Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

825
" >

Америку вылечит новый Вьетнам: кандидаты - Корея,Грузия и Карабах, Украина

Кандидаты в "лекари" для США.

Часть 1

Пытаясь оправдать решение Конгресса, объявившего экономическую войну России, госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что "почти единогласное голосование по законопроекту о новых санкциях демонстрирует стремление США увидеть, что Россия предпринимает шаги по улучшению двусторонних отношений и продолжению сотрудничества по главным мировым проблемам". В общем, "санкции - это сотрудничество".

Бомбардировки Югославии и вторжение в Ирак без резолюций Совбеза ООН, "эксцессы" международной коалиции в Афганистане, прямое нарушение мандата Совбеза о бесполетной зоне над Ливией привели к логичному завершению. Вашингтон демонстративно возвращается к политике mid-century начавшейся бомбардировками Хиросимы и Нагасаки в 1945 году и закончившейся эвакуацией из Сайгона посольства США вертолетами в 1975-м.

Свидетельства стремительного возвращения к политике "середины (ХХ) века" это отказ от дипломатического пути разрешения конфликта на Корейском полуострове, угроза торгово-экономической войны с Китаем, требования к Пекину прекратить строительство островов в Южно-Китайском море (ЮКМ) и обещание защитить свободу судоходства в его акватории. Это новая эскалация войны в Афганистане и намерение выйти из ядерной сделки с Ираном.

Это обещания вице-президента США Майка Пенса в Тбилиси "защитить Грузию" (а именно подобные обещания госсекретаря Кондолизы Райс в 2008 году уверили президента Михаила Саакашвили в безнаказанности планируемой агрессии против Южной Осетии и российских миротворцев). Это видимо уже начавшиеся поставки американского "летального оборонительного" оружия на Украину.

Это декларирование границ американской "сферы интересов" прямо вдоль границ России и внутри них через "озабоченность" модернизацией Россией ее обычных вооружений.

Не стоит тратить время на рассуждения о злокозненном Конгрессе и его заложнике президенте США. Дональд Трамп подписал законопроект о новых санкциях против нашей страны, он гоняет корабли Седьмого флота вокруг Кореи и островов ЮКМ, он нанес удар томагавками по сирийской базе Шайрат, он без всякого нажима Конгресса заявил о недовольстве ядерной сделкой с Ираном. Всё остальное - внутренняя американская кухня. Ставка на ее междоусобные конфликты это ловушка "злого и доброго следователей".

Даже если предположить, что у США был какой-то мало-мальски весомый повод объявить России экономическую войну, даже если признать, что США имеют право в обход ООН объявлять санкции какому-либо государству, а также распространять требования американских законов на третьи страны (экстратерриториальность), никакой "дорожной карты" снятия санкций нет, и не будет.

США давно дискредитировали инструмент санкций как определенных, заранее оговоренных ограничений, налагаемых на партнера в ответ на определенные нарушения со стороны последнего. Санкции вводятся, но не отменяются до тех пор, пока не превратятся в забавный анахронизм. Но и в этом случае они только "переформатируются". Пресловутая "поправка Джексона - Вэника", принятая Конгрессом в 1974 году, ежегодно приостанавливалась президентами США с 1989 года, но была "отменена" только в 2012 году. "Отменена" в кавычках, поскольку условием со стороны сенаторов-республиканцев "отмены" недействующего закона стало одновременное принятие действующего "Акта Магницкого".

Напомним, что поправка Джексона - Вэника в отношении Грузии была отменена в 2000 году в момент острейшего дипломатического конфликта между Москвой и Тбилиси, когда Путин просил Шеварднадзе перекрыть международным террористам "грузинский транзит" через Кавказский хребет, предлагая активизировать усилия в урегулировании югоосетинской и абхазской проблемы. Шеварднадзе отшутился тем, что "между нашими странами действует безвизовый режим". Грузия получила визовый режим.

Но "за продвижение по пути демократизации" получила и отмену поправки Джексона - Вэника: в том же 2000 году министром юстиции Грузии был назначен Саакашвили, несколькими месяцами раньше или позже по рекомендации посольства США ключевые посты в правительстве и парламенте заняли и другие лидеры будущей "Революции роз".

В отношении Украины поправка была отменена в 2005 году, здесь комментарии вообще излишни.

Цель американских санкций - полное "мирное" подчинение тех, кто готов поступиться суверенитетом, и полный разгром тех, кто не приемлет диктата "светоча демократии", рискует иметь собственное мнение по международной повестке и назначать министров, не консультируясь с посольством США.

А ограничение полномочий президента США (45-го, 46-го и т. д.) в праве снятия санкций, введенных последним законом, ставит жирную точку в вопросе того, когда эти санкции будут сняты. Россия - враг. И останется врагом, будь мы в тысячу раз миролюбивее США. Мы будем врагом до тех пор, пока будем сопротивляться "гуманитарным бомбардировкам" и оправданию "косовских потрошителей".

Пока будем тыкать им в нос "пробиркой Пауэлла", напоминая о 300 тысячах погибших иракцев, о двух миллионах только внутренних беженцев только этой страны, о том, кто спровоцировал суннитов Ирака на восстание и толкнул их в ряды ИГИЛ (террористическая группировка, запрещена в РФ - прим. EADaily ).

Пока будем напоминать, что Джабхат Фатх аш-Шам это все та же Джабхат ан-Нусра, а та - Аль-Каида в Сирии, сколько бы она не переименовывалась. Та самая Аль-Каида, которая в один день убила несколько тысяч американцев. Кто же совершает преступление против Америки, пытаясь вывести Аль-Каиду из-под удара?

Такое не прощается. Ну и, наверное, было бы неплохо, если бы Россия не путалась под ногами США со своим экспортом нефти и газа, оружия, металлообработки, коробочного софта, ядерного топлива и строительства АЭС, а покупала пенсильванский уголь.

Тем не менее, экономическое противостояние - "поляна" США. ВВП России в 12 раз меньше американского, и мы всего лишь "региональная держава". Барак Обама, правда, не уточнил, какого именно "региона". Хорошо, будем считать, что он имел в виду "регион Европы, Арктики, Ближнего, Среднего и Дальнего Востока".)

В силу всего вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что амбиции двухпартийного истеблишмента "единственной сверхдержавы" умерит только катастрофическое поражение, соизмеримое с поражением во Вьетнамской войне. То есть, "предпринимая шаги по улучшению двусторонних отношений и продолжению сотрудничества по главным мировым проблемам", Россия не будет мешать США двигаться к катастрофе, выбирая для себя кандидатуру "второго Вьетнама".

Аналитики указывают также на ряд мероприятий, которые Россия должна провести прежде, чем сможет перейти к более активному противодействию США - от банковской сферы до… ЧМ-2018 по футболу. Необходимо понять то, как новый санкционный закон будет применяться на практике. Очень важно то, как на закон отреагирует Европа, не на словах, а на деле, например, в вопросе Северного потока - 2 и т. д. и т. п.

Но, во-первых, это подход, при котором "подходящий момент" не наступит никогда. А во-вторых, повторим, Москве нет нужды "переходить" к более активному противодействию: включив помимо ядерной державы России в "ось зла" Иран и КНДР, а также упомянув в качестве "жертв" Украину и Грузию, США сами указали четыре "театра военных действий", где события и без того развиваются своим чередом. К ним следует добавить Афганистан, где ситуация обостряется и США, по словам Трампа, "терпят поражение". Нам остается спрогнозировать, на каком из пяти "ТВД" США ждет второй Вьетнам. У каждого из них свои достоинства и недостатки.

Как бы цинично это ни прозвучало, но России роль кандидата не грозит, поскольку она обладает мощным ядерным арсеналом. В безопасности и Китай с учетом его значения для мировой экономики и того же наличия ЯО. При этом ни Россия, ни Китай просто не могут помешать США выбрать жертву из остающегося списка.

Это не "советы МИДу". Единогласное одобрение в Совбезе ООН резолюции, ужесточающей экономические санкции против КНДР, показало, что Россия и Китай приняли за основу именно эту внешнеполитическую линию.

Становиться в "третью позицию" ("вы записали Россию в союзники Северной Кореи, так о каком сотрудничестве может идти речь? сначала отмена санкций, затем сотрудничество") нельзя. Такая позиция станет только поводом для дальнейшего усиления санкций. Разумеется, в сложившихся условиях Россия не могла в одиночку наложить вето на резолюцию по Северной Корее, Китай же пока тоже не стремится к обострению: красную линию США еще не перешли.

В конце концов, Россию не устраивает ядерный вариант войны на полуострове: до Сан-Франциско от корейских границ 9 тыс км, а для Владивостока по российским меркам река Туманная - окрестности.

Итак, кандидат № 1 на роль "второго Вьетнама" - предтеча Вьетнама (война 1950 - 1953 годов) - Корея.

Последние заявления американских чиновников корректируют эмоциональные угрозы Трампа ответить Пхеньяну "огнем и яростью, которые мир никогда не видывал". Так, 9 августа глава Пентагона Джеймс Мэттис пригрозил, что Пхеньян потерпит поражение в "любом конфликте". Читай: и при неядерном. На следующий день телеканал NBC со ссылкой на источники в Пентагоне, сообщил о планах нанесения превентивного неядерного удара по военным объектам КНДР, в первую очередь по пусковым установкам. Но всё, кроме ядерной атаки, в условиях полуострова - с большими людскими и материальными ресурсами Пхеньяна и поддержкой Китая - это и есть вьетнамский вариант.

