Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

441
" >

Фашизм по-киевски. Дневник пенсионерки из Луганска (часть 35)

В этом материале - дневник-воспоминания ОЧЕВИДЦА странных и страшных событий украинской "рэволюции", пенсионерки из Луганска. То есть, просто ПРАВДА, как она есть

13 ноября 2014 года.

Месяц назад мы шутили: у нас праздник - ровно три месяца без света! А сегодня очередной "праздник" - четыре месяца! Уже не до шуток! Это сто двадцать два дня мы живём, как пещерные люди! С фонариками, свечами, самодельными светильниками на постном масле... Хотя, что это я?!! У пещерных людей ни фонариков, ни свечей не было! Значит, мы ещё от цивилизации совсем-то не ушли!

На кухне на столе горит свеча. Включен газ (и горелки, и духовка!), потому что в квартире восемь градусов. И чтобы не сидеть экипированными, как на улице, греемся вечерами газом. Вредно, конечно, дышать продуктами горения, но как иначе согреваться?!! Когда готовишь, приходится подсвечивать себе ещё и фонарём, потому что совершенно не видно, закипела ли вода и не подгорел ли лук. Фонарик должен находиться всё время под рукой. Не дай Бог его потерять! Тогда ни по коридору не пройти, ни найти ничего в комнате, ни умыться в ванной, ни еду приготовить... Мама вон вообще носит все время на шее на верёвочке, а запасной - под подушкой. И надо следить, чтобы был запас батареек. А цены на них и на свечи кусаются!

Пишу это всё, потому что когда живёшь в таких зверских условиях, то жизнь зависит от таких вот мелочей! И для нас это всё ОЧЕНЬ важно! Я стою полдня на улице, на холоде, продавая свои газетки. Сын тоже бегает по городу, занимается монтажом интернет-линий. Намёрзнемся на работе, а дома тоже холодильник... Вот и отогреваемся газом... И страшно подумать о двадцать восьмом доме, где газа нет... Как они-то, бедняги?!! Ведь даже попить горячего чаю - проблема! Надо костёр разжигать...

Пишу это ещё и для того, чтобы потом не забыть, ЧТО нам устроили укрофашисты! Это история войны на Донбассе изнутри! Это взгляд простой пенсионерки очень далёкой от политики.

Я, конечно, повторяюсь, но всё равно никак не могу понять, КАК можно было умышленно и целенаправленно уничтожать инфраструктуру МИРНЫХ городов?!! Добавим еще: странЫ, в которой вместе жили, разговаривали на одном языке, вышедшей когда-то из одной огромной, дружной семьи, где людей не различали по национальности, а относились друг к другу по человеческим качествам: были всего две "национальности" - хороший человек и плохой. И вот теперь одна половина стала "ватниками", "колорадами", "клятыми москалями", а вторая кричит :"Ату их! Ату!" И собирает деньги на проведение АТО, и посылает своих сыновей, и возмущается, когда этих сыновей привозят в цинковых гробах... И кричат, что виновата Россия, это она напала на Украину! Но бьют при этом почему-то из крупнокалиберных орудий по мирным городам! А на трансформаторы, газо и водораспределительные станции предатели вешают "маячки", чтобы попадали уж наверняка! И уничтожают почему-то школы, детские сады, больницы, храмы, жилые кварталы, в которых находятся не ополченцы, а в основном оставшиеся здесь старики, инвалиды и те, кто за ними ухаживает. Ведь понятно же было, видя огромные, многотысячные потоки беженцев, что все, кто могут, покидают город. Значит, остаются самые немощные, самые беззащитные... Вот по ним и стреляли... Их и оставили без света, воды, тепла и связи!

Нет, никогда я не признаю власть, которая натворила столько бед! На совести которой тысячи погибших ни в чём не повинных детей и стариков. На их совести мучения моей мамы, и так полуслепой, оставленной на долгие месяцы без света, воды и тепла. Это из-за НИХ молит она Господа послать ей смерть, потому что ТАКАЯ жизнь уже невмоготу! Я не прощу им этого! Хотя и говорят, что надо прощать врагов. Но до какого предела?!! Это же НЕЛЮДИ! Для них мы-хуже тараканов!

