Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

590
" >

Страницы из личного дела разведчика Алексея Ботяна

Разведка не любит лишнего шума. Разведчики, чьи имена на слуху – это раскрытые сотрудники, многие из которых погибли, "исполняя свой долг". Алексей Ботян – один из немногих, кто остался жив и не познал горечи провала. Возьмем в руки его личное дело и бережно перелистаем, задерживаясь на некоторых страницах

Унтер-офицер польской армии

Он родился 10 февраля, в 1917 году в Западной Белоруссии, отошедшей в 1921-м . к Польше, поэтому нет ничего удивительного, что Алексей свободно говорил по-польски. Отец был столяром, ездил на заработки в Германию, Аргентину, обучил сына немецкому языку и сумел дать образование – в 1935 году Алексей получил специальность учителя начальных классов.

В 1939 году юношу призвали в армию. В призывной комиссии здраво рассудили, что негоже грамотного новобранца отправлять рядовым в пехоту и определили в подофицерскую школу, откуда Алексей вышел командиром зенитного расчета с нашивками капрала.

Война для Ботяна началась 1 сентября 1939 года, когда зенитный расчет под его командованием вступил в бой и сбил "Юнкерс". Далее - три недели боев, еще два сбитых самолета, отступление до Львова. Тут зенитчики увидели солдат с красными звездами на пилотках, которым после короткой словесной перепалки сдались.

Пленных погрузили в вагон и повезли. Ночью Алексей сориентировался по звездам: эшелон шел на восток. "Э-э-э, нет, - подумал парень, - мне в другую сторону". Он и несколько его товарищей выломали доску и начали выпрыгивать из вагона. Уже на следующий день идущего домой капрала задержал патруль. Алексей опять сбежал. Вот так, с приключениями и двумя побегами он добрался домой, придя в родную деревню при полном параде: в форме с неспоротыми унтер-офицерскими нашивками.

Под советской властью

На вновь приобретенных землях советская власть в первую очередь начала организовывать школы. Понадобилось огромное количество учителей. Алексей предложил свои услуги, его направили на курсы советских учителей и по окончанию назначили директором школы. А в мае 1941 к нему "пришли".

Бывший унтер-офицер, отец был в Германии и Аргентине, свободно говорит по-польски и по-немецки, дважды бежал из советского плена… Читатель, привыкший к статьям о "преступлениях кровавой гэбни", уже ждет рассказа об аресте, скором суде и заключении в ГУЛАГ молодого белоруса... Так вот - нет.

Кто-то прочел его анкету совсем по-другому: младший офицер, имеет военный опыт, свободно говорит на польском и немецком языках, смел и предприимчив (дважды бежал). Такие ребята нам - во, как нужны! Алексею предложили работу в органах, он сказал "да" и в мае прибыл в Москву на учёбу в Высшую школу НКГБ СССР.

Подавляющее большинство курсантов были с "оккупированных" территорий: с Западной Украины, Западной Белоруссии, Прибалтики, Бессарабии – территориальным органам нужны были люди, владевшие языками и знакомые с местной спецификой. Молодые люди учились, а преподаватели тем временем к ним присматривались, отмечая тех, кто способен на большее.

Диверсант

Быстро перелистываем страницы. Война. При наркоме внутренних дел формируется Особая диверсионно-разведывательная группа - это будет элита, людей в нее отбирают поштучно. Ботян - рядовой Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН). В ноябре 1941 – первые заброски в тыл. Диверсанты ОМСБОНа взрывали мосты, минировали дороги, брали языков.

1942 год - из бойцов ОМСБОНа опять отбирают лучших из лучших и снова учат. 1942-й был не самым легким годом для СССР, но их готовят целый год (никаких "ускоренных курсов"!), чтобы на выходе получить разведчиков-диверсантов, каждый из которых стоит роты.

В начале 1943 года из выпускников стали формировать отряды и отправлять за линию фронта. Некоторым предстояло вырасти в партизанские бригады, а некоторым - оставаясь маленькой незаметной группой, проводить диверсии, масштаб которых сопоставим с крупными войсковыми операциями.

В составе одной из таких групп ушел за линию фронта и Алексей Ботян.

