Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

622
" >

Люди ехали на восток...

Удивительная всё-таки вещь - литературное предвидение! Уже даже невозможно сосчитать, сколько раз случалось так: напишет писатель вполне себе беллетристику, а она, глядишь - р-р-раз! - да и воплотилась в реальность! Вот очередной пример: замечательный автор и друг нашего сайта Клим Подкова какое-то время назад написал рассказ "Люди ехали на восток"...

Во Франции или Германии, Бельгии или Норвегии, Словакии или Греции однажды вечером вся семья собралась за столом. Обычно этому предшествовало очередное знаковое "событие": арабские беженцы ограбили соседний дом или избили хорошего знакомого, по требованию мигрантов закрыли церковь или открыли в ней мечеть, "добровольный шариатский патруль" предупредил жену или дочь главы семьи о необходимости соблюдать "правила приличия" и не ходить в "вызывающей одежде".

Чем "ярче" было событие, тем быстрее все приходили к мнению, что "так больше жить нельзя". И, наконец, кто-то произносил: "Надо уезжать". И все соглашались: "Да, надо уезжать". Это уже не их страна, не их город. Дом пока еще оставался крепостью, где можно было укрыться, внутри которой обитатели чувствовали себя спокойно, но двери уже трещали под напором извне.

А по телевизору канцлер, президент или премьер-министр все продолжал вещать о толерантности, терпимости, политике мультикультурализма и европейских ценностях, "которыми мы никогда не поступимся!"

В течение нескольких дней распродавали все, что можно, по бросовым ценам, раздавали соседям даром то, что не удалось продать, без сожаления расставаясь со всем, что не имело реальной ценности. А ценились документы, топливо, продукты, деньги и оружие.

Наконец наступал день, когда семья усаживалась в машину, и автомобиль медленно трогался с места. Жена и дети через заднее стекло смотрели на удаляющийся дом. Больше они не увидят его никогда. Мужчина не оглядывался. Он вел машину, направление – на восток. На коленях у него лежала карта, на которой был вычерчен маршрут, упиравшийся в красную линию - государственной границу. По ту сторону линии лежала территория, обозначенная на карте как Russia.

К вечеру их нагоняла (или они догоняли) такая же груженая машина и далее они двигались вместе. На следующий день машин было уже 5-6 и, нагнав такую же колонну, они становились ей в хвост, а скоро в хвост становились уже им.

Ехали осторожно, постоянно останавливаясь, чтобы выяснить уровень безопасности находящегося на пути населенного пункта. Если новости были плохими, город заселен, (а де-факто захвачен) "беженцами", пытались "договориться" о свободном проезде или же выбирали окольные пути, объезжая город по большой дуге. Сперва прямая линия маршрута ломалась немыслимыми зигзагами, путешествие, на которое первоначально отводилось 3, от силы 4 дня, растягивалось в бесконечное.

Ночью, когда колонна останавливалась, люди сбивались в мелкие группы и говорили, говорили, говорили. Проклинали своих политиков ("Продажные сволочи!"), сетовали на свою недальновидность ("Кто же знал, что все так кончится?"). Но чаще всего говорили о будущем. Кто знает, что представляет собой эта Россия? И от группы к группе передавались невероятные слухи.

Вы знаете, там нет европейских пособий для беженцев. Дают небольшое единовременное вспомоществование – и все. Русские считают, что если человек не инвалид и не дряхлый старец, он способен прокормить себя сам. ("Ужас!") У них нет геев, они даже называют их другим словом, которое считается ругательным. В России не проводятся гей-парады и даже не существует движение сексуальных меньшинств. Браком они называют союз мужчины и женщины, и только так. ("Немыслимо!") Говорят, у них есть смертная казнь, они расстреливают насильников малолетних, серийных убийц и террористов. ("Кошмар!") Они считают, что родину нужно любить и защищать даже ценой своей жизни, пацифистов называют предателями. ("Не может быть!") У них нет никакой политкорректности. Всех, кому не нравятся порядки в их России, они просто депортируют из страны в течение суток. Если вы начнете говорить о толерантности, терпимости и правах человека, вам рассмеются в лицо. ("О, майн Готт!") Тех, кто нарушает их порядки и законы, они без жалости сажают в тюрьму. А в их тюрьмах нет отдельных камер с телевизорами, интернетом и душевыми кабинками, это действительно место, куда лучше не попадать. ("Сталинский режим!") Они гордятся своей страной, и если вы (не дай Бог) отзоветесь о России плохо, назовете ее Рашкой, за это могут и избить, да! ("Дикая страна!")

