Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

384
" >

Сила по имени "класс", или Про историю СССР без либеральных завываний

"Ужас из железа выжал стон. По большевикам прошло рыданье"… Строители первого социалистического государства прощались в лютый январь 1924 года с "самым человечным человеком". Сталин считал себя учеником Ленина. Он обещал учителю "хранить и укреплять диктатуру пролетариата", "держать высоко и хранить в чистоте высокое великое звание члена партии".

Не надо выдумывать, что диктатура – это изобретение коммунистов. Нет, это законнорожденный продукт любого классового общества. Диктатура призвана внедрять (поддерживать) общественный уклад в соответствии с идеологией господствующего класса. Цель пролетарской диктатуры – стоять на страже интересов абсолютного большинства народа. Ленин объяснял, что выбор невелик: или диктатура пролетариата, или "диктатура буржуазно-помещичьей шайки".

Да, до социализма по либеральному ковру не дойдешь. Почему Ленин придавал сакральное значение чистоте партийных рядов? Потому что, как говорили основоположники марксизма, если в руки людей, набитых буржуазными и мелкобуржуазными представлениями, в той или иной мере попадает даже партийное руководство, значит партия, попросту кастрирована и в ней нет больше пролетарской энергии. Безусловно, такая партия не способна вести пролетариат, а пролетариат не будет вести за собой массы.

"Рабочий класс без революционной партии – это армия без штаба" (Сталин). Отсюда сталинское требование: "Партия есть крепость, двери которой открываются лишь для проверенных". Конкретнее – для людей, не допускающих "торгашества принципами" социализма. Отсюда сталинское кредо: "Середины нет: принципы побеждают, а не "примиряются". Перед страной, руководимой Сталиным, стояли сложнейшие задачи. Надо было ликвидировать хозяйственную, политическую и культурную отсталость. "Мы должны строить наше хозяйство так, – говорил Сталин, – чтобы наша страна не превратилась в придаток мировой капиталистической системы, чтобы она не была включена в общую схему капиталистического развития как ее подсобное предприятие…" (Как злободневно звучат эти слова сегодня!)

Новой России надо было построить заново целый ряд отраслей индустрии, создать новую оборонную промышленность, построить заводы современных сельскохозяйственных машин, подготовить необходимые кадры. Задача усложнялась тем, что в партийных верхах шла жесткая борьба. Троцкистско-зиновьевский блок отрицал возможность построения социализма в СССР силами рабочего класса и крестьянства. "Если нас не поддержат революции в Западных странах, – говорил Троцкий, – ничего у нас не выйдет".

Троцкистско-зиновьевская оппозиция пыталась перехватить власть в стране. Сталину грозят физической расправой. В 10-ю годовщину Октября в Москве и Ленинграде была предпринята попытка организовать контрдемонстрацию с антисоветскими лозунгами. Выдвигается требование свободы фракций и группировок в партии. В 1934 году партийная региональная элита попыталась сместить Сталина с поста генсека.

Так кто же разжигал фитиль репрессий 30-х годов? Свою линию отстаивали бухаринцы: проведение индустриализации за счет накоплений, постепенное кооперирование крестьянства. Вроде как и по Ленину (имеется в виду НЭП), но без учета надвигающихся на Россию грозных туч. Бухаринцы не замечают их. Они считают, что мы можем построить социализм даже "на нищенской технической базе", даже если "плестись черепашьим шагом". (К. Маркс объяснял, что при низкой технической базе "обобществляется только нужда…")

Выступали они также за открытие "эры полной свободы частной торговли". "В рядах нашей партии, – говорил Сталин, – имеются люди, которые пытаются приспособить дело строительства социализма к вкусам и потребностям "советской буржуазии".

Так называемые "сталинские репрессии" – любимый конек либералов. Они стараются, чтобы народ уверовал в то, что Сталин – деспот, уничтожавший невинных людей. Но ведь шла непримиримая борьба с классовым врагом. Значит, не мешало бы присмотреться к истокам массовых репрессий. Чуждые социалистическому государству элементы не либеральничали. "Новое общество, – говорил Ленин, – строилось в условиях кровавого и беспощадного сопротивления старого мира". Вспомним у Маяковского: "Наших дней изучая потемки…"

Да, следовало бы давно высветить потемки прошлого, "рассортировав" все содеянное по истинным адресам. Разве непонятно, что холуи-дерьмокопатели добывают "правду" для своих хозяев? Молодое социалистическое государство значительно отставало в экономическом отношении от передовых капиталистических стран. Что могло ожидать одинокую Советскую Россию в океане капиталистических хищников? С огромными, практически девственными, дарами природы. Учитывая всю совокупность внутренних и внешних факторов, Сталин приходит к выводу, что стране необходим невиданный прыжок – из нищеты к экономической и военной мощи. Он твердо усвоил ленинский стиль работы – конкретный анализ ситуации при принятии судьбоносных решений. И Сталин находит единственно возможное в сложившейся тогда ситуации решение: добиться от капиталистических стран, впавших в Великую депрессию и нуждающихся в заказах, согласие на поставки в нашу страну передовой техники и технологии. (К. Маркс: "Социализм невозможен без использования техники и культуры, достигнутые крупнейшим капиталом".)