Диверсии, боевые операции, уничтожение крупных военных чинов и глав оккупационных администраций – страниц в деле много, задержимся на одной из них

Операция в Овруче

Диверсанты ходят ночью, потому что лишнее внимание им ни к чему. А днем отсиживаются в лесах или у надежных людей. Однако бывает, что приходится искать приюта, полагаясь на свое чутье и удачу. Так было и в этот раз. Уже светало, надо было искать укрытие. Понаблюдав некоторое время за домом на краю села, Алексей дал команду "Вперед!"

Хозяин дома оказался бывшим старшиной Красной Армии. Слово за слово, и вдруг, как будто между прочим: "А знаешь, у меня родственник в Овруче в гебиткомиссариате работает".

Оккупировав Украину, гитлеровцы разделили ее на области и районы, и это деление не всегда совпадало с советским. Например, столицей рейхкомиссариата "Украина" был не Киев, а Ровно. Заштатный Овруч стал административным центром округа (гебита), включавшим в себя всю Житомирскую область, часть киевской и даже кусок Белоруссии. Оккупационная администрация и все службы разместились в четырехэтажном здании бывших казарм, там же квартировало и все начальство. По периметру вокруг гебиткомиссариата - колючая проволока, охрана, в самом городе - гарнизон 10.000 человек, при въезде – полицейские блокпосты.

У Алексея загорелись глаза: "Встречу с ним организуешь?" "Да хоть сейчас. Садись на телегу и поехали. Сегодня на блокпосту знакомые полицаи стоят, скажу, что ты мой родственник. Поехали?" Хозяин пытливо смотрел на Алексея: как тот отреагирует на предложение отправиться прямо к черту в пасть? Ботян скинул с плеча автомат, положил его на стол. Расстегнул и снял портупею, вынул из кобуры парабеллум и засунул под рубаху за пояс, в карманы - по гранате: "Поехали".

14 сентября в Овруч прибыла из Берлина группа "специалистов по борьбе с партизанами" с целью помочь местным органам наладить борьбу с "бандитами". Съехалось начальство из районов и соседних областей. В 9 часов вечера, когда в гебиткомиссариате гости из Берлина делились своим опытом, окрестности Овруча сотрясло от взрыва. В Берлин "специалисты по борьбе с партизанами" вернулись в гробах.

Страницы, страницы – сколько же подобных операций на счету этого человека? Еще одна страница, в глаза бросается напечатанное крупными буквами "Краков".

Спасение Кракова

В конце 1944 года группа Ботяна, действовавшая уже на территории Польши, захватила немецкого инженера-картографа, от которого узнали, что в г. Новы Сонч в Ягеллонский замок гитлеровцы свозят огромное количество взрывчатки. Зачем - этого пленный не знал. 10 января диверсанты напали на штабную машину. Среди захваченных документов был секретный приказ о минировании Кракова и плотин на карпатских реках.

Согласно плану, спустя две недели после занятия города советскими войсками, плотины подрывались, и на город должен был обрушиться водяной вал, сметающий город и расположившиеся в нем штабы фронта и двух армий, тыловые службы, воинские части. А потом должен был вступить в действие германский вермахт.

И город, и замок, превращенный в склад, гитлеровцы охраняли пуще глаза – в подвалах замка тонны взрывчатки. Вход на территорию склада – строго по пропускам, обыскивали любого, вызвавшего подозрение вне зависимости от звания и ранга. Город под контролем СД и гестапо.

И все же 18 января склад взлетел на воздух – детонатор пронесли в подметке сапога. Гитлеровцев при взрыве погибли сотни, а сколько уцелело советских солдат из-за того, что запланированное "цунами" не состоялось – кто это может подсчитать?

Информация разглашению не подлежит

Страницы, страницы… В 1947 году Ботян стал разведчиком-нелегалом и под чужим именем уехал в Чехословакию на долгих 8 лет. Затем были новые зарубежные "командировки". Не надейтесь услышать рассказ - куда, зачем. На страницах фиолетовые печати "секретно", "совершенно секретно". В 1972 году "командировки" его закончились, но только в 1989 году Алексей Ботян окончательно расстался с органами госбезопасности.

В середине 90-х он был, наконец-то, рассекречен и родная дочь узнала, что ее отец – человек-легенда. В 2007 году В. Путин подписал указ о награждении Ботяна званием Героя России без трагичного уточнения "посмертно".

Алексей Николаевич Ботян на момент написания статьи (октябрь 2016 г.) жив, здоров, играет в волейбол, и на стрельбище из пистолета выбивает 29 очков из 30 возможных.

Клим Подкова

" >
Социальные комментарии Cackle