Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

290
" >

Время говорить о любви

Письма в редакции СМИ приходят о чём угодно: от высших сфер политики до дефицита, извините, мужских трусов больших размеров. И ни одного – просто об исконных человеческих чувствах: нежности, преданности, любви. А поговорить о них, вернее, о постепенном их исчезновении, хотелось давно.

Повода не было, предлога, зацепки какой-то формальной. Но если задуматься – нужны ли они? Разве не предмет для беседы – наступающая новая весна, разве не предлог – с неопровержимой ясностью выступающее на её фоне повсеместное оскудение наших душ? Любовь человеческая во все времена сама по себе неисчерпаемой, вечной темой была, и говорить о ней можно всегда. Какой бы беспросветной ни казалась жизнь...

Так и слышу возможные упрёки в свой адрес: "Посмотрите на эту идеалистку! Людям есть нечего, люди не знают, что принесёт им завтрашний день, а она – о любви!.." Товарищи дорогие, с розовощёким идеализмом и максимализмом юности я уже, увы, рассталась, мне так же, как и вам, страшно жить, строить какие-то планы, заглядывать в будущее. Но, поверьте, ещё страшнее становится, когда видишь, как планомерно, целеустремлённо мы, гонясь за материальным благополучием, теряем всё, чем человек отличается от животного, – высший накал чувств, высшую духовность мысли. И потерь своих упорно стараемся не замечать... В России, стране с богатейшими нравственными традициями, простые в своей святости слова "я люблю тебя" лучше, чище звучат сегодня по-английски. Помните, так сказаны они были в одном очень "больном", очень безнадёжном по сути телефильме "Ай лав ю, Петрович!". Слова боятся искупаться в болоте обыденности, человек боится на родном языке в любви другому признаться, стесняется истинного, природой заложенного стремления жалеть, беречь себе подобного. Какая благодатная почва для ханжества, цинизма, жестокости! Куда же мы зашли? И если сейчас "не время говорить о любви", куда же мы зайдём?

"Возлюби ближнего своего как самого себя!" – призывает вновь набирающая силу церковь. Душа тянется к живительному источнику, а разум, наш исковерканный семидесятилетием безверия разум вяло протестует: "Возлюбить себя – это мы можем! А ближнего... Какого ближнего? Сослуживца, прохожего, соседа в продуктовой очереди, надоевшего домочадца? Сил не хватает в эти толстовско-христианские бирюльки играть..."

Простите, если я не права. Ведь именно сейчас, в смутные времена, так нужно, чтобы у каждого нашлись силы. Силы сдержать резкое слово. Силы сделать хотя бы полшага навстречу друг другу. Силы после разочарования, после боли – снова полюбить и овладеть неизведанно сложным искусством, которое Достоевский назвал "неустанным трудом любви".

Веками человечество отвечает на вопрос "Что такое любовь?". Великие ответы звучат в поэзии и музыке, застывают в живописи. А мы, индивидуумы, каждый раз для себя открываем "терра инкогнита" – неизвестную землю. И каждый вправе ответить, что же это всё-таки такое: душа ли, нашедшая на земле родственную душу, половое ли влечение... А может быть и то, и другое вместе взятые?

Несомненно одно: любовь во всех своих проявлениях – это всегда отдача. И необходимы силы ещё и для того, чтобы научиться отдавать, делиться с другим собственным "я". Дарить другому собственную нежность, ласку, преданность. Зачем? Мир согреется быстрее, а дарящий – обретёт вдвойне. Это трудно. Но ещё труднее опровергнуть Цвейга: "Всё-таки стоит обременять себя тяжкой ношей, если другому от этого станет легче"... Не дай Бог прожить жизнь, не познав сладкой тяжести такой ноши.

О любви можно говорить бесконечно – тема неисчерпаема. И никогда ей не стать беспредметной, риторичной, надуманной. Несмотря ни на что многие из нас продолжают любить и влюбляться, ибо прекрасно сознают, что только любовь способна помочь нам выжить. Что ж, в таком случае – и ныне, и присно, и во веки веков – время говорить о любви.

Благословен, кто любит

Есть праздники официальные. О них благодаря красным цифрам в календарях и лишним нерабочим дням знают все. А есть дни мало известные, но не покрытые рутиной официозности, дни, которые люди отмечают, пытаясь лишней минутой радости украсить собственную жизнь. Один из них – 14 февраля – День святого Валентина, Всемирный день влюблённых. В этот день во всех уголках Земли человеческие индивидуумы, считающие, что существовать в этом мире они могут лишь как две неразделимые половинки единого целого, оказывают друг другу знаки внимания, дарят подарки, желательно изготовленные собственными руками. Хороший праздник. Добрый. Со своими разнообразными приметами, обычаями, играми.

