Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

555
" >

"Туапсе": история подвига, история предательства

Это бы дать бы прочитать нашим "нейтральным" спортсменам, как пример, в чем заключается патриотизм, верность своему флагу. А то у них какое-то извращенное понятие.

Не совсем обычный рейс

В 1958 году на экраны СССР вышел фильм "ЧП" о советских моряках захваченного чанкайшистами корабля, сохранивших в плену честь и гордость советского человека. Фильм стал лидером кинопроката 1959 года: его посмотрели свыше 47 млн зрителей - это лучший показатель среди всех кинокартин, которые когда-либо выходили под эгидой Киевской и Одесской киностудий. Во дворах мальчишки играли в "ЧП". Все знали, что в основе сюжета лежала действительная история танкера "Туапсе".

...24 мая 1954 года советский танкер "Туапсе" вышел из Одессы. Танкеру предстояло идти в китайский порт Далянь. Моряки несли вахту, драили палубу, отдыхали – все, как обычно. И только капитан знал, в какой опасный рейс они идут.

В 1954 году в мире существовали два китайских государства: КНР Мао Цзэдуна на материке и Китайская республика Чан Кайши на Тайване. СССР поддерживал коммунистов, США - гоминьдановцев. Республики находились в состоянии тихой войны друг с другом: забрасывались диверсионные отряды, в небе вели бои истребители, в море перестреливались военные корабли.

Чанкайшисты останавливали в море суда, идущие в КНР, и если груз был военного назначения – конфисковывали его. В 1949-1954 годах Тайванем было задержано более сотни судов – английских, панамских, польских, греческих. "Туапсе" вез 10.000 тонн керосина для китайских самолетов. Долгое время советские суда беспрепятственно ходили в Китай - маленький Тайвань не решался задерживать корабли под красным флагом. И все же каждый раз это был риск.

К 1954 году политическая ситуация изменилась. В марте 1953 года умер Сталин. В июне 1953 года был арестован глава МВД Берия. Пришедший к власти Хрущев начал кадровую чистку. В Тайбэе решили, что настало время вывести корабли СССР из касты "неприкасаемых".

23 июня, Южно-Китайское море, нейтральные воды, 125 миль от острова Тайвань

В Южно-Китайском море моряки танкера поняли, что их "ведут": над судном постоянно висели военные самолеты, на радаре светились точки кораблей, сопровождавших танкер. Неизвестные суда шли по-военному - киль в киль. Капитан сообщил об этом в Москву – пришел ответ: "Следуйте своим курсом!".

23 июня в 4 утра с мостика "Туапсе" заметили силуэты корвета и двух эсминцев. Некоторое время они шли параллельным курсом, затем на корвете замигал семафор – требовали остановить машины и лечь в дрейф. Танкер продолжал упрямо резать волну. Над корветом показалось облачко дыма, затем еще одно и еще – один снаряд упал по правому борту от корабля, второй по левому, третий прямо по курсу. Это означало, что если корабль не остановится, по нему откроют огонь. "Стоп машины!" - приказал капитан. От корвета отчалил бот, набитый солдатами.

Пираты XX века

Высадившиеся на борт чанкайшисты первым делом бросились спускать советский флаг. Моряки Анфилов, Зибров и Писанов встали на их пути. Бессмысленная, глупая затея – разве могли трое моряков остановить вооруженных солдат? И все же три моряка на юте сражались за флаг.

В машинном отделении старший механик Беспалов и второй механик Егерев спешно выводили из строя механизмы. Спустившиеся у ним гоминьдановцы избили моряков, Егереву пистолетом разбили лицо.

В радиорубке радист выстукивал: "Танкер "Туапсе", идет захват судна!" Сигнал принял Владивосток, полетели ответные точки-тире, но принять их уже было некому – чанкайшисты заняли радиорубку.

Солдаты поднялись на ходовой мостик и потребовали от капитана вести судно за военными кораблями - капитан отказался. Безрезультатными оказались и попытки тайваньских механиков запустить выведенную из строя машину танкера. Прикладами и штыками экипаж согнали в красный уголок, танкер взяли на буксир.

На третьи сутки "Туапсе" привели в порт Гаосюн, от моряков потребовали сойти на берег. 49 человек сгрудились, сцепились руками: "Мы никуда не пойдем!" Пусть судно захвачено, но это еще территория Родины, а берег – это уже чужая земля. Снова пошли в ход приклады. Моряков выдирали из сцепки по одному и грузили в автомобиль.

