Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

632
" >

Смертный полк Бильжо, или "Шизофреников" - целый народ

Когда-то Зоя Космодемьянская погибла, защищая нас. Прошло много лет, и теперь уже она нуждается в нашей помощи, в нашей защите. Всё потому, что блогер Бильжо, подлец, именно подлец, я настаиваю, посмел оболгать нашу Зою. Его во лжи уличили, но он не вздумал извиняться - тихонечко подтёр свой гадкий поклёп и продолжил жить, как ни в чём не бывало. Есть такая порода людей, которым в кайф облить грязью что-то священное, видимо им это доставляет удовольствие, или в их глазах подобные выходки поднимают их, и освещают их идентификацию "яркой индивидуальности". По этому поводу можно сказать проще: "Священное может поливать грязью только нечто сатанинское!"

Хамство в адрес воинов той эпохи рассматривается русскими (в самом широком смысле - русскими) людьми как святотатство, как танец на могилах самых близких людей.

Никакого дела до Бильжо мне нет.

Обсуждать выходку этого карикатуриста и доктора - значит, пытаться найти доводы в утверждении того, что любому нормальному человеку и так должно быть очевидно.

Дабы скрасить вопиющий стыд случившегося, ряд профессиональных "примирителей" норовят уравнять все действующие силы конфликта в правах, объявляя, что, мол, и патриоты тоже позволяют себе разнообразные неординарные высказывания.

Вот, мол, у вас Залдостанов говорит всякое, вот, мол, у вас Яровая - они тоже часто высказываются не лицеприятно.

Господа и товарищи. Давайте начистоту.

Есть либеральное сообщество, неотъемлемой частью которого является Бильжо.

Я виделся с ним один раз в жизни, весной 2013-го года, и встреча была в некотором смысле исторической. Тогда, в присутствии большого количества людей, я вдруг объявил, что на Украине будет гражданская война. Бильжо был в компании либерального журналиста Гоши Свинаренко, тогда ещё моего приятеля, и они начали со мной снисходительно спорить: ничего, мол, такого не будет.

Честно говоря, я не знаю, что на меня снизошло: я и сам до конца не верил в то, что говорил. Но спор в итоге выиграл.

Пока мы весело (тогда ещё было весело) переругивались, к нам стеклись с разных сторон разнообразные личности: я обратил внимание, что болевших за Бильжо было куда больше: ну, дело ж было на вечеринке "Эха Москвы", куда я из неутомимого любопытства заглянул.

К чему вспомнил: этот милейший врач (кто-нибудь у него лечился, кстати?) и карикатурист - неотъемлемая часть их "фронта".

Венедиктов, Шендерович, Ганапольский, Бабченко, Алик Кох, Людмила Улицкая, Евгения Альбац, Евгений Ермолин, Борис Акунин, Константин Боровой, Николай Сванидзе, Виктор Ерофеев, Владимир Сорокин, Артемий Троицкий, Андрей Макаревич, Александр Невзоров, Гоша Свинаренко и тот же самый Бильжо - они могут расходиться в частностях, но в целом стремительно находят согласие по большинству вопросов: это очень заметно, когда они вдруг пишут совместные письма протестуя по поводу "аннексий", выстраиваясь в уютные хороводы и крепко держась за руки.

Если кто-то вдруг письма не подписывает, то на другой же день вдруг обнаруживается в плюс-минус той же самой компании, к примеру, в гостях у Михаила Борисовича Ходорковского, или там у Марата Гельмана.

Имеются у нас и люди противоположных убеждений: от Лимонова, Владимира Бортко, Анатолия Вассермана и Александра Проханова до Шаргунова, Охлобыстина, Вадима Левенталя и Александра Скляра.

Но никто и никогда всерьёз не воспринимал в патриотическом кругу Залдостанова или Яровую в качестве носителей патриотического интеллектуального ресурса - возможно, они хорошие люди, но идеи и высказывания их не циркулируют в этой среде, но существуют совершенно параллельно.

Бильжо же - неотъемлемая часть либерального истеблишмента: работник "Коммерсанта", соратник Шендеровича по "Итогам" на НТВ, хозяин ресторана "Петрович" - одной из точек сбора либеральной интеллигенции, и прочая, и прочая.

Более того, высказывания, так или иначе подобные тем, что вынесли сегодня Бильжо на вершину информационной волны, можно без труда разыскать у любого из приведённого выше списка: ну, Акунин чуть менее радикален, а Ганапольский - чуть более, но никто и никогда в их кругу даже не подумал выступить с публичным осуждением коллеги по "борьбе" в связи с очередным скандалом - типа этого высказывания Бильжо о Зое Козмодемьянской.

