Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

443
" >

Пётр Неандертальский как идеал российского "патриота"

Пётр Алексеевич Порошенко совершил поступок, после которого все российские "патриоты" из право-левой пятой колонны, идеологически опирающейся на теорию слива, должны были бы именно этого политика выдвинуть своим кандидатом в российские президенты. Ведь с их точки зрения, настоящий президент, пекущийся о престиже России, должен начинать по три-четыре войны в день. По любому поводу и против кого угодно, от Украины, которую, по их мнению, давно надо было завоевать (а раз не завоевали, то теперь погибнем), до США, чтобы неповадно было выпендриваться. А то, представляете, они позволяют себе говорить о нас то, что мы говорим о них, и не желают добровольно уступать нам ведущее место в мировой политике. А у нас ядерные ракеты так ни разу ни по кому и не бахнули. Непорядок.

"Патриоты" не замечают, что они в точности описывают поведение США на международной арене, которое привело к утрате Вашингтоном позиций и потере гегемонии (несмотря на то, что в военно-политическом и финансово-экономическом плане США остаются сильнейшей державой на планете... пока остаются). "Патриоты" не задумываются над этим парадоксом: они самые сильные, готовы в любой момент бомбить кого угодно ради сохранения своей гегемонии, а чем больше бомбят, тем сильнее расползается эта гегемония. Сегодня она напоминает уже не Тришкин кафтан, а мемуары Трифона о том, какой чудесный кафтан у него когда-то был. "Патриоты" заявляют, что раз США готовы решать любые вопросы силой, а Россия не готова, значит, Москва боится, она сдалась.

Правда, чем дольше Москва "капитулирует", чем больше "сдаёт друзей", тем почему-то прочнее её позиции в мире! Но это проблема не для "патриотического" ума. Российские "патриоты", в точности копируют своих украинских братьев по разуму, призывая убить (в щадящем случае пересажать) внутри страны и за её пределами всех, кто "патриотам" не нравится. Когда же этот "патриотический" идеал будет достигнут, лево-правый "патриотический" альянс расколется на два непримиримых лагеря, которые и собираются выяснить в ходе междоусобной бойни, кто же матери-истории более ценен: сантехники-"монархисты" или предприниматели-"коммунисты". В общем, светлое будущее достойных должно быть достигнуто за счёт уничтожения всех недостойных. В гуманном варианте – ликвидации подлежат только те, кто не поддаётся "перевоспитанию" и продолжает думать самостоятельно!

Учёные утверждают, что кроманьонцы изредка смешивались с неандертальцами. Достаточно редко, для того, чтобы современная популяция homo sapiens идентифицировалась как наследница именно кроманьонцев. Но достаточно часто для того, чтобы в современной человеческой популяции сохранились неандертальские гены. У меня такое впечатление, что у "патриотов" эти гены являются доминирующими.

Известно, что неандертальцы превосходили кроманьонцев массой и силой, при этом были достаточно развиты. У них возникали социальные связи, были зачатки культуры, религиозных воззрений и даже первичные медицинские навыки. Единственным преимуществом наших предков была гибкость. Причём, если гибкость телесная была преимуществом сомнительным (они там, в доисторические времена, не художественной гимнастикой занимались), то гибкость умственная, гибкость интеллекта, стала решающим аргументом в пользу кроманьонцев. Поэтому мы, их наследники, сейчас живём, а от неандертальцев остались только ископаемые останки.

Грубо говоря, при решении любой проблемы неандертальцы видели одну альтернативу: бить или не бить. Будучи сильными, мощными, массивными, они полагались на силу, опираясь на которую, теоретически, должны были бы навсегда закрепить собственное доминирование. Однако, не сложилось, и последние, маргинальные общины неандертальцев, вытесненные на крайний Запад Европы – в Испанию, бесславно вымерли 39-40 тыс. лет назад. Впрочем, некоторые учёные считают, что отдельные затерянные общины могли продержаться до 30-35 тысяч лет назад.

Произошло это потому, что при решении тех же проблем кроманьонцы видели число вариантов, значительно большее двух. У них был более богатый выбор стратегий. Не знаю были ли среди них "патриотические" адепты "теории слива", страдавшие из-за недостаточной воинственности соплеменников, но кроманьонцы выбрали гибкий вариант взаимодействия с неандертальцами, уйдя от прямого столкновения. И победили.

Доисторические люди не владели письменностью и не оставили нам политических трактатов. Это компенсируется тем, что стратегии непрямого воздействия неоднократно описаны историческим человечеством, начиная с древних Египта, Ассирии и Китая и до наших дней. Фактически все они определяются одним простым тезисом: необходимо уменьшать количество потенциальных врагов и увеличивать количество союзников. Для этого надо быть договороспособным. То есть, готовым к компромиссам, к учёту позиции другой стороны.

