Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

603
" >

Две истории о людях и нелюдях

Их сын умер 27 лет назад. В один день в дверь постучал этот парень…

У них нет ни одной фотографии втроём: камера то в руках у Андрея, то у мамы, то у папы. Чегемские водопады, Эльбрус, нальчикский парк. В обнимку, зимнее южное солнце в глаза… Обыденное счастье, к которому они шли 27 лет. Порознь. Три одиночества, снова нашедшие друг друга на планете, где только теряют

Я вхожу в этот дом, который стал прибежищем чуда, и вижу всех троих так, как и должно быть. Андрей подпирает спиной косяк двери - ему так легче стоять, мама Алла суетится с чаем, папа Слава едва различим на экране монитора. Мы - в Нальчике, он - в израильском городе Бэер-Шеве. Мы разговариваем, он молчит, лишь изредка то закуривая, то вздыхая. "Я с сыном теперь навсегда и никуда уже не денусь", - протягивается к нам через космос голос отца… И я думаю, о Боже, сколько же им ещё придётся навёрстывать.

Свечка за упокой

15 декабря 1985 г. - Алла никогда не забудет этот день. И эту треклятую печку в доме, которую нужно было топить, колоть дрова, когда Славика не было рядом. А она на 7-м месяце, беременность была тяжёлая, дважды лежала в больнице. Алла взялась за топор, взмахнула и… Преждевременные роды. Она - в трёхдневном забытье. Ей даже не показали младенца, не дали понюхать его макушку, приложить к груди. Приходил Славик навеселе, но она его прогнала. Доктор сказал, что мальчик умер. Домой её забирала мама, со Славой они расстались

- Я долго мучилась, что не увидела сына, что не показали, что всё так скоропостижно и дико закончилось… Были мысли, что, может, это ошибка, трясла родных, искала свидетелей. А потом пошла в церковь и поставила свечку за упокой

Со Славой они снова сошлись. Иногда вечерами она нет-нет и проговаривалась: "А сыночку сейчас было бы уже 2… Уже 3… 4…" "Не терзайся, не изводись!" - отвечал муж. Родители Славы эмигрировали в Израиль. Он съездил их навестить - и завёл разговор об эмиграции. Пока собирали документы, в Бэер-Шеве слегла с инсультом мать, и одновременно в Нальчике захворали Аллины старики. Он не мог бросить своих, она - своих. Так и разошлись…

- До меня, конечно, иногда потом доходили слухи. Говорили, что одинок, что сдаёт здоровье… Но для меня это был уже пройденный кусок жизни

Она вышла замуж. Развелась. Похоронила родителей и всех, одного за другим, родственников: остался на руках один больной брат, с которым делила крохотную квартирку. "Какая личная жизнь!" - махнула на себя рукой. Всё кончилось

110 человек, семь изолированных групп, "здоровых там не было, мясорубка". У Андрея - ДЦП, из-за чего его сразу из роддома отдали в казённое учреждение. Что он запомнил? Операцию на ногах в 7 лет, после которой не было никакой реабилитации, и они так и остались - скрюченные. Новогодние утренники, когда на своих хилых ножках выходил на сцену; запах детдомовских щей; побеги, когда вылезали с ребятами прямо из окна и неделями кочевали по Кабарде; нянька, одна на группу из 24 пацанов, спящая с открытыми глазами… Директор детдома, запрещающий писать письма по адресу мамы, что сохранился в карточке из роддома. Сами эти письма, возвращающиеся отправителю одно за другим, - это уже потом он узнал, что домик тот снесён… Он часто представлял её, маму: какой у неё характер, голос, запах, цвет волос… О папе даже не мечтал.

Он помнит, как хотел компьютер для себя, заработал консультантом в магазине техники и купил. И как обрубало его мечты на самостоятельную жизнь детдомовское начальство, которому невыгодно было давать сироте квартиру: "Хочешь жить сам? Да кому ты нужен? Тебя убьют, как только выйдешь! Пенсию на руки не дадим!" И ещё запомнил, как на 26-м году его перевели в учреждение закрытого типа, психоневрологический интернат, поставив диагноз "недееспособен". Так им было проще.

