россию называют "семьей народов", что вполне закономерно, ведь в ней живут самые разные народы. У всех этих народов, как и в любой семье, есть свои непреходящие семейный ценности. Пожалуй, высшей из них является Родина, матушка Россия, Третий Рим, Святая Русь, Отечество. Та самая незыблемая основа и семьи, и ею создаваемого уклада. Того самого, который в лихую для семьи годину не единожды проявлялся в безграничном мужестве и народном единстве, как это было в 1812-м или в 1941-м.

История самоотверженной Анны Сандуловой и ее героических сыновей Ивана и Анатолия - история, казалось бы, самых обыкновенных советских людей, честных, трудолюбивых, добросовестных. Но с позиции нынешнего дня их поведение кажется необычайным. Выражаясь театральным языком, в предлагаемых обстоятельствах жуткой, поистине священной войны линия действия каждого из них выглядит примером поразительной нравственной чистоты.

На фоне масс, охваченных пандемией потребительства и разумного эгоизма, героизм Сандуловых кому-то может показаться сущим безумием.

Что до начала Великой Отечественной в этой жизни видели Анна Сандулова, а позже и ее дети? Сначала голод в 1920-х, затем в 1930-х, весьма бедное существование. В перерывах между голодом одним и другим оставалась острая необходимость много трудиться, чтобы кормить семью, детей. Казалось бы, с точки зрения разумного эгоизма, какое ей могло быть дело до Родины, что вынуждает и ее саму, и супруга не беречь сил ради того, чтобы в прямом смысле худо-бедно поддерживать благополучие семейства?!

Ну уж нет, она - русская женщина, что и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет, та самая, для которой личное благополучие никогда не затмит судьбу Родины, судьбу изменчивую, непредсказуемую и порой трагическую. Это и есть патриотизм. Суть его, похоже, весьма точно и емко выразил поэт Максимилиан Волошин. Обращаясь к Руси, он произнес вещие слова:

Доконает голод или злоба,

Но судьбы не изберу иной:

Умирать, так умирать с тобой,

И с тобой, как Лазарь, встать из гроба!

В годы Великой Отечественной войны горное село Прохладное, что в Бахчисарайском районе Крыма, называлось Мангуш. Каким бы прохладным ни казался этот населенный пункт, от ужасов, которые там творили германские нацисты и их пособники, - по сей день холодеет душа и цепенеет сердце.

Как известно, жители Мангуша, который, кстати, с 1945 по 1962 по вполне понятным причинам именовался Партизанским, оказывали содействие партизанам. В ответ на их действия фашисты жестоко расправились с местным мирным населением.

К примеру, в 1943-м всех мужчин, 130 человек, в том числе стариков и детей, связали цепями и отправили в Бахчисарай, чтобы там через несколько дней расстрелять.

Особую "пикантность" расправе придал изуверский ее характер: каратели связали людей телефонными проводами и ремнями по 4-5 человек, стреляли в одного, вместе с которым в ров падала вся группа. А затем зарывали мертвых и живых…

… О трагической судьбе своей бабушки радиоинженер и ветеран военной службы Леонид Забияка узнал уже взрослым человеком.

- Был 1964 год, я в Москве, в академии, учился, и мне мама книжку подарила командира Южного соединения партизанских отрядов Крыма Михаила Македонского, - рассказывает он.

А перед этим оставила на форзаце дарственную надпись: "Свято храни память о героизме своей бабушки". Спустя несколько дней по соседству с ней появилось еще одно пожелание, на этот раз от одного из героев книги, дяди Анатолия Сандулова: "Пусть эта книга тебе напоминает о героических сражениях партизан Крыма".

Спасаясь от гитлеровцев, бабушка Леонида Максимовича, Анна Григорьевна Сандулова вместе с ним, младшим сыном Толей, ушла в лес к партизанам.

Уже на третий месяц оккупации, в феврале 1942 года, фашисты и их пособники стали выжигать селения, жители которых помогали партизанам. Первым адское фашистское пламя уничтожило поселок Чаир (Шахты) в Бахчисарайском районе. В своей книге Михаил Македонский вспоминал: "Жители Чаира помогали нам. Здесь мы размещали раненых. Особенно большую помощь оказывали Анна Сандулова и Люба Мартышевская".

Анна Сандулова (фото конца 1930-х гг.)

"Анна Егоровна (так ее звали в партизанском отряде - Авт.) и ее сын Анатолий (которому на тот момент было всего 14 лет - Авт.) пришли в Чаир из леса и поселились в одном из домов, оставленных хозяевами. Егоровна с первых же дней стала помогать партизанам: сообщала в лес сведения о немцах и предателях, доставала лекарства. Анатолий помогал матери связываться с партизанами. Егоровна ходила с партизанами в разведку, штопала и стирала белье, готовила пищу, а когда отряду понадобилось иметь своего человека в поселке Чаир - дала на это согласие и пробыла там до дня гибели поселка, - вспоминал Михаил Македонский. – Новое задание, с которого не вернулась Анна Егоровна, было вызвано потерей Севастополя и Керченского полуострова. Обстановка в тылу врага резко изменилась. Изменились и задачи партизан. По согласованию с Центральным Комитетом партии было принято решение об эвакуации на большую землю всех недееспособных партизан. Перед оставшимися в лесах товарищами стояла задача укрепить связи с подпольными центрами и населением, организовать в городах и селах новые патриотические группы для подрывной деятельности".