А в типографии сегодня нам выдали удостоверения, разрешающие официально от типографии торговать газетами! Процесс выдачи растянулся так, что я приехала на своё место уже без пятнадцати десять (а обычно-в начале девятого). Думала, что все мои бабушки-дедушки уже ушли. Но ещё с остановки заметила: возле супермаркета стоят четыре человека и терпеливо ждут, когда я приеду! Я так обрадовалась! Даже не потому, что продам эти газеты, а просто потому, что они ждут именно МЕНЯ! Могли бы ведь и в магазине купить! Туда тоже газеты привозят утром. Это уже говорит о ЛИЧНОМ отношении. Не зря же я в шутку называю себя уличным психотерапевтом!

Софья Ивановна, купив газету, протянула мне пачку печенья:

- Не отказывайтесь! Помяните моего мужа Николая и сына тоже Николая! На кладбище сходить нельзя, а сегодня годовщина смерти мужа.

Я перекрестилась

- Царствие им Небесное!

Бабулька ушла успокоенная.

Вторая старушка, тоже ждущая меня, заулыбалась, когда я подошла, запыхавшись:

- А я уже хотела Вам прогул записать! Но, думаю, подожду ещё немножко!

Я похвасталась:

- Нет, у меня уважительная причина: нам сегодня удостоверение выдали! Так что теперь спокойно можно работать!

- Поздравляю! А что там новенького сегодня пишут?

Подошла бабушка, которая никогда не покупает прессу, но жалуется на жизнь и на взрослого внука:

- Вот пенсию получила, а её уже нет! А внук всё просит: "Дай поесть! Да почему борщ без мяса?!!" А где я ему мяса возьму?!!

В руках она держит большой пакет. Раскрывает его - там эмалированный тазик:

- Вот хочу продать! Чтобы деньги хоть на хлеб были! Вам не нужен? Он почти совсем новый!

Я отрицательно качаю головой.

- А можно я с ним здесь постою, может, кто возьмёт?!! - просит она меня.

- Да стойте пожалуйста! - говорю я.

И когда в магазин проходят люди, начинаю им предлагать:

- Кому нужен прекрасный эмалированный тазик?!!Очень дёшево!

Н-да! Газеток мне мало! Но бабулю жалко!

А тазик мы так и не продали...

Ещё одна совсем старенькая, согнутая на бок старушка с палочкой ковыляет мимо меня в магазин и обязательно остановится пожаловаться:

- Вот иду хлеба купить! Денег больше ни на что нет! И крупы тоже уже все закончились... А дочка ко мне и не приходит! Не нужна я ей!

Господи, как жалко мне всех этих бабушек-старушек!

Женщина моего возраста тоже газет не покупает, а жалуется на сына:

- Пьет беспробудно! Откуда только деньги берёт?!! А я как только пенсию получила, сразу: "Дай!" Выманил у меня почти половину! И кормлю тоже я! Он даже хлеба ни разу не купил! И куда мне деваться?!! Не дам денег - а вдруг ударит?!! Вот и живём в однокомнатной квартире! Была бы хоть отдельная комната, я бы закрываться могла... А так...

Она утирает набежавшие слёзы. Что тут скажешь? Чем успокоишь? Но она выговорилась - ей легче. А мне, играющей роль жилетки?!! Не удивительно, что прихожу домой в разобранном состоянии...

Но всё рано мне нравится это течение людских судеб, мне интересны эти жизни, я радуюсь, когда кому-то могу помочь хотя бы советом.

А вот ещё одна интересная личность. Ей уже далеко за семьдесят. Полная, приземистая. Ходит почему-то всегда с голыми ногами, без колготок или гамаш, несмотря на холод. Я спрашиваю:

- А почему ноги-то голые?

Она смеётся:

- А-а, я так привыкла! Мне не холодно!

В первый раз, когда она со мной заговорила, то похвасталась:

- Я потомственный экстрасенс! Могу лечить!

Многозначительная пауза. Наверное, ждала, что я сразу лечиться у неё захочу! Вот прикол! Я не отреагировала.