Новые санкции и потеря одного из трех экспортных миллиардов долларов не остановят северокорейского лидера Ким Чен Ына. Китайские и гонконгские СМИ в формате предположений назвали уже не менее полудюжины способов обхода новых санкций против КНДР.

Ким продолжит и испытания, и троллинг с объявлением новых и новых территорий США после Гуама, куда при его желании достанут корейские ракеты: Алеутские острова, Гавайи, Калифорния. Вооруженный ответ на бахвальство станет чем-то новым со времен Средневековья. Он станет очень слабым оправданием жертв конфликта - южных корейцев, японцев, американцев. Особенно, если выяснится, что действительным пределом дальности северокорейских ракет были волны Японского моря. Даже при желании начать войну Вашингтону нужен более весомый повод.

И далеко не факт, что США одержат победу в "любом конфликте". Во всяком случае, до сих пор аналитики единодушно прогнозировали, что двухмиллионная армия КНДР легко вскроет укрепления южан вдоль демилитаризованной зоны, захлестнет Юг и как в 1950 году в течение четырех дней займет Сеул.

В то время, как превентивный удар США гарантированно поразит только мосты и пустые правительственные объекты: удары по военным объектам примут ложные цели. Вскрывать же демилитаризованную зону и бить по Сеулу будут свыше восьми тысяч (или в разы больше, учитывая склады мобрезерва) дальнобойных орудий, САУ и РСЗО эпохи 2МВ и следующего десятилетия, т. е. по цене, близкой к цене металлолома. Томагавков и ударных дронов не напасешься.

Вовлечение Китая в конфликт кажется неизбежным. Цели Поднебесной в Восточной и Юго-Восточной Азии очевидны: нейтралитет Японии, нейтралитет Южной Кореи или ее объединение с Северной Кореей в дружественное Китаю государство, воссоединение Тайваня, гегемония в Южно-Китайском море и прилегающих государствах - уже политическая гегемония во всей ЮВА.

Дружественное Китаю единое нейтральное корейское государство вовсе не означает распространения власти Кима на весь Корейский полуостров. Можно даже сказать, что отношения Ким Чен Ына с Пекином несколько прохладнее, чем у его отца и деда: молодой вождь всячески пытается доказать "старшим пекинским товарищам" свою самостоятельность. Поэтому характер будущего режима на полуострове (в случае победы Севера) аналитики видят как мягкий вариант китайской системы - рыночная экономика при руководящей роли обновленной Трудовой партии Кореи. Во всяком случае, такое предположение выглядит не утопичнее, чем озвученные планы ускоренной демократизации Севера (в случае победы Юга).

Китаю достаточно вывода американских войск и разрыва союзнических отношений Сеула и Токио с Вашингтоном. Остальное в деле их превращения в "друзей" Пекина доделает экономика.

Россия и ее Дальний Восток это периферия Дальнего Востока в международном понимании этого термина. Здесь нет жизненно важных объектов российской экономики и тем более объектов мирового значения. Основная база ТОФ РФ - Камчатка - находится в зоне ответственности другого командования США, а силы в Японии давно уже перенацелены на Китай.

Россию интересует диверсификация экспорта газа, чтобы не замыкать его на одном покупателе - Китае. Ради проекта прокладки газопровода в Южную Корею через территорию КНДР Пхеньяну в 2014 году были прощены почти 10 миллиардов долларов советского долга (впрочем, явно "невозвратного"), а воз и ныне там. Расчеты рентабельности поставок сжиженного газа в Южную Корею, Японию, тот же Китай однозначного ответа не дают.

Таким образом, у России нет причин как-то заметно вмешиваться в корейский конфликт, ее устроит любой результат. Важно то, что конфликт будет затяжным и затратным с точки зрения людских, экономических и репутационных потерь, и даже если США сметут ядерные амбиции Кима вместе с разрушением Севера, ценой станет разрушение Юга, огромные потери Японии, вероятный дрейф Тайваня к материку и дистанцирование от США других союзников.

Отступление США после 12-летнего балансирования на грани войны будет иметь практически те же последствия. "Вы обладаете властью, если другие думают, что вы обладаете властью". Если эта вера пошатнется, вы - никто. Фиаско Вашингтона в противоборстве с Пхеньяном вынудит Сеул, Токио, Тайбей, Ханой, Манилу и т. д. "прислушаться" к позиции Пекина - единственного игрока, который, выдержав качаловскую паузу и получив свое, по-доброму побеседует с Кимом и избавит всех от страха. В западне оказался не Пхеньян, а Вашингтон. В общем, не бином Ньютона.

Россия здесь, скажем прямо, пока на пятых ролях. Но когда "единственная сверхдержава" поймет, где она собственно оказалась, и что сохранить лицо одним осторожным ударом "а-ля Шайрат" не удастся, и захочет "смазать" ситуацию, чтобы та не выглядела, как откровенная капитуляция перед Китаем, статус России существенно повысится. Подтанцовка вроде "австралий" и "новых-зеландий" не сработает. На большой мирной конференции нужен сосед КНДР и крупнейшая ядерная держава.

Здесь тоже не следует возлагать слишком больших надежд. Москва не будет устраивать демарши, как с подписанием Сан-Францисского договора 1951 года. Но "цивилизованному сообществу" все же придется навести некоторый порядок в собственных головах и определиться, кем они видят Россию - изгоем или миротворцем. Этот вопрос Россия сможет поставить в многочисленных и разнообразных формах.

Второй - географически, с востока на запад - возможный кандидат на новый Вьетнам это старый добрый Афганистан.

В начале августа Дональд Трамп жестко раскритиковал и предложил отправить в отставку командующего американским контингентом в этой стране генерала Джона Николсона, добавив: "Мы не побеждаем. Мы проигрываем". Для этого есть основания: в конце 2015 года правительство Афганистана контролировало почти три четверти территории страны, сегодня - чуть более половины, причем и этот контроль весьма условен. Через 16 лет после начала операции "Несокрушимая свобода", она возвращается к началу.

Прекрасно понимая, что в случае вывода американских войск кабульский режим продержится еще меньше, чем сайгонский, Трамп, как рассказал владелец частной военной компании (ЧВК) Blackwater Эрик Принс, рассматривает вопрос замены кадровых армейских частей 5,5 тысячи "служащих ЧВК", что станет лишь паллиативной мерой, но не решением проблемы.

К 2001 году Талибан захватил практически всю страну, прижав последние отряды "Северного альянса" к таджикской границе. В Афганистане резко осложнились межэтнические отношения: талибы объявили единственным государственным языком язык пуштунов - традиционно доминирующего народа Афганистана и северо-западного Пакистана. Язык общенациональной культуры дари (он же "фарси кабули" - "кабульский фарси", он же по сути таджикский) государственного статуса лишился, несмотря на то, что это язык не только афганских таджиков, но и основной, а то и единственный язык большинства узбеков и даже пуштунов, живущих в Кабуле, в других крупных городах и в западных провинциях вдоль иранской границы. Этническая граница в Афганистане почти превратилась в этнополитическую.

Достоверно известно, что США рассматривали план де-факто раздела Афганистана на северо-западную, "таджикскую", зону (до 2/3 территории страны) и юго-восточную, "пуштунскую" (1/3). В этом случае коалиция НАТО получила бы более острую оппозицию в лице пуштунов, но в то же время надежных союзников в лице таджиков, узбеков, шиитов-хазарейцев - новой нации, которая в борьбе за свою независимость взяла бы на себя значительную часть бремени борьбы с талибами.

Насколько можно судить, Вашингтон отказался от плана раздела Афганистана, исходя, в первую очередь, из опасений усиления роли Ирана на северо-западе страны. Хотя переключение главного вектора иранской внешней политики на восток, наверняка, ослабило бы давление на запад, в частности, на Израиль. В то же время Северный Афганистан не сулил каких либо экономических выгод и "глобального" усиления Ирана.

Сегодня ситуация некоторым образом повторяется. Иран достроил железную дорогу до афганского Герата и это явно не конечная цель маршрута: далее последует Мазари-Шариф, Душанбе, Алайская долина на крайнем юге Киргизии и китайский Кашгар. В Иране, как и в Китае - европейская колея, и именно этот маршрут "Нового Шелкового пути" станет основным конкурентом казахско-российского.

Ясно, что ввязавшись в этот амбициозный проект, Иран уже не отдаст северо-западный Афганистан своим злейшим врагам талибам. Китай и Иран будут и далее выдавливать США из северного Афганистана. Правда, как и Россию из Киргизии и Таджикистана.

Удивительно, но в начале этого года Москва фактически выступила союзником Вашингтона (разумеется, имея в виду свои интересы в Центральной Азии). Были установлены негласные контакты с Талибаном, исключительно с целью вовлечь его в диалог с Кабулом и воспрепятствовать кошмару Среднего Востока - союзу Талибана с местным отделением ИГ. Видимо, для США эта дипломатия оказалась слишком тонкой: Вашингтон голословно обвинил Москву в намерении вооружить талибов. Контакты были свернуты. В результате Талибан и ИГ, ранее люто враждовавшие, в начале августа начали совместные атаки на правительственные войска.

Скорее всего, красочного "второго Вьетнама" в Афганистане не получится. "Афганский Вьетнам" выйдет растянутым и отложенным. Просто наблюдая за эвакуацией вертолетами американского посольства из Кабула, американские граждане зададутся вопросами: Удалось ли "надрать задницы" тем, кто атаковал Башни-близнецы, или их стало больше? Ради чего в этой стране погибли 3,5 тысячи американских военных (жизни неамериканцев традиционно не в счет)? На что были потрачены два триллиона долларов? Неужели ради того, чтобы разделить Афганистан между Ираном и Пакистаном?