Цель эта была достигнута. В сталинской Конституции (принята в 1936 году) базовые принципы социализма вылиты в скрепы социалистического государства. Политическую основу СССР, гласил Основной закон, составляют Советы депутатов трудящихся. Вспомним, что Советы, по Ленину, это, помимо всего прочего, – форма диктатуры пролетариата. В Программе же КПСС 1961 года "верные ленинцы" утверждают, что диктатура пролетариата "с точки зрения задач внутреннего развития перестала быть необходимой". Но критерием истины является практика, которая в конечном счете все рассудила.

В Конституции говорится, что партия является руководящим ядром всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных. При этом Сталин предостерегал, что "партия не есть и не может быть отождествлена с государственной властью". Экономической основой СССР является социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на средства производства. В Конституции говорится, что каждый гражданин СССР "обязан беречь и укреплять общественную, социалистическую собственность, как священную и неприкосновенную основу советского строя, как источник богатства и могущества родины, как источник зажиточной и культурной жизни всех трудящихся…" К. Маркс подчеркивал, что общественная собственность "определяет решающее отличие коммунистического общества от капиталистического".

Сталин понимает, что необходим механизм гаранта ее неприкосновенности. В Конституции появляется пункт: лица, покушающиеся на социалистическую собственность, "являются врагами народа". Нет, Сталин искал не врагов народа, а механизмы гарантии незыблемости принципов социализма. Заметим, что из Конституции 1977 года "недемократическая" фраза о врагах народа выбрасывается. Заодно Советское государство диктатуры пролетариата "перелицовывается" в общенародное социалистическое государство. (Но никакое государство немыслимо без господствующего класса.) Узаконенное (и расширенное в последующих Конституциях) торгашество принципами социализма закончилось тем, что на руинах оскопленного социализма возвысился рай земной для господ с "человеческим лицом".

Вернемся к текущим делам социалистического строительства. Сталинский план, увязывающий коренные преобразования в промышленности и деревне, позволил решить сверхзадачу. В 1937 г. более 80% всей промышленной продукции дали новые предприятия! Доля Советского Союза в мировом промышленном производстве составила около 10% (в 1922 году – 1%). За годы первых пятилеток (1929–1940 гг.) было введено в действие 9 тысяч крупных промышленных предприятий (это совсем не вяжется с обвинениями большевиков в умении только "отбирать и делить"). Был проведен форсированный перевод страны в качественно новое состояние. Все это позволило нашей стране выстоять в грядущей тяжелейшей войне.

Да, Сталин "отбросил к черту" нэп. Но он не отступил от Ленина, а действовал по-ленински, в соответствии с кардинальным изменением ситуации. Вести страну по ленинским "мосткам", ведущим через государственный капитализм к социализму, было уже нельзя. Они неизбежно бы рухнули. Сталин говорил, что без политики индустриализации "мы были бы безоружны перед лицом вооруженного новой техникой капиталистического окружения… мы неимоверно повысили бы шансы на реставрацию капитализма". Это подтвердила сама жизнь. "Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой. С фашистской силой темною, с проклятою ордой!"

7 ноября 1941 года на Красной площади Сталин напутствует отправляющихся на фронт бойцов: "На вас смотрит весь мир, как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков… Великая освободительная миссия выпала на вашу долю…" (Эта миссия возлагалась на первое и единственное социалистическое государство!) День Победы "приближали как могли" на фронтах и в тылу, от рабочего, крестьянина и солдата до Верховного Главнокомандующего, охватившего своим могучим умом всю сражающуюся страну.

"Мир не видел, – говорил Ф. Рузвельт, – большей самоотверженности, чем та, которая была проявлена народом и его армией под командованием маршала Иосифа Сталина". Меч справедливого возмездия немецко-фашистским варварам – это экономическая, военная и духовная мощь страны Великого Октября. Сегодня нам говорят о чрезмерно высокой цене победы. А что же господа Запада не добыли ее "по более низкой цене", рухнув перед варварами на колени? Говорят, что победу одержал сам народ, заслуги Сталина в ней никакой нет. На российском небосклоне засияли "полководцы", рассказывающие, как можно было бы победить либеральным мечом, которым машет всадник без головы. Представить исход безголового ведения Великой Отечественной войны несложно. В свое время Ленин прямо говорил, что "наш аппарат ровно никуда не годится", он перенят целиком от прежней эпохи. Что Советы должны стать "единственной основой государственной власти".

