Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

446
" >

Друг Путин и друг Эрдоган

О чем договорились Россия и Турция? Россия и Турция договорились о войне против США.

Турецкие СМИ продолжают задаваться вопросом: чем был вызван неожиданный визит Владимира Путина Анкару в минувший четверг, 28 сентября? Турецкие аналитики делают вывод: Реджеп Тайип Эрдоган, обидевшись на высокомерного Дональда Трампа, решил в пику Вашингтону укрепить отношения с "другом Владимиром"/

Турецкие журналисты отмечают одну особенность Эрдогана: он болезненно воспринимает критику в свой адрес, а если его при этом оскорбляют, то он обиду не прощает и начинает мстить.

Так, у него не сложились отношения с Ангелой Меркель и Дональдом Трампом. Немецкая "железная леди"слишком навязчиво учила Эрдогана демократии, за что заплатила дорогую цену: он сравнил ее политику с действиями гитлеровской Германии.

Президента США турецкий лидер не рискует "награждать" такими же оскорблениями, но Дональду Трампу он не простил предательства. В ходе встречи с главой Белого дома в овальном кабинете Эрдоган просил Трампа немедленно отменить приказ об отправке американских вооружений курдским повстанцам Сирии, которых в Анкаре считают "террористами". Трамп обещал подумать, однако, как только Эрдоган покинул Вашингтон, президент США распорядился о щедрых поставках оружия курдским отрядам в Сирии, которых США считают своими союзниками.

Этот шаг Трампа лишил Эрдогана последних иллюзий насчет искренности Вашингтона, и президент Турции окончательно повернулся к Москве. Чтобы отомстить Трампу за его надменность в отношении союзника по НАТО, Эрдоган договорился с Владимиром Путиным о закупке у России новейших комплексов ПВО С-400.

Расчет турецкого лидера оказался точен: Белый дом едва скрывал свою ярость по поводу решения Анкары. Кроме того, Эрдоган и Путин договорились поделить Сирию на зоны деэскалации, что можно воспринимать как "зоны влияния".

Также оба лидера нашли общий знаменатель по вопросам реализации "Турецкого потока" и итогов курдского референдума в Ираке.

Эрдоган и Путин согласились с тем, что нельзя допускать выхода Курдистана из состава Ирака. "Мы договорились, что территориальная целостность Ирака должна быть сохранена", - заявил Эрдоган по итогам переговоров.

Кроме того, в ходе встречи Эрдоган подтвердил, что Анкара уже внесла первый взнос за российские С-400. Ожидается, что поставки этих комплексов ПВО в Турцию начнутся в течение двух лет.

"Ни у кого нет права критиковать Россию и Турцию за военно-техническое сотрудничество, которое осуществляется в строгом соответствии с международным правом и никоим образом не направлено против каких-то третьих стран", - заявил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков, отвечая на критику Вашингтона по поводу решения Турции.

Путин и Эрдоган также договорились по поводу реализации двух масштабных проектов - газопровода "Турецкий поток" по дну Черного моря и первой турецкой АЭС "Аккую", которая возводится с помощью России.

Что касается запрета на деятельность турецких компаний в отдельных секторах экономики России, то Путин напомнил Эрдогану: в июне были сняты оставшиеся ограничения на ввоз сельхозпродукции, сырья и продовольствия из Турции.

Также были сняты ограничения на продажу туров в Турцию и запрет на чартерные авиаперевозки. А в сентября были отменены запреты по фитосанитарным требованиям: был разрешен ввоз из Турции гранатов, перца, салата-латука, салата-айсберга, кабачков и тыквы.

И вот еще одна радостная новость для Эрдогана. В ходе встречи с ним Путин пообещал уже в ближайшие дни отменить запрет на поставки на российский рынок турецких помидоров. Эту новость по итогам переговоров двух лидеров озвучил министр экономики Турции Нихат Зейбекчи. По его словам, "это технически возможно сделать в ближайшие дни".

Владимир Путин и Реджеп Эрдоган долго общались за закрытыми дверями. На вопрос "О чем?" турецкий президент ответил русской пословицей: "У кого чего болит, тот о том и говорит. Я очень люблю эту русскую пословицу".

