Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

422
" >

Зачем нас пугают войной?

Нагнетание напряженности вокруг Ирана снова сделало востребованными панические прогнозы – мы стоим на пороге большой войны на Ближнем Востоке, Россия может быть вовлечена в неё, возможно даже применение ядерного оружия! Так ли это?

Мир уже второй год пугают началом войны – то с КНДР, а теперь с Ираном. В обеих случаях проблема в ядерном оружии – точнее во владении им этими странами. При этом у КНДР атомная бомба и межконтинентальные ракеты есть, а у Ирана – нет, потому что он заключил международные соглашения, взяв на себя обязательства не разрабатывать ядерное оружие.

И вот теперь США хотят, что Северная Корея разоружилась, то есть отказалась от бомбы, а Иран…

А что Иран?

Ведь Дональд Трамп порвал ту самую "сделку", по которой иранцы отказывались от разработок – за что США единодушно осудили и Россия с Китаем, и Европа. Трамп якобы хочет от Ирана уступок – более жесткого контроля и отказа от бомбы навсегда – но в реальности все понимают, что Америка просто требует от этой страны смены ее курса на всем Ближнем Востоке. Отказа от поддержки тех стран и движений, которые не устраивают как США, так и их союзников, таких как Израиль с одной стороны, и Саудовская Аравия с другой.

То есть от Ирана по сути требуют перестать быть исламской республикой – теократического государства, резонно (в силу истории и геополитики) претендующего на одно из ведущих мест не только на Ближнем Востоке, но и в исламском мире тоже.

Абсолютно понятно, что Тегеран никогда на это не пойдет – так чего же добивается Трамп?

Президент США точно не хочет воевать – он лишь хочет создать впечатление, что он способен нажать на курок. Да, Трамп банально запугивает и блефует – сначала с Пхеньяном, теперь с Тегераном. Не случайно иранский кризис идет в параллель с корейским – Дональд Трамп сознательно синхронизирует игру на двух площадках. Даже о разрыве ядерной сделки с Ираном он объявил одновременно с сообщением о поездке госсекретаря Помпео в КНДР с целью согласовать встречу Трампа и Ким Чен Ына. То есть на корейском фронта Трамп готовится к заключению "хорошей сделки", а на иранском выкидывает "плохую" - там раздувает огонь, тут тушит.

Но Трамп не поджигатель войны – он игрок. Причем вынужденный компенсировать плохие карты откровенным блефом.

Кого он запугивает – и зачем? Конечно, не КНДР и Иран.

То есть в Америке, конечно, есть, в том числе и на самом верху, люди, убежденные в том, что США и дальше должны "железной рукой" вести человечество к счастью – то строить мир по-американски, а всех сопротивляющихся этому процессу изолировать от мира или бомбить. Но такие "идеалисты" не определяют политику США – Трамп, в отличие от них, прекрасно понимает, что у его страны давно уже нет ни сил, ни воли, и, главное, выгодного международного расклада, чтобы претендовать на роль мирового гегемона.

Цель Трампа – обеспечить США максимально выгодные условия капитуляции – то есть превращения из несостоявшегося хозяина мира в просто главную сверхдержаву. Ради этого он готов пугать Китай, полувассальную Европу, дурить головы саудитам, обзывать мексиканцев и хвалить Путина. Трампу нужно, чтобы к Америке относились как к стране, которая способна диктовать свои правила – а то, что это будут правила выгодных для США торговых соглашений, об Трамп тоже говорит постоянно.

Но никто его не слушает – все видят только "угрозу войны" то с КНДР, то с Ираном.

Трамп не собирался воевать с КНДР – даже обычная, неядерная война с Северной Кореей привела бы к огромным жертвам и катастрофическому падению влияния США в Тихоокеанском регионе. Угрожая Корее, Трамп просто хотел добиться уступок (экономических и геополитических) от Китая, который является военным союзником КНДР, при этом не имея на нее большого влияния.

Получилось ли это у него? Лишь отчасти – но теперь это уже не имеет значения. Ведь почти всё, что мог, он уже выжал из корейской темы – осталось провести саммит с Кимом, достигнуть неких абстрактных, ничего не значащих договоренностей, заявить о том, что он спас мир от ядерной войны (которой пугали всех те, кого он смог так примитивно испугать своим блефом) – и снискать лавры миротворца. А в глазах американцев – даже претендента на Нобелевскую премию мира.

Ну а о том, что Северная Корея никогда не откажется от ядерного оружия, американцам рассказывать не обязательно – главное, что тема "корейской угрозы" уйдет с экранов их телевизоров.

Ее сменит "иранская угроза" - мужественной борьбой с которой будет посвящен следующий год президентства Трампа.

Шансы на победу тут тоже нулевые – но Трамп и не собирается побеждать исламскую республику. Воевать с ней не рискнул даже Джордж Буш-младший – а ведь в середине нулевых, после оккупации Афганистана и Ирака, соседей Ирана с востока и запада, к удару по персам Белый дом всеми силами подталкивал как Израиль, так и собственно американские неоконы-интервенционисты. Уже тогда было понятно, что война США с Ираном обернется тотальным пожаром на всем Ближнем Востоке и огромными жертвами для американской армии – а сейчас это и вовсе невообразимый сценарий.

