Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

489
" >

Судное дело о табаке, или Оборотни в погонах из XVII века

Перед нами - подлинное судное дело, имевшее место в марте 1680 г. в уездном городе Белоозерске (ныне Белозерск Вологодской обл.). Осторожно переворачиваем ветхие страницы: допросные листы, объяснения задержанных, решение суда. Но с каждой прочитанной строкой растет подозрение, что не все в этом деле чисто. Превратимся на некоторое время в следователей и за строчками архивных документов постараемся увидеть истинную подоплеку "дела о табаке".

Допросный лист Якушки Феклистова

"18 марта Зинка Лаврентьев со товарищи привели его в приказную избу, а для чего привели, того он не ведает, и нашли при нем в зепе (мошна, котомка – К.П.) табаку нетертого вершка два, а табаку того он не пивал, ни у кого не купливал, и сам не продавал, а табак тот Зинкин, а был он Якушка тогда пьян и пил он на кружечном дворе.

К сему распросу вместо Якова Феклистова Бориско Мунгин руку приложил".

Пусть вам не смущает "питие" табака – так в XVII веке именовалось его употребление, а "курением" тогда назывался процесс изготовление водки.

Итак, что произошло? Наряд ППС г. Белоозерска (старший наряда Зиновий Лаврентьев) у распивочной подобрал вусмерть пьяного мужика и доставили его в опорный пункт. В ходе досмотра у того в сумке был найден табак. Задержанный своим табак тот не признал, и на это у него были причины.

Табак на Руси

Табак на Руси знали и до Петра I, но вот отношение к нему тогда было совсем другим. Соборное уложение 1649 года, глава XXV: "А ежели русские люди или иноземцы табак учнут держать или оным торговать, то людям тем чинить наказание смертною казнью, и дворы их продавать, а деньги имать в государеву казну".

Табак на Руси по нынешним меркам приравнивался к наркотикам, употребление, хранение и торговля табаком наказывались смертной казнью с конфискацией имущества. Вот как заботились наши предки о здоровье народа! Неудивительно, что Якушка Феклистов, увидев, как из его сумки вытаскивают табак, мигом протрезвел и завопил: "Менты, суки, подбросили, падлы!".

Листаем дальше.

Допросные листы Иудки Григорьева, Фочки Федотова и Игнашки Васильева

"Иудка Григорьев приехал с ярмарки в 17 день, в 18-й был на кружечном дворе и пил на том дворе, а после пошел к посадскому человеку Якушке Тимофееву, куда пришли Зинка со товарищи и взяли его и свели в приказную избу, а по какому делу - он того не ведает. И Якушки Феклистова он не отбивал, табаку не пивал, не покупал и не продавал".

"Фочка сын Федотов с сыном Федькою зашли на кружечный двор и пили вино и пиво, и с сего двора пошли к посадскому человеку Якушке Тимофееву, и на двор пришли Зинка со товарищи и взяли их и привели в приказную избу а по какому поводу - они не ведают. А Якушки Феклистова они не отбивали, табаку не пользовали, и отродясь его не видывали. Федька в распросе показал те же речи, что и отец его".

"Он Игнашка Васильев, приехал с Новозерской ярмарки 17 день, а в 18 пил на кружечном дворе и по подворье лег спать пьяным, и пришли за ним Зинка со товарищи, а по какому делу - он не ведает. Якушку у приставов не отбивал, табаку не пьет и ни у кого не покупает и не продает, а еще был он пьян и ничего не помнит".

Побоище на кружечном дворе

Опа! Оказывается, когда Якушку Феклистова потащили в участок, на его защиту поднялись земляки, и на кружечном дворе имела место массовая драка между крепко выпившими мужиками и представителями органов охраны правопорядка! Сцена, достойная кинематографа!

Но как видим, землякам отбить Якушку не удалось. Задержанного доставили в участок, и тут же при свидетелях нашли у него табак. Упаковав побелевшего от ужаса Феклистова в КПЗ, обозленные "Зинка со товарищи" пошли искать смельчаков, посмевших оказать сопротивление работникам белоозерской полиции.

Трое были найдены у Якова Тимофеева, сдававшего комнаты внаем приезжим, а Игнашку Васильева взяли все там же на кружечном дворе. Все они, будучи доставленные в приказную избу, пошли в отказ, "кричали безобразно" и у каждого в ходе личного досмотра нашли табак (какая однако неожиданность!)

Но это не последний "сюрприз".

Ментовской беспредел XVII века

Из показаний задержанных.