Праздник для богатых. И для сытых. Когда голова не болит о том, что будем есть завтра на обед, можно и поиграть в Валентина да Валентину. Только не пытайтесь, читатель, убедить меня в том, что вы так не подумали. И не стесняйтесь своих мыслей – ничего в них зазорного нет. Жизнь такая. Не до игры нынче, как говорится, не до жиру – быть бы живу. Инфляция – девальвация и пугающая неизвестность впереди не оставляют ни желания, ни сил лишний раз улыбнуться не то что незнакомцу на улице – самому близкому и дорогому нет порой возможности уделить лишнее внимание. Большинство ведь из нас не живёт нынче – выживает... И отходят на задний план, кажутся такими ненужными чувства, эмоции, страсти.

А вот без них-то как раз нам и не выжить. Всё идёт своим чередом. Мы встречаемся, влюбляемся, создаём семьи, рожаем детей. Количество браков сокращается, рождаемость неуклонно падает (дети нынче – непозволительная роскошь), на молоденькую маму с сопящим в коляске розовым или голубым свёртком мы всё чаще поглядываем с удивлённым уважением: надо же, отчаянная какая, в такие времена ребёнок – почти подвиг, а целующуюся в укромном месте парочку отягощённый заботами рассудок наш порой вообще отказывается воспринимать: сумасшедшие, что с них возьмёшь...

Но только правы они, сумасшедшие эти! Правы миллионы новых Ромео и Джульетт, которые "в самопознаньи, в творческом хмелю творят миры по образу "люблю"", которые отвергают сиюминутные, преходящие трудности бытия в безоговорочном подчинении великому Закону Природы, бросающему людей юных и не очень навстречу друг другу с единственной целью: чтобы, пытаясь спасти, сохранить, уберечь дорогое тебе существо, каждый из нас спас в конечном итоге всё человечество. "Любовь – всему верит, на всё надеется, всё переносит и с трудом подозревает о пороках тех, которых любят... Не имеющие любви – не от Господа. Имей всё, что хочешь, но если только ты не будешь иметь любви, ничто тебе не поможет. Если ты даже не будешь иметь ничего иного, имей любовь, и ты исполнил закон Жизни". Эти слова святого Августина – из ХI века. Сколько с тех пор катаклизмов пережило неугомонное человечество! Всё прошло. А любовь – жива. И в ней – могущество. И каждый из нас может с гордостью повторить вслед за Николаем Майоровым: "Моя любовь – могущество моё!".

Без любви, без извечного стремления поделиться с кем-то нежностью уравнение человеческой жизни часто остаётся нерешённым. Вот и рвутся друг к другу людские души: через преграды реальные и мнимые, через непонимание, разлуки, самоэгоизм – к мудрому "не рви крапивы и уз любовных – сожжёшь всю душу!". Или затаивают дыхание: счастье, оно не в том, чтобы поймать Синюю Птицу и удержать её в руке, а в том, чтобы искать её. Живут в трепетном терпении: "я тебя подожду, только ты приходи насовсем...".

Любовь – это дорога, по которой мы возвращаемся к самим себе и своим истокам, на которой мы осознаём своё могущество. Однажды осознавший своё могущество человек способен пережить всё. Переживём и мы. Поэтому День святого Валентина – не только для богатых и сытых. Он – отдушина, надежда и для нищих. А потому – хвала влюблённым. Хвала древней, почти жестокой заповеди: "Да здравствует любовь! Благословен, кто любит. Пусть будет проклят, кто не любит. Пусть дважды будет проклят, кто препятствует любви!". Хвала тем, кто и сегодня существует по отчаянному, но движущему вперёд жизнь принципу – "Предпочитаю смерть усталости любить...". Хвала тем, кто исповедует отчаянно-эгоистический, но движущий вперёд жизнь принцип: "И для нас, кроме нас, человечества нет". Ведь, быть может, то, что мы испытываем, когда бываем влюблены, и есть нормальное состояние человека...

О любви говорить не будем?..

"Гони любовь в двери – она влетит в окно". "Моменты свидания и разлуки суть для многих самые великие моменты в жизни". "В здании человеческого счастья дружба возводит стены, а любовь – образует купол"... Непревзойдённый острослов и насмешник Козьма Прутков иногда позволял себе быть очень лиричным, но, как всегда, был точен в наблюдениях. Впрочем, в данном случае он не оригинален. Человечество существует несколько тысячелетий, и все эти долгие-долгие годы безоговорочно признаёт наиболее неизведанное из людских чувств (ибо до сих пор неясно даже, кем оно нам подарено – Богом или дьяволом) – самым, точно рок, неизбежным, самым значимым, наконец, самым важным компонентом формулы счастья...