Как это действует, мы видим на примере геополитического противостояния России и США. Вашингтон, полагаясь на силу, никому ни в чём никогда не уступал, не желал платить ни за какую услугу. Право служить гегемону, проливая кровь и пот за его интересы, само по себе считалось достаточным вознаграждением. Кроме того, можно было тырить объедки со стола гегемона после пожирания им очередной жертвы.

Россия искала общность интересов, позволявшую всем участникам очередного компромисса оказываться в выигрыше.

Костей со стола гегемона всем не хватало изначально. А после того, как к началу третьего тысячелетия "охотничьи угодья" опустели, перестало хватать даже ближайшим соратникам. Более того, самые умные из них начали подозревать, что сами могут стать пищей. В то же время, дружба с Россией обеспечивала достойный, с тенденцией к росту, уровень жизни. И ещё: своим союзникам Россия могла обеспечить защиту от поползновений гегемона!

Нет, Москва не могла, да и не была вправе запрещать гегемону лакомиться теми тупыми зверушками, которые, как Украина, сами мчались на заклание. Но открытый и честный переход в её лагерь давал гарантии сохранения суверенитета, что Южной Осетии, что Абхазии, что Белоруссии, что Сирии. Элиты конкретных стран сами делали свой выбор. Они могли его изменить, причём как в пользу России, так и в пользу США. Но и последствия этого выбора государства и их элиты расхлёбывали сами.

Сложившаяся в результате такой российской стратегии ситуация известна: за последние пятнадцать лет, США растеряли значительную часть своего авторитета, союзников и возможностей. И выяснили, что даже ресурсов и возможностей сверхдержавы не достаточно, чтобы обеспечивать избыточное присутствие и подавление потенциальной оппозиции во всех стратегически важных пунктах планеты. Причём чем больше бывших нейтралов и американских союзников переходили в российский лагерь, тем труднее становилось США обеспечивать хотя бы видимость былого влияния и контроля.

Но, как известно, исторический опыт и актуальные политические примеры никого ничему не учат. Поэтому, российские "патриоты" требуют, чтобы Россия действовала, как США, осуждая при этом Америку за её образ действий. А украинские "патриоты", неандертальские инстинкты которых с февраля 2014 года в принципе ничем не сдерживаются, пытаются верстать украинскую политику как местечковую копию американской имперской политики.

Понятно, что как ни натягивай имперские привычки на Бердичев, он фактором международной политики не станет. Поэтому амбиции украинских неандертальцев реализуются во внутриполитическом формате.

Нападение на Донбасс, в результате которого они получили ситуацию "ни мира, ни войны, а Минские соглашения надо выполнять", ничему их не научило, кроме того, что воевать на Востоке не так прибыльно, как опасно. И они полностью погрузились в выяснение отношений между политиками и фракциями майдана. Естественно, главным аргументом в "споре шумеров между собою" служила большая неандертальская дубинка.

На этом фоне Пётр Алексеевич Порошенко долгое время казался приятным исключением. Он старательно, в меру ограниченных возможностей интеллекта провинциального кондитера, маневрировал, старался не ввязываться в прямое противостояние, стравливал своих врагов друг с другом, и только патологическая жадность мешала ему приобретать друзей и союзников. В общем, складывалось впечатление, что не зря с ним поддерживал хорошие отношения последний посол России на Украине Михаил Зурабов. Похоже было, что чему-то Порошенко у старшего товарища научился.

Сегодня, однако, ясно, что зря Михаил Юрьевич тратил труды и дни на неблагодарный материал. Неандертальская природа взяла своё. Как было сказано в первой фразе данной статьи, Порошенко совершил мужественный поступок. Он выдворил в Польшу, в порядке реадмиссии, раздражавшего его Саакашвили. Врождённая неандертальская прямолинейность взяла верх над благоприобретённой кроманьонской гибкостью.

Казалось бы, Пётр Алексеевич избавился от врага, не скрывавшего своего желания досрочно сместить президента в порядке импичмента. Покинул Украину человек, который компрометировал украинское государство самим фактом попадания на его территорию и длительного пребывания на ней. Выдворен неблагодарный международный аферист, пригретый Порошенко, получивший от него должность губернатора Одесской области, а взамен обзывавший его коррупционером и барыгой. Порошенко показал свою силу. Самое время российским "патриотам" ставить российской власти в пример его украинское неандертальское высокопревосходительство.

А теперь посмотрим, чего добился Порошенко удовлетворением своего законного желания мести. Саакашвили, чем дальше, тем всё более смешные массовки собирал. Он предпочитал вкусно есть, сладко пить, мягко спать, вести богемный образ жизни и рассказывать о своих великих планах на будущее. "Михомайдан" оказался самым длинным и безрезультатным украинским майданом. Протянувшись неполные пять месяцев он в средине февраля 2018 года находился в худшей позиции, чем в конце октября – начале ноября 2017 года.

