Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

582
" >

Дрейф Донбасса от Украины в сторону России, или Нецивилизованный развод

Украина отсекла ЛНР от энергосетей и грозит блэкаутом ДНР. Не мытьем так катаньем Порошенко пытается избавиться от пророссийских регионов. Как выяснилось, он еще в 2015 году слёзно просил Путина "забрать Донбасс"

Во вторник стало известно, что компанией "Укрэнерго" с 25 апреля будут приняты "меры по прекращению перетоков электрической энергии с контролируемой на неконтролируемую территорию Луганской области". Причиной такого решения названа неуплата в течение длительного времени за поставленную и потребленную электроэнергию. В польночь 25 апреля решением Минтопэнерго Украины поставки электроэнергии в ЛНР были прекращены. В самой народной республике отметили, что к 02:00 мск 25 апреля им удалось полностью перейти на внутренние ресурсы и возобновить электроснабжение по всей республике.

Украинский омбудсмен Валерия Лутковская назвала отключение ЛНР от электричества нарушением прав жителей.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков указал, что своим решением о прекращении поставок электричества в Луганскую область украинские власти предприняли очередной шаг по отторжению этой территории.

Тем времнем Минэнерго РФ приняло решение об обеспечении электроэнергией ЛНР с территории Российской Федерации "в рамках оказания гуманитарной помощи населению".

Между тем, на Украине заявляют о намерении прекратить поставки электроэнергии и в ДНР. Как заявил заместитель министра по вопросам "временно оккупированных территорий" и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука, "вопрос об отключении потребителей Донецкой области сейчас изучается, но решение пока не принято. Динамики расчётов нет, так же как и в Луганской области. Поэтому, скорее всего, решение будет таким же, как и по Луганской области".

Данные заявления звучат на фоне недавнего телефонного разговора госсекретаря США Рекса Тиллерсона с президентом Украины Петром Порошенко (в ходе разговора, который состоялся в воскресенье по инициативе американской стороны, украинский лидер предложил активизировать рассмотрение вопроса о размещении в Донбассе международного миротворческого контингента под эгидой ООН). а также известий о том , что Вашингтон намерен сократить финансовую помощь Киеву на 70%.

Ещё в 2015 году прошла информация о том, что Порошенко попросил Путина забрать Донбасс. Уверенно и однозначно эта информация не была опровергнута ни в Киеве, ни в Москве. Не есть ли в таком случае весь разговор о минских соглашениях как о религиозной истине лишь прикрытие реального процесса размежевания и ухода народных республик в Россию?

Что касается устремлений украинских властей, то они крайне противоречивы в своих внутренних посылах. Я думаю, что в голове Порошенко, а также многих других украинских руководителей можно найти самые разные движения: начиная от того, чтобы взять ДНР и ЛНР силой (может быть, при помощи Запада или втравить Запад в большую войну с Россией) и заканчивая тем, чтобы как-то тихой сапой взять и спихнуть эти территории на баланс России – но так, чтобы это было с сохранением лица. Я думаю, что окончательного решения в голове у украинской власти просто нет. Мы очень сильно переоцениваем украинских политиков, потому что политиками эти люди не являются и никогда не являлись. Там есть много кого, но политиков действительно серьёзных, стратегически мыслящих там нет. Есть полубандитские олигархи, есть вчерашние барыги, есть националисты с неонацистским уклоном, есть просто отморозки, есть люди, которые делают деньги или карьеру. Но стратегически мыслящих политиков в украинском руководстве нет. Украинский общеполитический проект тем и слаб, что в стране никогда не было стратегов. Там царит идеология исторической обиды, исторической мести, которая в наше время приправлена "движением в Европу". Но стратегов, которые могли бы осознать реальные интересы пусть даже независимой Украины – там нет. Поэтому в головах у них каша, и в зависимости от смены времени года там могут возникать самые разные посылы, самые разные движения. Рассматривают как вариант: бросить республики на баланс России и забыть про них, при этом сделав вид, что во всём виновата Россия? Наверное, как вариант это рассматривают. Является ли это стратегической линией? Нет, не является. А что является стратегической линией Киева? Понять довольно сложно, потому что разные действия имеют разнонаправленный характер. Тем более, что там просто нет чёткой вертикали власти. Нельзя сказать, что всем руководит Порошенко. Если бы существовала его единоличная власть, тогда можно было бы о чём-то говорить, а так нынешняя Украина представляет собой политическое гуляй-поле, когда соперничают масса криминальных группировок, групп влияния, лоббистских движений с совершенно разными настроениями.

