Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

887
" >

Нефть и газ остались только у России. Остальной мир нервно курит в сторонке

Полное фиаско. Именно так можно прокомментировать для Европы итоги ее более чем десятилетней борьбы против "засилья" "Газпрома". 36% газового рынка континента по итогу 2017 года остались за Россией.

Когда в 2005 году борьба только начиналась, эта цифра составляла всего 21%. Не менее обидное поражение на газовом ристалище в первых числах 2018 года Россия нанесла своему главному оппоненту - США. Еще год назад американцы рассказывали о своих грандиозных планах покорения газового рынка Европы, а сегодня российский газ спасает жителей их восточного побережья от вымерзания.

Капитуляция газового рынка Европы

В 2017 году Россия вновь нарастила экспорт газа в Европу и поставила очередной его рекорд. 193,9 млрд. кубов, что на 14,6 млрд. кубов, или на 8,1% выше, чем показатели и без того рекордного 2016 года. В то же время валютная выручка от экспорта российского газового монополиста по итогу прошедшего года увеличилась более чем на 20% и по итогу составит сумму более 35 млрд. долларов. И пусть в прошедшем году она и не дотянула до рекордных 38 млрд. долларов, но уже в следующем, 2018-ом, у "Газпрома" есть все основания рассчитывать на то, что и эта последняя рекордная планка из докризисного периода им будет взята.

Чтобы понять всю важность случившегося, надо хотя бы кратко вспомнить основные зигзаги европейской газовой войны. Два майдана на Украине, попытки протянуть несколько альтернативных российским газовых труб, война в Сирии и Северной Африке. Всё это сражения той войны.

Да, всё именно так и есть. Только-только придя к власти, третий президент Украины Виктор Ющенко устроил первую газовую войну с Россией, которая по "странному" стечению обстоятельств совпала с началом борьбы ЕС против российской газовой монополии.

Затем была "арабская весна". Перераспределение газовых потоков из Северной Африки и стран Персидского залива было одной из основных задач начавшейся большой войны на Ближнем Востоке. Как мы помним, одним из главных спонсоров терроризма в Сирии стал Катар, который как бы совершенно случайно именно в это время решил протянуть через Саудовскую Аравию к Средиземному морю свою первую большую газовую трубу. Но не смог, так как спонсируемые им террористы свою войну в Сирийской пустыне проиграли и тем самым похоронили великие планы по перераспределению газового рынка Европы.

Более того, Катар был вынужден пойти на поклон России и теперь полностью согласовывает с ней развитие даже своих СПГ проектов.

Между тем именно 2014-17 годы стали переломными в газовой войне на востоке Европы. Упорство европейцев на фоне разворачивающегося на Украине маразма было сломлено, и теперь европейские страны не только практически перестали мешать Москве строить новые обходные газовые магистрали, но и сами начали активно в них участвовать.

А украинская труба из основной переводится в разряд запасных.

А что им оставалось делать, если перспективы роста поставок газа из Северной Африки не оправдались, Катар капитулировал, а большой газ из США так и не пришел? И может не прийти, ведь последние события показывают, что у американцев пока далеко не все ладится с реализацией их грандиозных планов. Гладко у них было на бумаге и языке. Но они позабыли согласовать свои планы с планами "небесной" канцелярии и планами Москвы. А как показало время, именно эти два согласования были необходимы.

Газовый позор США

Есть основания считать, что так называемый СПГ газ из Америки во многом будет физически поступать с терминала в российском порту Сабетты.

Нет, по бумагам он может быть хоть панамским, а грузиться будет именно в российской Арктике. Это законы рынка, а еще результат резкого похолодания на североамериканском континенте, которое продолжается третий сезон подряд. Это не только заставляет сегодня американцев чувствовать себя неуютно в своих домах, но и вынуждает бизнесменов (и политиков) пересматривать уже объявленные планы экспорта американского газа за рубеж. Ведь в первую очередь президент США должен обеспечить газом своих избирателей, а не капризных европейцев. А с этим сегодня у официального Вашингтона большие проблемы.

Дело в том, что основные сланцевые газовые месторождения в США не имеют достаточного буфера, то есть значительного числа подземных газовых хранилищ, куда летом можно было бы закачивать газ и откуда его можно было бы откачивать зимой. Это делает американские поставки газа не только нестабильными, но и еще сезонными. Причем американцы вынуждены продавать свой газ летом, когда спотовые цены на него минимальны, а закупать зимой, когда они достигают пиковых значений.