Сталин не забыл ленинских слов, но тяжелейшие испытания не позволяли заняться "радикальной переделкой" государственного аппарата. Закономерны и последствия: разбухающая прослойка партийных и государственных чиновников, для которой понятие "справедливость" не всегда ощутимо. Именно ее вождь назвал в начале Великой Отечественной войны "проклятой кастой". ("Мы хотим, – говорил Сталин, – иметь государственный аппарат, как средство обслуживания народных масс, а некоторые люди хотят превратить его в статью кормления".)

И вот после преодоления последствий войны Сталин возвращается к двум отложенным вопросам. Во-первых, к вопросу о власти, в которой Советы должны занять свое должное место. Во-вторых, о нахождении механизма гибкого соединения партийных и советских учреждений. В 1952 году проводится XIX съезд партии и закрытый Пленум ЦК (стенограммы выступлений "затерялись"). На съезде Сталин говорил о необходимости обновления политических, административных, интеллектуальных и хозяйственных кадров государства. Центральный вопрос Съезда – новый Устав партии. Было принято решение о преобразовании Политбюро в Президиум ЦК партии. Его состав был определен в 25 человек и 11 кандидатов (Политбюро включало 9–11 членов). Большинство из этих 25 человек должны быть не партийными, а государственными деятелями, подчиняющимися председателю Совета министров и, следовательно, Верховному Совету. В такой схеме, как считал Сталин, Советы приобретали свой должный статус, гибко сцеплялись с партийными органами.

Кстати, Поднебесная сделала это через несколько десятков лет… с китайской спецификой. Но уходит Сталин, и партноменклатура, поправ Устав партии, отменяет судьбоносные решения съезда. Она пошла (полетела) своим путем… Партийное руководство заполняется людьми, набитыми "буржуазными и мелкобуржуазными представлениями". Начинается трагический отлив розовеющей Страны Советов от завоеваний Великого Октября. (В конечном итоге наша планета становится свидетелем грязной эпохи в истории России: выходцы-летуны из народа грабят страну. Запад им, естественно, помогает.)

Сегодня нам втолковывают либеральную "истину", что Сталин и Гитлер находятся в одной связке. Даже У. Черчилль, враг №1 Советов, сумел преодолеть классовую неприязнь. "Большим счастьем для России было то, – сказал он, – что в годы тяжелейших испытаний Россию возглавил гений и непоколебимый полководец И.В. Сталин. Он был выдающейся личностью, импонирующей жестокому времени того периода, в котором протекала вся его жизнь". Газета New York Times 6 марта 1953 года писала: "Со Сталиным завершилась целая эпоха в мировой истории. Он заставил Запад уважать мощь новой России и постарался вывести ее в число великих держав".

А вот как отозвался на смерть Сталина Патриарх Московский и всея Руси Алексий I: "Упразднилась сила великая, нравственная, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу…" Так кому мы будем верить: выдающимся современникам той эпохи или нынешним щелкоперам, обслуживающим "проклятую касту"? Кто-то из великих обронил бессмертную фразу: "Был культ, но была и личность". Личность, которая вместе со своим народом подняла Россию на небывалую еще высоту. Маяковский писал: "И чудится мне, что на красном погосте товарищей мучит тревоги отрава". Эти слова трибуна революции оказались провидческими…

Ни на одну страну не вылито столько грязи, откровенной лжи, сколько на Советскую Россию ленинско-сталинской эпохи. И если раньше эти потоки лились с Запада, то после смерти Сталина либеральные фонтаны грязи забили на нашей земле. Либеральные соловьи убеждают нас, что коммунизм и нацизм, Сталин и Гитлер находятся в одной связке. Нет, Сталин был в одной связке со своим народом. Вас, господа, в этой связке точно нет.

В мировой истории нет аналогов ратным и трудовым подвигам, которые совершила Великая Русь под руководством Сталина. Но летопись эта не закончена. В нее впишут имена тех, кто выметет с русской земли всю расплодившуюся на ней скверну и возобновит строительство справедливого общества. Общества без проклятой касты. Голос единицы (и партии) "тоньше писка", но он поднимет народ, если этот голос сливается с его голосом. Что подтверждает практика социалистического строительства.

Сталин говорил в 1945 году, что "доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества – фашизмом". Сегодня надо совершить еще одну историческую победу – над российскими варварами-грабителями. Но для этого надо всем твердо определиться – "в каком идти, в каком сражаться стане".

Александр Колесников

" >
Социальные комментарии Cackle