Беспокоят Эрдогана не только экспорт помидоров или энергетические проекты - "Турецкий поток" или АЭС "Аккую". Главная головная боль - это, конечно, Сирия и курды.

Кто-то подсчитал: Путин назвал Эрдогана другом один раз, а Эрдогна Путина - восемь. Восток, а уж тем более Ближний, - дело тонкое, так что арифметика здесь важна. Но в любом случае, лидеры постарались продемонстрировать, что разногласия остались позади, острые углы срезаны.

Еще немного арифметики: это была пятая встреча двух президентов в этом году. В марте и мае турок приезжал в Россию, позже в мае главы государств провели краткие переговоры "на ногах" в кулуарах форума "Один пояс - один путь" в Пекине, а в июле встретились на полях саммита G20 в Гамбурге.

То есть, по всем правилам дипломатии Владимир Путин должен был лететь в Турцию, а не Реджеп Эрдоган - в Россию. Он и полетел.

Но несмотря на то, что приглашение было получено только в понедельник, в четверг в Анкаре оказалась весьма представительная российская делегация: министр иностранных дел Сергей Лавров, министр энергетики Александр Новак, начальник Генштаба Валерий Герасимов, замминистра сельского хозяйства Евгений Громыко, спецпредставитель президента по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, глава Газпрома Алексей Миллер, глава Росатома Алексей Лихачев, посол России в Турции Алексей Ерхов.

С турецкой стороны в переговорах участвовали начальник Генштаба, вице-премьер, министр иностранных дел, министр энергетики и природных ресурсов, министр экономики, посол в России, глава Национальной разведывательной организации, замминистра национальной обороны, главный советник президента, замруководителя администрации президента. Имена опускаю, чтоб не отвлекать внимание. Все равно большинство из них нам ни о чем не скажут.

В общем, встреча-экспромт оказалась весьма представительной, переговоры велись по самому широкому кругу вопросов, которые явно назрели. Но поводом к ней послужил, конечно, референдум в Иракском Курдистане.

Нисколько не сомневаемся, что при обсуждении ситуации в Сирии и Ираке Путин и Эрдоган касались тех самых чувствительных моментов, о которых когда-то упоминал российский президент. Упоминал, если кто забыл, с сожалением - как об упущенных Турцией возможностях после инцидента с нашим самолетом.

О чем они договорились - безусловно, военная тайна. Но мы вправе высказать предположения.

Думаю, стороны искали компромисс, пытаясь увязать две разнонаправленные проблемы: удовлетворить яростное желание курдов обособиться, которое они демонстрируют вот уже сто лет, с невозможностью перекроить существующие границы.

Вот как выглядит карта несуществующего Курдистана.

Легко заметить, что если, как американцы, пойти по пути создания нового государства, то возникают территориальные проблемы сразу у четырех стран: Турция, Иран, Ирак и Сирия должны пожертвовать огромными регионами. Любому понятно, что это означает войну, затяжную и кровопролитную.

Понятно, кому выгоден хаос на Ближнем Востоке. Тем более понятно, кому он не выгоден.

Поэтому речь может идти только о широкой автономии курдов. Самое логичное для Ближнего востока решение проблемы - организация миллетной системы наподобие той, что действовала в Османской империи. Ее суть (упрощенно): в местах компактного проживания верующих одной религии или даже религиозной конфессии действуют свои законы, а также больницы, суды, школы.

Основные миллеты Османской империи: мусульмане, православные (Константинопольский патриархат, Сирийский патриархат и Александрийский патриархат), армяне, католики, иудеи. Мусульмане подчинялись халифу, православные - Константинопольскому Патриарху, армяне - Католикосу, иудеи - главному раввину (хахам-баши).

Четко очерченных границ у этих автономий не было. Главы религиозных общин имели право голоса и были приближены к султану, где отстаивали права своих подопечных.

Разумеется, в наше время имеет вес не только религия, но и национальность. Большинство курдов - мусульмане, однако с турками, персами или арабами они себя не идентифицируют. Что не отменяет главную идею: законны только границы существующих государств, но признаются и права автономий - например, курдские и сирийские или иракские города, поселки и деревни могут находиться рядом, но подчиняться разным региональным правителям.