Придумав легенду, что ее якобы выгнали из отряда, Сандулова, выполняя задание сверху, вместе с сыном Анатолием отправилась в родное село Мангуш. "И Егоровна ушла из отряда. Ушла наша партизанская мать. Провожая ее, мы знали, на какое дело она идет. Поверят ли ей немцы? Может, на верную смерть посылаем? Но наши сомнения разрешила сама Егоровна. Она снова твердо произнесла: "Раз надо – значит, надо!" – и, простившись, вместе с Анатолием ушла", - пишет Македонский . - … О прибытии Сандуловых в Мангуш первым узнал староста Костылев… Недолго прожили Сандуловы в деревне. Староста или кто-то другой (это выяснить не удалось), желая выслужиться перед немцами, донес на них. Двенадцать суток мать и сын находились под замком в Мангуше. Держали их отдельно друг от друга и на голодном пайке. Каждый день допрашивали, при каждом допросе били кизиловыми плетьми, кулаками и сапогами. Мать и сын твердили в один голос: "Выгнали нас из отряда, исключили…"

Анна Сандулова (предположительно четвертая слева в верхнем ряду) вместе с односельчанами.

Затем, по воспоминаниям командира Южного соединения партизанских отрядов Крыма, Сандуловых отправили в Бахчисарай, в гестапо, где допросы продолжались целую неделю, днем и ночью. Во время одного из допросов, как пишет Македонский, ослабевшая Анна Григорьевна из последних сил плюнула в лицо фашисту, тот немедленно велел русскую бабу расстрелять.

Перед расстрелом мать с сыном встретились в коридоре. Егоровна успела выкрикнуть последнее "прощай". По данным "Книги памяти Украины", изданной в бытность Крыма украинским, говорится, что Анна Сандулова была расстреляна за связь с партизанами 13 ноября 1943 года, похоронена в селе Мангуш.

"Продержав Анатолия около месяца и ничего от него не добившись, гестаповцы решили, что имеют дело с безобидным парнем", - уточнил Македонский.

Тем временем старший сын Анны Егоровны Иван был мобилизован и, спасаясь от неминуемой гибели от наступающих на полуостров Херсонес нацистов, благодаря хорошему знанию крымских лесов фактически чудом попал к партизанам, где в одном из отрядов встретил младшего брата Анатолия.

Таким Анатолий Емельянович Сандулов встретил войну.

По воспоминаниям Михаила Македонского, после освобождения из гестапо Анатолий вместе с отцом и старшим братом Иваном организовал подпольную патриотическую группу, в которую вошли бывшие военнопленные. Они добывали ценные сведения о размещении частей противника, распространяли сводки Совинформбюро, листовки и издававшуюся в лесу газету "Красный Крым", помогали партизанам снаряжением и продовольствием.

- Я с мамой тогда находился на Дальнем Востоке, куда отправили служить военнообязанного отца, - рассказывает Леонид Максимович. - Дядя Толя рассказывал, что, зная Крым, дядя Ваня, спасаясь от наступления гитлеровцев на Херсонесский полуостров, пошел по берегу, вдоль обрыва. В общем, воевали они, воевали, и в 1944 году, перед самым освобождением полуострова, когда дядя Ваня стоял на посту, в отряд пробрался предатель и ранил его в ногу, после чего сбежал (потом предателя все равно поймали). А ведь не было ни медикаментов, ни бинтов, и пошло заражение. Начали ногу пилить обыкновенной пилой, затем топором пару раз рубили… В итоге он умер от гангрены на глаза у жены. Младший брат выбрал самый большой дуб, возле которого похоронил старшего брата. Позже, при строительстве дороги, которая вела к одной из правительственных дач, где отдыхал первый секретарь КПСС Никита Хрущев, дуб спилили и фактически место захоронения было утрачено.

Иван Емельянович Сандулов.

В победном 1945-м, когда отец Леонида Максимовича так и не пришел домой с фронта, вместе с мамой он вернулся в Крым, в Бахчисарай, где сестру с племянником и приютил закаленный партизанской работой сотрудник горотдела милиции Анатолий Сандулов. Вскоре, как рассказывает Леонид Забияка, дядю по службе направили на Западную Украину, где он в течение нескольких лет занимался разоблачением бандеровцев.

По возвращении в родные Пенаты герой-партизан работал то токарем, то мясником, то местный сорт картофеля "магнушанка" вскапывал… Пока в марте 1968 года внезапно не умер от сердечного приступа в возрасте 42 лет.

Спустя более 70 лет с тех героических времен, заведующая Прохладненской библиотекой Клавдия Кириченко свято оберегает память о легендарных земляках. При ее участии в присутствии потомков в сентябре прошлого года память о партизанской связной Анне Сандуловой увековечили в селе памятной доской. Еще в прошлом веке именем героя назвали одну из улиц Прохладного.

Вечная память героям!..

Алексей Вакуленко.

Фото из архива Леонида Забияки.

" >
Социальные комментарии Cackle