Конечно, как и тогда, натравить Штаты на Иран хочет Израиль – всячески провоцируя Иран в Сирии, выдумывая сказки про непрекращающиеся иранские разработки ядерного оружия. Но таскать для Израиля каштаны из огня США не будут – а самостоятельно напасть на Иран Тель-Авив никогда не решится.

Зачем же тогда Трамп давит на Иран?

Всё затем же – ради внутриамериканского пиара. Дело в том, что иранская тема относится к числу одной из самых пропагандистски разогретых в США – начиная с 1979 года американцев пугали "агрессивными муллами". Пугало в том числе и очень влиятельное в США израильское лобби – не из-за мифического антисемитизма иранцев, а потому что эта страна является главным геополитическим соперником Израиля на Ближнем Востоке. И еврейское государство очень хотело, чтобы США постоянно держали Иран в напряжении – под санкциями, давлением, угрозой войны.

Вторым соперником Ирана в регионе является Саудовская Аравия – традиционный союзник США. Саудиты также всячески склоняли Вашингтон к жесткой политики в отношении Ирана. Десятилетиями им это удавалось – но в последние годы произошел облом.

Иран сумел вырваться из-под американского пресса – не благодаря слабости Обамы, как это изображает Трамп, а потому что ситуация в мире изменилась, и США более не могли уже ничем ему помешать. Иран все больше сближался с Россией и Китаем, в нем была заинтересована Европа, на Ближнем Востоке его позиции укрепились (в том числе и благодаря той катастрофе, в которую своим вторжением в Ирак американцы ввергли регион).

Соглашение, подписанное в 2015-м году, та самая иранская сделка, выводила страну из режима санкций, наложенных на нее в свое время на международном уровне, но под давлением США. Вернуться к политике давления и изоляции Ирана уже не получится – даже если бы США действительно всерьез на это рассчитывали. Точно также не будет и никаких уступок со стороны Ирана – все понимают, что США уже ничего не могут сделать ни с Ираном, ни даже со своими европейскими сателлитами, которых не получится принудить присоединится к давлению на Тегеран.

Но Трампу Иран нужен вовсе для других причин – всё тех же внутриполитических.

Кроме создания образа "крутого парня" и "жесткого защитника американских интересов", раскручивания иранскую шумиху, Трамп заодно решает еще две важные задачи. Убеждает саудитов в том, что Америка не собирается играть против них (а такие настроения по-прежнему сильны в Эр-Рияде, где помнят, как Штаты не только пошли на иранскую сделку, но и отказались от планов удара по Сирии). И, что еще более важно для него, выступает как защитник и друг Израиля – вынуждая тем самым высказываться в свою поддержку влиятельнейшее израильское лобби в США.

А ведь сторонники максимальной поддержки Израиля являются одновременно и частью американского еврейского сообщества – контролирующего внушительную часть как финансовой, так и идеологической (СМИ и Голливуд) мощи США. И именно американские евреи (причем как поддерживающие демократов Клинтон-Обамы, так и республиканцы) составляют костяк отряда "охотников на Трампа" - организуя кампанию по диффамации президента США в прессе и Конгрессе, саботируя его политику на всех уровнях и всех ветвях власти.

Поиски "русского следа", обвинения Трампа в расизме и антисемитизме – всё это приемы борьбы с 45-м президентом США. Причина в том, что Трамп в целом выражает интересы национального, производительного капитала в США, тех, для кого Америка важна именно как национальное государство – тех, кто хочет восстановить ее инфраструктуру и сделать ее сильнее. Это - полуизоляционисты, то есть противники вмешательства в чужие внутренние дела. Их оппоненты – глобалисты, те, для кого Америка лишь база для построения единого мира под управлением атлантической наднациональной элиты. Противоречия между этими двумя лагерями американской элиты и предопределяют как тот высокий накал борьбы за власть, который мы наблюдаем сейчас в США, так и внешнюю политику Трампа.

Трамп-изоляционист вынужден ради прорыва той блокады, в которой он оказался в США, изображать из себя агрессивнейшего глобалиста. Перехватывая ту повестку, которую все время эксплуатировали неоконы и интервенционисты – в том числе и по израильской и иранской темам. Ведь если Трамп становится самым произраильским президентом в истории США (как его уже называют самые радикальные сионисты), то как же можно продолжать бороться с ним внутри Штатов? Трамп, таким образом, как минимум раскалывает ядро своих противников – прорываясь тем самым к полноценному правлению, полновесному президентству.

Россия в этих условиях может только пожелать Трампу удачи – тем более, что попутно мы лишь наращиваем свое влияние как на Ближнем Востоке, так и в мире в целом.

Поверив в безумство Трампа, самые разные страны еще серьезнее относятся к выстраиванию своих отношений с Россией – уже ставшей важнейшим игроком на Ближнем Востоке.

Пётр Акопов

" >
Социальные комментарии Cackle