Мы не пытаемся подсказать решение проблемы - в нашем и турецком МИДах есть куда более осведомленные люди. Лишь демонстрируем ее сложность и напоминаем, что на Ближнем Востоке она имеет давнюю историю. Во всяком случае, усмирить силой своих курдов Эрдогану или любому другому турецкому президенту вряд ли удастся. Особенно с учетом того, что их соплеменники живут в соседних странах и помогают друг другу даже оружием.

Здесь важно одно обстоятельство: всем местным игрокам за последние два года стало очевидно, что Россия готова участвовать в ближневосточном урегулировании не только при помощи оружия, но и дипломатическими методами. А астанинский формат может утвердиться на долгие годы. Потому что он работает.

Впрочем, о чём президент России говорил со своим турецким коллегой, так внезапно и неожиданно вылетев к нему в Анкару, мы узнаем явно не сегодня. И не на днях. Если узнаем вообще. Обтекаемые формулировки официальных релизов отношение к реальности имеют самое косвенное. Не то чтобы врут, но настоящая реальность – в деталях, а о них знают очень немногие посвящённые.

Но ясно одно: визит Владимира Путина в Турцию произошёл в весьма драматический момент развития ситуации на Ближнем Востоке.

Во-первых, стало ясно, что впавшие в отчаяние от сужающегося горизонта возможностей Соединённые Штаты, что называется, расшифровались, и уже въявь задействовали свою агентуру в руководстве основных террористических группировок в Сирии – запрещённых в России ИГИЛ и "Джебхат-ан-Нусры". Яростный контрудар ИГИЛовцев по дороге Сухна – Дейр-эз-Зор авантюристичен с военной точки зрения, когда отряды ИГИЛ вытесняются на восточном берегу Евфрата проамериканскими курдами.

Но этот контрудар хорошо укладывается в общую ситуацию, в которой курды исламистов не столько вытесняют, сколько те без боя уступают им территории. Лишь бы те успели отхватить побольше нефтяных месторождений, пока другая часть террористов яростно сражается против плацдармов правительственных войск на восточном берегу реки.

Свидетельств более чем предупредительного сотрудничества курдов и ИГИЛ под общим протекторатом США предостаточно: от прямых свидетельств от пленных и фотографий натуральных братаний на опорных пунктах - до свидетельств специалистов, что мина, убившая генерала Асапова, не могла быть так точно наведена без американского технического участия.

Во-вторых, тоже непонятно, с какой дури зашевелилась "Ан-Нусра". Сидела бы себе спокойно в зоне деэскалации в Идлибе, где наметилось шаткое равновесие между этой просаудовской структурой и протурецкой "Аш-Шам". Но она выбрала самый невыгодный и самый опасный для себя вариант: напасть на "шамовцев", как обычно, и даже не на правительственные силы, что тоже в обычае, а – сразу на русских. Не задумываясь отчего-то о последствиях настолько отважно, что становится очевидно: не сама решила, а приказ получила.

Третье – пресловутый референдум о независимости Иракского Курдистана. Ни одной проблемы не решающий, но всю ситуацию на Ближнем Востоке опять зажигающий. Тоже совершенно явственное ощущение: курды идут на невыгодный прежде всего для себя самих шаг, чтобы только лишь расшевелить угли уже затухающего костра войны всех против всех.

Кому это выгодно? Для ответа не надо скрести затылок. Он очевиден: США.

Итак, паззл складывается без дырок и изъятий.

США напрямую контролируют сирийских курдов, которые составляют костяк оппозиционных Дамаску "Сил демократической Сирии" (СДС). Былые потуги на самостоятельность курдов давно пресечены, руководство почищено, все самостоятельные упокоились под сирийским песочком.

Пряником же стала возможность заполучить под свой контроль богатые нефтяные поля провинции Дейр-эз-Зор. К которым американцы тянулись давно, и на которые пытались засылать наймитов и из других "оппозиционных" группировок.

ИГИЛ, впавший в растерянность после жесточайших потерь вообще и особенно в командном составе, обретает неожиданное второе дыхание, пополнение оружием, боеприпасами и личным составом и вдруг возвращает себе прежнюю способность наносить мощные удары на широком фронте.