Насколько все это было правдой, никто не знал. Но каждое утро люди вновь заводили свои машины и ехали на восток, несмотря на все эти страшные слухи. А может быть, как раз из-за этих слухов и ехали.

И никто не хотел повернуть назад.

...И вот на днях попалось в ленте новостей "300 НЕМЕЦКИХ СЕМЕЙ ХОТЯТ ПЕРЕЕХАТЬ НА СТАВРОПОЛЬЕ".

Пример семьи Мертенсов оказался заразительным

Евгений Мартенс (в центре) по-прежнему мечтает о России. Фото: facebook.com/vladimir.poluboyrenko

Минувшей зимой о странной семье Мартенсов из Германии узнал весь мир. Прославились они, когда сбежали из благополучной Европы в глухую сибирскую деревеньку Кыштовка в поисках лучшей доли. Причину вынужденной эмиграции глава семьи Евгений объяснил просто: он был не согласен с системой сексуального воспитания в немецкой школе и детском саду.

Однако через два месяца Мартенсы вернулись из сурового региона обратно в Германию.

Но уже весной нашли новое прибежище. На сей раз выбор пал на более теплый Ставропольский край. Местные жители тут же предоставили чужаку кров.

Слухи о гостеприимстве уроженцев Ставропольского края добрались до Германии. И теперь порядка 300 немецких семей, товарищей Мартенса по несчастью, пакуют чемоданы и на полном серьезе намерены променять бургеры с пивом на кухню кубанских казаков.

По словам самого 40-летнего Евгения, не только климат повлиял на его возвращение из Сибири. Мужчину не удовлетворил прием местных чиновников - жилье ему предоставили убогое, отношение тоже было не самое лучшее. Одним словом, гостеприимством в Кыштовке и не пахло.

- Об этой семье я узнал из Интернета. Прочитал о мытарствах русских немцев и решил предложить им свой дом для проживания, - рассказывает пенсионер и правозащитник из Ставрополя Владимир Полубояренко. - На моем участке стоит трехэтажный пустующий дом в 500 "квадратов", так что в нем всем хватит места.

Некоторое время назад Евгений Мартенс прибыл на разведку в Ставрополь. На Кубани его встретили хлебом-солью и национальными танцами. В Ставропольской епархии ему обещали поддержку. Обязался помочь чужаку и уполномоченный по правам человека края. Евгений взял время на раздумье.

- Причины переезда Евгения в чудовищном нарушении прав человека, а секс-уроки лишь стали детонатором дальнейшего правового беспредела, - продолжает Полубояренко. - Переехать он намерен серьезно, о чем говорил мне на прошлой неделе. Он намерен связаться с миграционным пунктом в Ставрополе и проконсультироваться по поводу приобретения российского гражданства, хочет оформить вид на жительство.

- Как он сейчас живет в Германии, после своих скитаний?

- Коренные жители Германии шипят в его сторону, русские немцы относятся доброжелательно.

- Его дети говорят по-русски?

- Говорят по-русски его взрослые дети, малыши понимают только немецкий. Вроде сейчас все его дети посещают школу и детский сад. Евгений работает техническим инспектором. А по образованию он высококлассный столяр. Раньше делал мебель для элитных яхт.

Евгений с детьми.

