Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

685
" >

Красный снег. К годовщине зимней кампании 2015 года

Сегодня исполняется ровно два года со дня начала событий, которые, по самым разным причинам, многие хотят либо забыть, либо целенаправленно преуменьшить их значение.

Некоторые причины такого забвения мне неведомы. Другие - наоборот, очевидны. Но ни те, ни другие сегодня не важны. По большому счёту, вся нынешняя военная обстановка на фронтах Донбасса и, отчасти, обстановка политическая, существуют по результатам того, что произошло тогда.

По результатам зимней кампании 2015 года. Кровавой и яростной битвы за Донбасс, длившейся почти месяц - с 19 января, по 15 февраля. Именно по её итогам, законсервированным "Минском-2", проведены нынешние контуры линии фронта. Да и сам факт существования свободного Донбасса реален, во многом, лишь потому, что его народ устоял тогда - зимой 2015. Устоял, несмотря на то, что обрушившаяся на него военная машина оккупантов по численности, оснащению и вооружению в несколько раз превосходила силы ополчения. По сути, тогда, два года назад, этот народ совершил массовый подвиг. Который сейчас некоторые пытаются забыть или преуменьшить его значение. Бог им судья. Давайте просто будем помнить.

То, что новое большое наступление укров неизбежно, было ясно всем, начиная с начала сентября 2014 года, когда было подписано первое "минское перемирие". Недобитый враг очень быстро зализывал раны. Ему непрерывно шло оружие и снаряжение от наших бывших братьев по бывшему соцлагерю, до этого радостно вступивших в НАТО. Поступали даже сообщения о том, что в аэропорты Харькова и Запорожья на военных грузовых самолётах завозят чуть ли ни американские тяжёлые танки "Абрамс". Не знаю, друзья мои. Мы их не видели, а так, может, и стоят где-то. Трудно сказать. Но даже и без них поток оружия к украинским оккупантам шёл просто колоссальный. И они не упускали возможности им пользоваться. Сейчас мало кто об этом говорит, но "Минск-1" соблюдался ещё хуже, чем "Минск-2". Обстрелы Донецка и других городов Донбасса не стихали ни на один день, и интенсивность их была куда выше, чем сейчас. И обстрелы шли из всего, включая баллистические ракеты "Точка-У" - оружия, разработанного для разрушения глубоко эшелонированных укрепрайонов, которое украинские "европейцы" додумались применять по гражданским поселениям.

Последний раз Донецк был атакован с её помощью 20 октября 2014 года - через полтора месяца после начала того "перемирия". Но, несмотря на это, город очевидно ожил. После летней кампании 2014, когда миллионный город вдруг внезапно оказался на линии фронта, в него начали возвращаться жители, на улицах вновь появились машины, население пополнилось за счёт беженцев с оккупированных территорий. Из Мариуполя, Славянска, Краматорска и других городов, многие из которых и поныне находятся под властью врага и ждут освобождения. То, что враг готов броситься снова, было понятно с конца октября. Начала его наступления ждали каждый день - бойцы в казармах спали с автоматами, мирные жители готовились по первому намёку укрыться в безопасных местах. Не всегда это были обустроенные должным образом бомбоубежища. Некоторые укрывались в подвалах собственных домов, а кто-то и вовсе в ванной комнате, молясь, чтобы по дому не было прямого попадания.

Одновременно с этим на территории Республик нарастал кризис продовольствия и медикаментов. Снабжение налажено не было, и на Донбассе начинался голод. Избежать его, в итоге, удалось какими-то совершенно невероятными усилиями. Тогда же совершенно банальные мирные профессии начали становиться героическими. К примеру, в Донецке таковой стала работа коммунальщиков - электриков, сантехников, водопроводчиков, изо дня в день выполнявших свой долг и чинивших городские коммуникации, по которым вела прицельный огонь артиллерия бандеровцев. Часто они перемещались в сопровождении военных - их работа стала очень опасной, но имевшей первостепенное значение, так как без неё город мог просто захлебнуться.