Значит, те американские "хамви", которые неповреждёнными были засечены на позициях исламистов, были им попросту переданы. В ответ исламисты передали курдам ключевые точки на востоке Сирии, дабы туда не вошли правительственные войска.

Кстати, вот и выяснилось, кого американцы на своих машинах вывозили из-под Ракки с их семьями – это явно были те полевые командиры, которые теперь участвуют в отражении усилий правительственных войск и организуют контрнаступление на них.

То есть США скрытно, но эффективно контролируют ИГ и решают с ним общие задачи. Точнее, побуждают террористов решать задачи для США.

США через Саудовскую Аравию, а также и напрямую контролируют "Джебхат ан-Нусру" во всех её реинкарнациях. Они побуждают и этих террористов на обострение обстановки. Которое – временно, которое стоит им больших потерь, но которое нужно США для купирования порыва сирийских войск на восточном берегу Евфрата.

США контролируют западные средства массовой информации. И те опять, будто по команде (почему – будто?), завели свою надоевшую унылую шарманку про бомбёжки в Идлибе мирного населения русской и сирийской авиацией. Ссылки на лондонского бакалейщика в качестве источника такой информации профессионалов из западных СМИ краснеть ни в коей мере не заставляют.

США негласно контролируют иракских курдов. У клана Барзани с ними давно, уже несколько десятилетий, налажен вполне плодотворный контакт. Без поощрительной позиции США курды не смогли бы отвоевать себе столько территорий и получить столько реальной независимости в условиях, когда американские войска оккупировали Ирак, а американские кураторы контролировали тогдашнее иракское руководство.

И вот вам реальное содержание последних дней: все контролируемые США силы по-разному, но синхронно зашевелились.

Против кого? Против России, Сирии и… Турции.

Значит, лидерам России и Турции необходимо стало согласовать позиции и обсудить совместные усилия по противодействию США в Сирии и Ираке. Ответить ударом на удар. Войною на войну.

В свете вышеизложенного вполне прозрачны становятся информационные занавеси, призванные задрапировать реальное содержание переговоров.

"Несмотря на трудности, нам всё-таки удалось добиться положительного результата, - объявил президент Путин, говоря о политике деэскалации. - Считаю эти договорённости нашим общим, исключительно важным успехом. Успехом и нашего друга, господина Эрдогана".

Это Идлиб, где Турции дано разрешение наводить порядок против "Ан-Нусры" в пользу своих ставленников.

В эту же "корзину" – официальное упоминание, без которого можно было бы обойтись, если бы не желание обозначить точки над "ё: договорились продолжать взаимодействие по линии внешнеполитических ведомств, военных и спецслужб по урегулированию кризиса в Сирии.

В этих переговорах приняли участие начальники Генштабов двух стран Валерий Герасимов и Хулуси Акар, спецпредставитель президента по сирийскому урегулированию Александр Лаврентьев, глава Национальной разведывательной организации Турции Хакан Фидан.

Это военно-дипломатический союз против усилий США в Сирии.

"Фактически созданы необходимые условия для прекращения братоубийственной войны в Сирии, окончательного уничтожения террористов и возвращения сирийцев к мирной жизни, к своим родным очагам", - заявил Владимир Путин.

Это объявление о том, что дальнейшие боевые действия кого бы то ни было являются борьбой против мира в Сирии и главное – против политического урегулирования в стране. Значит, те, кто их будет продолжать вести, - вне политического поля послевоенного урегулирования. То есть, по сути, – вне закона и пособник террористов. Сказали Москва и Анкара.

Курдский референдум в Ираке "считается незаконным, согласно иракской Конституции и международному праву", заявил уже турецкий президент, а русский с ним согласился.

Это заявление, что Москва и Анкара – с Багдадом. Это согласие с любыми действиями Багдада по блокаде Иракского Курдистана. Иран, естественно, тоже участвует.

В общем, получается, что паутину, сплетавшуюся столько лет американским пауком, которую ему сегодня пришлось выявить как последнее средство уйти от поражения, в свою очередь окружают комплексом военно-политических противодействий.

На простом языке это означает войну в ответ на войну.

Айдын Мехтиев, Павел Шипилин, Александр Цыганов

" >
Социальные комментарии Cackle