Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

539
" >

Судьбоносная история

Зачем высасывать сюжеты из пальца, когда подлинных приключений столько, что не хватает времени записывать?

Вот, например, давеча пригласила нас подруга на 98-летие отца. Пришли гости, расселись. Полина и говорил:

- Папа, произнеси тост.

Иван Николаевич привычным жестом поглаживает седую окладистую бороду, поднимает бокал и говорит четким голосом, совершенно неожиданным у старца:

- Хочу выпить за то, что вы собрались тут не для того, чтобы пить и есть, а чтобы выразить почтение к возрасту.

- Да-да! - зашумела компания и, быстро опрокинув рюмашки, накинулась на закуски.

Чтобы скрасить неловкость, Полина через пару минут предлагает:

- Папа, скажи тост.

Иван Николавич поднимает свой стаканчик и говорит:

- Очень приятно, что вы все собрались тут не для того, чтобы напиться и пожрать...

Все весело зашумели:

- Да-да! Конечно! Само собой! - хряпнули по очередной и потянулись к огурчикам, капустке, селедочке.

Иван Николаевич раскраснелся, вспомнил, как работал по молодости кочегаром на паровозе, начальником станции, помощником машиниста и опять поднял стаканчик, прося внимания:

- Хорошие вы люди, - сказал именинник, - как здорово, когда друзья приходят не для того, чтобы выпить водки и нажраться, как свиньи, а чтобы послушать ветерана...

Договорить ему не дали, радостно закричав:

- Все верно! Так оно и есть! - и пропустили по очередному стаканчику.

Вот это событие и оказалось самым запоминающимся на именинах.

Но я хотел рассказать совсем о другом.

... О том, что в качестве подарка на 8 Марта моей жене достался Гурзуф. Мы поехали туда на нашей "Калине". В Гурзуфе нас ждал московский писатель Валерий Сугробов, который задешево приобрел здесь отличный участок со строениями. Мы никогда раньше не были в Гурзуфе и ничего не слышали о писателе. Но Валерий был другом евпаторийского художника Олега Довгаля, который по совместительству является и нашим другом. Такая вот круговая дружба. Вот все вместе мы и собрались отметить женский праздник на ЮБК.

Хозяин оказался человеком широкой души. Между собой мы сразу назвали его барином. Дородный, вальяжный, в просторном халате Валерий действительно напоминал героев произведений Гоголя, Тургенева, Гончарова.... Сходство дополнял преданный пес, которого невозможно было склонить к предательству вкусной косточкой.

Мы приехали в Гурзуф поздно, сильно уставшие и сразу рухнули за стол отмечать женский праздник. Олег устроился в углу кухни, расчехлил привезенную с собой гитару, прикрепил на гриф каподастр, чтобы повысить строй, и затянул бардовские песни. Стало уютно. Настроение мигом пошло вверх, подбадриваемое изнутри градусами.

Неожиданно к нашей компании присоединились еще два представителя богемы - резчик по дереву и его помощник. Где-то неподалеку от Гурзуфа они подрабатывают на строительстве. Ребята попались забавные: один норовил побольше пропустить самогонки из пятилитрового бутыля, а его интеллектуальному товарищу больше всего хотелось поговорить о жизни. Не знаю удалось ли это ему, так как мы быстро насытились, изрядно напились сухого вина и отправились на боковую в комнату, похожую на картинную галерею. Стены в ней были сплошь увешаны полотнами жены писателя, которой почему-то не было. Но присутствие ее ощущалось частыми звонками, в которых просматривалось беспокойство по поводу возможного увлечения горячительными напитками.

Проснулись мы поздно. Женя моя еще нежилась в теплой постели, а я отправился во двор на разведку. Проходя к костру, где Олег уже возился с куриным шашлыком, заметил сидевшую под навесом вчерашнюю компанию. Их разговор заставил прислушаться.

- Что было раньше: курица или яйцо? - хитро спросил философ своего приятеля.

- Вот достал!- возмутился любитель выпить. - Заткни уж наконец свою духовную чакру. Оглянись: кругом все цветет. Сиди, радуйся жизни, пей пиво, ешь воблу и не грузи людей неразрешимыми вопросами.

- Почему я их гружу? Просто тупо алкоголировать мне не вариант.

- Вот блядь! Отвезу-ка я тебя на набережную, посажу там на табуретку и будешь доставать прохожих песней: "Подайте, люди добрые, на наше пропитание". И тебе - польза, и мы отдохнем от тебя.

- Не-ет! На набережную я с тобой не пойду, - рассудительно возразил философ. - Кто там будет меня слушать? Мне нужен определенный контингент, который может понять мою душу. И я чувствую, что у меня такой коллектив наклевывается, - кивнул он на меня и подошедшую жену.

- Люди, хотите вам открою глаза? Раньше таких, как он, сжигали на кострах, - обратился к нам за поддержкой резчик и предложил неожиданно. - Давай запалим его и сожжем на хрен!

- Нет, меня сжигать нельзя, - спокойно возразил философ. - Вы меня сожжете и останетесь темными навсегда, а так остается надежда.

- Если все армяне такие, как ты, я повешусь,- безнадежно махнул рукой резчик по дереву.

Было неудобно спросить, как зовут приятелей, ведь вчера нас, наверняка, знакомили, но в голове ничего не осталось. Выручил хозяин. Разрывая зубами воблу, он заметил:

- Боже мой, какая прекрасная жизнь, а ты Виталик, не понимаешь не фига. Это ж какая прелесть: сидеть на берегу моря, кушать рыбу с пивом и слушать, как прибой, Серегины размышления!