Что касается России, то здесь я тоже особой последовательности в донбасском вопросе не вижу. Буквально на днях Песков заявил о том, что Россия интегрировать ДНР и ЛНР не собирается. Понятно, что есть заявления Пескова – а есть какие-то движения за кулисами. Но, тем не менее, действительно полноценной интеграции в Россию ДНР и ЛНР я пока, честно говоря, не замечаю. Минские соглашения довлеют над ситуацией. Вроде как их надо выполнять, вроде как это единственный путь – по крайней мере, это официальная позиция верхов. Поэтому надо, во-первых, не допускать с одной стороны сдачи республик. С другой стороны, нельзя переходить в контрнаступление. А с третьей стороны – нельзя интегрировать. Ни туда, ни сюда, в общем. Заморозить статус-кво вроде как считается в Кресле даже и наилучшим на данный момент вариантом. Я думаю, что это, связано косвенным образом и с тем, что в экономическом курсе нашей страны превалируют люди монетаристско-глобалистских устремлений. Для них главное – сохранить каналы перетока капитала туда-обратно и ту ситуацию, при которой они интегрированы в мировую глобальную финансово-экономическую систему. А любые слишком резкие движения ставят под угрозу эту ситуацию. Поэтому либералы, например, так взъелись по поводу Крыма, по поводу всей ситуации на Восточной Украине. До сих пор они крайне недовольны. Наши оппоненты с либерального лагеря льют желчь вёдрами: мол, все наши беды из-за Крыма и прочее, и прочее. Какие беды? Беды, в первую очередь, связанны для них с деньгами. У кого-то возникли проблемы с движением финансов. Поэтому здесь я тоже подвижки не ожидаю.

Что касается ДНР и ЛНР, то там тоже есть совершенно разнонаправленные настроения, при том что в Луганске и Донецке ситуация не одинаковая. С одной стороны, есть люди, которые готовы пойти чуть ли не завтра в атаку на Мариуполь. А с другой стороны, есть приспособленцы. Они, в принципе, неплохо пристроились в ситуации "ни мира – ни войны", как-то нашли каналы для извлечения прибылей. С третьей стороны, есть мирное население, которое от всего этого физически и экономически страдает.

Так что пока я никаких радикальных перемен не вижу. Другое дело, что по факту шаги, подобные угольной блокаде или отключению электроэнергии, действительно "отключают" территории Луганска и Донецка от Украины. Всё меньше поводов у народных республик и Киева вспоминать друг о друге и думать о восстановлении отношений. Это примерно то же самое, что подрыв линии электропередачи на границе с Крымом или перекрытие Крымского оросительного канала: эти шаги только стимулировали ускоренную интеграцию Крыма в энергетическую и прочие системы России. С одной стороны, подобные шаги отдаляют Луганск и Донецк от Киева. С другой стороны, они же по большому счёту и замораживают нынешнюю ситуацию, потому что непонятно, что дальше радикально делать. И здесь минские соглашения в значительной степени действительно являются символом, который висит над этим "холодильником". И все вроде как сошлись на том, что эти минские соглашения надо каким-то образом выполнять. Но на самом деле минские соглашения – это рамка для того, чтобы нынешний статус-кво завис на неопределённое время. Хорошо это или плохо – трудно сказать, потому что, несомненно, есть аргументы за и есть аргументы против.

О решении США на 70% сократить финансовую помощью Украине. Несмотря на то, что суммы там фигурируют не очень большие, я не думаю, что это ерунда и мелочи. Украинское руководство, конечно, это заметило. Для него это крайне неприятно, но это , что называется, феномен Трампа. Мы одно время ждали хороших перемен с приходом Трампа, а теперь, наоборот, наезжаем на Трампа и говорим, что американские империалисты какими были, такие есть и такими останутся всегда. Но действительность всегда сложнее штампов. Трамп, как мне кажется, хотел бы выполнить по крайней мере часть того, о чём он говорил в своей избирательной кампании. Отчасти не может, отчасти передумал. Но, тем не менее, какие-то из своих предвыборных намерений он выполняет. И одно из них – это понижение интереса к Украине. Это совершенно точно. Мы видим, как Украина сейчас делает всё возможное для того, чтобы этот интерес опять возродить. Подрыв наблюдателя ОБСЕ и гибель американского гражданина совершенно точно на руку Киеву. Почему? Например, Порошенко получил повод переговорить с Тиллерсоном. Он сейчас убеждает американцев в том, что тем необходимо более активно участвовать в этой ситуации. Грубо говоря, американское внимание от украинского вопроса уходит, а украинские власти пытаются его любыми способами вернуть. Я не знаю, кто подорвал эту машину с ОБСЕ. Но по факту больше всего это выгодно, конечно, украинской стороне – если искать по старому принципу "кому выгодно". А госсекретарь Тиллерсон перед приездом к Путину довольно жёстко высказывался по поводу отношений России и США в сирийском конфликте. Но по отношению к Украине на встрече министров иностранных дел ЕС он прямо сказал, что не понимает, а зачем американским налогоплательщикам надо платить за Украину, чем вызвал негативную реакцию в Европе, в первую очередь в Восточной Европе, у поляков, которые бредят украинским вопросом. То есть на самом деле всё-таки приход Трампа вызывает определённые изменения в американской позиции по разным векторам. И по украинскому вопросу в том числе. Американцы действительно не очень понимают, а зачем им, собственно говоря, нужна Украина вот в нынешнем её виде и в нынешнем состоянии? Для того, чтобы воевать с Россией? А хочет ли Трамп воевать с Россией через Украину? Не факт. Тем более, что на самом деле Украина к большой войне с Россией не готова. И Европа к большой войне не готова. Да, сложилась ситуация гражданского конфликта на Донбассе. А как его использовать, что с этим делать, зачем он нужен? Как оправдание санкций? Хорошо, может быть. Западу это выгодно для оправдания санкций как рычага давления. Но в целом у американцев, конечно, не наблюдается стремления кормить Украину, её спонсировать, решать за неё проблемы. В принципе, такого стремления и раньше у Запада не наблюдалось. Запад готов был тратить ровно столько, сколько нужно для поддержания бандеровского политического режима, но никак не больше. А сейчас совершенно очевидно, что Трамп вообще не понимает: что такое Украина, зачем она ему нужна? А украинские власти пытаются, наоборот, достучаться до нового президента и всячески показать, что они полезны. И в этом смысле, конечно, гибель американского наблюдателя ОБСЕ им объективно на руку.