Саакашвили стал ньюсмейкером украинской политики, но он не стал средством давления на Порошенко. Более того, в последние полтора-два месяца он раскалывал и так далеко не единую украинскую оппозицию. Нанятый работать официальным лицом мятежа и уличным тараном против Порошенко, Саакашвили, вместо того, чтобы честно ждать, когда в нужный момент из-за его спины выйдут истинные бенефициары путча, вдруг стал заявлять о собственных амбициях. Он сообщил, что готов быть премьером (и не только премьером), и, вообще, его задача – спасти Украину.

Я понимаю, почему он делал акцент на премьерстве. Он демонстрировал Порошенко, что между ними нет ничего личного – просто бизнес. Поскольку Пётр Алексеевич – президент, Михаил Николозович намекал, что может удовлетвориться должностью премьера при нём (временно, разумеется, пока не оперится). Саакашвили показывал Порошенко, что за премьерство готов предать оппозицию и сменить лагерь.

Этот человек был для Порошенко редкой удачей. Он мешал объединению его врагов, блокировал уличную активность, компрометировал идею антипорошенковского мятежа и давал Порошенко надежду дотянуть до президентских выборов 2019 года. И Пётр Алексеевич его выставил из страны.

Можно не сомневаться, что амбициозный экс-грузин, экс-украинец, а ныне почти голландец будет гадить обидевшему его Порошенко где только может. Он использует все оставшиеся связи с европейскими политиками, любое общение с прессой - всё, для того, чтобы формировать в Европе негативный имидж Порошенко. То есть из полезного (или, как минимум, не опасного) для Порошенко фактора внутренней украинской политики, Саакашвили стал вредным, а, возможно, и опасным фактором международной политики, работающим против Порошенко. И сделал это Пётр Алексеевич своими собственными неандертальскими руками!

Но и это не всё. Он ещё и объединил против себя оппозицию. Во-первых, факт высылки Саакашвили внутриполитические оппоненты Порошенко совершенно правильно расценили как начало президентского контрнаступления, призванного в силовом режиме положить конец дискуссии о власти. То есть они ощутили угрозу лично себе.

Во-вторых, после перемещения Михаила Николозовича на просторы Польши и Голландии осталась вакантной позиция уличного народного трибуна. Из оставшихся оппозиционеров заполнить эту брешь может только Тимошенко. У остальных не хватит ни харизмы, ни квалификации. Но Тимошенко и так является носителем самого высокого (пусть и исчезающе малого) президентского рейтинга на Украине. Она и так главный кандидат в лидеры оппозиции. Подмяв под себя уличную массовку, она, с её энергией, будет нести для Порошенко куда большую угрозу, чем амбициозный апатрид Саакашвили.

Итак, результатом действий Порошенко должно стать сплочение оппозиции и более чем вероятное выдвижение Тимошенко в её единые лидеры, а также переход к куда более активным действиям против Петра Алексеевича. Ситуация для президента Украины внезапно и резко ухудшилась. Зато действия были произведены вполне в духе требований "патриотов". Единственное, что не вписывается в "патриотическую" картину – рыхлая фигурка перепуганного скряги-миллиардера в мятом костюме и стоптанных башмаках, которая не тянет на лидера в блестящем мундире, в золотых эполетах, на белом коне, под шёлком боевых знамён, указывающего саблей дорогу к победе. Но эта проблема решается искусством парадного портретиста.

А вот неандертальско-"патриотические" инстинкты, к сожалению, ничем не изживаются. Возможно, тридцать пять – сорок тысяч лет назад, в пещерах на морском побережье Испании последние неандертальские бабушки рассказывали последним неандертальским мальчикам и девочкам о великих победах неандертальских героев, никогда не задумывавшихся, прежде чем поднять свою боевую дубину. И, возможно, все вместе они никак не могли понять, как же они теперь дошли до жизни такой, почему после стольких свершений великих неандертальцев вокруг господствуют жалкие кроманьонцы?

И не исключено, что кому-то из этих мальчиков или девочек повезло уцелеть, влиться в кроманьонскую популяцию и передать свои гены нынешним поколениям "патриотов".

Неандертальцы, не стесняясь, ели друг друга. Такие были времена. Этот инстинкт дремлет в современном человечестве, подавленный налётом высокой культуры. Но, как только в человеке просыпается неандерталец и рука тянется к большой дубине, в нём просыпается и этот инстинкт. Поэтому рвутся к канибальской трапезе украинские неандертальцы, будучи не в состоянии поделить власть и влияние в своей местечковой пещере. Поэтому аналогичным образом с удовольствием пожирают друг друга отечественные "патриоты", у которых, точно как у украинских братьев по разуму, кандидатов в гетманы всегда минимум на одного больше, чем участников благородного собрания.

Ростислав Ищенко

" >
Социальные комментарии Cackle