Третий кандидат с востока на запад - Иран. Он же второй по степени вероятности на роль жертвы США. Он же первый по мощи.

Можно уверенно констатировать, что никакая коалиция не добьется успеха в войне с Ираном, если ее реальными участниками не станут Пакистан и/или Турция с их ресурсами и тыловой базой. То и другое исключено: во-первых, у этих государств достаточно конструктивные отношения с исламской республикой и во-вторых слишком много других внешнеполитических и особенно внутренних проблем, чтобы ввязываться в долговременную и совершенно бессмысленную для них войну.

Понять аргументацию США действительно трудно. С одной стороны Трамп признает, что Тегеран скрупулезно выполняет "букву" соглашений по ядерной программе, заключенных с шестеркой международных посредников и одобренных прежней администрацией два года назад. В то же время, по мнению 45-го президента США, Иран нарушает "дух" соглашений своим "в целом неправильным поведением".

Трампу соглашения "просто не нравятся". Будет интересно посмотреть, как он сможет объяснить даже ближайшим союзникам, что соглашение одобрил не президент США, облеченный соответствующими полномочиями, а некий человек по имени Барак Обама в каких-то своих личных интересах. Чем-то это напоминает "личный долг Януковича".

Иран также скован в своих действиях определенными рамками. Независимость Иракского Курдистана по результатам референдума 25 сентября кажется практически неизбежной. А это так же неизбежно вызовет отделение суннитского севера Ирака (Джазиры): слишком асимметричной федерацией стал бы Ирак без Курдистана - с 75 процентами шиитов в населении, всей властью и нефтью в их руках, после жесточайшего насилия в отношении суннитов в последние полтора десятилетия.

Джазира, которая, вероятно, включит существенную часть Сирии, неизбежно окажется "под защитой" Турции с размещением ее военных баз в Мосуле, Фаллудже, возможно, в Дейр-эз-Зоре: только окружив Иракский и Сирийский Курдистан, Турция может быть уверена в своей безопасности. Видимо, гарантии в этой части и смягчили позицию Анкары по вопросу курдского референдума: иное для Турции самоубийственно.

У Ирана практически нет союзников. Сирии, выползающей из гражданской войны, необходима передышка. То же относится к Йемену. Не все просто и с Ираком.

"Ирак больше не союзник Америки", - заявил в конце июля на симпозиуме, посвященном курдскому референдуму Рональд Гриффит - отставной, но очень авторитетный в экспертном сообществе четырехзвездный генерал армии США и один из авторов плана хорватской операции "Буря" против Сербской Краины.

Оставшись абсолютно шиитским, Ирак совершенно точно союзником США не будет. Хотя и Ирану за этого союзника придется побороться. В историческом шкафу двух шиитских государств остается скелет ирано-иракской войны 1980−88 годов, унесшей от полумиллиона до миллиона жизней с обеих сторон, пограничные споры и извечное арабо-персидское соперничество.

"Шиизм или арабский национализм?" - под такими заголовками вышли арабские СМИ в последний день июля, комментируя неожиданный визит в саудовскую Джидду популярного иракского политика и проповедника Муктады ас-Садра и его переговоры с кронпринцем Саудовской Аравии Мухаммадом бин Сальманом. Проповедник дистанцируется от Ирана и резко критикует бывшего премьер-министра, ныне вице-президента Ирака Нури аль-Малики, проводившего репрессивную политику в отношении иракских суннитов и ставшего одним из главных виновников суннитского восстания, сросшегося с террористическим ИГ. От результатов схватки этих двух лидеров во многом зависит то, повернется ли будущий шиитский Ирак к арабским монархиям залива или к единоверному Ирану.

Но и во втором случае физическое продвижение Ирана ограничится только шиитским Ираком. О вторжении и тем более оккупации Аравийского полуострова речи быть не может. За пределами пропагандистского дискурса это признают и иранские аналитики: захват нефтяных и газовых месторождений залива - именно тот шаг, который может изменить позиции Турции и Пакистана, Египта, а также многих других стран, в том числе исламских, и заставить их присоединиться к антииранской коалиции.

Внешне ситуация будет выглядеть как дилемма: "Атаковать нельзя обороняться". Пат и искомый долгий и кровопролитный "Вьетнам". Однако еще в ходе "Арабской весны" и восстания шиитов в Бахрейне (точнее, после его подавления), авторы публикаций Иранского центра стратегических исследований и других институтов достаточно прозрачно намекнули на механизм возможного разгрома монархий. Механизм, к которому могут охотно присоединиться… Турция, Пакистан, Египет.

Это расшатывание монархий не только под лозунгами защиты прав шиитов, но и под лозунгами защиты прав миллионов рабочих из арабских и исламских стран (до 30 процентов населения только в Саудии) и других противников местных режимов. Иначе говоря, запустить механизм управляемого хаоса на полуострове, при котором перед соседями, мало-мальски претендующими на статус региональных игроков, встанет простой вопрос: немедленно принять меры обеспечения своих интересов или опоздать. Речь не о физическом переделе границ, а о приведении во власть дружественных групп: местных шиитов, сторонников турецкой модели, панарабистов, панисламистов и т. д.

Всё же начинаешь понимать просьбы Госдепа и сотрудников Администрации к Трампу ограничить активность в Twitter. Отсутствие союзников и военная слабость монархий залива (чего стоит третий год их прямого участия в йеменском конфликте) слишком очевидны.

А отсутствие преемственности политики США, да-да, хваленой "преемственности политики демократических государств", выходит за рамки дипломатического скандала: кто возьмется еще 14 лет работать над новым соглашением с Ираном, если нет уверенности, что через пару лет очередной президент США его снова не разорвет? Кто убедит Иран в законности возвращения санкций и необходимости проявлять сдержанность еще 14 лет до выработки нового соглашения?

Остается признать, что порыв Трампа был спонтанным, под влиянием израильского лобби или в связи с желанием сделать приятное израильским друзьям, недовольным нынешней сделкой. Она действительно не совершенна, как и любое другое международное соглашение. Наверное, Израиль полностью удовлетворила бы такая ситуация, когда у Ирана не было бы ни АЭС, ни ядерного топлива, ни специалистов в этой сфере. Безответственные заявления президента Ирана в 2005 - 2013 годах Махмуда Ахмадинежада с угрозами "стереть сионистский режим с лица земли" будут помнить долго. Как, впрочем, и заявления нынешнего президента США.

Вероятно, без официального дезавуирования, но угроза Трампа расторгнуть ядерные соглашения с Ираном будет постепенно снята. Непосредственная угроза Ирану будет отложена на долгий период создания "Арабского НАТО" (в терминологии Трампа; у прежних администраций - "Большой Ближний Восток": здесь преемственность налицо) - реинкарнации военно-политического блока СЕНТО, существовавшего в 1950-х - 1970-х годах.

В этот раз от Марокко и Египта до Турции, Курдистана и монархий залива. Пакистан приглашен не будет, поскольку это вызвало бы протест со стороны Индии, с которой у США в последние годы устанавливаются достаточно теплые отношения, плавно перерастающие в военно-стратегические. При этом следует иметь в виду, что за последние 70 лет арабам не удалось создать ни одного объединения, кроме аморфной Лиги арабских государств.

В среднесрочной перспективе Иран из числа кандидатов на "второй Вьетнам" следует исключить. Но первый ответ на свои бездумные заявления и ответ на новый пакет санкций Вашингтон уже получил. Иран увеличил бюджет ракетной программы более чем на полмиллиарда долларов. "Американцы должны знать, что это лишь наше первое действие", - заявил спикер парламента исламской республики Али Лариджани.

Таким образом, вероятность широкомасштабного конфликта на всех трех театрах - Корейский полуостров, Афганистан, Иран - с вовлечением США ("второй Вьетнам"), но без прямого участия России, пока кажется невысокой. Гораздо выше "шансы" у двух театров, прилегающих к европейским границам России - Грузии и Украины - несмотря на большие различия двух этих конфликтов. Причем, активизацию России на одном из этих направлений Запад вынужден будет только приветствовать.

Часть 2

В первой части материала "Америку вылечит новый Вьетнам: Корея и другие кандидаты" мы разобрали ситуацию вокруг двух стран - Северной Кореи и Ирана - наказание одной из которых, по мнению США, продемонстрирует человечеству, "кто в доме хозяин". Также объяснялось, почему "вторым Вьетнамом" неизбежно становится Афганистан.

Строго говоря, два "суперзлодея", наказание которых не оставило бы у человечества даже желания задавать вопросы, это Китай и Россия. Причем если для 44-го президента США Россия была второй угрозой человечеству после вспышки лихорадки Эбола в Западной Африке, то при 45-м президенте стратегическим врагом № 1 стал Китай.

Так или иначе, но разгромить Россию и Китай лихим ударом нельзя: чревато. Остается выбирать жертву если и не из союзников "суперзлодеев" (со значением слова "союзник" желающие могут ознакомиться в словарях), то страну, ситуация в которой для врагов № 1 и № 2 достаточно чувствительна. Ценность урока "Кто в доме хозяин?" от этого резко снизится, но зато (в случае успеха) будет преподан не менее важный урок.

