Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

744
" >

С зарубкой на прикладе. Комендант городка в ДНР ищет убийц сына и отца

История Олега Михайлова, коменданта города Старобешево в ДНР, семью которого убили только за то, что он вступил в ополчение.

Олег Михайлов производит впечатление человека, о котором говорят "надежный". У него было многое. Успешный бизнесмен, его фирма занималась реализацией стройматериалов и имела разветвленную сеть магазинов. Хороший дом, семья, достаток, общественное положение - до войны Олег был депутатом местного совета от Партии регионов, ему даже неоднократно предлагали возглавить район, но он все время отказывался - "не мое".

Весной 2014 вокруг Олега сплотились люди, недовольные новым киевским режимом. "Тогда у нас не было цели создания ДНР, люди видели, что происходило в Киеве и не хотели, чтобы этот хаос пришел на нашу землю", - вспоминает он. "Вооружались кто чем. Тогда еще никто не верил, что против народа бросят армию, поэтому скупали в основном травматическое оружие". При его активном содействии был проведен референдум 11 мая "о независимости ДНР", а его дом практически превратился в агитационный штаб.

В конце мая 2014 года в город вошли подразделения ВСУ, за которыми позже пришли националисты, и начались зачистка от неугодных лиц и мародерство. С помощью пособников из местного населения были составлены списки организовывавших референдум, а также других нелояльных режиму жителей, причем зачастую под этим предлогом сводились личные счеты. На тот момент Олег вступил в ополчение, получил позывной Резвый и воевал в пригороде Донецка. В Старобешево остались его пожилые родители и 23-летний сын Дмитрий, который наотрез отказался оставлять стариков одних. Парень не участвовал в ополчении, не брал в руки оружия и не чувствовал за собой вины перед новой властью, продолжая вести семейный бизнес и надеясь, что война минует его стороной.

Вечером 26 июля в дом Олега ворвались в масках боевики "Азова" и без предъявления каких-либо обвинений стали избивать его отца и сына. Досталось даже пожилой матери. Потом на головы мужчин надели мешки и затащили в машину, при этом прихватив из дома все ценные вещи и технику.

Их привезли на базу "Азова", находившуюся на окраине Старобешево, где избиения продолжились. Били ногами, прикладами и всем, что попадалось под руку. Карателей интересовал один вопрос: "Где Олег?" Сын с дедом прекрасно знали, что он воюет под Донецком, но твердили заранее оговоренную версию: "Уехал в Крым лечиться". Хотя даже скажи они правду, вряд ли это изменило ход дальнейших событий.

"О происшедшем я узнал в тот же вечер. Мне позвонила мама и рассказала, что родные арестованы. Я всю ночь не мог уснуть, утешая себя мыслью, что все закончится просто избиением и их отпустят", - рассказывает Михайлов.

По словам очевидцев, в тот день каратели провели рейд и арестовали по спискам всех причастных к референдуму, а также всех мужчин с фамилией Михайлов в городе, особо не разбирая, родственники они или однофамильцы. Всех привезли с мешками на головах, люди узнавали друг друга по голосам.

Сына Олега избили до неузнаваемости. На нем буквально не было живого места. Он еще был в сознании, когда на глазах умирающего деда его изувеченное тело привязали за руки к БТРу и волочили по площадке, пока у парня не остановилось сердце.

Рано утром следующего дня тело Дмитрия нашли на обочине трассы в одном километре от Старобешево случайно проезжавшие мимо местные жители. Он представлял собой сплошной кровавый ком, а голова была разбита в месиво. По характерным признакам они опознали в нем сына Олега и сообщили матери. Немного позже на той же трассе нашли отца Олега, он был еле живой. Его доставили в местную больницу. У семидесятилетнего старика были поломаны все ребра, пробита голова и легкое. От полученных ран он скоро скончался. Скорее всего, тела сына и отца выкинули из одной машины, подальше от своей базы.

Дмитрия хоронили лишь близкие родственники, народ был запуган, а во избежание эксцессов на кладбище и прилегающих перекрестках во время похорон дежурили автоматчики, среди которых мелькал человек с камерой, снимавший присутствующих.

"Когда узнал о смерти сына, что со мною творилось - просто страшно представить. Было очень больно, и я думал, что мести моей не будет предела. Злость во мне кипела, на тот момент в отместку я был готов уложить 1000 человек, ведь это просто звери, я по-другому не могу назвать людей, которые это совершили", - говорит Олег.

В конце лета обстановка на фронте резко изменилась. На юге республики ополчение перешло в наступление, тесня противника по всему фронту.

Олег рвался в Старобешево, подгоняемый ненавистью к убийцам родных. На подступах к родному городу ополченцы из Старобешево попросили свести их в одно подразделение, чтобы лично принять участие в его освобождении, и командование пошло навстречу.

Штурм города получился очень стремительным, да и штурмом это назвать нельзя. Тогда замкнулся Иловайский котел и каратели просто убегали, бросая оружие и технику, распуская панические слухи, что наступает армия РФ. "На волне этой паники мы и зашли в Старобешево, буквально наступая на пятки удирающим украм, захватив город почти без боя". Насколько стремительным было бегство, можно судить по количеству брошенной техники и складов с боекомплектами - их было множество. Известно, что даже тогдашний мэр Старобешево удирал в карете "скорой помощи" переодевшись в одежду врача.

Когда освободили город, Олег первым делом, даже не заходя домой, поехал на могилу Дмитрия. На могиле сына он дал клятву отомстить за его смерть тем людям, которые к ней причастны, а на прикладе его автомата появилась зарубка "за сына".

Резвый говорит, что не испытывает ненависти к украинскому народу, по-прежнему считая украинцев братьями, у которых "промыты мозги". "Захватили пленных - это простые мужики, которых призвали в украинскую армию. Вымещать на них злость? А что толку, легче от этого не станет, да и сына я не верну уже. Отношение к ним было очень гуманное, и я старался проявлять человечность. Мы с ними беседовали, объяснили, что здесь нет никакой российской армии, как им рассказывают украинские СМИ, а воюют в основном обычные люди, живущие на этой земле, за свои ценности, свою историю и своих героев, и которые не хотят мириться с тем, что происходит на Украине", - рассказывает Михайлов.

Резвый не отказался от мести, но на эту тему распространяться не любит. Он говорит, что будет мстить, но лишь тем лицам, которые непосредственно причастны к зверствам с его родными. Михайлов провел собственное расследование, ему известны некоторые позывные и имена учинивших кровавую расправу над его родственниками, как и местных жителей, помогавших карателям. "Я знаю о причастности многих людей, все они находятся за пределами ДНР, и я уверен, что сюда уже не вернутся, - говорит он. - А вот те, кто не в курсе, что я о них знаю, думаю, со временем будут проявлять какую-то неосторожность в своих действиях, что в дальнейшем поможет мне".

Уже три года "Резвый" является комендантом родного города, борется с диверсантами и поддерживает порядок. Он мечтает вернуться к мирной жизни.

"Вот недавно был целый месяц в отпуске. Не поверишь, но никуда не ездил, а занимался магазинами. Я ведь создал свое дело сам, с нуля, и это мое, я в бизнесе себя чувствую, как рыба в воде. Когда отпуск закончился, лишь клятва сыну побудила меня снова надеть форму и вернуться в строй".

Игорь Маслов, РИА "Новости"

" >
Социальные комментарии Cackle