В детдоме его назвали Андреем. Фамилия осталась мамина - Гузев. Он сопротивлялся. К нему тянулись люди: к его голубым глазам, душе, не таящей обид, и вере: "В этой жизни всё ещё может быть!" Парень поднял шум, задействовал местную прессу: "Намылили шею министру и директору интерната". С боями, но дали разрешение пожить в семье опекунов - большой семье бакинских адвентистов седьмого дня, которые часто навещали Андрея в детдоме. И как только он вырвался на свободу, сделал то, о чём давно мечтал, - написал письмо в "Жди меня". Казённые стены, жестокие люди - ничто не убило в нём веры, надежды, любви. Звонок из Москвы раздался через неделю. "Мы её нашли". Здесь, в Нальчике, все эти годы они жили бок о бок…

В тот же день звонок раздался и в квартире Аллы.

- Я долго не верила. Но, когда мне позвонил уже сам Андрей и мы сорок минут просто молчали в трубки и ревели, потом я сказала: "Еду!" - хотя на часах было 10 вечера. А он сказал: "Подожди хотя бы до завтра!", и завтра я уже летела к нему, сердце подсказывало, что это он, мне достаточно было посмотреть в его глаза, такие же голубые, как у меня и у Славы…

Вот уже 4 месяца они вместе, в маленькой Аллиной квартирке, где Андрею отгорожен уголок за ширмой, чтобы он мог заниматься: читать дни напролёт всё, что не успел в детском доме,

- "Капитанскую дочку" и "Белый клык".

Сняли недееспособность и опеку через суд. Нашли на сайте знакомств анкету отца, закройщика кож из солнечной страны. Созвонились. Он был счастлив: в 58 лет часы его жизни были заведены заново… В декабре прилетал в Нальчик.

- И уже в аэропорту, уткнувшись в его воротник, я поняла, что Слава приехал не просто так, не только к сыну - но и ко мне…

- А я настолько оторопел, что вот теперь у меня есть ещё и отец, что в тот момент даже не смог поднять рук, чтобы его обнять…

- По божьему промыслу всё вернулось на круги своя, мы снова там, откуда начинали, - оживает монитор, и из Бэер-Шевы доносится голос Славы. - Бог дал нам этого ребёнка, и это потолок счастья! Теперь наши судьбы снова соединились - уже до конца…

Они собирают документы - через пару месяцев семья улетает - отныне и навсегда - в Израиль, где Слава уже нашёл врачей для Андрея.

Они полетят над детским домом и интернатом, "преисподней", откуда Андрей чудом вышел человеком. Над родильным домом, где исковеркали не одну судьбу. Над маленькой квартиркой, в которой вот уже 4 месяца бьются два соединённых сердца. И над заснеженным вечным Эльбрусом, "чтобы уже на новой земле в сапогах-скороходах нагонять пропущенную жизнь". У них ещё есть время.

Обрубыш

В детском доме его называли Обрубышем. Иногда Саньке казалось, что это его фамилия.

- Эй, Обрубыш, не мешай! - кричали ребята, играя в футбол.

- Пни мяч!- ехидно просил Колька Завьялов, зная, что Санька не устоит на короткой ноге.- Эх, ты, обрубыш!

Мальчишка хмуро молчал, до боли сжимая худенькие кулаки. Он давно уже не плакал. Отворачивался и, хромая, уходил в парк. Обрубышем его прозвали потому, что одна нога была короче другой. По этой причине он и оказался в детском доме.

Узнав, что ребёнок родился калекой, его мать одиннадцать лет назад написала "отказную". Это заявление Санька видел сам, когда относил личные дела в медпункт. Медсестра дала ему папки, а сама побежала к телефону. Она и не подумала, что, увидев свою фамилию, Санька откроет папку и прочитает отказное заявление. Все дети в детских домах ждут своих родителей. А он ждать перестал. И плакать перестал тоже. Его сердце надело на себя панцирь, который спасал от обид, одиночества, нелюбви.