Эффективность уличного правила: "Бей главаря", сомнительна вообще, а в нашем случае - во взаимоотношениях ядерных держав - оно вовсе неприменимо. Бить следует там, где это обещает наибольший урон противнику, но при любом раскладе - с наименьшим уроном для тебя. В общем-то, в этом и состоит предметное выражение Realpolitik сегодня.

Именно так Соединенными Штатами были выбраны два других кандидата на роль "разрушителя империи" (не для себя, для России) - Грузия и Украина. Т. е. выбраны в качестве театра proxy war - "опосредованной войны", "войны чужими руками" от английского proxy - "доверенность". Точнее, речь идет о войнах "полу-прокси": они должны были стать "опосредованными" для США и реальными для России.

Одним словом, Грузия и Украина - зеркальное отражение Северной Кореи и Ирана. Точнее, наоборот, поскольку антироссийский вектор политики Тбилиси и Киева проявился еще до того, как ядерные амбиции Пхеньяна и Тегерана вышли на повестку дня. О "курсе на НАТО" руководители Грузии и Украины впервые и почти одновременно заговорили в 1994 году, а их официальной доктриной этот курс стал также почти одновременно в 2002-м.

Поскольку в Грузии и на Украине Россия вынуждена выступать в качестве активной силы, ей приходится тщательно взвешивать акценты вмешательства: военные и дипломатические. Россия, в отличие от США, не может себе позволить снести какую-то страну до основанья, а затем вложить в ее восстановление сотни миллиардов. Судя по промежуточным результатам операций США в Афганистане и Ираке (через полтора-то десятилетия после начала) миллиарды все еще вкладываются в подавление сопротивления.

Но мечты о "планах Маршалла" в разных странах удивительно живучи. Что ж, фонды (Franklin Templeton и другие), скупавшие долговые обязательства Украины в конце 2013-го на фазе падения рынка (и, скажем мягко, стимулировавшие это падение как можно ниже ради увеличения будущей маржи) хотят вернуть своё, а потому призывают цивилизованное сообщество дать Украине "план Маршалла (читай: вернуть деньги фондам). Киевская публика воспринимает это на ура, но в европейских столицах вертят пальцем у виска: дефолт по госдолгу пока гораздо вероятнее… Извините, отвлеклись.

Итак, задача, которую пытается решить руководство РФ (это понятно каждому, следящему за событиями) - сдвинуть акценты: сделать максимально очевидным поражение в этих странах именно политики США и их ставленников, которые взяли на себя роль "защитников западных ценностей от азиатских орд". Воевать "до последнего грузина" и "до последнего украинца" для России неприемлемо.

Мы же хотели бы кое-что подчеркнуть. Во фразе: "Воевать "до последнего грузина" и "до последнего украинца" для России неприемлемо" ключевое слово: "воевать". Вопрос того, что останется от Грузии и от Украины, как государств, следует оставить чувству самосохранения этих сообществ.

Итак, сегодня четвертый кандидат - Грузия. Точнее, весь Южный Кавказ*.

В августе 2008 года РФ дала отпор агрессии Грузии против российских миротворцев из состава Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ), находившихся в зоне своей ответственности на законных основаниях в соответствии с Дагомысскими соглашениями 1992−1994. См. статью 3d определения агрессии резолюции 3314 ГА ООН от 14 декабря 1974 года: "Нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства".

(Если грузинские товарищи придерживаются версии, что российские и грузинские миротворцы ССПМ на время миссии выводились из состава ВС России и Грузии, т. е. были "ничьими", то им предстоит объяснить, каким образом командир грузинского батальона ССПМ Мамука Курашвили одновременно занимал пост командующего миротворческими операциями объединенного штаба ВС Грузии.)

Российские миротворцы - единственные в мире, которые защищали не самих себя, а то соглашение, в соответствии с которым получили мандат, и принудили нарушителя к миру. Причиной войны стало не стремление России удержать Грузию от вступления в НАТО, а решение Грузии нарушить ею же подписанные соглашения и силовым способом "решить" проблему непокорных регионов, мешавшую ей вступить в НАТО.

По прошествии девяти лет руководство этой страны так и не пересмотрело провальную стратегию обеспечения своей безопасности. Грузинская политическая элита рассматривает события 2008 года как досадную ошибку, делая ставку на нехитрую "житейскую мудрость": "…и когда-нибудь по реке проплывет труп врага", "все империи рушатся", "рано или поздно вернем всё и с довеском". Интересно, что, как и в случае свидомой публики, "довесок" подразумевает Краснодарский край, в данном случае Сочи и Туапсе - "историческую грузинскую область Джикети" эпохи царицы Тамары.

Впрочем, отдадим грузинам должное. Если в Киеве о Краснодарском крае вслух мечтает целый министр инфраструктуры, то в Тбилиси эти разговоры сегодня не выходят дальше кофеен. Солидная же грузинская публика ограничивается "общеполитической доктриной" и уверена, что играет в ту карточную игру, где имея неограниченный ресурс, проиграть невозможно: рано или поздно банк будет твой. В виде политической формулы это звучит так: "сближаться с евроатлантическими структурами, сохраняя положительную динамику в отношениях с Россией". Такая вот деревенская хитрость. Беда в том, что и ресурсы ограничены, и играет не Грузия.

Признать, что интересы безопасности Грузии будут соблюдены лишь в той мере, в какой Грузия готова учитывать интересы безопасности России, Тбилиси не может и не хочет. Поэтому умница-политолог и дипломат Паата Закареишвили, экс-министр (2012 - 2016) Грузии по вопросам примирения и гражданского равноправия, может в интервью одному из украинских телеканалов назвать два десятка ошибок грузинских властей, которые привели к августу 2008-го и заморозке конфликта, но в конце интервью уверенно заявить, что обеспечить безопасность Грузии должен "курс на членство в НАТО".

И да, определенные причины для уверенности в своей безопасности у грузинской элиты есть: без крайней необходимости российские танки не будут входить в Тбилиси. По той же причине, по которой не вошли в 2008-м. Восстанавливать какую-либо "империю" или новый "союз нерушимый" Москва не собирается. Ускоренно развиваемые "колонии" при населении "метрополии", затягивающем пояса, страна проходила по историческим меркам совсем недавно. Теперь только Россия в ее естественных границах - земли людей, которые хотят видеть свое будущее в едином государстве.

Грузия же "нужна" России ровно настолько, насколько это обеспечивает отсутствие угроз с данного направления. И здесь без исторического экскурса не обойтись.

Как считают нынешние грузинские историки, грузины уникальны тем, что в отличие от других ближневосточных христиан не только сохранились как народ, но и до самого начала 19 века в том или ином виде сохраняли свою государственность. И потеряли ее только потому, что понадеялись, будто Российская империя (равно, как какая-либо другая) будет воевать ради того, чтобы освободить Грузию от персидской и турецкой зависимости и создать на своих южных границах еще одну империю между Черным и Каспийским морями. Разумеется, под обещание стать "самым верным союзником России".

Есть подозрение, что эти мечтания в умы грузинской элиты "вбросила" сама Россия в соответствии с планом гения российской дипломатии Александра Андреевича Безбородко. Хотя история активной грузинской политики уходит во времена Петра I. Так или иначе, но Картли-Кахетинское царство (Восточная Грузия) разорвало вассальные отношения с Персией и заключило Георгиевский трактат с Россией.

Далее, в грузинской версии, последовала стандартная операция: ввод российского контингента - недоразумение на пустом месте - вывод контингента - опустошительный поход на Грузию персов - после того, как каждый грузин похоронил двух, снова ввод контингента, разгром персов и… предложение, от которого нельзя отказаться: полный переход в подданство Российской империи или повторение урока.

Так же замечательно грузины знают то, как их государство еще раз потеряло независимость 100 лет назад, в годы революции. Здесь дадим нашу трактовку, и пусть оппоненты опровергнут факты. То, что грузинские меньшевики, "цвет русской демократии", "в душе немного кадеты и чуть-чуть монархисты", депутаты Государственной Думы и министры Временного правительства, все эти Церетели, Рамишвили, Чхеидзе, Жордания, Гегечкори вдруг стали "борцами за свободу Грузии" и менее чем за год сначала присягнули Антанте, затем Германии, и снова Антанте. Ну, а с подходом 11-й Красной армии сами потребовали эвакуации британского экспедиционного корпуса взамен на обещания Иосифа Джугашвили и Серго Орджоникидзе признать их правительство. Ну да, Советы даже договор подписали, только ратифицировать не успели: грузинский пролетариат и трудовое крестьянство подняли восстание. Бывает.

Грузинскую элиту подвело миролюбие? Вряд ли. Генерал русской императорской армии Георгий Иванович Мазниев, герой русско-японской и Первой мировой войны, за которым в госпитале ухаживали дочери Николая II, из рук которого он удостоился ордена, летом 1918 года уже как генерал грузинской армии Мазниашвили отбил у красных Сочи и Туапсе. Но не для того, чтобы помочь Белому движению, а для того, чтобы присоединить их к Грузии. Ага, та самая "историческая грузинская область Джикети" эпохи царицы Тамары.

Удивительный эпизод Гражданской войны: отступавшая от Новороссийска красная Таманская армия (отступала с семьями и беженцами: террор был обоюдным), пробившись с боями через "грузинский" Туапсе, смогла оторваться от белых и уйти через хребет к Армавиру, только потому, что часть сил Деникин был вынужден бросить против… общего с красными врага - грузинской армии. Кстати, подчистую разграбившей железную дорогу, госпитали, имения. Это паскудство "природных князей" не столько даже возмутило, сколько удивило генерала.