Потому что, в сущности, они согласны по каждому пункту. Единственное, что они могут в своём кругу сказать: "Ну… не стоило так резко… видите, что с "ватой" творится..."

Да и то вряд ли.

Между тем, я могу объяснить, что творится с "ватой".

"Вата" - то есть, подавляющее большинство населения России, - воспринимает Зою, Александра Матросова, 28 панфиловцев и маршала Жукова - в религиозном контексте, как святых - положивших жизнь и судьбу ради нас.

Давно пора смириться с тем, что настойчивую попытку "десоветизации" "вата" понимает, как разрушение святынь.

Любое хамство в адрес святых и воинов той эпохи рассматривается русскими (в самом широком смысле - русскими) людьми как святотатство, как танец на могилах самых близких, самых дорогих, самых важных людей.

Представители либеральной общественности вот уже четверть века требуют от нас покаяния: за все действительные и мнимые прегрешения XX века.

Причём, покаяние должно произойти по какому-то их сценарию, который тот же самый Бильжо в компании, скажем, Ганапольского для нас придумает.

Чтоб все мы, к примеру, на коленях проползли от Магадана до Соловков, а они за нами присматривали, и погоняли иногда.

Однако им никак не придёт на ум очевидная вещь: то, как относятся русские люди к Великой Отечественной, индустриализации и рывку в космос - это и есть форма покаяния.

Потому что покаяние: это служение и память.

Мы служим и помним.

Чего о Бильжо и компании не скажешь.

Главное, что они забывают - своё собственное происхождение из недр советских элит.

Виктор Ерофеев тут написал очередную колонку в журнале "Огонёк" о том, что в советское время худшие победили лучших. Это Ерофеев пишет, Боже мой! Сын личного переводчика Сталина, помощника 1-го заместителя председателя СМ СССР Молотова, помощника министра иностранных дел СССР и т. д. и т. п.

Если кому-то надо каяться за то, что "худшие победили лучших" (что, кстати, является утверждением наивным и нелепым), то этим господам.

Пусть они забудут про Зою Космодемьянскую и 28 панфиловцев, а выйдут однажды своим "Смертным полком", неся портреты своих близких.

Вы ж так любили в 90-е повторять фразу: "Начни с себя!" - вот и начните.

Дедушка Бильжо, между прочим, был членом "Бунда" - социалистической организации, практиковавшей в числе прочего и террористические методы, в сталинские времена дед работал при наркомате лесной промышленности, в то время, как бабушка Бильжо работала в наркомате внешней торговли. У товарища Бильжо - Гоши Свинаренко - дедушка был начальником харьковского НКВД; дедушка Алексея Венедиктова - общеизвестный факт - тоже служил в НКВД и был членом военного трибунала. Отец Евгении Альбац - сталинский разведчик. Константин Боровой - сын главного особиста Железнодорожного райкома партии, сотрудницы КГБ СССР Елены Константиновны Боровой. Дед Невзорова по матери – сотрудник МГБ, а мать - журналист печатного органа Петроградского губкома комсомола, затем – Ленинградского обкома и горкома ВЛКСМ. Отец Николая Сванидзе - партийный деятель и борец с сионизмом. Дедушка Бориса Акунина служил в ЧК.

В общем, мне даже лень перечислять - там почти у каждого такие прекрасные орденоносные скелеты в шкафу, что диву даёшься.

При этом любой из перечисленных любит рассказывать, что вокруг были плохие, злые и жестокие "ленинские палачи" и "сталинские соколы", и лишь только его дедушка (бабушка, папа, мама, дядя, тётя) был добрым, хорошим, честным, допросов не вёл, доносов не писал и даже не читал, и жил праведно, внося в работу советских спецслужб и прочих комиссариатов принципы человеколюбия и гуманизма.

Ну, мы верим: мутизм был только у Зои Коcмодемьянской, кто бы сомневался.

Мы не имеем никаких претензий к вашим родителям.

Может, вы наших тоже оставите в покое?

Захар Прилепин

От редакции NOVO24. Когда-то моя мама в сердцах обронила в адрес Александра Розенбаума: "Не доктор и не человек..." Бильжо - тоже. Потому с чувством глубокого удовлетворения спешу сообщить: РВИО подало заявление о защите памяти Зои Космодемьянской в прокуратуру

С заявлением в Генеральную прокуратуру РФ и Главную военную прокуратуру РФ о защите памяти Героя Советского Союза Зои Космодемьянской по факту публикации клеветнической статьи обратилось РВИО, 14 декабря сообщает ИА "Красная весна" ссылаясь на пресс-службу РВИО.

