Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

474
" >

Где прошёл хохол, еврею делать нечего, или "Управление воров-рецидивистов"

История "батальона оборотней" Николая Павленко.

В ноябре 1952 года Главная военная прокуратура СССР возбудила уголовное дело об антисоветской организации "УВС-1" ("Управление военного строительства"). Это казалось невероятным: в Советском Союзе более десяти лет под видом государственного военно-строительного ведомства работает… частное предприятие, которое получает строительные заказы от министерств и ведомств на десятки миллионов рублей, имеет счета в Госбанке, а в качестве рабочей силы использует служащих Советской армии! Однако "УВС-1" оказалось отнюдь не мифической конторой.

Организатор этой уникальной аферы Николай Максимович Павленко родился в 1908 году в селе Новые Соколы Киевской области в семье зажиточного мельника. В шестнадцать лет он ушел из дома в город. Два года проучился на автодорожном факультете политехнического института. Павленко не упустил своего шанса, когда сотрудники НКВД Керзон и Сахно привлекли его "к разработке материалов против троцкистов Волкова и Афанасьева". В качестве поощрения его рекомендовали на работу в Главвоенстрой. Павленко успешно справлялся с обязанностями прораба, затем старшего прораба, наконец, начальника стройучастка.

Война застала воентехника 1-го ранга Николая Павленко в Минске. Его стрелковый корпус с тяжелыми боями отходил на восток. Из протокола допроса Павленко: "27 июня 1941 года я был назначен на должность помощника инженера 2-го стрелкового корпуса и отступал вместе с корпусом до самой Вязьмы. А потом был откомандирован в отдел аэродромного строительства ВВС Западного фронта. Но в районе Калинина этого отдела не оказалось, и я решил лично создать военно-строительный участок". На самом деле Павленко вместе с шофером Щеголевым в марте 1942 года попросту дезертировал из стрелкового корпуса.

Решив создать свою строительную воинскую часть, Павленко начал с подготовки документов. В этом ему помог некий Рудниченко, который мог вырезать из резиновой подошвы гербовую печать любой сложности. Он сделал печать и штампы с надписью "Участок военно-строительных работ № 5 Калининского фронта" ("УВСР-5").

Официальные бланки Павленко заказал в калининской типографии за продуктовую взятку. Обмундирование закупали на базарах, кроме того, удалось наладить связи с работниками швейной фабрики имени Володарского и Калининской облпромкооперации.

Первыми "бойцами" строительной части стали отбившиеся от своих частей солдаты и дезертиры. Обманным путем Павленко вовлек в создаваемую им преступную организацию бывших сослуживцев и знакомых. Из проверенных людей он сделал "офицеров". Себе же присвоил для начала звание военного инженера 3-го ранга.

Отношения с местной военной комендатурой становились все более дружескими. Павленко добился того, чтобы к нему для прохождения дальнейшей службы направляли военнообязанных, годных к нестроевой службе, а потом и раненых, выписанных из госпиталя.

Первым объектом, "освоенным" "УВСР-5", можно считать здание эвакуационного пункта. Военврач 1-го ранга согласился в обмен на ремонт в эвапункте предоставить служащим "части" помещения и зачислить "бойцов" на все виды довольствия. По сфабрикованным документам Павленко открыл расчетный счет в Калининской областной конторе Госбанка, заключил договоры на выполнение дорожных и строительных работ с различными организациями Калинина. Около миллиона рублей, полученных по подрядным договорам, Павленко и его "офицеры" разделили между собой; рядовой состав питался за счет эвакопункта.

Узнав, что Калининский фронт ликвидируется, Павленко явился к начальнику эвакопункта и доложил, что по распоряжению высшего командования его часть перебрасывается на другой фронт. Начальник распорядился выдать на всю его часть продовольственный, вещевой и финансовый аттестаты. Через несколько дней команда Павленко, которую он из "участка" переименовал в управление" – "УВР-2", прибыла на новое место службы под Тулу, где размещался 12-й район авиационного базирования.

Аэродромы дальней авиации располагались далеко от линии фронта. Красная армия наступала стремительно, требовалось восстанавливать старые и строить новые аэродромы, землянки, дороги. Люди Павленко трудились на совесть, иногда по 16–17 часов в сутки.

Работы было столько, что пришлось расширять штаты. Из показаний в суде "начальника" штаба "УВР" М. Завады: "Людей вербовали, как правило, из лиц, отставших от воинских частей… Шоферов брали вместе с машиной… Когда подходили к советской госгранице, в "УВР" было более двухсот человек. Половина из них – дезертиры и лица, укрывавшиеся от призыва в действующую армию".