Нет-нет, дорогой читатель, я над вами не издеваюсь. Даже в страшные свои дни – во время войн, эпидемий, стихийных бедствий – наши предшественники считали доступным, уместным, необходимым говорить о любви, посвящать ей бессмертные свои творения. И просто любить. В противном случае давно бы вымер род гомо сапиенс. Почему бы и нам не забыть на мгновение беспредел цен и беспросветность существования? Почему бы не повернуться вдруг к живущему рядом такому же несчастному и замотанному существу, не подарить ему пусть даже единственный цветок, не сказать давно забытое в суете: "Я люблю тебя. Если бы ты знал, как я тебя люблю..."?

Ведь это панацея. Незаменимое и пока ещё никем не опровергнутое лекарство, придающее силы в марафоне жизни. Порой даже не присутствие "второй половинки", предназначенной тебе Судьбой, не мимолётное соприкосновение рук – мысль о том, кого по воле обстоятельств нет в данную секунду поблизости, но кто дороже всего мира, одна лишь мысль способна исцелить, защитить, обогреть. В жизни почти каждого из нас были, наверное, моменты, когда в ответ на беззвучный крик души: "Родной, мне плохо, трудно, больно!" из тайных каких-то миров приходило успокоение, ощущение, что вы – не одиноки, а ваши беды – преходящи, и воцарился в сердце тёплый покой, в мыслях – ясность и сила... Нежнейшая аура любви, особенно любви взаимной, оказывалась крепче каменных стен, могущественнее влиятельных друзей. Невидимая, она надёжно прикрывала вас от сиюминутных житейских передряг и проблем...

Удивительно, но закономерно, что эту особенность, это "защитное свойство" тонкой материи, из которой сплетена аура любви, первыми заметили и начали использовать женщины. Сперва подсознательно, инстинктивно "слабый пол" старался прильнуть к сильному мужскому плечу. Сейчас экстрасенсы, колдуны, всевозможные бабушки-гадалки всерьёз забили тревогу: мы с вами, милые женщины, вернее, некоторые из нас, мягко говоря, обнаглели в борьбе за мужскую особь. "Есть несоизмеримость между женской и мужской любовью, несоизмеримость требований и ожиданий, – замечал Николай Бердяев. – Мужская любовь частична, она не захватывает всего существа. Женская любовь более целостна. Женщина легко делается одержимой. В этом смертельная опасность женской любви – она деспотична". И к тем, кого любят, и к окружающим. Понятно, что время ныне зверское, понятно, что каждой нужен не только любимый, но и гарантия материального благополучия в доме. Однако никто нам не давал права превращаться в хищниц. Может, кому-то покажется странным, но именно сейчас поднялась целая волна: сотни одиноких женщин готовы заплатить сумасшедшие деньги колдунам и просто шарлатанам: приворожи, присуши, помоги увести...

Всем хочется счастья. Но не всех останавливает исконно народное: "На чужом горе счастья не построишь". Не все умеют ценить лишь то, что отпущено Провидением, и не требовать большего в ущерб счастливой "сопернице"... И уж далеко не все, кидаясь в погоню за призраком счастья с помощью магии, вспоминают о том, что любовь – не только самое эгоистическое из чувств, не только самое "собственническое", но и самое бескорыстное, альтруистическое. Любовь истинна, лишь когда самоотверженна и основана на инстинкте "ангела-хранителя" по отношению к любимым. Такая – величайший подарок, о такой слагают легенды, такую помнят веками. "Бог свидетель, что я никогда не искала в тебе ничего, кроме тебя самого: я желала иметь только тебя, а не то, что принадлежит тебе. Я не стремилась ни к брачному союзу, ни к получению подарков и старалась, как ты и сам знаешь, о доставлении наслаждений не себе, а тебе, и об исполнении не своих, а твоих желаний. И хотя наименование супруги представляется более священным и прочным, мне всегда было приятнее называться твоей подругой, или, если ты не оскорбишься, – твоей сожительницей или любовницей. Я думала, что, чем более я унижусь ради тебя, тем больше будет твоя любовь ко мне... Я предпочитала браку любовь, а оковам – свободу". Это – письмо француженки Элоизы её возлюбленному Пьеру Абеляру из монастыря – в монастырь, куда оба попали за "греховную связь" и где провели, лишь переписываясь, 35 лет... Из ХII века их любовь ушла в вечность.

...Скоро опять наступит весна. Не случайно, наверное, День святого Валентина, день влюблённых, лишь на сутки опережает зарождение нового цикла жизни вокруг нас и в нас самих. Миллионы жителей земного шара ждут последний месяц зимы всегда с горячим нетерпением, которое отогревает зиму, заставляет её растроганно плакать – и звенит капель Сретенья, великой встречи зимы с летом. И хрустальным звоном перекликаются с ней человеческие сердца: у влюблённых вот уже несколько веков свой праздник – День святого Валентина.

