Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

634
" >

"Обещать" - не значит "предать"

"Трамп предал Россию", "зря хвалили и надеялись", "Америка снова враг" - комментарии подобного рода заполонили социальные сети.

Первопричина в заявлении официального представителя Белого дома Шона Спайсера о том, что его босс "ожидает, что российское правительство займется деэскалацией насилия на Украине и вернет Крым". Но так ли это на самом деле?

Начать стоит, подчеркнув важный нюанс – подобное "разочарование" в Дональде Трампе демонстрируют в основном те, кто изначально не был им очарован, призывая Хиллари Клинтон "прийти и володеть" США и всем миром.

Между тем ничего нового ни Спайсер, ни Трамп не сказали. Будучи кандидатом в президенты, республиканец ни разу не говорил, что считает Крым российским. Отвечая на вопрос о том, признает ли он принадлежность Крыма к РФ и готов ли поднять тему снятия санкций, Трамп кратко ответил: "Мы изучим этот вопрос".

В среду он также напомнил, что Крым стал частью России при президенте Обаме. И вновь ничего нового. Трамп это на все лады подчеркивал и в период предвыборной гонки.

Ясно, что процесс "изучения" идет до сих пор – и продлится вплоть до первой официальной встречи американского и российского президентов, от которой многие в мире по-прежнему ждут прорывных решений. Но даже если явного прорыва и не будет, не страшно – всерьез на него Москва и не рассчитывает.

И сам Владимир Путин, и его пресс-секретарь Дмитрий Песков, и другие официальные спикеры неоднократно говорили, что принципиальное отличие Дональда Трампа от Хиллари Клинтон в готовности слушать Россию. У кандидата от демократов была четко обозначенная позиция, в которой Москве отказывалось в праве иметь собственные цели, отличные от американских.

Таким образом, говорить что-определенное о позиции Трампа по Крыму и санкциям в настоящее время – не более чем спекуляция. И в России это отлично понимают.

"Возможность перезагрузки российско-американских отношений отнюдь не перечеркнута, – полагает глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий. – Но высказывания пресс-секретаря президента показывают, что инерционный маховик, раскрученный в Вашингтоне против России, пока далеко не остановлен".

"Оно (заявление по Крыму и Украине – ВЗГЛЯД) было сделано, чтобы снять напряжение, показать, что он (Трамп – ВЗГЛЯД) не такой пророссийский, как это может показаться, чтобы приглушить то недовольство, которое есть по поводу него в американском истеблишменте", - полагает председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров.

Первый замглавы международного комитета Совфеда Владимир Джабаров отмечает, что у президента США, скорее всего, пока нет личной позиции по Украине и Крыму, так как в Госдепе до сих пор не сменилась старая команда, которая готовит для главы государства информацию по данной теме.

Официальный представитель МИД Мария Захарова напомнила: "Мы свои территории не возвращаем. Крым – это территория Российской Федерации". Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков выступил с похожим заявлением, отметив, что тема возвращения полуострова не обсуждается и не будет обсуждаться с зарубежными партнерами.

Наконец, спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил "Интерфаксу": "Дождемся прямых слов президента США. И вообще необходимо исходить из исполнения предвыборных программ. Жители США избрали Трампа потому, что он стал говорить о необходимости прекратить конфликты в Сирии, Ливии, урегулировать ситуацию с Ираком, вести борьбу с терроризмом, выстроить отношения с Россией, с Китаем. Если он откажется от своих предвыборных обязательств - это уже вопрос к нему".

Таким образом, радость украинских политиков и их симпатизантов по эту сторону границы несколько преждевременна. Спайсер не сказал ничего, принципиального отличающегося от предвыборных заявлений Трампа. Его комментарий лишь констатация того, что внешняя политика Соединенных Штатов будет меняться постепенно, с преодолением сопротивления серьезной части истеблишмента – как демократического, так и республиканского.

Но даже если Трамп на встрече с Путиным откровенно, как он это любит, скажет: "Владимир, мы категорически не согласны с тем, что Крым – это Россия", в контексте дальнейших политических и экономических отношений это вообще ничего не значит. Вашингтон не признавал республики Прибалтики частью СССР и в дни Карибского кризиса, и во времена "разрядки", и при Михаиле Горбачеве, хотя уровень отношения между странами в этот период существенно разнился. Это существенное, казалось бы, разногласие не мешало нашим странам договариваться по действительно принципиальным вопросам, сокращать вооружения, осуществлять совместные космические программы и заключать экономические соглашения разного масштаба.

И это при том, что тогда между двумя государствами были серьезнейшие идеологические расхождения. Сейчас подобных расхождений нет: и Россия, и США – капиталистические государства с демократическим общественным устройством. Точек соприкосновения у нас гораздо больше, чем поводов для размежевания, и практически у всех крупных стран мира есть такие вопросы, по которым они никогда не согласятся друг с другом. Подчас даже откровенная вражда не мешает странам состоять в одних и тех же военно-политических блоках, как, скажем, Греции и Турции.

Пожалуй, единственное, в чем можно отчасти согласиться с участниками показушной истерики вокруг Крыма, так это в том, что у некоторой части граждан ожидания по поводу Трампа действительно были завышенными. Но это проблема самих граждан, а не Москвы, Вашингтона и Симферополя.

У США всегда будут собственные, отличные от российских интересы, независимо от того, кто сидит в Белом доме. Разница в том, что дальновидные лидеры понимают – у России тоже есть свои интересы, и об их разграничении надо договариваться в интересах мира и международной стабильности. А вот давить на Россию, уж тем более угрожать ей военной силой бессмысленно и опасно.

Антон Крылов, ВЗГЛЯД

" >
Социальные комментарии Cackle