Например, в первых числах января 2018 года на нью-йоркской площадке спотовая цена на газ достигла отметки 6 300 тыс. долларов за 1000 кубов. То есть в 50-60 раз выше обычной летней цены в США и в 30 раз выше, чем в среднем на европейском рынке сегодня. Причем такая картина повторяется каждый раз, когда в США приходят холода, а это уже стало "доброй" традицией.

Но, как мы понимаем, для американских политиков денежные потери не самые главные. Рушится вся их глобальная схема удушения России. Европа теперь точно пересмотрит свои долгосрочные планы и явно не в пользу США. Для европейского континента, который очень быстро теряет собственные ресурсы, вопрос стабильности импортных поставок становится вопросом выживания.

В Норвегии сегодня наблюдается стагнация, а Нидерланды вслед за Великобританией резко уменьшают объемы добычи газа.

А потому я понимаю, почему руководство "Газпрома" сегодня уверено в том, что как минимум до 2025 года оно будет контролировать все те же 35% европейского газового рынка. А дальше, может, и того больше, так как Норвегия вслед за своими соседками по Северному морю очень скоро тоже станет резко сокращать объемы добычи газа, а заменить его за счет внутренних ресурсов европейцам будет уже нечем.

Год разочарований

2017 год поверг воротил нефтегазового рынка в шок. Геологоразведчики своей работой по итогу смогли найти только 11% от извлеченных в прошедшем году объемов углеводородов, что стало худшим результатом за все годы наблюдений. И не просто худшим, а катастрофически плохим. Но самым страшным для мировых акул нефтегазового бизнеса было не это. Убийственной для них стала география новых "открытий".

2017 год не заладился с самого начала. Первым делом низкая стоимость нефти, которая наблюдалась в 2016 году, резко сократила инвестиции в отрасль. А здесь зависимость самая прямая. Если не бурить разведочных скважин, то не будет никакого прироста запасов. И наоборот, чем больше пробурить, тем больше нефти будет обнаружено.

Но деньги - это еще полдела. Надо еще знать, где бурить. С каждым годом мест, где могут быть обнаружены большие залежи нефти и газа, становится все меньше и меньше, а сами открытые месторождения становятся при этом все менее объемными. С этим ничего уже нельзя поделать. Правда, удача всегда может случиться. Как, впрочем, и неудача тоже.

Злую шутку судьба сыграла в 2017 году с норвежской компанией Statoil, сделавшей ставку на перспективную площадь в районе Баренцева моря. Ту самую, которую она "отвоевала" у России в апреле 2010 года, когда был заключен договор "О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане".

По нему Норвегии было передано 90 тысяч км² территорий. Как раз на них Statoil и попыталась найти нефть. Но, видимо, в мире существует некоторая справедливость. Все пять разведочных скважин, к огромному удивлению норвежцев, оказались либо полностью сухими, либо почти сухими. На них не было обнаружено ни капли извлекаемых запасов нефти и ни одного экономически выгодного для разработки куба газа. А ведь до этого считалось, что на данной площади можно рассчитывать примерно на 1,5 млрд. тонн одной только нефти…

Неудачи преследовали не только Statoil, но и многих других ее коллег. Все это по итогу свелось в картину одной большой нефтегазовой "зрады" 2017 года. Согласно отчету норвежской компании Rystad Energy, в 2017 году в мире было разведано извлекаемых нефти и газа всего на 6,7 млрд баррелей нефтяного эквивалента (1,1 млрд. тонн). При этом 1 млрд. баррелей из этой суммы находятся в месторождениях, которые никогда не будут извлечены либо ввиду их удаленности, либо по другим причинам, делающим даже извлекаемые запасы нерентабельными в любой обозримой перспективе. Все это дало основание старшему аналитику Rystad Соне Младе Пассос сказать следующее:

"Ничего подобного не наблюдалось с 1940-х годов. Нам нужно осознать, что столь низкое число открытых месторождений представляет большую угрозу для поставок нефти в десятилетней перспективе".