Пряник

Туапсинцев разбили на три группы, лишив возможности общаться друг с другом. Началась психологическая обработка. Особенно напирали на группу, в которую отобрали самых молодых моряков. Обещали гражданство США, роскошную жизнь, машину, виллу, свой бизнес и много, очень много денег. Взамен требовалось подписать заявление с просьбой о предоставлении политического убежища. Но единственным, кто выбрал "мир демократических ценностей", оказался корабельный кот.

Моряков стали разбивать на более мелкие группы и каждую убеждали, что все их товарищи уже сделали свой выбор в пользу "истинной свободы", что капитан женился на американке и счастливо живет в США. Приносили газеты, в которых моряки читали, что "экипаж советского танкера "Туапсе" выбрал свободу".

"Ну чего вы упрямитесь? – убеждал моряков потомок белоэмигрантов Соколов, - Да про вас в России уже давно все забыли!"

Нет, про них помнили.

Бой ведут дипломаты

В Москве ничего не знали о государственной принадлежности пиратского судна. Но в 1954 году за любым мало-мальски серьезным событием стояли или СССР, или Америка. Поэтому 24 июня зам. министра иностранных дел Зорин пригласил посла США в Москве и вручил ему ноту протеста в связи с захватом танкера.

Посол заявил, что Америка тут ни при чем. Но три месяца спустя в коммунистической Китай перебежали два офицера спецслужб Тайваня, которые подтвердили, что танкер захватили с ведома американцев.

Началась скрытая от посторонних глаз игра дипломатов. Русские давили на американцев, американцы надавили на Чан Кайши. Вскоре Тайвань официально признал захват советского судна. СССР не имел дипломатических контактов с Тайванем и не мог напрямую потребовать вернуть своих граждан. Посредником в переговорах стала Франция.

А на Тайване продолжалась психологическая "обработка" попавших в плен моряков. Проходили недели, месяцы. Появился первый "отказник". Но 1 из 49 – этого было мало. И чанкайшисты сменили пряник на кнут.

Кнут

В сентябре морякам объявили, что началась третья мировая война, Владивосток пал, и теперь они по закону военного времени подлежат расстрелу, но тем, кто раскается и пойдет на сотрудничество, жизнь будет сохранена. На размышление дали сутки. В 1954 году это не казалось бредом, весь мир жил в страхе войны между СССР и США. Но и спустя сутки желающих "раскаяться" не нашлось.

Пищевой рацион урезали до минимума, через несколько недель у моряков начались голодные обмороки. Начались избиения. Били палками по голеням и пяткам, били дубинками, избивали ногами. Сутками не давали спать, часами держали перед светящей в лицо лампой. И каждый раз после "беседы" появлялся Соколов и с улыбкой спрашивал: "Ну, как, еще не передумали?"

Иногда в камеру к советским морякам приходил тайваньский офицер. Он долго смотрел, переводя взгляд с одного на другого, и тыкал в одного пальцем: "Ты!". Солдаты хватали выбранного и уводили. Назад он не возвращался. Моряка сажали в одиночную камеру, но товарищи ничего не знали и предполагали самое страшное.

И опять появлялся Соколов: "Подпишите заявление с просьбой о предоставлении политического убежища – и езжайте, куда хотите, вы же в свободном мире!" Идея вырваться из этого ада, добраться до страны, где есть советское посольство, и обратиться за помощью появилась у многих. 20 человек письменно подтвердили свое решение "остаться в мире свободы".

Возвращение 29-ти

Николай Федоров, 60 лет спустя

В июне 1955 года на очередную "беседу" привели Николая Федорова – самого молодого из всей команды, ему едва исполнилось 17 лет. Когда ведущий допрос офицер вышел, переводчик прошептал моряку: "Передай своим, что французы ведут переговоры о вашем освобождении. Скоро всех отправят на родину".

30 июля 1955 года 29 человек из экипажа "Туапсе" - все, кто не подписал прошение о предоставлении политического убежища, вернулись в СССР. Во Внуково их встречали, как героев.

Был торжественный прием в министерстве морского флота. Каждый получил орден "Знак Почета", зарплату за 13 месяцев, по 2.000 рублей помощи и бесплатную семейную путевку в один из лучших санаториев Крыма. Все получили хорошую работу, почет, уважение.