А ещё настоящими героями стали соцработники, разносившие инвалидам и старикам денежные пособия, которые та Республика 2014 года, Республика с большой буквы, смогла наскрести неведомо как, просто чтобы эти, самые незащищённые из людей, банально не умерли без еды и лекарств. И соцработники выходили на работу так, как выходят в бой - несли эти пособия по городу, где с криминалом уже начали бороться военными методами. В конце концов, к ним тоже приставили военных. И это была фантастическая картина - бабушка-почтальон, идущая по улице под охраной двух автоматчиков. Такова жизнь города в осаде. В самом центре Европы. В начале 21 века.

С начала ноября враг подступал к городу несколько раз - подходил, отходил, пристреливался, пробовал "на зубок", пытался "надкусить" оборону то в одном месте, то в другом. Лично я могу говорить о том, что видел в Донецке, но я знаю, что то же самое происходило и на всех остальных участков фронта Донбасса. И это всё то стихало, то снова вспыхивало. С каждой неделей всё нарастая. В итоге, к началу января напряжение достигло такого уровня, что стало ясно - всё может случиться в любой день. Бандеровцы всегда очень любили начинать массово убивать в православные религиозные праздники. И тогда мы тоже ждали их наступления в Рождество. Но слегка ошиблись: для начала бойни они выбрали другой православный праздник - Крещение. Хотя ошиблись мы действительно только "слегка" - в Рождество они начали артподготовку. Продлившуюся десять дней. По факту это значило, что в небе над Донецком разверзся Ад. Без малейшего художественного преувеличения. По городу ударили из всего, что только стояло на вооружении ВСУ. Разве что исключая авиацию. Десять дней город буквально крошили в бетонную пыль. Его жители засыпали и просыпались под грохот, за малым, что не закладывавший уши. Все обстрелы, бывшие в предыдущие месяцы, показались просто детским садом.

Кульминации это достигло 17 января, когда вечером враги начали широкомасштабную разведку боем по всей линии фронта. Обстрел Донецка и других городов начался абсолютно запредельный. Даже на фоне того, что было в предыдущие дни. Многоэтажные здания подпрыгивали, словно они ничего не весили. Одновременно с этим начался массовый заход диверсионных групп через все возможные дыры в линии фронта, со всех направлений, по всем тропинкам. Доходило до того, что оборону против них организовывали в самом центре Донецка, прикрывая маршруты подвоза боеприпасов к нашим батареям, стоявшим прямо в городе. В районе ДАП на "трёшке" произошла попытка танкового прорыва, но державшие там оборону парни из отряда "СВ" (бригада "Восток") встали насмерть (светлая им память). Это была ночь ужаса и ночь массового героизма.

К 5 часам утра всё стихло - все прорывы были отбиты, враг отступил. Нас вернули обратно в казармы отдыхать. Наступило затишье. Которое продлилось чуть больше суток. По городу практически не стреляли. Повисла тишина. Была только одна попытка прорыва танков со стороны Авдеевки через Путиловский мост, который наши, не мудрствуя лукаво, попросту взорвали вместе с украми, тем самым закрыв вопрос.

А 19 января укры ударили всей мощью.

На города Донбасса снова рухнуло небо. Наступление врага началось по всей линии фронта. И ополчение, ещё не ставшее армией, встало насмерть. Ситуация практически по всему фронту была такой, что отступать было просто нельзя - потому что некуда! Из-за "Минска-1" врага так и не отогнали от крупных городов, и любое оставление позиций на большинстве участков фронта означало, что какой-то из этих городов либо лишится путей снабжения, либо и вовсе окажется в котле. Наиболее угрожающей ситуация была на т.н. "Дебальцевском выступе", где враг с первых дней начал концентрацию живой силы и техники с целью отсечения Донецка от Горловки, с последующим полным её окружением. Не менее критической она была и в самом Донецке, где враг практически сразу начал массированный накат в секторе "Пески". Оборона Республики его сдержала, но было очевидно, что любой прорыв там может обернуться катастрофой, так как Донецк был прямо за спиной тех, кто там стоял - помимо укреплений на Песках, город от врага не отделяло ничего вообще. Всего полугодом ранее это был ближайший пригород столицы Донбасса, куда её жители ездили на выходные жарить шашлыки.

