Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

609
" >

Вера из Киева не может понять, почему Европа предала надежды украинцев

В 2013 году Вера С., жительница Киева 26 лет от роду, была вполне довольна своей жизнью, всё вроде было хорошо. Интересная

высокооплачиваемая работа, дававшая возможность часто бывать за границей как по служебным моментам, так и просто отдыхать, зарплата размером почти в 13 тыс. гривен, что позволяла совершать такие поездки. А своя квартира на Подоле, доставшаяся по наследству, была лучшим подтверждением того, что Вера не "понаехавшая в столицы", а полноценная киевлянка. Правда, об одном факте своей биографии она предпочитала не распространяться: она сама приехала когда-то из Днепропетровска на учёбу в Киев, да так там и осталась, унаследовав впоследствии бабушкину двушку.

Но всё же, чего-то не хватало. Вера была недовольна засильем коррупции в стране, часто сталкиваясь с этим неприятным, безусловно, явлением по роду своей деятельности. Так же напрягали визовые моменты, Вера любила бывать в новых для себя уголках мира. Ну, и конечно, киевлянке хотелось быть полноценной жительницей европейской столицы, она жаждала видеть Киев именно таким, полноправным европейским городом.

Осенью 2013 года микс, составленный из недовольств и желаний, сделал Веру сторонницей "евромайдана". Когда он только начинался, это казалось модным, хотя в успехе мероприятия она на тот момент сомневалась, зная, что "семью" просто так, студенческим митингом, не победить. Поэтому инсценировку разгона "евромайдана" она восприняла как нечто само собой разумеющееся, хоть и испытывала массу недовольства от такого хода событий, тем более, что там кто-то из её тусовки получил сильный ушиб.

Сменившая "евромайдан" революция "гидности" воодушивила Веру, и она поначалу была даже активной сторонницей всей этой движухи, но вскоре частоту посещения "революционных" мест значительно снизила, так как Майдан заполонили невесть откуда взявшиеся выходцы из диких мест.

"Откуда их столько, кто они?" - удивлялась девушка. Во Львове она, конечно, бывала и не раз, но во Львове таких, мягко говоря, малокультурных и сильно "пахнущих" отнюдь не модными ароматами персонажей не видела. Не видела она подобного и в Днепропетровске, где бывала часто, навещая родителей, не видела ни в Одессе, ни в Харькове…

После того как один кривозубый "мОлодец" неопределенного возраста, одетый в какие-то лохмотья, начал недвусмысленно намекать Вере, что ему её телефон нужнее, чем ей, она решила обходить эпицентр украинской "революции достоинства" стороной, но всё же болела за перемогу.

В организаторских способностях новой власти Вера немного сомневалась, в чистоте их помыслов тоже, но в одно Вера слепо верила – в то, что Европа украинцев в беде не оставит, примет в свой состав, и что вместо коррумпированных до кончиков волос украинских политиков, выходцев из всё той же "элиты", появятся современные специалисты с международным опытом и сделают всё так, как о том мечтала Вера и, по её мнению, весь украинский народ…

Прошло 4 года. Вера по-прежнему живет в Киеве, правда, с былой работой пришлось распрощаться: компания практически свернула свою деятельность и уволила большую часть сотрудников. Повезло лишь, что кредит на машину был закрыт за 2 месяца до сокращения. Впрочем, в отличие от большинства жителей Украины (всех, и тех, кто поддерживал майдан, и ярых противников "евроинтеграции", живущих теперь с копейки на копейку) Вере повезло. Она по-прежнему живет в Киеве, и по-прежнему получает около 14 тыс. гривен. Получила биометрический паспорт, безвизовая её мечта сбылась. Но теперь Вера не может себе позволить так же много путешествовать, как ранее, да и тот, былой уровень жизни она теперь себе тоже не в состоянии обеспечить, гривна ведь сильно обесценилась.

Отдельным разочарованием стал её родной город. Столицу европейской в будущем страны она себе представляла совсем не так, и всё больше стало встречаться разных персонажей, похожих на того, кривозубого с "майдана", пытавшегося вымутить у неё телефон. Только теперь они узнали о существовании душа, а то и ванны, перестали источать адский запах, но до джентльменов им еще очень далеко. И и самое плохое – осевшие в Киеве выходцы из диких сёл уезжать уже никуда не собираются, недвусмысленно намекают горожанам, что являются коренными киевлянами.

Дороги, от которых остались одни только ямы и овраги, быстро ушатали новую машину, да и соотношение цены/качества коммунальных услуг киевлянку сильно нервирует, с каждым годом (повышением цен) всё больше и больше.

Круг старых друзей сократился, кстати, по причине разногласий. Дело в том, что Вера не стеснялась называть сказки о "российской агрессии" тем, чем они и являлись – откровенным бредом, нужным лишь в качестве предлога, позволяющего грабить население Украины такими темпами, о которых предыдущий, ненавистный ей режим, даже не смел мечтать, но окружение, поддавшееся на пропагандистские уловки, считало иначе…

Видя, как ухудшилась жизнь и как она продолжает ухудшаться, Вера задает себе один и тот же вопрос: почему Европа смотрит на это всё и не вмешивается, почему не поддержит страну, почему не поможет нынешнему режиму уйти, как "помогла" предыдущему, почему не начинает выполнять свои обещания, данные, между прочим, и европейским лидерам тоже? В общем, почему европейцы не придут, и не сделают всё, о чем мечтали поверившие в красивые сказки украинцы? Мечты разбились, осталось лишь разочарование…

"Европа обещает не бросить украинский народ!", - кричал в своё время с трибуны майдана один из его глашатаев Олег Тягнибок. Прошло уже несколько лет, и многие из тех, кто верил и в Европу, и в украинский европейский путь, продолжают задавать сами себе риторические вопросы – почему же, почему же Европа бросила украинцев?

sergs_inf

" >
Социальные комментарии Cackle