- А ещё я могу по дате рождения рассчитать, что тебя в жизни ждёт! Всего за двести гривен!

Ой, уморила! Я стараюсь не расхохотаться:

- А я тоже умею это рассчитывать!

- У меня ещё сборы трав есть! От всех болезней! Даже от рака могу вылечить!

Я отмахнулась:

- Да у меня не болит ничего!

"Экстасенсша" потухла.

- Ну дай хоть на буханку хлеба! Я потом когда-нибудь отдам!

Я пожала плечами, достала деньги, дала. Будем считать это моей благотворительностью.

Но сегодня Валентина меня удивила! Протягивает мне пять гривен:

- На, я у тебя занимала!

- Что-разбогатела? - спрашиваю.

- Заработала! - хвастливо говорит она.

- И чем-же зарабатывала?

Она подходит совсем близко и шепчет на ухо:

- На хлебушек просила!

- Попрошайничала, что ли?!! - Уточняю я.

- Ну-у, зачем сразу "попрошайничала"?!! Я же говорю: на хлебушек просила! А представляешь, один мужик вышел из магазина и даёт мне буханку хлеба! Дурак! Зачем же так буквально понимать?!! Кстати, на тебе эту буханку! Мне хлеб сегодня не нужен!

Я попыталась отказаться от хлеба, но она положила его мне в сумку:

- Дают-бери! Не нужен - на сухари высушишь! Ты меня выручила - я тебя выручу! А дай-ка я посчитаю, сколько я заработала...

Встала рядом. Считает.

- О-о, неплохо! Восемьдесят две гривны! За два часа!

- Я столько на газетах не зарабатываю!

Ну да, на ста газетках имею сейчас всего сорок гривен!

- А ты продаёшь газетки и ещё на хлебушек проси! - Горячо и от души посоветовала Валентина.

Мне стало смешно, когда представила эту картинку! Хотя да, я уже не раз замечала, что газеты покупают всё менее и менее охотно, а таким вот бабушкам "на хлебушек" молодые ребята могут дать и две, и пять, и даже десять гривен! Так что недаром конкуренция среди нищих очень высокая! И за "хлебные" места идут свои нешуточные войны! Куда нам с нашими газетками!

14 ноября 2014 года.

Как спортсменка, я знаю, что при любой физической нагрузке (если она, конечно, не чрезмерная!), наступает тренировочный эффект. У меня нагрузка именно физическая: из-за того, что на улице холодно, мне приходится постоянно ходить. Причём, в довольно приличном темпе. Иначе зябну, несмотря на кучу свитеров под пальто и двух гамаш под брюками. Длится это с полдевятого до двенадцати тридцати, а то и часу дня. То есть, четыре-четыре с половиной часа непрерывной ходьбы! Я поражаюсь, глядя на двух торговок, которые недалеко от меня продают одна домашние пирожки, а вторая варенную свёклу и квашенную капусту. Вот они сидят себе на стульчиках! И в ус не дуют! И как только не замерзают?!! Мне же стОит остановиться с кем-то поболтать, и уже то ноги начинает прихватывать, то самой становится холодно... По идее, со временем, от одной и той же нагрузки я должна уставать всё меньше и меньше! То есть должен наступать тренировочный эффект. А фигушки!

У меня получается такой режим первой половины дня: в шесть часов подъем, в семь-семь пятнадцать выхожу из дома. До остановки семьсот метров. Еду в типографию получать газеты. Дорога занимает минут сорок. Чаще всего маршрутки к нам приходят уже забитыми. Приходится брать штурмом и стоять на одной ноге. В типографии обычно очередь. Стоим на улице. Получаем прессу - и по своим рабочим местам. Продав газеты, несусь или на рынок, или в магазины покупать продукты маме, Тоне, Наташе, себе. Еду домой, а раньше шла четыре километра от Буревестника пешком. С продуктами. Сейчас берегу силы, еду на маршрутке. Но от остановки снова иду семьсот метров... Хватаю две пятилитровые баклажки с водой, беру мамины продукты - и на Юбилейный. Воду везу с собой, чтобы не стоять по два-три часа в очереди во дворе храма. Легче привезти из дома.