При этом норвежцы отметили, что средний объем запасов открытых в 2017 году месторождений (общий, а не извлекаемый) составил всего 100 млн. баррелей против 150 млн. баррелей в 2012 году, когда количество разведанной в мире нефти и газа было выше более чем в четыре раза. Также норвежцы отметили, что в последний раз полностью перекрыть добычу углеводородов геологам удавалось в уже далеком 2006 году.

Но, к большому сожалению акул нефти и газа, это оказалось всего частью проблемы… Причем самой малой…

А что в России?

Вы будете смеяться, но большая часть разведанных в 2017 году месторождений оказалась русской.

9 апреля 2017 года Владимир Путин в прямом эфире дал старт бурению самой северной поисковой скважине России "Центрально-Ольгинская-1", которая расположена на самом берегу моря Лаптевых. По данным сейсмической разведки, в этом районе могут залегать колоссальные запасы нефти, которые оцениваются в 9,5 миллиарда тонн. Плюс огромные запасы газа. Уже в октябре по результатам бурения всего одной этой скважины Государственная комиссия по запасам (ГКЗ) поставила на баланс государства месторождение нефти с извлекаемыми запасами 80,4 млн. тонн…

И это был не единственный успех российских нефтяников в прошедшем году. Вот список только пяти крупных нефтяных месторождений, открытых российскими геологоразведчиками за первые 9 месяцев 2017 года.

В районе Охотского моря открыто месторождение Аяшское (Нептун). "Хозяин" площади, "Газпром нефть", рассчитывает получить с него не менее 80 млн. тонн извлекаемых запасов. Всего месторождение имеет 250 млн. тонн. Но ведь 80 млн. тонн и 250 млн. тонн - это две большие разницы. Вообще, чтобы правильно понимать значение этих цифр, надо обратиться к истории.

Например, извлекаемые запасы газа на открытом в 1947 году Шебелинском месторождении газа оценивались в размере 650 млрд. кубов. На сегодня эта цифра реально добытого топлива перекрыта уже почти вдвое. За счет чего? Новые технологии, новая техника резко увеличивают первоначальные извлекаемые запасы. И до сих пор именно "Шебелинка" является для Украины основным газовым источником, где добывается почти 30% всего украинского газа.

То есть это нормально, что нынешние 80 млн. тонн извлекаемых запасов нефти через 30 лет станут 160 млн. тонн.

Итак, с морями Охотским и Лаптевых понятно. А что там далее… В Иркутской области было открыто сразу два месторождения, Гораздинское с извлекаемыми запасами 26,1 млн. тонн и Вятшинское с извлекаемыми запасами 18,9 млн. тонн. В Оренбургской области обнаружено Судьбадаровское месторождение с извлекаемыми запасами 16,3 млн. тонн черного золота.

Итого: только пять крупнейших открытых за ¾ года месторождений дали прирост ИЗВЛЕКАЕМЫХ запасов нефти на уровне 220 млн. тонн нефти. По итогу года суммарная цифра разведанных нефтяных месторождений должна составить примерно 1 млрд. тонн нефти, из которых примерно 350 млн. тонн нефти являются извлекаемыми уже сегодня. То есть на современном техническом уровне.

Всего в 2017 году Россия добыла примерно 560 млн. тонн нефти. А это значит, что с учетом будущей интенсификации добычи на открытых в текущем году месторождениях страна не только не сократила свою нефтегазовую подземную разведанную кубышку, но и еще нарастила ее. На фоне остального мира уникальный и просто поразительный результат.

Ну и, чтобы закончить рассказ о углеводородах, добавим, что за 9 месяцев 2017 года российские геологоразведчики добавили в закрома родины 1 трлн. 350 млрд. кубов газа. По итогу года ожидается цифра гораздо выше - 1,5 трлн. кубов, а это значит, что и по этому стратегическому энергоносителю Россия смогла добиться прироста извлекаемых конечных запасов.

Итоги

2017 год закончился. Мировые воротилы нефтегазового бизнеса находятся в растерянности. Коэффициент замещения, то есть отношение разведанных и извлеченных запасов по нефти и газу, достиг просто катастрофической цифры - 11%. Даже с учетом дальнейшего роста этой цифры за счет технологий, максимум, на который может рассчитывать мировая экономика в будущем, - это пятая часть той нефти и газа, которые были добыты.

А самое страшное для Запада то, что большая часть этих ресурсов была разведана в России…

Юрий Подоляка (Yurasumy)

" >
Социальные комментарии Cackle