Николай Павленко не без гордости говорил, что в составе 4-й воздушной армии его "УВР-2" дошло до Одера, построив немало аэродромов и получая от командования благодарности. Все это так, но даже его сообшники в шутку расшифровывали название своей части "УВР-2" как "Украсть все разом" или "Управление воров-рецидивистов". А еще чаще называли себя просто "грабь-армия". Под видом сбора трофейного имущества "павленковцы" захватывали грузовики и легковушки, тракторы, электромоторы, автоприцепы, лошадей, скот, забирали муку, крупу, сахар и прочие продукты. Для вывоза награбленного "УВР" Павленко "выбил" у коменданта железнодорожный эшелон из 30 вагонов.

Когда жители Штутгарта пожаловались коменданту на бесчинства советских солдат, Павленко был вынужден продемонстрировать решительность в борьбе с "мародерами" и расстрелял двух зарвавшихся подельников.

По фиктивным документам о мнимых подвигах бойцов "УВР" Павленко получил свыше 230 правительственных наград и раздал их наиболее отличившимся "бойцам". По всей форме на вполне официальных бланках на проходимцев составлялись фиктивные наградные листы с изложением мнимых заслуг. Не обидел командир и себя: среди прочих наград на его груди красовались два ордена Отечественной войны I и II степени, орден Красного Знамени, орден Красной Звезды…

После окончания войны Павленко расформировал свою "часть", а ее "бойцов" демобилизовал. Сам же вернулся в Калинин, где создал гражданскую строительную артель "Пландорстрой", но руководил ею недолго. В 1947 году, прихватив 339 тыс. 326 рублей артельных средств, "инженер-полковник" скрылся. Прокуратура Калинина объявила его во всесоюзный розыск.

Павленко решил создать еще одну фиктивную военно-строительную часть, но на более солидной основе. И такая часть под названием "Управление военного строительства № 1" ("УВС-1") действительно была организована в начале 1948 года.

Новый штаб Павленко разместил сначала во Львове на квартире некоего Монастырского. Вскоре подтянулась его "старая гвардия". Самородок Рудниченко за годы службы у Павленко изготовил новые печати.

За нескольких лет "УВС-1" развернуло свою деятельность в поистине всесоюзном масштабе – строительные участки этого "управления" появились на Украине, в Могилевской, Смоленской, Калужской областях России, на территориях Молдавии и Эстонии. Военкоматы поставляли Павленко призывников-срочников, которых он использовал как бесплатную рабочую силу на многочисленных стройплощадках. Штаб "УВС-1" переехал под Кишинев.

Своему ближайшему окружению Павленко присвоил офицерские звания. "Инженер-майор" Допкин был начальником снабжения, "инженер-капитан" Невинский – начальником группы. В офицерских погонах щеголяли Курицын, Завада, Филимонов, Щеголев, главный бухгалтер Клименко. Сам Павленко по-прежнему именовал себя "инженер-полковник", а ведь давно мог стать генералом.

Мифическая воинская часть мало чем отличалась от настоящей. На ее территории строго соблюдался распорядок дня, проводились занятия по боевой и политической подготовке, каждый день назначался оперативный дежурный, нес службу караул, часовой поста № 1 охранял знамя части…

"Павленковцы" строили в основном дороги и подъездные пути к заводам и щахтам. Впоследствии высокое качество сданных "УВС-1" объектов подтвердила специальная судебная экспертиза. "Мы не можем строить плохо, и даже посредственно, – говорил Павленко на совещаниях своего "офицерского состава". – Если начнут поступать рекламации или жалобы в Министерство обороны, то быстро выяснится, что официально мы не существуем. Поэтому строить надо только на "хорошо" и "отлично"!" После сдачи объекта Павленко выставлял рабочим несколько бочек пива и закуску, а машинисту паровоза и его помощнику лично вручал премии.

В аферу были вовлечены десятки предприятий и организаций, вступивших "в хозяйственные отношения со строительными участками "УВС-1". Для такого размаха работ требовалась тяжелая техника, и управление Павленко ею располагало: грузовые и легковые автомобили, тракторы, бульдозеры, подъемные краны и экскаваторы. Добывали технику самыми разными путями, вплоть до хищения.

Павленко и его окружение присваивали и распределяли "по заслугам" огромные средства, которые должны были бы перечислять в казну государства в виде налогов, если бы "УВС-1" являлось легальной структурой. И конечно, как в любой строительной организации, не обходилось без завышение объема работ, расценок, в том числе стоимости материалов, и так далее.