К маме прихожу уже на последнем издыхании. Упасть бы и не шевелиться... А мама насиделась одна, ей хочется поговорить, чтобы я почитала ей газетку, подмела или вымыла пол, постирала... Разговариваю, читаю, слушаю её воспоминания о прошлой жизни, которые знаю уже наизусть... Одновременно делаю уборку...

Домой уже не прихожу, а приползаю! Даже есть порой уже не хочется. Хотя завтракаем в полседьмого утра, и на работе я никогда не ем. Но обедаю, конечно. И наконец-то ложусь отдохнуть! Но уже знаю, что могу позволить себе поваляться всего тридцать-сорок минут. До четырёх часов. Потом надо быстренько готовить ужин - ведь в полпятого дома уже темно! А к пяти часам к моему подъезду приходят несколько человек за газетами. Другим я разношу по домам (шучу: "Почтальон Печкин!"). Таких желающих у меня около тридцати человек. Они мне проплачивают сразу за неделю. И это очень здорово! Я точно знаю, что эти газеты у меня заберут! Я бы не возражала вообще просто разносить прессу по домам, а не плясать на холоде возле супермаркета.

Интересная особенность моего организма: тех тридцати-сорока минут лежания в кровати мне достаточно для восстановления! Я встаю уже довольно бодрая. И даже вечером, разнеся газетки, с удовольствием гуляю по городку с приятельницами (типа утром не нагулялась! Хи-хи!) Обычно я предлагаю:

- А давайте посмотрим на цивилизацию!

Это на общежития, в которых призывно горит свет, и даже можно с шести до девяти вечера смотреть телевизор! И зарядить мобильный. Мне строго говорят:

- Нечего развращаться! - это у нас шутка такая ежевечерняя.

И мы идём или к общежитиям, или на стадион, с которого видны огни города. Это только мы прозябаем в темноте и холоде... Весь город уже со светом!

А тренировочный эффект всё не наступает! Каждый день я устаю одинаково сильно! И живу в постоянном цейтноте!

16 ноября 2014 года.

Сегодня я у мамы взяла "выходной". Утром отправила к ней Славика с тремя баклажками воды. Ура! Завтра воду к ней не надо будет везти! У меня от таскания тяжестей уже сильно болит спина...

А я поехала на стадион "Авангард" - там проводят ежегодный традиционный пробег памяти ушедших из жизни членов клуба любителей бега "Олимп", в котором я с 1982 года!

После войны я впервые пришла на стадион. Этот район тоже обстреливался не хило. Стена с колоннами при входе побита осколками. Несколько деревьев срублены, как острой секирой. Но к счастью - и это чудо просто! - изумительная огромная ель, растущая совсем близко, цела! Пушистые ветки и множество шишек - как и не было снарядов, летающих рядом! Я не знаю, есть ли ещё в городе такая гигантская ель, так симметрично раскинувшая свои лапы. Вот где наряжать новогоднюю ёлку! Я каждый раз любуюсь ею, и, честно говоря, боялась увидеть изувеченное дерево, когда ехала сюда.

На самом стадионе разрушены сиденья на одном из секторов. Но футбольное поле, беговые дорожки и остальные сектора, к счастью,целы! А в здании, где раздевалки, тепло и светло! И для меня это ещё одно чудо!

Обычно пробег Памяти мы проводим сами, своим клубом. Но сегодня пришли председатель спорткомитета и представитель администрации города. И я порадовалась, увидев толпу молодёжи. Они тоже пришли участвовать в пробеге. Тоже впервые!

В комнате мастеров весело и шумно. Все радуются, увидев друг друга. Кто-то всю войну был здесь, кто-то уезжал. И вот наконец, собрались все вместе! Обнимаемся, как родные! Да и то: большинство, как и я, в "Олимпе" с восьмидесятых годов! Неудивительно, что уже много тех, кто остался только в нашей памяти, да ещё на фотографиях, наклеенных на таблички, который вынесли на парад участники пробега. И, к сожалению, добавились совсем молодые спортсмены, которые могли бы ещё жить да жить... Но их жизни оборвала война...