Так к чему этот долгий исторический экскурс? Единственно с целью объяснить тщетность надежд на то, что в результате какой-либо операции в Грузии придут к власти пророссийские силы. Не придут. Их нет.

Удобную версию истории Грузии все годы Советской власти прекрасно знал каждый мыслящий грузин - учитель, врач, инженер, военный, хозяйственный, советский и партийный деятель. Да чего там, книги с этой историей хранились в семьях, как величайшая реликвия, в одном тайнике с Евангелием. Автору "правильную историю" Грузии в долгие часы дежурств с жаром очевидца рассказывал офицер и коммунист.

Ностальгирующие по грузинским застольям пожилые москвичи и особенно москвички никогда уже не поймут, что за радушием и гусарством не было ничего, кроме плохо скрываемого презрения к "варварам". Иосиф Виссарионович, как никто другой понимал, с кем и с чем имеет дело, нарезая в Грузии пророссийские автономии.

Грузин можно выкинуть еще из пары-тройки областей, как из Абхазии или Южной Осетии, а к оставшимся там применять меры, как бы это помягче сказать, "изменения этнической самоидентификации": 75 лет грузины доказывали абхазам, что те - "очеркесившиеся" грузины, а последние 25 лет абхазы доказывают грузинам Гальского района - Самурзакана, что они не грузины и даже не мегрелы, а "огрузинившиеся" абхазы. Но на территории, которая останется Грузией, ненависть уже не устранить.

Что ж, если опереться в Грузии не на кого, необходимо искать средства воздействия иного рода. Сокрушительные средства воздействия без прямого вмешательства России. Они есть. Сначала несколько замечаний.

Первое. В сентябре исполняется два года с начала военной операции РФ в Сирии. За это время российско-турецкие двусторонние отношения и внешняя политика Турции в целом (особенно после попытки путча) претерпели фантастические кульбиты. Делать выводы о будущем "турецкого пути" слишком рано, но очевидно, что политика Турции становится все более независимой от евроатлантических структур. 40 лет Турция с ее второй по численности армией в НАТО защищала "свободный мир", но в ЕС приняли Румынию и Болгарию, не более развитые экономически и не менее коррумпированные, а турецких кемалистов, сторонников секулярного государства банально кинули. Туркам надоело гоняться за европейской морковкой, Турция ищет свое достойное место в международной политике. И эту тенденцию необходимо поддерживать.

Второе. Аксиома Александра III: "Во всем свете у нас только два верных союзника: наша армия и флот" (следующую часть фразы опустим), как и все аксиомы, исключений не предусматривает. Т. е. любая страна - союзник ситуативный. Что относится и к Армении, "форпосту России на Южном Кавказе".

Третье. Как показывает история, все, кто пытался использовать Россию, оказывались в положении используемых. Без обид: только напоминание. См. выше про Георгиевский трактат.

Четвертое. Еще одно часто цитируемое, но от этого не менее важное правило: "Если ты не часть решения, значит, ты - часть проблемы".

На конфликте вокруг Нагорного Карабаха (НК) успело вырасти и состариться целое поколение дипломатов, но конфликт остается в той же точке, в которой застыл четверть века назад. Не знаем, прислушается ли Европа к совету Збигнева Бжезинского, который он дал в своей последней книге - повернуться лицом к России и Турции, но сами Россия и Турция просто обязаны строить фундамент прочного взаимодействия. Одно из важнейших условий этого - урегулирование отношений между Азербайджаном и Арменией.

Долгое время была популярна версия, согласно которой России по разным причинам не выгодно "слишком быстрое" разрешение азербайджано-армянского конфликта. Версия абсурдная и, по сути, основанная на утверждении, что Россия "не слишком давит" на своего союзника, чтобы побудить его к миру. При том, что Россия куда как ясно показывает Армении пределы, на которые та может рассчитывать. РФ поддерживает с Азербайджаном межгосударственные отношения высокого уровня, активно продает ему вооружения. И это единственно правильная политика, иначе роль России как миротворца, как геополитического игрока в регионе была бы сведена к нулю. В Ереване это должны понять.

Минская группа ОБСЕ по урегулированию Карабахского конфликта (11 членов, сопредседатели от РФ, Франции и США), кажется, уже смирилась с тем, что 10-летней давности "Мадридские принципы", размытые до бессмысленности, но будто бы дававшие армянам НК надежду на признание независимости по результатам референдума, мертвы.

Группа тихо спихнула роль основного посредника на Россию. Учитывая долгий застой, сменившийся резким обострением конфликта в апреле прошлого года ("Четырехдневная война") и новым обострением уже нынешним летом, этот успех России казался весьма сомнительным. Что называется, ей вручили "токсичный подарок". В то же время понятно, что Россия не приняла бы такой "подарок" или вернула его, если бы не считала, что имеет хорошие шансы добиться мира в самой старой войне на постсоветском пространстве.

21 июля в Сочи состоялась рабочая встреча глав РФ и Азербайджана Владимира Путина и Ильхама Алиева, анонсированная пресс-секретарем российского лидера всего за несколько часов до начала. Известие о встрече вызвало растерянность, если не раздражение в Ереване. Из пресс-релиза МИД РФ следовало, что на встрече "обсуждались различные вопросы двусторонних отношений и региональной (!) повестки дня", т. е. и карабахский конфликт. Без президента Армении Сержа Саргсяна. Более того, в приветственной реплике российский президент заявил, имея в виду именно региональную повестку, а не двусторонние отношения: "Мы поищем пути решения всех сложных проблем".

Вполне возможно, что Армении не о чем беспокоиться, а двусторонний формат встреч просто станет основным, как более продуктивный, и для того, чтобы избежать аналогий с картинкой: "Царь-батюшка мирит рассорившихся бояр". Трехсторонняя же встреча должна стать действительно прорывной.

Крупицы конкретики, просачивающиеся из властных коридоров в последний год - полтора, подсказывают, что в этом конфликте Россия не собирается вязнуть в последовательности выполнения "мадридских" пунктов Минской группы по НК (удивительная аналогия с другой Минской группой), а собирается предложить некий план урегулирования на основе единовременного исполнения основных пунктов.

Разумеется, мы не можем знать ни сути, ни деталей плана, который Россия предлагает конфликтующим сторонам. Но обмолвки и, наоборот, умолчания там, где раньше были обмолвки, а также фон вокруг переговоров (например, их активизация именно и сразу после начала осуществления проекта "Турецкий поток"), кое-что подсказывают.

"Экзотических" решений, вроде планов Гобл-1 и Гобл-2 (по имени американского политолога, экс-советника Госдепа Пола Гобла), а также плана Гобл-3 в развитие двух первых, не будет.

Будет решение, при котором, скажем так, Армении придется проделать больший путь к согласию, чем Азербайджану. Нас, очевидно, ждет классика разрешения подобных конфликтов - вариант очень широкой автономии НК с отложенным решением об окончательном статусе на достаточно долгий срок, а то и бессрочно - до следующего решения совместной комиссии по этому вопросу. Иначе говоря, НК останется непризнанным государством, но получит определенную легитимацию.

Поддерживать безопасность на линии соприкосновения будут либо российские миротворцы, либо, что более вероятно, многонациональные. Но не "слишком многонациональные", а подразделения РФ и Турции. Понятно, чьи по чью сторону линии. Скорее всего, армянам будет дано право сохранить за собой два азербайджанских района, лежащих между НК и Арменией - Кельбаджарский и Лачинский (номенклатура нейтральная - советской эпохи), но только через равноценный размен.

Соглашение, безусловно, будет включать экстерриториальный, т. е. бесплатный и без оформления пограничных процедур, транспортный коридор (автомобильный, железнодорожный, трубопроводный и т. п.) между основной частью Азербайджана и его Нахичеванской республикой вдоль 42-километрового участка армяно-иранской границы (Мегринский коридор). При необходимости обеспеченный присутствием того же многонационального контингента. Турецкая рота в Армении? Это не более сложный выбор для армян, чем для азербайджанцев российский батальон в Азербайджане.

Последний пункт, который наверняка должен включать план: бессрочное или на 99 лет продление договора о размещении российской базы в Армении (на сегодня он продлен только до 2044 года). Если Армения действительно гордится ролью бастиона России на Южном Кавказе, а не пытается ее использовать.

Разрешение Россией одного из застаревших международных конфликтов уже станет неоценимой победой ее дипломатии, ее триумфом и заделом для разрешения других конфликтов.

"Казалось бы, при чем здесь Грузия?". А при том, что разрешение конфликта вокруг НК станет тяжелым ударом по экономике и геостратегическому положению Грузии. Михаилу Саакашвили не откажешь в образности речи. Чего, например, стоит фраза: "Альтернативные трубопроводы через Грузию загонят медведя в угол Евразии". В случае урегулирования конфликта вокруг НК, прямые трубопроводы и железная дорога Азербайджан - Турция загонят Грузию в угол Закавказья.

Мало? Может быть, может быть. Каждый раз после очередных учений НАТО и очередного заявления Тбилиси о том, что Грузия очередной ногой вступила в НАТО, югоосетинские пограничники демаркируют очередной участок границы. После чего Тбилиси поднимает гвалт о захвате очередных 200 или 300 квадратных метров грузинской территории.

Это ошибка: демаркация проводится по картам Юго-Осетинской Автономной области Грузинской ССР. Да, за 70 лет границы не раз менялись, причем не в пользу ЮО, но Тбилиси даже не удосуживался оформить это должным образом, просто передавая угодья осетинских колхозов грузинским. Сравните сумму площадей четырех областей ЮО и города Цхинвала - 3565 кв. км - с перекочевавшей из советских справочников в современные площадью всей Республики Южная Осетия. Это… 3900 кв. км. Вот такой географический парадокс.

