Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

205
" >

Что я вспоминаю 7 ноября?

Прошло 100 лет с Великой Октябрьской социалистической революции (как нас учили в школе), или Октябрьского переворота (как говорят сейчас). Для истории не такой уж большой срок. Ровесниками этого события были наши дедушки и бабушки.

По семейному преданию дед Семен работал в железоделательном цехе Сормовского завода в Нижнем Новгороде. Мечтал стать банкиром. Для этого надо было внести определенную сумму денег. Он уже почти накопил деньги для взноса, но тут грянула Октябрьская революция. После революции дед написал заявление с просьбой отправить его на учебу на курсы счетоводов. Окончил их и продолжал работать на заводе в новой должности.

Первое воспоминание о Ленине относится к детскому саду.

"Когда был Ленин маленький, с кудрявой головой, он тоже бегал в валенках по горке ледяной".

Дедушка Ленин был добрый, как Дед Мороз, простой и понятный.

Я простужалась, сидела, опустив ножки в тазик с горячей горчичной водой. Отец читал книжку со стихами Сергея Михалкова. И про дядю Степу, и про музей Ленина.

"Я вижу дом, где Ленин рос и тот похвальный лист, что из гимназии принес Ульянов-гимназист".

В нашей семье отец был партийный, вступил в партию еще в армии. Мама - беспартийная. Никаких разговоров о политике дома никогда не было.

А 7 ноября - это был просто выходной день с праздничным столом. Идти на ноябрьскую демонстрацию было обязательно. Школьники, начиная с 4 класса, шли в первой колонне. Папа ходил с заводчанами. Мама дома готовила праздничный обед.

Петроград и крейсер "Аврора" на почтовом блоке 40 лет Великого Октября, 1957 г. Фото: ru.wikipedia.org

Было весело. Пели песни, шутили, приплясывали, чтобы не замерзнуть. Потом шли домой. За праздничным столом не поднимали тосты за Ленина и революцию, а вспоминали своих родных, желали им здоровья. Обязательно посылали и получали праздничные открытки с новостями от близких людей.

Учась в институте, удивлялась, почему политэкономия капитализма такая простая и понятная. А политэкономия социализма - все то же самое, но наоборот. Научный коммунизм был обязательным государственным экзаменом. Без его сдачи невозможно было получить диплом о высшем образовании. Работы Ленина были написаны сложно, в них упоминалось много незнакомых фамилий. Поэтому все студенты учили по учебникам, где эти работы пересказаны популярно. Хотя конспекты с первоисточника тоже проверяли.

Будучи первый раз в Москве, я видела из окна автобуса длинную, нескончаемую толпу народа к мавзолею Ленина. Мы же ехали в Третьяковскую галерею, куда тоже надо было долго стоять в очереди.

Приехав в любой незнакомый город, можно было спросить, как пройти к улице Ленина - и ты обязательно оказывался в центре города.

В период перестройки Ленин из иконы стал превращаться в живого человека. Это было интересно. Картинка обретала реальные черты. Никакого краха идеологии не было, ибо вся внешняя атрибутика не затрагивала внутреннюю сущность.

В последние несколько лет, проходя мимо памятника Ленину в апреле и в ноябре, вижу, что народу становится все меньше и меньше.

Наши дети живут в другой стране. Они легко меняют работу, привыкли платить за образование, лечение, отдых свой и детей, покупать квартиры, а не получать их бесплатно, бесконечно долго стоя в очереди.

А пятилетний внук на вопрос "Кто такой Ленин?" отвечает: "Не знаю. Я только Путина знаю. Он президент!"

Наталья Волгина

" >
Социальные комментарии Cackle