- В России Евгения обвиняли в том, что он не вернул администрации Новосибирской области 150 тысяч рублей подъемных, которые его семье выплатили как участникам программы переселения в Россию соотечественников. По этой причине прокуратура вроде пыталась обвинить его в мошенничестве?

- Я лично вернул долг за него. Евгений со мной уже расплатился.

- Как ему показался Ставрополь?

- Он был приятно удивлен теплым приемом. Его встречали здесь казаки с песнями и танцами. О таком приеме прознали русские немцы в Германии, и сейчас около 300 семей хотят переехать в Ставропольский край. Нам уже сообщили об этом. Вот только я не знаю, где их будут размещать. Я же в своем доме могу принять лишь четыре семьи. Но куда селить 300 семей? Это уже проблемы властей, губернатора. Я вам больше скажу: со мной связывался представитель буров - так называют фермеров-африканеров. Этот товарищ поинтересовался, если ли у нас свободная земля, где бы могли поселиться несколько тысяч человек из их сообщества. Оказывается, они прознали, как хорошо приняли семью Мартенса у нас, и решили пойти по его стопам. Сейчас они живут в Йоханнесбурге и готовы хоть завтра переселиться в Ставрополь. Просили помочь выйти на правительственные структуры. Денег они не просили, говорят, что у них есть средства на строительство домов, предпочитают жить колониями.

Дом, где планирует поселиться семья Мартенсов.

- Что касается семьи Мартенса... Почему он планирует жить в вашем доме?

- В моем доме они будут проживать временно. Затем Евгений хочет купить дом в пригороде, у нас ведь много разваленных хат, заброшенной земли - все это можно приобрести за гроши. Евгений мечтает заниматься фермерством.

- У него есть деньги?

- Семья Мартенса - не нищие. Они продали дом в Германии. Выручили приличные деньги.

Серьезность намерений Евгения Мартенса покинуть Европу подтвердил доверенный семьи, правозащитник Гарри Мурей.

- Мартенс ни при каких условиях не останется в Германии. Его семью здесь затравили. И я хочу заявить: не надо думать, что они сбежали из Кыштовки, потому что испугались морозов. В деревне им было сложно, но они непривередливые люди, свыклись бы с климатом. Евгений испугался, когда встала угроза изъятия из его семьи дочери. Это было серьезно. Когда девочка упала с кровати и сломала ключицу, то врачи тут же обратились в полицию. Те заставили Евгения писать объяснение: что он сделал с ребенком, почему он толкнул малышку. Началось давление. Евгений был в шоке. Он понял: от чего он бежал, от ювенальной юстиции, к тому же вернулся в России. В итоге он схватил в охапку семью и улетел обратно в Германию. Помог ему один известный столичный журналист. Немцы, конечно, обрадовались такому исходу событий. Стали подтрунивать над Евгением: мол, Мартенсы трусы, испугались русских. Дальше - больше. В Интернете на семью вылили ушат грязи, называли мошенниками, ворами, жуликами. Когда же в Германии прознали о том, что Евгений собирается переселиться в Ставрополь, то немцы попытались не допустить этого, давили на чиновников региона. Целый детектив развернулся. В Германии о них писали разгромные статьи, их называли сумасшедшими баптистами, неполноценными, неудачниками, пустыми людьми. Теперь вы понимаете, что этой семье нет житья в Германии. Так что вопрос о переезде Евгения и его семьи в Россию решен уже окончательно. Сомнения исключены. Хотя мы предлагали ему переехать в Канаду, но Женя сказал, что хочет жить только в России.

- Правда, что примеру семьи Мартенса хотят последовать и другие жители Германии?

- Да, это так. По моим данным, уже насчитываются сотни желающих покинуть Германию и перебраться на юг России. Этим вопросом мы сейчас серьезно занимаемся.

Так что литература наших дней по части предвидения даже Ванке фору даёт.[/[b]b]

" >
Социальные комментарии Cackle