Большая часть этих 335 квадратных километров разницы видимо составляет западная часть Казбегского (Степанцминдского) района - самые истоки Терека, первоначально принадлежавшие ЮО. Но были захваты осетинских земель и на других участках. Так что резерв продолжения воспитательных мероприятий имеется. Как там называются грузинско-натовские учения? Noble Partner? Достойный партнер? Благородный сожитель? Похоже, название надо менять.

А если задаться таким, например, вопросом: "Что для России важнее: грузинская принадлежность Батуми или официальное и безусловное признание Турцией российской принадлежности Крыма?", то над ответом, во всяком случае, задумаешься. В конце концов, не Россия уже фактически продала Аджарию с потрохами.

В 1920-х две трети аджарцев исповедовали ислам и только треть - христианство. В конце 1980-х и в начале "Революции роз" на волне патриотических чувств произошли всплески рехристианизации, картина изменилась на противоположную - две трети аджарцев назвали себя христианами. Сегодня пошел откат: турецкие предприниматели и клиенты с большим доверием относятся к единоверцам.

Грузинской элите останется рассуждать уже в отношении Аджарии: "…и когда-нибудь по реке проплывет труп врага", "все империи рушатся", "рано или поздно вернем всё и с довеском". Угу, как вернули Лазику, Тао и Кларджети в северо-восточной Турции?

Ну, это всего лишь мысли вслух о том, во что может обойтись Грузии продолжение конфронтации с Россией. А так, глупость, конечно: всего лишь признание воссоединения Крыма в обмен на целую Аджарию! Неравноценно, добавить бы надо. И таких мыслей много: еще не менее трех-четырех направлений по разрушению уже порядком потрепанного "грузинского чуда" и его "евроатлантического выбора".

Военное планирование исходит не из заявлений вероятного противника, а из его возможностей. Это аксиома. Нейтральные соседи по Кавказскому хребту это один уровень расходов оборонного бюджета на данном направлении, члены НАТО - совсем другой. Ничего личного, только азы обеспечения безопасности любой страны. Если Тбилиси не в состоянии этого понять, тем хуже для Тбилиси.

Но есть ли у Грузии шанс отыграть назад, если она решится изменить стратегию безопасности? На наш взгляд, ответ положительный. Прежней "любви", конечно, не будет, но нормальные отношения с уважением к стратегическим интересам России возможны. Удивительно, но "грузинофильская" ностальгия проникает в умы даже молодого поколения российской элиты, сформировавшейся в последние 25 лет.

Разумеется, не может быть и речи об отзыве признания Абхазии и Республики Южная Осетия (РЮО). Но при этом возможно и единство Грузии, Абхазии и РЮО, как субъекта международного права. Как бы парадоксально это ни звучало.

В первую очередь, решается проблема возвращения грузинских беженцев (временно перемещенных лиц - ВПЛ) через преобразование Абхазии и РЮО из "этнических государств" в двуобщинные федерации. Реальные полномочия, включая вопросы безопасности - в руках парламентов и правительств абхазского и грузинского регионов Абхазии (соответственно осетинского и грузинского в РЮО). Федеральный парламент состоит из двух палат - парламентов регионов, законопроекты нуждаются в одобрении обеих палат. Полномочия федерального правительства - преимущественно представительские. В этом случае в Абхазию, в ее грузинский регион, могут вернуться все грузинские ВПЛ, но это не создаст угрозы абхазам, которых вдвое меньше. В таком виде Грузия признаёт Абхазию и РЮО (Аланию - Самачабло). В свое время этот план не был отвергнут в Грузии с порога и обсуждался достаточно широко.

Возможны меры, которые сделают этот план еще более привлекательным для Грузии: она признаёт эти две федерации, но! в пакете с достижением соглашения уже о форме их взаимоотношений Грузией. А вот здесь возможна еще более мягкая конфедерация, чем Босния и Герцеговина. Когда три государства будет объединять только номинальная уния (кстати, в Грузии довольно популярна идея конституционной монархии) и единое представительство в ООН.

Так останутся ли в таком случае Абхазия и РЮО независимыми или вернутся в состав Грузии? Многие уверены, что середины здесь быть не может. Страна, по крайней мере, формально может быть или суверенной или не суверенной. К сожалению, точнее, к счастью, однозначного списка формальных признаков суверенитета нет.

Украинская ССР и Белорусская ССР были членами ООН наряду с СССР и даже имели свои МИД, правда, с главами в ранге замминистров.

На днях прозападное правительство Сербии согласилось с получением Косово членства в Интерполе, т. е. уже и де-юре признав легитимность независимости своего края. Пока только стыдливо отказывая ему в праве членства в ООН.

Вот уже несколько лет дюжина представительств Иракского Курдистана (в т.ч. в Москве) имеют прямые, минуя посольства Ирака, официальные связи с МИД страны пребывания и даже выдают визы для посещения Курдистана.

История государственности Бутана - вообще анекдот. Более 20 лет после ухода Британии с Индийского субконтинента Бутан во всем мире считался протекторатом Индии. Пока МИД Индии не выступил с разъяснением, согласно которому это было… ошибкой, вызванной "изоляцией Бутана", а на самом деле гималайское королевство независимо! Бутан был принят в ООН. При том, что внешняя политика и оборона королевства и сегодня находятся в ведении Индии!

Так, как же хотя бы обозначать Грузию, Абхазию и РЮО на картах?! Да как хотите. Это будет вопросом этики и конъюнктуры.

Попробуйте понять по российским (и многих других государств) картам, кому принадлежат острова в Южно-Китайском море. Ни названий, ни пометок: (кит.), (вьет.), (филипп.), ни капельки цвета того или другого государства, только точки. Если же карта крупномасштабная и безымянные точки будут выглядеть неприлично, то выручают старые европейские названия: Парасельские о-ва, о-ва Спратли, риф Скарборо, но также без пометок принадлежности и цвета.

Где-то до середины 1950-х на советских картах британские доминионы Канада, Австралия, Новая Зеландия обозначались тем же зеленым цветом, что и Великобритания, но меньшей интенсивности, примерно вдвое светлее. В статусе доминионов в середине 1950-х ничего не менялось, изменилась только инструкция нашего комитета картографии.

Еще интереснее границы Израиля. До конца 1980-х мы обозначали границу-1967 особой цветной линией, но расцветкой и стандартной линией только границу-1948. При этом СССР до Шестидневной войны года имел дипотношения с Израилем! После восстановления дипотношений ситуация еще смешнее. Мы признали границу-1967 с Западным Иерусалимом в составе Израиля, но столицей этого государства все еще обозначаем Тель-Авив.

Повторим, всё это будет вопросом этики и конъюнктуры, на российско-грузинских отношениях эти трактовки напрямую сказываться не должны.

Ах, да, базы РФ в Абхазии и РЮО, включая их грузинские регионы, и в самой Грузии - как гарантия достигнутых соглашений. Без этого никак.

В остальном без вопросов - стройте новую Грузию по своему усмотрению. Россия, кстати, без лишней шумихи, но очень внимательно изучала достижения и ошибки грузинских реформ при создании своих многофункциональных центров госуслуг, реформе милиции в полицию и т. п. А то, что Грузия потеряет на коридоре Азербайджан - Турция, она при разумных отношениях с Россией легко отыграет на коридорах иного направления.

Поставит ли мир такое, сугубо дипломатическое поражение Вашингтона в Грузии и в целом в Закавказье в один ряд с поражением во Вьетнаме или плюнет и забудет, будто ничего и не было, не важно. Россия не обидится.

Министр обороны Украины Степан Полторак вручает награды американским военным. Фото: ukranews.com

Часть 3

В начале июня 2014 года на сайте Института Брукингса была опубликована статья его старшего научного сотрудника Клиффорда Гэдди и профессора экономики Университета штата Пенсильвания Барри Икеса "Могут ли санкции остановить Путина?". В те дни, когда против России вводились первые экономические ограничения, и за полтора месяца до введения секторальных санкций эксперты предсказали провал политики Запада.

Гэдди и Икес напомнили читателям о том, как русские раньше преодолевали экономические трудности, об их высоком болевом пороге, о мотивации на защиту жизненно важных национальных интересов, предупредили о мерах, которые предпримет Россия, и которые сделают ее более независимой, менее либеральной и менее уязвимой для "демократизации" по западному образцу. "С нынешним подходом мы проиграем битву и вряд ли выиграем войну", - заключили свой прогноз экономисты. Но было в их аргументации и нечто тревожащее.

"Да простят нам несколько уничижительную метафору, но экономика России напоминает таракана - примитивного и несовершенного во многих отношениях, но обладающего невероятной выживаемостью даже в самых враждебных условиях", - писали экономисты. Встревожило здесь то, что приведенная цитата полностью характеризует и… Украину. Экономика Незалежной также оказалась "неубиваемой".

Предпринимаемые Россией шаги на карабахском и грузинском направлении (украинское подробно не рассматривалось) свидетельствуют о том, что РФ заинтересована в достижении своих целей преимущественно политическими методами. В нанесении США политического поражения, в победе "дипломатического Вьетнама".

В этой части рассматривается возможность аналогичного разрешения украинского вопроса.