В детском доме были свои традиции. Накануне Нового года воспитанники писали письма Деду Морозу. Эти письма директор передавал спонсорам, которые старались выполнить просьбы детей. Попадали такие письма и в лётную эскадрилью. Как правило, дети просили о чуде: найти папу и маму. И тогда те, кто такие письма открывал, ломали головы над подарками.

Бортовой инженер майор Чайкин тоже получил такое письмо. Он сунул его в карман "лётки" и решил прочитать дома, чтобы с женой и дочерью обсудить, что можно купить.

Вечером, за ужином, он вспомнил о письме, вскрыл его и вслух прочитал: "Дорогие взрослые, если можете, подарите мне, пожалуйста, ноутбук. Не тратьте деньги на игрушки и одежду. Здесь всё есть. А через Интернет я смогу найти друзей и, может быть, родных людей". Внизу стояла подпись: "Санька Ивлев, 11 лет".

- Надо же,- сказала жена, -какие дети сегодня умные стали. Действительно, через Интернет он найдёт всех, кого надо.

Дочь Аня взяла письмо, перечитала его. Отец заметил, что у девочки дрогнули губы.

- Ты чего?- спросил он.

- Знаешь, пап, а ведь он не надеется найти своих родителей,- сказала она,- он их вообще не ищет, потому что их нет. Для него ноутбук – это спасение от одиночества. Видишь, он пишет: "…найти друзей или родных людей". Родными ведь могут стать и чужие люди. Давайте из моей копилки возьмём деньги, купим ноутбук и отнесём этому мальчику подарок.

Новогодний праздник в детском доме проходил в три смены. Санька относился к среднему возрасту. Утренник с хороводами под ёлкой и играми проходил днём. Как обычно, было представление. Потом Дед Мороз и Снегурочка зажигали ёлку. Затем гости-спонсоры вручали подарки. Некоторых детей на каникулы в семьи брали всё те же спонсоры.

Санька никого не ждал. Он привык видеть, что берут красивых девчонок. А письмо он написал просто так. Все писали – и он написал. Правда, сегодня среди гостей он увидел мужчину в форме лётчика. У него даже сердце дрогнуло, но он отвернулся и незаметно вздохнул. Получив кулёк с конфетами, мальчик, хромая, направился к выходу.

- Саша Ивлев!- услышал он своё имя и оглянулся.

За спиной у него стоял тот самый лётчик. Санька успел заметить лычки от медалей на его груди и значки.

- Здравствуй, Саша! – сказал лётчик.- Мы получили твоё письмо и хотим сделать тебе подарок. Но прежде давай познакомимся. Меня зовут Андрей Владимирович или просто дядя Андрей.

- А меня – тётя Наташа,- сказала стоящая рядом с ним женщина.

- Я – Аня,- улыбнулась девочка.- Мы с тобой ровесники.

- Ну, а я – Санька Обрубыш,- ответил он.

Девочка хотела что-то спросить, но мужчина подал Саньке коробку и сказал:

- Это тебе от нас. Пойдём куда-нибудь, мы покажем, как пользоваться ноутбуком.

Они зашли в пустой зал, где ребята делали уроки. Девочка Аня показала, как включать и выключать ноутбук, входить в систему, зарегистрировала его в "ВКонтакте". Мужчина сидел рядом и только подсказывал. Санька ощущал его тепло, силу и защиту. Девчонка трещала, как сорока, без умолку. Но мальчик отметил, что она не нюня, в ноутбуке здорово разбирается, в секции занимается. Прощаясь, женщина обняла его. Тонкий аромат её духов защекотал в носу и в глазах. Санька на мгновение замер, затаив дыхание. Потом высвободился и, не оборачиваясь, пошёл по коридору.

- Мы ещё придём!- крикнула девочка.

Теперь жизнь Саньки изменилась. Он уже не обижался на прозвище и не обращал внимания на Кольку. В Интернете можно было найти много полезного. Его давно интересовали самолёты. Он узнал, что первым массовым военно-транспортным самолётом был "Ан-8", что разработал его Антонов, что "Ан-25" - это его разновидность.