В заявлении речь идет о статье, которая была опубликована Андреем Бильжо на зарубежном интернет-портале The Insider. В статье автор, согласно заявлению, распространяет заведомо ложные сведения о Зое Космодемьянской и совершенном ею в период Великой Отечественной войны подвиге. РВИО указывает, что умаление подвига было целенаправленным и должно быть рассмотрено в рамках ч. 2 ст. 128.1 УК РФ - распространение заведомо ложных сведений в отношении умерших лиц, если это задевает честь живых.

Разные бильжо должны усвоить наперед: таких "шизофреников", как зоя Космодемьянская, в России - целый народ.

А вот и еще одно тому подтверждение - рассказ о подвиге 19-летнего орловского парня Николая Сиротинина, в одиночку остановившего целую колонну танков, бронемашин и немецкой пехоты и официально так и не получившего звание Героя.

В сентябре этого года орловской школе №7 присвоили имя Николая Сиротинина. Долгое время его подвиг, история которого хорошо известна в Могилёвской области Беларуси, не то что не был увековечен на родной земле - о нём вообще мало кто знал. Да и Героем - официально - он так и не стал: звание не дали из-за того, что не сохранилось ни одной фотографии солдата.

Этот простой орловский парень в июле 1941 года под белорусским городом Кричев в одиночку уничтожил 11 вражеских танков, 7 бронемашин и 57 солдат и офицеров противника. Во время боя немцы так и не смогли понять, где окопалась русская батарея. А когда вышли на Колину позицию, у того осталось всего три снаряда. Предлагали сдаться, но он ответил им пальбой из карабина.

"АиФ-Черноземье" рассказывает историю Николая Сиротинина и приводит свидетельства очевидцев и историков.

Трудно поверить

Впервые об этом редчайшем случае в истории Великой Отечественной войны общественность узнала только в 1957 году - от Михаила Фёдоровича Мельникова, краеведа из белорусского города Кричева, который начал собирать подробности подвига Николая Сиротинина. Не всем верилось в то, что человек способен в одиночку остановить колонну танков, но, чем больше информации удавалось добыть, тем подлиннее становились свидетельства о подвиге парня.

Сегодня с уверенностью можно сказать, что 19-летний парень Коля Сиротинин действительно один прикрыл отход советских войск, ни на секунду не дав спуску врагу.

Из книги Геннадия Майорова "Сквер Артиллеристов":

"10 июля 1941 года в деревню Сокольничи, которая располагалась в трёх километрах от города Кричева, прибыла наша артбатарея. Одним из орудий командовал молодой артиллерист Николай. Огневую позицию он выбрал на околице деревни. Всем расчётом за один вечер были вырыты артиллерийский окоп, а затем ещё два запасных, ниши для снарядов и укрытия для людей. Командир батареи и артиллерист Николай поселились в доме Грабских.

"Я в то время работала на главпочтамте Кричева, - - вспоминала Мария Грабская. -После окончания смены пришла к себе домой, у нас были гости, в том числе и Николай Сиротинин, с которым я познакомилась. Коля рассказывал мне, что он с Орловщины и что его отец железнодорожник. Они с товарищами вырыли окоп, а когда он был готов, все разошлись. Николай сказал, что он дежурный и можно спать спокойно: "Если что случится, я вам постучу". Вдруг рано утром он так постучал, что всё окно навылет. Мы подхватились и спрятались в окоп. Тут и начался бой. Рядом с нашей хатой находилась колхозная ферма, где была установлена пушка. Николай не уходил с поста до последнего вздоха. Немецкие машины, бронетранспортёры, танки ехали по шоссе, которое было от пушки в 200-250 метрах. Он их подпускал очень близко, сам скрываясь за орудийным щитом. И когда пушка замолчала, мы думали, что он убежал. А чуть позже немцы собрали всех нас, жителей деревни, и спросили: "Матка, чей сын убит?". Николая они хоронили сами, завернув его в палатку".

17 июля 1941 года немецкая танковая колонна двигалась по Московско-Варшавскому шоссе. Наши части уже оставили Кричев и отступили за реку Сож. 409-й полк 137-й стрелковой дивизии занял оборону у шоссе с задачей прикрыть отступающие войска. Когда танки приблизились к деревне Сокольничи, к мосту через болотистую речушку Добрость, у моста вдруг ожило замаскированное артиллерийское орудие. Первыми выстрелами оно подожгло головной танк и замыкающую бронемашину. Колонна остановилась. Один танк пытался прорваться и раздавить орудие, но был расстрелян в упор. Свернуть с шоссе машины не могли, так как вокруг тянулось болото. Не умолкая ни на минуту, пушка вела точный и частый огонь. Запылала длинная вереница танков и бронетранспортёров. Сквозь чёрный дым, окутавший колонну, машины наугад стреляли по советскому орудию. Застав врагов врасплох, Николай мог бы оставить позицию, так как основная его миссия была выполнена и время выиграно. Но он продолжал стоять до последнего, пока не был убит".