С 1948 по 1952 год "УВС-1" по подложным документам заключило шестьдесят четыре договора на сумму 38 млн 717 тыс. 600 рублей. Почти половина договоров проходила по линии Минуглепрома СССР. От имени своей "воинской части" Павленко открыл текущие счета в двадцати одном отделении Госбанка, через которые по фиктивным чекам было получено более 25 млн рублей.

Командир части "полковник" Павленко завязал дружеские отношения с секретарями райкомов и другими руководителями. Павленко делал им щедрые подарки, иногда нарочно проигрывал в карты. Неужели это не вызывало подозрений? На допросе один из начальников главка говорил: "Ну как мне могло прийти в голову, что Павленко жулик, если во время праздничного парада он стоит на трибуне рядом с областным руководством, которое его хвалит за работу, ставит в пример хозяйственникам…" Действительно, в Павленко трудно было заподозрить преступника. Преуспевающий солидный человек, ездит на "победе"…

Разоблачить преступную организацию помогли простые рабочие, строчившие жалобы в Москву. Некий Ефременко, к примеру, был возмущен тем фактом, что в течение трех лет офицеры "УВС" ежегодно подписывали рабочих на заем по 1000 рублей; деньги из зарплаты вычитали, а облигаций так и не выдали. Ефременко писал, что в "УВС-1" по три месяца не выдается зарплата, что на работу без документов принимаются уголовники, бывшие полицаи и прочие негодяи. Руководители незаконно присваивают деньги, а тех, кто жалуется, немедленно увольняют.

Над организацией Павленко нависла угроза разоблачения. В сентябре 1952 года Управление треста "Львовуголь" обратилось к прокурору Ровенской области с жалобой на то, что "УВС-1" не возвратило ему двадцать девять автомашин и один экскаватор. "Наряду с указанным, ставим вас в известность, – писали львовяне, – что в ответ на наш запрос Министерство обороны сообщило, что "УВС-1" по его документации не числится и местонахождение подобной воинской части ему неизвестно. Учитывая указанный факт, который вызывает подозрение на законное существование "УВС-1", просим принять срочные меры по розыску "УВС-1", его начальника инженер-полковника Павленко и главного бухгалтера Клименко".

Несколько дней спустя прокуратура Калужской области сообщила о том, что Павленко вместе с начальником треста "Калугашахтстрой" Датуашвили присвоили 72 тысячи рублей. Тогда же Калининская областная прокуратура вспомнила, что разыскивает Павленко по делу артели "Пландорстрой".

5 ноября 1952 года возбужденное военной прокуратурой Прикарпатского военного округа дело о фиктивной организации "УВС-1" было передано в Главную военную прокуратуру.

Захват самозванных военных строителей был осуществлен одновременно во всех пунктах, где находились участки или группы "УВС-1". В операции участвовали не только органы МВД, но и войсковые подразделения, ибо не исключалась возможность вооруженного сопротивления. В результате было задержано свыше 300 человек, из них около 50 так называемых офицеров, сержантов и рядовых. При аресте было изъято 3 ручных пулемета, 21 винтовка и карабин, 8 автоматов, 18 пистолетов и револьверов, 5 ручных гранат, свыше 3 тысяч патронов, несколько ящиков взрывчатки, строительная техника, автомашины, стройматериалы, сотни килограммов продуктов питания и, конечно, печати, штампы и множество документов.

Следственной бригаде потребовалось два с половиной года (включая судебное разбирательство), чтобы полностью восстановить криминальный портрет Николая Павленко и активных соучастников задуманного им предприятия.

На скамье подсудимых оказалось семнадцать человек. Организатор аферы отрицал политический характер своих преступлений: "Я никогда не ставил целью создание антисоветской организации… Заверяю суд, что Павленко еще может быть полезен и он вложит свою лепту в организацию работ…"

Николай Павленко вел себя с удивительным хладнокровием – даже при объявлении приговора. Все свидетели подтверждали, что и в "служебной" жизни командир отличался редкой выдержкой.

Трибунал Московского военного округа 4 апреля 1955 года приговорил "полковника" Николая Максимовича Павленко к расстрелу с конфискацией лично принадлежащего ему имущества. Остальные подсудимые получили от 5 до 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества и лишением наград… В августе 1955 года смертный приговор Павленко был приведен в исполнение. Так закончилась эпопея мифической воинской части, длившаяся более десяти лет.

" >
Социальные комментарии Cackle