Тем, кому сравнение с тараканом покажется оскорбительным, Гэдди и Икес предложили другое: "Возможно, более подходящее сравнение - автомат Калашникова, низкотехнологичный и дешевый, но работающий безотказно". А вот оно показывает, где заканчивается сходство между Россией и Украиной. Концерн Калашников предлагает сегодня не только стрелковое оружие, но также беспилотники и средства их подавления, штурмовые катера и электромотоциклы для полицейских, а таракан… ему и люди не особенно нужны.

Социально-экономическая деградация Украины, скорее всего, необратима. "Неубиваемость" будущей "великой ГМО-аграрной державы" обеспечивается тем, что после резкого обвала первых трех - четырех лет деградация будет продолжаться достаточно медленно. Достаточно для того, чтобы те, кто не вписывается в новую реальность, приспосабливались, уходя "в тень", эмигрировали, вымирали, наконец.

"Вишенками" на таком "торте" будут Киев и четыре - пять областных центров, еще не потерявших статуса "кормовой базы" элит - политиков-бизнесменов. При них, а также от международных фондов кормятся "активисты" всех видов от "антикоррупционеров" и "волонтеров" до "защитников мовы" и "ветеранов всех котлов", люто конкурирующие на "патриотической" ниве. Одни умудряются конвертировать "патриотизм" в окологосударственный статус, другие почти полностью мутировали в частные армии политиков-бизнесменов и в банальные "крыши" (разница между первыми и вторыми условна). Еще есть "внутренние экономические эмигранты", преимущественно IT-специалисты, занятые в собственных и большей частью в иностранных проектах. А также косвенная и прямая обслуга - от торговли автомобилями до торговли телом.

Продолжат худо-бедно существовать и атрибуты государства: законодательные, исполнительные и судебные органы. Во всяком случае до тех пор, пока в "серую зону" не уйдет хотя бы розничная торговля. Потому что важнейший атрибут государства - налоги: от 18% НДФЛ и 1,5% "военного сбора" до 20% НДС, заложенных в цену каждого товара на столе айтишников и остальных "элитариев".

При победившей концепции пенсионной реформы, при которой неработающие пенсионеры исчезнут как социальная группа, численность населения Украины ни в 30, ни 25, ни в 20 млн - не кажется нижним пределом.

Уменьшение пайки и устранение лишних ртов будет постоянно смягчать последствия падения экономики. Со времен древнего Рима почти все болезни лечили кровопусканием и пиявками. Сама гипертония или подагра при этом никак не лечилась, но симптомы на какое-то время отступали. И каждый раз пока не схлопнется сердце, можно будет говорить о наступившем "оздоровлении" украинской экономики.

Уже говорится. Как объяснил в начале августа глава Минсоцполитики страны, если немцы тратят на еду меньше 15% доходов, а украинцы - 50%, то причина вовсе не в том, что средняя зарплата немца в 10 раз больше, чем у украинца, а в том, что украинцы любят сытно поесть, культура питания низкая.

Важно, что на другие нужды помимо питания украинцы все еще тратят остальные 50% доходов. В таких условиях рассчитать, когда "схлопнется сердце" невозможно: ведь позволяет же себе средний украинец "Киевский торт" по праздникам. А можно перейти на немецкие торты - всего в пол-ладони: ресурс дальнейших "реформ" огромен. Вот такая "неубиваемость экономики" по-украински.

Миром принудить Киев к выполнению Минских соглашений невозможно. Новая жила, которую, кажется, начали прощупывать на Банковой для внешнего потребления: Порошенко будет тянуть с Минском-2 до президентских выборов (март 2019 года, "всего-то через полтора года"), но уж потом точно начнется выполнение. Но это сродни обещаниям Порошенко для внутреннего потребления - привести украинцев в НАТО и ЕС в течение второго срока.

Расчеты на "Майдан-3" также несостоятельны. Протест подавляется в зародыше, на Украине успешно сложилась так называемая "спираль молчания" ("Я против, но поступаю и говорю так, потому что так поступает и говорит большинство"). Ее не могут прорвать отдельные, еще не криминализированные протесты украинцев.

Действительное отношение украинцев к тому, что они поддержали и чему позволили свершиться, стало понятно еще в первую годовщину "Евромайдана", когда отмечать "славную дату" вышел не пресловутый "миллион" киевлян, а всего 5 тысяч - столько теней в камуфляже насчитал телеканал ГромадскеТВ, впрочем, не показав ни одного крупного плана. Неудивительно, что произошло полное огосударствление "торжеств" в последующие годовщины. Неуважение к символам государства и к "героям АТО" (к тем из них, кто кичится статусом карателя) повсеместны.

На одном из событий такого рода следует остановиться подробнее. В середине июля этого года владелец кафе Trattoria Fabrizio в Запорожье опроверг сообщения о том, что он уволил работников за нежелание обслуживать гостей на украинском языке. Фабрицио Кошче объяснил украинским СМИ, что никого не увольнял, а лишь перерегистрировал предприятие, т. е. закрыл старое и открыл новое, куда и пригласил любимых работников. Пригласил с повышением зарплаты, но при условии обслуживания гостей на украинском.

"Они начали мне ставить свои условия и сказали: "Мы бы пришли к вам, если бы не вот это требование насчет украинского языка…"", - заявил ресторатор, и тут же добавил, что те, кому он только что предлагал остаться, "не подходили нам и по другим параметрам". Кошче, конечно же, смог набрать подходящий персонал и теперь "повалили клиенты". "На второй день нам заказали два банкета. Было такое, что пара стояла на входе и ждала, пока освободится столик", - похвастал ресторатор.

Что тут скажешь? Если бы глава СБУ Василий Грицак не был придурком (определение дано главой правительства РФ Дмитрием Медведевым ввиду заявления персонажа о взрывах в Брюсселе в марте прошлого года как об "элементе гибридной войны России"), то на следующий день мятежные официанты, повара и уборщицы публично признавались бы в том, что их уволили за кражу ложечек, за плевок в суп, за домогательства к клиентам, за криворукость, наконец.

Потому что эта коллективная акция может иметь только два объяснения. Либо в кафе Trattoria Fabrizio сплошь патриотичного Запорожья засела ячейка сепаратистов, которая своим демаршем глупо саморазоблачилась, либо неприятие политики этноцида в этом областном центре Новороссии носит массовый характер.

Дончанин, написавший на ступенях городского сада: "Мариуполь - русский город!", или те три подростка в Славянске (один из них львовянин), которые отказались встать при исполнении гимна, без преувеличения герои. Важность же события в Запорожье в том, что на акцию неповиновения пошел целый трудовой коллектив, вряд ли связанный родственными или особо дружескими отношениями. Это отражение общественных настроений типичного областного центра Новороссии.

А особенная важность - в реакции украинских СМИ, увидевших только наказание "сепаров", и СБУ, недооценившей политическое значение события. Произошло это потому, что и те, и другие подсознательно понимают: протест русских украинцев (украинцев с русской идентичностью) против этноцида - факт, а образование "украинской политической нации" - блеф неонацистов.

Вероятно, понимают это лучше многих российских аналитиков, опасающихся "украинского подполья", которое встретит "русские танки". Подполье есть, но не то, о котором говорят киевские пропагандисты. И не дай бог, если "русские танки" задержатся: в этом случае зачистка новороссийских и многих украинских городов от свидомой нечисти силами подполья примет очень грубые формы.

Но еще и еще раз: ни экономический коллапс, ни мирные протесты украинцев с преступным киевским режимом не покончат. Без военной составляющей данный конфликт не завершить.

Проблема в том, что именно здесь время работает против России.

Уже несомненно, что на Украине отрабатывается некая новая форма сближения с НАТО (или с планируемой военной структурой Евросоюза): натовские инструкторы плотно обосновались сначала на Яворовском полигоне Львовской области, а затем и на нескольких других до Харькова включительно. Департамент оборонной политики и планирования Международного секретариата НАТО каталогизирует силы и средства ВСУ с целью создания подробных рекомендаций по их приведению в соответствие со стандартами альянса. Создана "миротворческая" литовско-польско-украинская бригада - пока с раздельной дислокацией на территориях стран участниц, но с регулярными совместными учениями. В Очакове США строят "военно-морской оперативный центр" для несуществующих ВМС Украины. Реальные очертания приобретает сделка по поставке ВСУ американских "Джавелинов".

Нет смысла обсуждать, каковы могут быть следующие шаги в этом направлении: перенос штаба "миротворческой" бригады из Люблина во Львов (а почему тогда не в Киев или Днепропетровск?) или строительство "военно-воздушного оперативного центра" для ВВС Украины в Борисполе или в том же Днепропетровске. Направленность очевидна.

Критическая масса натовских объектов и военных, находящихся на территории Украины на законных основаниях, - например, в соответствии с соглашениями Киева, Варшавы и Вильнюса - создаст крайне опасную ситуацию. Даже если инициатором провокации против ДНР/ЛНР или России станет Киев (скажем, руками полка "Азов" или подобной неонацистской структуры), ответные меры, случайными жертвами которых станут польские или литовские военные, могут быть расценены как акт агрессии в соответствии со статьей 3d определения агрессии ГА ООН-1974 года: "Нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства". В 2008 году нападением на российских миротворцев агрессию совершила Грузия, а полторы сотни натовских служащих неслись к "Красному мосту" (граница с Азербайджаном), "давя кур и не щадя клаксонов". Побегут ли они на этот раз, большой вопрос.

Пронацистский режим на Украине - не помеха. Если кто-то считает верхом цинизма США обучение и вооружение в течение нескольких лет "умеренных оппозиционеров", которые сразу после пересечения границы Сирии переходили на сторону "неумеренной" (вариант: "нападали неизвестные, грязно ругались, больно били, а оружие отняли"), то он жестоко ошибается.