Якушка Феклистов: "А Зинка взял у меня денег шесть алтын, да крест серебряный алтына в три, да шапку денег в десять".

Игнашка Васильев: "И взяли у меня Зинка со товарищи 23 алтына да две денги"

Иудка Григорьев: "И сорвали с меня пояс с мошною, а было в мошне 17 алтын, да взяли они еще сковороду, да топор, да 10 фунтов укладу" (товара – К.П.)

Справка.

Цены XVII века: шуба из овчины – 40 копеек, овца – 20 копеек, курица – 3 коп. (Денга – ½ коп, алтын – 3 коп)

Мужики-то ехали с ярмарки, где видимо, расторговались, а Иудка еще и прикупил на ярмарке товару 4 кг, сковороду, топор. И не все деньги они пропили на кружечном дворе, кое-что оставалось. И вот это "что осталось" у них в участке белоозерские копы изъяли, даже шапку взять не побрезговали. Возмущенные крестьяне потребовали отразить факт "грабежа" в протоколе, как и то, что к найденному у них табаку они никакого отношения не имеют.

Как же ответили на обвинения белоозерские менты? Переворачиваем и читаем далее.

Из новых допросных листов следует, что на следующий день задержанные были опрошены вторично с "испытанием" - каждый получил от 10 до 15 ударов батогами (разрешенный законом метод установления истины). И хотя никто из испытуемых своим табак не признал, желание спорить с властью у них резко поубавилось.

Суд белоозерского воеводы

20 марта следственное дело легло на стол белоозерского воеводы Загряжского. В обвинительном заключении фигурируют попытка отбить задержанного у представителей власти, неподобающее поведение в приказной избе - и ни слова о найденном табаке!

Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться: крестьянам предложили забыть о том, как их обобрали в участке - в ответ из обвинительного заключения исчезает табак. Крестьяне, понурившись, согласились и предстали перед воеводой для решения своей участи.

Воевода, ознакомившись с делом, приказал: крестьян, дабы им неповадно было впредь беспамятно напиваться, задержанных отбивать и в приказной избе вести себя неподобающе – бить батогами и отпустить. Найденный у них табак, как и неподобающее поведение белоозерских полицейских, натурально ограбивших крестьян, воевода оставил без внимания (а ведь все это было отражено в допросных листах дела!) Но почему?

Тут в голову приходит только одно объяснение: воевода поимел с этого дела свой процент. Вряд ли его заинтересовали шапка или сковорода, но некая часть алтын несомненно перетекла в его карман.

Вырисовывается следующая неприглядная картина. 18 марта пристав Зинка "со товарищи" задержали крестьян, знатно отмечавших на кружечном дворе удачную торговлю на ярмарке и обобрали их. В качестве средства психологического давления использовали подброшенный им табак. (Наверняка крестьянам зачитали соответствующую статью из Соборного уложения.) Напуганные перспективой смертной казни мужики были рады вернуться домой живыми, пусть и ограбленным. А воевода за мзду прикрыл "оборотней в погонах".

Но это не все, в папке есть еще листы.

"Табачный" бизнес

В апреле был задержан (а точнее подобран) приехавший с ярмарки и напившийся на кружечном дворе в стельку крестьянин Ивашко Матвеев. При досмотре у него нашли… угадайте, что?кто сказал "табак" может взять с полки пирожок - он угадал. Далее - суд, на котором ни слова о найденном табаке, батоги, дабы неповадно было напиваться, и - пошел вон домой.

Вы все поняли? Рассмотренное выше "дело о табаке" вовсе не было случайной импровизацией, это был хорошо налаженный бизнес, ограбление крестьян, заезжавших после ярмарки на кружечный двор, было поставлено на поток! Якушка Феклистов был вовсе не первым пострадавшим, как и Ивашко Матвеев наверняка не стал последним.

Следствием установлено…

Папка закрыта. Впору писать обвинительное заключение: "В ходе следствия установлено, что белоозерский воевода Загряжский и городской пристав Лаврентьев, вступив в преступный сговор, используя свое служебное положение, применяя угрозы и методы физического воздействия, незаконно изымали у граждан денежные средства и принадлежащее им имущество, в чем усматриваются признаки должностного преступления".

Улики бесспорные, доказать вину преступников не составит труда. Жаль только, что ни до воеводы Загряжского, ни до Зинки "со товарищи" рука закона уже не дотянется.

Klim Podkova

Источник: Все тайны мира, №20/2017г.

" >
Социальные комментарии Cackle