Пример для подражания

У моста догорали танки и бронетранспортёры, лежали трупы. В санитарные машины грузили раненых. В соседнем берёзовом лесочке немцы рыли 57 могил для своих убитых в этом поединке с русским артиллеристом. Казалось, что над танковой колонной пронеслась эскадрилья советских штурмовиков. Около разбитой пушки толпились немцы, каждому хотелось взглянуть в лицо этому необыкновенному солдату. Фашисты только начинали войну с Россией и ещё не знали, что такое советский боец. В присутствии специально согнанных жителей деревни оккупанты с почестями похоронили артиллериста.

Из дневника немецкого обер-лейтенанта Фридриха Хенфельда:

"17 июля 1941 года. Сокольничи близ Кричева. Вечером хоронили русского неизвестного солдата. Он один, стоя у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоты, так и погиб. Все удивлялись его храбрости. Непонятно, почему так сопротивлялся, всё равно был обречён на смерть. Полковник перед могилой говорил, что, если бы такими были солдаты фюрера, завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Всё же он - русский, нужно ли такое преклонение?"

Несколько месяцев спустя Фридрих Хенфельд был убит под Тулой. Дневник его попал к военному журналисту Фёдору Селиванову. Переписав часть его, Селиванов сдал дневник в штаб армии, а выписку сохранил.

Жительница села Сокольничи Кричевского района Могилевской области Ольга Борисовна Вержбицкая вспоминала, что после похорон немецкий главный начальник сказал ей (женщина знала немецкий): "Возьми этот документ и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был её сын и как он погиб". Но стоявший у могилы Сиротинина немецкий молодой офицер подошёл и вырвал у неё бумажку и медальон, сказав что-то грубое. Немцы дали залп из винтовок в честь нашего солдата и поставили на могиле крест, на который повесили его каску, пробитую пулей.

Сегодня в селе Сокольничи могилы, в которой немцы похоронили Николая, нет. Через три года после войны останки Коли перенесли в братскую могилу, поле распахали и засеяли, пушку сдали в утильсырьё.

Не получил Героя

В 1960 году Николай Сиротинин был посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени, который хранится в Минском музее. Также он был представлен к званию Героя Советского Союза, однако так его и не получил - единственная фотография, на которой был запечатлён Коля, потерялась во время войны. Без неё звание герою не дали.

Вот что по этому поводу вспоминала родная сестра Николая Сиротинина Таисия Шестакова: "У нас была единственная его карточка с паспорта. Но в эвакуации в Мордовии мама отдала её увеличить. А мастер её потерял! Всем нашим соседям принёс выполненные заказы, а нам нет. Мы очень горевали. О подвиге брата мы узнали в 61-м году, когда кричевские краеведы отыскали могилу Коли. Съездили в Белоруссию всей семьей. Кричевцы хлопотали, чтобы представить Колю к званию Героя Советского Союза. Только напрасно, так как для оформления документов обязательно была нужна его фотография, хоть какая-то. А у нас же её нет!"

Всех, кто слышал об этой истории, очень удивляет один немаловажный факт. В Республике Беларусь о подвиге орловского солдата знают все. Там ему установлен памятник, его именем названа улица в городе Кричев и школа-сад в Сокольничах. В Орле же до недавнего времени мало кто знал о подвиге земляка. Память о нем хранила лишь небольшая экспозиция в музее школы №17, в которой некогда учился Коля, и памятная доска на доме, где он жил и откуда ушел в армию. По инициативе представителей Орловского союза журналистов было предложено увековечить забытые или почти неизвестные подвиги героев-артиллеристов на одной из улиц города. Ими же был предложен проект памятной плиты, на которой была бы рассказана легендарная история Николая Сиротинина, а в дальнейшем сквер должен был пополняться новыми плитами с фотографиями и именами героев и краткой аннотацией их подвигов. Но городские власти решили изменить задумку и вместо первоначального проекта в сквере Артиллеристов установили пушку, заверив, что после открытия будет объявлен конкурс среди дизайнеров-проектировщиков на вторую очередь по организации прилегающего пространства и созданию новых информационных элементов. С того момента прошёл уже год, но на месте сквера Артиллеристов остаётся одиноко стоять лишь пушка.

" >
Социальные комментарии Cackle