Если всё-таки Аваков, Парубий, Турчинов, нацисты Билецкого и Яроша дерзнут начать полномасштабное наступление на Донбассе с целью зачистки населения и, как они говорят, "освобождения" территорий – понятно, что один на один с Россией им не выдюжить. Значит, нужны решительные союзники. Проблема бандеровцев именно в том и состоит, что таких нет. Если бы кто-то из союзников готов был втянуться в эту ситуацию, то мы бы уже давно имели усиление боевых действий и контрнаступление на Донбассе и, может быть, военную катастрофу. Но в том-то и дело, что никто из западных стран за все эти три года не проявил такого желания влезать в конфликт, чтобы воевать на стороне Украины. А теперь это ещё менее вероятно. Провести учения – можно, да; ввести туда свои спецслужбы – да, почему бы и нет; инструкторов прислать – да; но воевать с русскими в открытую никто не хочет. Отсутствие союзников – это одна из причин, по которым украинская армия после ряда поражений самостоятельно не решается на серьёзные контрнаступательные действия. Может ли Меркель быть таким безбашенным союзником? – нет, конечно. Макрон – абсолютно исключено. Тем более, что Макрон при всех его недостатках не повязан ситуацией 14-го года. Олланд поддержал Майдан, а Макрон к этому никакого отношения не имеет. Макрон – это уже новая история. Да, проамериканская, евроатлантическая, глобалистская, но к поддержке Майдана на Украине он лично никакого отношения не имеет. Я думаю, что вписываться в эту историю ему совершенно не интересно, во Франции своих проблем достаточно. Поэтому на самом деле никого, кроме сборищ таких же отмороженных, как бандеровцы, радикалов Европы, каких-нибудь бритых нацистов или отдельных групп законспирированных западных спецслужб найти не удастся. Может быть, украинцы рассчитывают на военную помощь? Но её даже американцы сокращают. Это тоже подвешивает, подмораживает ситуацию по варианту Приднестровья. Если бы украинские радикалы на что-то решились, было бы легче ответить им и сказать: всё, мы умываем руки. Но украинская позиция такая – ни вперёд, ни назад. Вперёд – слишком страшно, а назад вроде как нельзя, потому что – как можно объяснить народу полную сдачу Донбасса? И в итоге этот конфликт завис. По-хорошему нам надо вообще отодвинуть границу соприкосновения дальше от Донецка и Луганска, вывести границу Луганской и Донецкой областей куда-нибудь максимально в поле и максимально заморозить конфликт в стиле Приднестровья. Благо общие с Россией границы у республик есть, есть даже выход к морю. И можно было бы заморозить эту ситуацию на достаточно долгое время. Но вот высокая степень урбанизации региона и близость линии столкновения к крупным городам не позволяет этого сделать.

То есть, суммируя, скажу: есть воля людей, она абсолютно разнонаправленная как в мире, так и на Украине, да и в России. И всё это, тем не менее, опровергается самой силой вещей, силой истории, которая всё равно объективно способствует тому, что Донецкая и Луганская республики дрейфуют от Украины в сторону России. Практически невозможно представить себе вариант, при котором Донецкая и Луганская народные республики вернутся в нынешнюю Украину. Одно из двух: если Украина остаётся такой, какая она есть сейчас, то Донецк и Луганск по факту остаются как минимум в статусе непризнанных государств. Если, например, в Киеве что-то радикально поменяется, тогда возможно рассмотрение каких-то интеграционных моделей: конфедераций, федераций. Но и то, и другое крайне проблематично. Причём с каждым годом проблематичнее. По факту действительно наблюдается медленный, но верный дрейф ЛНР и ДНР от Украины в сторону России. Это объективный процесс.

Сергей Михеев, газета "Завтра"

" >
Социальные комментарии Cackle