Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

514
" >

КРЕЩЁННЫЙ РУССКИМ ЯЗЫКОМ (стихи)

Во время Великой Отечественной были написаны прекрасные стихи, в которых и известные поэты, и безымянные гении выразили свою боль, свой праведный гнев и веру в Победу. Сегодня, 70 лет спустя, история повторяется. И снова Слово - это оружие. Оружие против войны, смерти, лжи и зла. Сила слова, сила искусства огромна.

Виртуознее многих и многих владеет оружием слова Юнна Мориц, популярный советский и российский поэт и переводчица, сценарист.

Родилась она в еврейской семье. Как рассказывает Мориц, "в год моего рождения арестовали отца по клеветническому доносу, через несколько пыточных месяцев сочли его невиновным, он вернулся, но стал быстро слепнуть. Слепота моего отца оказала чрезвычайное влияние на развитие моего внутреннего зрения"

В 1954 году она окончила школу в Киеве, поступила на филологический факультет Киевского университета. К этому времени появились первые публикации в периодике.

В 1955 году поступила на дневное отделение поэзии Литературного института им. А. М. Горького в Москве и окончила его в 1961 году, несмотря на то, что в 1957 году её исключили оттуда вместе с Геннадием Айги за "нездоровые настроения в творчестве".

В 1961 году в Москве вышла первая книга поэтессы "Мыс Желания" (по названию мыса на Новой Земле), основанная на впечатлениях от путешествия по Арктике на ледокольном пароходе "Седов" летом 1956 года. О той своей поездке она вспоминала впоследствии:

"Я никогда не забываю людей той Арктики, где я видела совсем другой образ жизни, не материковый, без никаких магазинов, улиц, кинотеатров, там жизнь зависела от радистов, от радиации, навигации, авиации, ледовой разведки, там космос - внутри человека. В зеркале Арктики видно, кто ты есть и какова цена твоей личности, твоих поступков, твоего ума и таланта быть человеком. Чувство Арктики - это подарок судьбы, особенно в 19 лет, это - божественное богатство и морозоустойчивость к "общественным мнениям""

Её книги не издавали (за стихи "Кулачный бой" и "Памяти Тициана Табидзе") с 1961 по 1970 год.

Несмотря на запрет, "Кулачный бой" был опубликован заведующим отделом поэзии журнала "Молодая гвардия" Владимиром Цыбиным, после чего он был уволен. Она также не издавалась с 1990 по 2000 год..

В книге "По закону - привет почтальону" Юнна Мориц заявила темой своей поэзии "чистую лирику сопротивления". Высшим ценностям - человеческой жизни и человеческому достоинству - посвящены поэма "Звезда сербости" (о бомбёжках Белграда), которая издана в книге "Лицо", а также цикл короткой прозы "Рассказы о чудесном" (печатались в "Октябре", в "Литературной газете", и за рубежом, а теперь вышли отдельной книгой - "Рассказы о чудесном").

О своих литературных учителях и пристрастиях Юнна Мориц говорит: "Моим современником был постоянно Пушкин, ближайшими спутниками - Пастернак, Ахматова, Цветаева, Мандельштам, Заболоцкий, а учителями - Андрей Платонов и Томас Манн". В интервью "РГ" в 2012 году она также упоминает Лермонтова, Льва Толстого, Шекспира и Овидия. К своей поэтической среде она относит "Блока, Хлебникова, Гомера, Данте, царя Соломона - предположительного автора "Песни Песней" - и поэтов греческой древности" (из интервью газете "Газета", 31 мая 2004 года).

Язык Мориц всегда естественен, лишён какого бы то ни было ложного пафоса. Богатство красок, использование точных рифм вперемешку с ассонансами - вот что отличает поэзию Мориц. Повторы часто звучат как закли­нания, метафоры открывают всё новые воз­можности истолкования её стихов, в которых она пытается проникнуть в суть бытия (Вольфганг Казак).

"Художник может быть лучше времени, как Чехов, а может быть и хуже, как Юнна Мориц, но для нашего с вами самопознания необходимы оба типа",- написал о Мориц Дмитрий Быков.