В мае этого года Конгресс США проголосовал за законопроект об ассигнованиях Пентагону, который предусматривает возможность предоставления военной помощи киевскому режиму на $ 150 млн. Одно из условий: "Средства, предоставляемые в соответствии с этим законопроектом, не могут быть использованы для поставок вооружений, проведения подготовки или оказания любой иной помощи батальону "Азов"".

В переводе на общепонятный язык: "Украина - страна демократическая, но в составе ее Национальной гвардии есть полк, подразделение специального назначения, воинская часть МВД № 3057, о котором мы, конгрессмены, знаем, что это нацисты, садисты и террористы. Поэтому мы вам даем деньги, но вы как-то так финансируйте свое МВД, чтобы именно эти деньги на "Азов" не тратились. Мы проверим, у нас все номера банкнот записаны". О том, что "Азов" - фетиш, персонифицирующий проблему, тогда как такие же военные преступления совершали и совершают другие подразделения МВД и ВСУ, говорить излишне.

В 1949 году сооснователем НАТО стала салазаровская Португалия. Членом альянса в 1967 - 1974 годах была Греция при диктатуре "черных полковников", устроивших военный переворот и на Кипре. Членом блока была и остается Турция, где уж точно легче пересчитать годы "почти демократии", чем годы диктатур и авторитаризма. "Демократические стандарты" НАТО - миф. Единственный стандарт определяется готовностью подчиняться директивам. Тем более нет никаких препятствий для поиска "хитрых" форм взаимодействия НАТО и Украины без формального атрибута членства последней в альянсе.

Стратегия России в складывающихся условиях, возможно, станет понятна через три недели, по окончании учений "Запад - 2017", по тому, смогут ли Россия и Белоруссия наполнить статус Союзного Государства новым содержанием. Формально учения и возможное новое качество Союзного Государства никак не связаны, но определиться придется.

А еще через месяц грядет не менее важное событие: 17 октября истекает трехлетний срок действия закона Украины об особом статусе Донбасса. Самое понятное решение - продлить действие закона. 23 августа полпред России в контактной группе по урегулированию в Донбассе Борис Грызлов назвал именно этот закон "основой Минских соглашений", а не какой-то другой, который может быть принят в будущем.

"Особый статус - основа Минских соглашений. Поэтому, во-первых, российская делегация ставит вопрос о пролонгации данного закона. Во-вторых, саботаж Киевом вопроса введения этого закона в действие по "формуле Штайнмайера" тормозит выполнение Минских соглашений в целом. Мы не раз подчёркивали, что сложно решать другие вопросы без прогресса в политическом урегулировании", - довольно резко охарактеризовал ситуацию полпред.

Это напоминает другую историю. 27 февраля этого года главы ДНР и ЛНР Александр Захарченко и Игорь Плотницкий поставили Киеву ультиматум, потребовав разблокировать транспортные артерии до 1 марта под угрозой установить внешнее управление на предприятиях киевской юрисдикции. У киевских властей было два дня, чтобы изобрести какую-нибудь внятную стратегию разгона "блокувальников", например, с помощью "третьей силы". Но на следующий день, 28 февраля, Грызлов выступил с настолько резкой критикой бездействия киевских властей, что выбил у них из рук любую возможность вмешаться и не быть обвиненными в "прогибе" перед Москвой. Спокойно наблюдая за беспределом "атошников" и считая, что он контролирует ситуацию, Порошенко попал в западню.

Теперь полпред России на Минских переговорах так же ультимативно требует пролонгации закона об особом статусе Донбасса, накрепко увязывая его с Минскими соглашениями. Остается наблюдать за тем, будет ли российская дипломатия продолжать давление на этом направлении и в каких формах. Насколько "истерично" Россия будет требовать пролонгации, чтобы затруднить ее киевским властям.

Впрочем, особых усилий не требуется: Киев семимильными шагами движется к развязке "минской проблемы".

28 августа представитель президента страны в Верховной раде Ирина Луценко заявила, что законопроект о реинтеграции Донбасса, который впервые на законодательном уровне называет Россию "страной-агрессором" готов "на 99,9%".

"На законодательном уровне будет введено понятие, что Россия является страной-агрессором. Это означает, что Украина имеет право самообороняться. Это еще раз - не война, а самооборона. И это для того, чтобы Международный валютный фонд давал нам средства, это для инвесторов", - заявила супруга такого же одаренного генпрокурора Украины Юрия Луценко.

Став законом такой документ безусловно уничтожит одобренные резолюцией Совбеза ООН Минские соглашения, поскольку в их тексте сторонами конфликта однозначно названы "правительство Украины" и "отдельные районы Донецкой и Луганской областей Украины" (соответственно на линии соприкосновения: "украинские войска" и "вооруженные формирования отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины"). Ни "сепаратисты", ни вооруженные силы третьей страны там не упоминаются.

Строго говоря, вступление в силу закона о "реинтеграции" станет моментом истины. В том самом изначальном испанском значении "El momento de la verdad', когда становится ясно, кто станет победителем - бык или матадор.

Россия может проглотить разрыв Киевом Минских соглашений, де-факто признать себя стороной конфликта и существенно ухудшить свое положение: сначала киевские власти, а затем и Запад будут требовать прямых переговоров в формате "Киев - Москва", разумеется, при посредничестве Вашингтона, Берлина, Парижа, поочередно принимающих собственные акты о "российской агрессии".

Но Россия может и в полной мере воспользоваться открывающимися возможностями - возможностями, которые предоставит "открывшийся" Киев.

А именно: заявить об объявлении киевским режимом войны России и предъявить требование немедленной отмены закона.

В случае выполнения этого требования предъявить следующее - немедленное исполнение обязательств в соответствии с Минскими соглашениями и в том виде, который будет согласован с "отдельными районами Донецкой и Луганской областей Украины" - ДНР и ЛНР.

Темы следующих требований очевидны - вплоть до привлечения к уголовной ответственности лиц, причастных к развязыванию карательной операции в Донбассе, и лиц, совершивших военные преступления.

Если в Киеве не понимают, что обвинение в агрессии это объявление войны и если там не имеют целью ту, из анекдота ("Объявить войну и немедленно сдаться"), то тем хуже для зарвавшихся авторов авантюры.

Поскольку на каком-то этапе требование России не будет выполнено (скорее всего, на первом) - признать независимость Новороссии в открытых границах, т. е. в границах тех областей бывшей Украины, которые в будущем пожелают войти в состав этого нового государства. Так как два региона, ДНР и ЛНР, такое желание уже высказали на референдумах - заключить с их правительствами договоры о взаимопомощи и потребовать немедленного вывода украинских войск с их территории в административных границах бывшей Украины.

Киев не выполнит? Объявить, на каких участках линии соприкосновения и какими средствами поддержки ВКС РФ через 6 часов 00 минут начнется операция Народной Милиции (НМ) ДНР и ЛНР с целью вытеснения агрессора за пределы территории народных республик (в случае активного сопротивления - и далее). В приоритете сохранение жизней не только гражданского населения и бойцов НМ ДНР/ЛНР, но и бойцов ВСУ: впереди у них сложный период переоценки ценностей.

Естественно, Россия, как цивилизованное государство, не сможет остаться безучастной и в том случае, если против антинародного режима выступит и подвергнется угрозе силового подавления население других регионов Новороссии, а также Северщины (Черниговская и Сумская области), русского города Киева, Украины (Полтавская и Черкасская области), Волыни, Подолии, Галиции, Закарпатской и Буковинской Руси.

Сегодня политикум Незалежной с азартом рассуждает о каком-то таком "переформатировании" Украины, при котором ей не пришлось бы выплачивать многомиллиардные долги (известная формула: "Это не мы брали", только уже в отношении не одной России, а всех кредиторов).

Вопрос решаем: смотри карту. Ну какой изувер от Украины в составе двух-трех областей (Полтавская, Черкасская и возможно Белоцерковская) посмеет требовать $ 114 млрд (на апрель 2017 года)?! Абсурд. Внешний долг равномерно распределяется между территориями бывшего государства? Ну, тогда миру для начала придется признать эти изменения. А это история долгая.

А, ну да. Закон о реинтеграции. Малороссии, Малой Руси. По мере денацификации - сначала Украины, затем тех частей, что лежат за "Крыжопольским меридианом": Волыни, Подолии, Буковины, Закарпатья и, конечно, Галиции. Больше никаких разделов русских земель с последующим наступлением на грабли.

Альберт Акопян (Урумов)

_____________________________________

* Считаю правильным использование в русскоязычной среде термина "Закавказье". Термин "Южный Кавказ" - изобретение конца 1980-х - начала 1990-х. К сожалению, его появлению поспособствовала тенденция 1970-х годов называть исторический Кавказ "Северным Кавказом". Термин "Южный Кавказ" дал повод Михаилу Саакашвили и прочим русофобам рассуждать о том, что "как завоевал независимость Южный Кавказ, так завоюет и Северный", о "разделенном Кавказском доме, части европейской семьи", и т. п. Есть российский Кавказ и есть Закавказье (без географической абсолютизации: с районами Азербайджана и Грузии к северу от хребта и с Черноморским побережьем России, Абхазией и Южной Осетией - к югу). Кстати, грузины называют российский Кавказ "Закавказьем" (по-грузински, естественно) и имеют на это полное право в соответствии со своими традициями.

" >
Социальные комментарии Cackle