А 20 подписавших прошение о предоставление политического убежища, остались на Тайване. Их решение вернуться на Родину окольными путями оказалось ошибочным. Для большинства из "отказников" это стало ударом. Моторист Димов узнав, что, подписав отказ, он сам закрыл себе дорогу домой, повесился. Теперь "отказникам" предстоял долгий, очень долгий путь домой.

"Американцы"

В октябре 1955 года девять моряков вылетели в Америку. В США они давали интервью, в которых благодарили Соединенные Штаты за гостеприимство, выступали в прямом эфире на "Голосе Америки" и радио "Свобода". А вечерами в гостиничном номере, сгрудившись, обсуждали план побега.

В апреле 1956 года пятеро туапсинцев сумели оторваться от "опекунов" и явились в советское посольство в Вашингтоне. Они ни от чего не отрекались: да, и документы подписывали, и на радио выступали - но все это делалось с одной целью: вырваться из тайваньских застенков и вернуться на Родину. Они хотят в Советский Союз.

Они вернулись. Репрессий не было. Лишь в 1963 году один из "девятки" - Ваганов был арестован и осужден на 10 лет. Почему он попал за решетку, сам Ваганов объяснял так: "Болтал много". Советская власть не простила "возвращенцу" рассказов о богатой Америке. В 1970-м он был помилован.

Вернувшиеся туапсинцы продолжали ходить в море. Правда, дальше Черного моря никого из них не выпускали, но никто не был в претензии – понимали, что обойтись с ними могли куда как более сурово.

В 1961 году в советское посольство с просьбой о возвращении обратился один из оставшейся четверки - Иваньков-Николов. По его рассказам, он не строил иллюзий и рассчитывал на 5 лет. Ему дали высшую меру. Иваньков симулировал психическое расстройство и провел в психиатрических клиниках 17 лет. Оставшиеся трое, узнав о судьбе товарища, не рискнули возвращаться, они остались в США навсегда, следы их затерялись во времени.

"Уругвайцы"

Бегство "американской пятерки" усложнило положение оставшихся на Тайване. Теперь они могли выехать только в страну, где нет советского посольства. Анфилов, Зибров, Гвоздик и Бенкович выбрали Бразилию. Оказавшись по другую сторону океана, моряки обратились в польское посольство, полагая, что братья по соцлагерю помогут. Им действительно помогли: сделали польские паспорта, по которым моряки перебрались в Уругвай, где их уже ждали советские дипломаты.

В СССР их встречали с помпой, была грандиозная пресс-конференция, а потом суд - за измену Родине. Зибров, который защищал на танкере советский флаг и Гвоздик, участник войны, почти оглохший после тайваньских допросов, получили по 12 лет. Анфилову, который вместе с Зибровым защищал флаг и которому на юте выбили прикладом зубы – 15, столько же получил и Бенкович.

В 1963 они были помилованы и освобождены, в 1990-м - реабилитированы.

Тоска по Родине

На Тайване оставались еще 6 моряков. Теперь их уже никуда не выпускали. Двое - Ковалев и Калмазов умерли (сказались результаты пыток и избиений). Четверо оставшихся отказались от подписей и заявили: "Хотим на Родину!" Их судил тайваньский суд, трое получили по 10 лет, один – сумасшедший дом. Через 7 лет их помиловали и отправили на поселение.

Прошло 10 лет, затем 20, затем 30. А в тайваньском поселке на берегу моря проживающие под надзором полиции советские моряки все ждали, ждали, ждали… Ждали, года же о них, наконец, вспомнят.

В 1988 году новый консул СССР в Сингапуре, принимая дела, нашел в сейфе тонкую папку с надписью "Туапсе". Он через посредников постарался навести справки о советских моряках и получил ответ, что Тайбэй готов вернуть троих: Саблина, Книгу и Писанова. В 1954 году они ушли в плаванье. Через 34 года они вернулись домой.

Последний туапсинец

В 1993 году Элеоноре Лопатюк позвонили из китайского посольства: "Ваш муж жив. Он лежачий. Вы его примете?" - "Да". В Одесский порт прибыл теплоход, по трапу аккуратно скатили инвалидную коляску, в которой сидел последний моряк танкера "Туапсе". Он вернулся домой спустя 39 лет. Государство не забыло последнего тайваньского узника и выделило ему компенсацию в размере 20 долларов. Всеволод Лопатюк от компенсации отказался.

Klim Podkova

" >
Социальные комментарии Cackle