Юнна Мориц - автор поэтических книг, в том числе "В логове го́лоса" (1990), "Лицо" (2000), "Таким образом" (2000), "По закону - привет почтальону!" (2005), а также книг стихов для детей ("Большой секрет для маленькой компании" (1987), "Букет котов" (1997)). На стихи Юнны Мориц написано много песен.

Её стихи переведены на европейские языки, а также на японский и китайский.

Стихи Юнны Мориц переводили Лидия Пастернак, Стенли Кьюниц, Уильям Джей Смит с Верой Данем[8], Томас Уитни, Дэниэл Уайсборт, Элайн Файнстайн, Кэролин Форше (англ.).

После публикации 10 марта 2016 года короткого эссе "Мёртвые не могут объявить голодовку", посвящённого убийству российских журналистов Игоря Корнелюка и Антона Волошина и голодовке Надежды Савченко, обвиняемой в причастности к этому убийству, страница Юнны Мориц в Фейсбуке была заблокирована администрацией соцсети без объяснения причин. В этом эссе Мориц выступила активно против кампании, развёрнутой на Украине и на Западе, по освобождению Савченко, её оправданию и героизации.

"Убитые по её наводке российские журналисты не могут объявить голодовку и организовать сбор подписей под воззваниями с требованием освободить их от убийства.

Но я требую освободить от убийства всех убитых журналистов, всех убитых детей Донбасса, всех убитых в Гааге сербов, исполнявших свой воинский долг, защищая свою родину. Также требую освободить из американских тюрем, где они неправосудно отбывают 25-летние сроки, похищенных граждан России Ярошенко и Бута, которые никого не убили, не ограбили, не изнасиловали. А когда их освободят, я подумаю – не проголодалась ли Савченко?"

На блокировку своей страницы на Фейсбуке Юнна Мориц откликнулась, опубликовав стихотворение "Не угрожает мне уныние и скука...", эссе "Агрессия русофобских настроений на Фейсбуке" и "Йух знает что", где в частности пишет:

"Нет сомнений в том, что машина, обслуживающая интересы Савченко и её покровителей, работает на полную мощность и что Фейсбук – один из моторов этого агрегата информационной войны.

Однако, мы ещё не убиты, как журналисты России на Донбассе, как Олесь Бузина в Киеве, как сожжённые заживо в Одессе, поэтому Фейсбук хочет держать под арестом наши тексты, наши голоса, не согласные с агрессией русофобских угроз".

Ох и ополчились на Поэта и хру3пкую женщину все, для кого Донбасс, Россия, Русский мир - кость в горле! Но она не сдаётся. И рождаются новые стихи.

Юнна МОРИЦ

КРЕЩЁННЫЙ РУССКИМ ЯЗЫКОМ

.

Мы?.. За Донбасс? Донбасс – за нас!

За всех за нас – Донбасс,

За всех, кому хотят отсечь

Родной язык, родную речь,

И уничтожить целиком –

Кого?.. Отвечу прямиком:

Крещённых русским языком!

.

Кому Донбасс – тяжёлый крест?

Кто взять мечтает под арест,

Угробить, вычистить скребком

Крещённых русским языком?

Какой поляк, в какой стране

Дрессировал какой спецназ,

Мечтая, что сгорит в огне

Донбасс!.. За что? За всех за нас!

.

Какой страны какая рать

Каким карательным полком

Донбасс намерена стирать –

До тла!.. И в бешенстве каком

Вопят каратели сейчас,

Что убивает их Донбасс,

Крещённый русским языком?

Но языков – большой запас,

Где не сошёл с ума Донбасс!

.

.

Любить карателей своих

Способен – кто? Несчастный псих,

Манкурт безмозглый, идиот, –

Но у Донбасса дух не тот!

Своих карателей как раз

Не может полюбить Донбасс,

А запад хочет, чтоб любил!

Донбасс, однако, не дебил,

Он бьёт карателей спецназ –

За всех за нас! Мы – за Донбасс?

" >
Социальные комментарии Cackle