Я с весны не тренировалась. Не до тренировок было, когда бегала под обстрелами к маме на Юбилейный. А на нашем университетском стадионе прямо на беговых дорожках разорвались мины... Выжить бы! А сейчас с газетками так набегаюсь, что тоже уже не до тренировок! Да и помыться после тренировки негде и очень уж холодно! Так что я сегодня "работала " фотографом! Участники отдали мне три фотоаппарата, и я фоткала ими по очереди. Пальцы чуть не отмёрзли! Зато ловила самые интересные моменты.

На улице сегодня резко похолодало. Шквалистый ветер буквально валит с ног. Так что участникам не позавидуешь! Молодые бежали всего один круг - четыреста метров, а старички - три и пять километров! Вот так вот! Знай наших! Пришли даже женщины моего возраста, которые начали ходить в клуб перед войной. И бежали трусцой (кое-кто чередовал с ходьбой) один-три километра. Мне даже стало стыдно: могла бы тоже протрусить километрик-то!

Но потрясением для меня сегодня стала встреча с Анечкой - всегда жизнерадостной и деятельной женщиной. Она всю войну прожила у дочки под Киевом. И теперь я её просто не узнала! Похудела, потухший взгляд... Но самое главное - СТРАХ! Он окружил её, как аурой! Он чувствовался чуть ли не по запаху... Я такое ещё не встречала! Даже в войну под обстрелами у людей не было ТАКОГО страха!

Аня боится говорить о происходящем, испугалась, когда я предложила прочитать ей своё военное стихотворение... Она боится ВСЕГО!!! Что же нужно делать с людьми, чтобы ТАК их запугать?!! И это заметила не только я. Кое-кто спрашивал у меня:

- А что это с Аней? Её не узнать! Она не заболела?

Вот тебе и вольная Украина! Это что - как во времена репрессий при Сталине? Или ещё страшнее?!! Потому что сквозь ужас Аня обмолвилась:

- Недалеко от нас жила семья. Кто-то что-то сказал не то... Ночью приехали, всем перерезали горло и закопали на огороде...

Вот такая вот "демократия"!

После пробега и награждения (наградили грамотами всех, даже меня!) мы собрались в комнате мастеров. Поставили столы, разложили кто что принёс из дома: бутерброды, салаты, пирожки, напитки. И стоя помянули тех, кого с нами уже нет.

Из разговоров за столом я поняла, что клуб разделился на два лагеря: пророссийский (нас было большинство), и проукраинский (таких оказалось всего несколько человек, но очень агрессивных). Не знаю, здесь они были во время войны или уезжали, но сейчас обвинения сыпались на Россию, на Путина (как в том стишке "Это Путин виноват"), на ополченцев...

Николай до хрипоты доказывал:

- Центр города обстреливала российская армия!

Его высмеивали:

- А где ты её видел, эту армию?!! Армия-невидимка?!! Да если бы тут были российские войска, уже в Киеве "свидомисты" бегали бы с российскими флагами и кричали"Слава России!!!"

Алексей, который вообще всегда умудрялся со всеми поссориться до войны, даже в сборной Украины среди ветеранов разос...ся с руководством, поддерживает Николая:

- Да это Россия во всём виновата! Она напала на Украину!

- Ага, и поэтому доблестные украинские войска обстреливали наши города, а украинское правительство устроило нам экономическую блокаду!

Тут председатель клуба решительно прервал спорщиков:

- Так, за воротами стадиона можете хоть морды друг другу бить! А тут я запрещаю вообще говорить о политике! Говорим о спорте! О пробегах! О рекордах! Наш клуб вне политики!

Спорщики затихли. Снова вспомнили тех, кто был в клубе долгие годы, как ездили вместе в разные города, смешные случаи и казусы во время соревнований. Да, правильно! Война когда-нибудь закончится. И надо, чтобы атмосфера дружбы в клубе не пострадала из-за того, что кто-то не под тем углом ПОКА видит происходящее.

Светлана Красавцева

(Продолжение следует)

" >
Социальные комментарии Cackle