- Я его на костре сейчас сожгу, как Жанну д"Арк, и мне люди спасибо скажут.

Я привез его в лучший уголок Крыма - море, домик Чехова, Пушкина, Шаляпина, Коровина... Дайте мне кувалду. Я дам ему по башке. Он не понимает, куда я его привез!

- Это ты не понимаешь, куда ты меня привез - в коллектив, где я чувствую себя как рыба в воде. Мне нужно самовыражение и я его сегодня получу.

- Давайте мы его убьем! - кипятился резчик.

Надо было спасать ситуацию, и молчавший до этого момента флегматичный Олег неожиданно изрек:

- Истина рождается не в споре, а в молчании. Казалось бы ерунда, а вы теперь молча подумайте над тем, что я сказал.

Пока все действительно задумались над услышанным, чтобы разрядить обстановку, я спросил Серегу, где он родился.

- В Сибири. Отец приехал в Омск на стройку и нашел мою маму. Там меня мама и родила, а папа в это время на Кавказе был. И вот шлет она ему запрос: "Как назвать сына?" Но ответ отца опоздал, и меня назвали в честь деда - Сергеем. Папа страшно возмутился, когда узнал: "Как это моего сына назвали без меня?! Будет Артуром, как я сказал!" С тех пор в семье и с друзьями я - Артур. Даже одноклассники в школе называли меня Сергей, а выбежали во двор - и я для них Артур.

-А жену где нашел?

- Сибирь большая, богатая. В этой же самой Сибири и нашел, немку. Двенадцать лет прожили вместе, двух детей родил. И вдруг она получает пять тысяч марок, как репатриантка, и говорит: "Это все наше, мы - отдельная семья".

А я говорю: "Нет, дорогая. Моя семья - это прежде всего мои бабушки-дедушки, мои папа с мамой и только потом мы с тобой и детьми".

В общем, не сошлись мы во мнении, разошлись. Она уехала на север в Ханты-Мансийск, а я - на юг.

- То есть дети твои черте где, - сочувственно вздохнула Женя. - А как общаешься с ними, по скайпу?

- Вы такую больную тему затронули, - перевел дыхание Артур-Сергей.

- Все, снимается вопрос, - умиротворительно замахала руками Женя

- Нет, я не хочу закрывать проблему. Она существует, она больная, но молчать я не хочу. Я давно пришел к решению , что моя жизнь будет напоказ - ничего не буду скрывать, чтобы про меня никто не мог сказать чего-то плохого. Если моя жизнь - напоказ, то что тут добавишь?

- Увидят какой ты открытый и позавидуют, - заметил кто-то из нашей компании.

- Нет, я не создан для зависти. Завидовать мне невозможно, потому что я босяк. У меня ничего нет. Чему тут завидовать? Я создан для подражания. Это разные вещи.

- Человек найдет, скажет, например: хочу быть таким же, как Артур.

- Это уже не зависть, а подражание, как и говорилось.

Сергей-Артур был презанятный тип. Живой пророк. Ему откровенно нравилось поучать. Во время разговора он чуть-чуть раскачивался и постоянно вертел указательным пальцем, как бы говоря собеседнику: заруби на носу.

Читая Евангелия, всегда думал: что ж апостолы не спросили у Иисуса то-то и то-то, раз он такой умный? Упустили такую возможность, остолопы! И вот жизнь столкнула с настоящим философом, так лови момент, узнай, наконец, в чем же смысл жизни.

- А я отвечу, - сказал пророк. - Единственный смысл жизни - спасти свою душу.

Существуют два мира: отрицательный и положительный. Существуют независимо от нашего желания. Я не говорю: рай - хорошо это или плохо. Я говорю, что во всем существуют две противоположности: мужчина и женщина, скупой и транжира, толстый и тонкий. Что лучше - непонятно.

Но ты прислушайся к тому, чего просит твоя душа. А она просит положительного.

Но отрицательное всегда рядом крутится, всегда соблазняет: купи телевизор, купи машину, возьми кредит...

А положительное говорит: тебе ничего не надо, с собой ничего не заберешь. ..

В последнюю минуту перед смертью вся жизнь прокручивается в голове. Что это? Это самосуд. Смотрите, я прокрутил всю жизнь и вижу каким же я был дерьмом! И с этой мыслью проваливаюсь в тартарары, а если я отвечаю, что в этой жизни сделал все, что мог, то душа возносится к небу. Достаточно ясно объясняю?

Меня неожиданно осенило: а ведь такой неугомонный философ может реально достать. А за это могут и распять.

- Слушай, Артур, тебе не за разглагольствования, случайно, нос попортили? - высказал я догадку, разглядывая сломанный боксерский нос философа. - Может, ты не туда его совал?

- Что правда, то правда - за разговоры, - не стал отпираться Артур. - Пять раз ломали. Видно, судьба такая. И что характерно, все с одной руки били, в одно и то же место. Хоть бы один левша попался, может, нос бы выпрямил.

Несчастная судьба у моего носа.

- Да, Артур, ты у нас судьбоносный, - усмехнулся его товарищ Виталик и примирительно добавил:

- Давай выпьем!

- Давай, - согласился Артур, и они дружно чокнулись.

А я подумал, вот писатель давеча интересовался, где сюжеты беру? Да они кругом валяются. Не ленись только нагибаться.

Юрий Теслев.

Фото автора.

" >
Социальные комментарии Cackle