Добавлять к сказанному не хочется ничего. Ещё Жорж Санд, кажется, обронила однажды: "Тот, кто красиво и много говорит о любви, не сильно влюблён". Поэтому давайте помолчим. И прислушаемся к музыке сердца, которое бьётся рядом.

"Любовь есть боль. Кто не болеет (о другом), тот не любит (другого). Любовь есть томление: она томит – и убивает, когда не удовлетворена. Поэтому-то любовь, насыщаясь, всегда возрождает. Любовь есть возрождение. Мы рождаемся для любви. И насколько мы не исполнили любви, мы томимся на земле". А это уже Василий Розанов. Что ж, исполнить своё предназначение и не томиться на земле – нет, видимо, лучшего пожелания в День влюблённых.

Не сжигайте на кострах любимых

Один английский исследователь, изучавший средневековье, с удивлением обнаружил неожиданную закономерность: ведьм в те безжалостные смутные времена сжигали на территории Европы повсеместно и методично, невзирая на возраст. Но самое большое количество костров вспыхивало ежегодно в День святого Валентина – в праздничный день влюблённых, который уже тогда активно и широко отмечался. Почему? Разгадать загадку пока не удалось никому.

Вероятно, в силу особенностей человеческой сущности: как ни старайся, абсолютно объективно поглядеть со стороны на свои поступки и мотивы этих поступков – невозможно. А вот ассоциации возникают удивительные. Чем мы, дорогой читатель, сейчас занимаемся ежечасно, ежесекундно, как не искоренением в себе чувства, которое единственное и отличает человека разумного от прочих божьих тварей? Счастливцы, коим судьба дарит возможность познать чудо великого чувства, не осознают себя счастливыми. Любовь – слишком нежна, слишком большого внимания к собственной персоне требует, непонятна, необъяснима, мешает в гонке за выживание... А что мы привыкли делать со всем, что мешает, что не понятно? Правильно – в огонь его...

У костров любви множество имён.

Усталость и равнодушие способны выжечь изнутри всё. Редко ли мы удивляемся разводам страстно влюблённых пар, "неразлучников", Ромео и Джульетт? Причина их одна зачастую – "быт заел". Гонка за материальным изматывает. И всё чаще и чаще не хватает таланта промолчать вовремя или вовремя улыбнуться единственному близкому. Всё чаще и чаще не хочется это делать...

Испепеляюща для любви, особенно для любви мужчины, женская алчность. Добытчик, кормилец старается, дом – полная чаша, но аппетит ведь приходит во время еды. Хочет любимая ещё одну шубку норковую, и нет ей дела до того, что муж "пашет" от зари до зари, без обедов и выходных. Какое там остановить, приласкать "деньгодобывающую" машину, шепнуть: "Отдохни..."! Удивление "За что?! Почему, негодяй, ушёл? Я ли не хозяйка, не мать его детям, не заботливая супруга, вкусно кормящая, чисто стирающая, аккуратно гладящая?" приходит потом, когда уже становится поздно. Раскаяние порой не приходит совсем.

А с каким шумом и треском пылает нежность в костре ревности! Как ей больно, как корчится она в огне подозрительности, недоверия, принимая постепенно уродливый лик ненависти...

И совсем уж губительна для любви... любовь. Как часто в слепом эгоизме собственного чувства мы перешагиваем черту дозволенности: когда нас не хотят видеть – ищем встречи, настаиваем на ней, когда не желают слышать – звоним лихорадочно и бездумно... Высшая мудрость истинного инстинкта ангела-хранителя, которым обладают все влюбленные, – уметь вовремя уйти. Об этом и стихи хорошие есть: "Не мешайте жить своим любимым. Это так понятно и так трудно. Что столпились? Проходите мимо – здесь ведь и без вас довольно людно. Не смотрите грустными глазами, не молчите преданным молчаньем. Отпускайте. Уходите сами, оставляя пропасть за плечами... Как без кислорода задыхайтесь, но, давясь прощальными словами, за руки любимых не хватайтесь, чтоб они не утонули с вами... Не объяснено – необъяснимо. Господи, за что?! За что – такое?! Не мешайте жить своим любимым. Умирайте ради их покоя".

Это для безнадёжности. Но если остаётся хоть малейший уголёк ответного чувства – можно ждать. Прикусив губу, зачёркивать ещё один прошедший день в календаре, помнить свои, милые только двоим даты и в одиночестве поднимать за них бокал. Если ждать как с войны, сердцем чувствуя каждый шаг, каждое слово своей земной половинки, – любимые возвращаются.

Поэтому давайте не будем сжигать их на кострах жизни...

Татьяна Дугиль

" >
Социальные комментарии Cackle