В целом же, ситуация была такова, что почти по всей линии фронта против махины ВСУ стояли полуголодные вчерашние шахтёры, таксисты и менеджеры, у которых не хватало патронов, тёплого обмундирования, питания и практически не было лекарств. И ещё более она осложнилась тем, что зима была сырой, и на фронте вспыхнули окопные эпидемии гриппа, просто выкашивавшие бойцов. При этом у них в тылу (в Донецке и других городах Донбасса) свирепствовали вражеские ДРГ. Причина такого положения была проста - почти все, кто держал в руках оружие, были отправлены на фронт. А тех, кто всё же находился в тылу, на эффективную борьбу с диверсантами врага банально не хватало. Они это знали, и всё равно стояли крепко, не давая оккупантам продвинуться ни на метр вперёд. И вот это полуголодное, замёрзшее, кашляющее ополчение не просто выдержало удар накачанной оружием бандеровской армии, но ещё и смогло на ряде участков перейти в контрнаступление. Правда, поначалу без особого успеха. Перелом в зимней кампании 2015 года наступил чуть позже.

29-30 января, после неожиданной и очень дерзкой атаки, ополчением был взят Углегорск. Над наиболее боеспособными подразделениями оккупантов, сосредоточенными на "Дебальцевском выступе" для атаки на Горловку, нависла угроза котла. Не особо ожидавшее этого украинское командование замешкалось и потеряло время. 9 февраля, после взятия Логвиново и перекрытия дороги на Артёмовск, крышка "Дебальцевского котла" захлопнулась. В следующие четыре дня оставшиеся без снабжения подразделения ВСУ и тербаты были зарыты в дебальцевский снег, ставший красным. Часть из них смогла прорваться к своим, но это уже ничего не решало - украинской армии сломали хребет. Эта победа досталась очень дорогой ценой. Но о том, сколько людей мы тогда потеряли, давайте поговорим после того, как наша победа станет Победой с большой буквы.

Поздно вечером 12 февраля было подписано новое "минское перемирие". С одной стороны оно формально фиксировало победу Республик в той битве за Донбасс. С другой - снова останавливало армию Новороссии, не давая ей развить успех и хотя бы отогнать, наконец, врага от больших городов, не говоря уж о том, чтоб отбить оккупированные территории. Врага снова не дали добить. И отыгрывать это враг начал мгновенно. Перемирие вступало в силу в полночь 15 февраля. И те двое суток, которые до него оставались, стали одними из самых страшных дней всей зимней кампании. Враг, уже точно зная, что его не будут преследовать и особо никак за это не покарают, расстрелял по Донбассу весь боезапас, остававшийся на складах его артиллерии. 48 часов на Донецк с неба падало всё, что только могло упасть, в количествах, не подвластных здравому рассудку. "Грады" ложились пакетами. Прилёты 220-х гаубиц сливались в непрерывный гул. А на такую "ерунду", как тяжёлые миномёты, уже даже просто перестали обращать внимание.

В полночь 15 февраля всё разом стихло. Не сказать, что надолго. Обстрелы начали возобновляться уже через несколько дней. И продолжаются но сию пору. Но для гражданского населения кошмар был окончен. И это, пожалуй, единственный положительный итог "минского перемирия".

Который, впрочем, давным давно сошёл на нет. По целому ряду причин, говорить о которых сегодня, в эту годовщину, у меня нет ни малейшего желания.

После своего поражения в зимней кампании 2015 года враг приходил в себя очень долго. Быть может, он приходит до сих пор. Но, в целом, он уже вполне залечил свои раны. А что же мы? А для нас, как минимум, должно стать уроком то, что произошло тогда. Придёт день, и восстановивший силы враг снова решится. Это очевидно. И когда это произойдёт - не должно быть никакого "Минска-3". Хотя бы в память о тех достойных людях, которые погибли тогда - два года назад. Зимой 2015. Военных и гражданских. Сражавшихся на фронте и погибших под бомбами. Всех их.

Победа, которая придёт - это и их победа.

Павел Раста (позывной "Шекспир")

" >
Социальные комментарии Cackle