По выходным дням приходили дядя Андрей и Аня. Иногда они вместе ходили в цирк, играли в автоматы. Санька всегда стеснялся, отказывался, ему было неудобно, что они везде за него платят.

В то памятное утро его позвали в кабинет директора. Он вошёл и увидел тётю Наташу. Сердце нехорошо дрогнуло. Пересохло в горле.

- Саша,- сказал директор.- Наталья Викторовна просит тебя отпустить на два дня с ней. Если ты согласен, то я тебя отпущу.

- Саня, сегодня День авиации. В части дяди Андрея будет большой праздник. Он приглашает тебя. Поедешь?

Санька закивал головой, не в силах вымолвить ни слова.

- Вот и хорошо,- сказала женщина, подписывая заявление.

И обрадованный Санька вышел вместе с ней из кабинета.

Первым делом они заехали в магазин. Купили ему джинсы и рубашку. Посмотрев на растоптанные Санькины кроссовки, Наташа повела его в обувной отдел. С обувью пришлось повозиться, потому что размер ног был разный. Санька смущался, но она сказала: " Ничего, после праздника поедем в ортопедический салон и закажем тебе ботинки. Один будет на специальной подошве, тогда ноги будут на одном уровне, хромать почти не будешь. И со стороны будет незаметно".

Потом заехали в парикмахерскую и домой, чтобы забрать Аню. Санька впервые переступил порог не детского дома. Он никогда не был в квартирах. Неповторимый запах семьи, уюта и чего-то ещё тёплого и родного окутал всё его существо. Он робко прошёл в комнату и, сев на краешек дивана, огляделся. Большой аквариум стоял в углу. В нём плавали разные рыбки. Санька таких видел только по телевизору. У окна, в круглом стеклянном аквариуме сидела черепаха и, вытянув шею, смотрела на мальчика.

- Я готова,- сказала Аня.- Идём, Сань, мама нас догонит.

Они спустились в лифте вниз и пошли к машине. Возле песочницы стоял мальчишка и смотрел по сторонам. Увидев их, закричал:

- Кандыль- баба, кандыль- дед!

- Подожди,- сказала Аня и подошла к кричащему.

В то же мгновение Санька увидел, как она резко повернулась, и мальчишка плюхнулся в песочницу.

- Во даёт!- только и сказал он, лёжа на песке.- Я же пошутил.

- В другом месте шути,- ответила девочка.

Аэродром был расцвечен красками. Их встретил дядя Андрей и повёл к своему самолёту. У Саньки захватило дух, когда он близко увидел гигантскую серебристую машину. Его душа до глубины была поражена мощью самолёта. Потом был концерт, развлекательная программа и авиашоу. Люди смотрели в небо, махали руками, радостно кричали. Когда показался самолёт дяди Андрея, Аня тоже замахала и закричала:

- Папа летит! Папа!

И Санька тоже неуклюже запрыгал и в восторге закричал:

- Папа! Вон папа летит!

Он даже не заметил, что девочка давно молчит и смотрит на мать. А та почему-то вытирает глаза.

Вечером, после ужина, Андрей сел рядом с Санькой и обнял за плечи.

- Знаешь,- сказал он,- все люди должны жить в семье. Только в семье можно научиться любить, беречь друг друга, защищать и быть любимым. Хочешь быть членом нашей семьи?

У Саньки к горлу подкатил тугой комок и перекрыл дыхание. Он прижался к мужчине и прошептал:

- Папка, я тебя всегда ждал.

Через месяц счастливый Санька прощался с детским домом. Он осторожно и гордо сошёл с крыльца, держась за руку отца, и, почти не хромая, пошёл к выходу. Возле ворот они остановились. Санька оглянулся и помахал стоящим на крыльце ребятам и воспитателям рукой.

- Сейчас мы перешагнём черту, за которой у тебя начнётся другая жизнь,- сказал отец.- Забудь обо всё плохом, что было. Но вспоминай людей, стоящих на крыльце. Это они помогли тебе выжить. Будь всегда благодарен тем, кто помог тебе в жизни.

" >
Социальные комментарии Cackle