Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

201
" >

Всё - за сланцы: на что готовы США ради сбыта своих газа и нефти

Министр внутренних дел США Райан Зинке пригрозил России блокадой на Ближнем Востоке. Он заявил, что поставки российских энергоносителей на рынки других стран воспринимаются в США как угроза национальной безопасности. В перспективе, если Россия начнет поставки нефти и газа в регион, США могут применить как военные, так и экономические меры для того, чтобы ей препятствовать. Фактически министр внутренних дел открыто признал, что США готовы на все в конкуренции за прибыль от поставок газа и нефти. Малек Дудаков рассказывает, как США используют экспорт сланца в политических целях.

МВД по-американски

В отличие от России, в которой МВД исполняет полицейские функции, в США это министерство занимается обустройством всех земель, принадлежащих правительству. На сегодняшний день примерно 640 млн акров земель в Америке находятся в ведении федеральной власти. Это примерно 28% от всей территории страны. Большую часть федеральных земель, за исключением некоторых морских и прибрежных территорий, контролирует МВД. Оно дает права на ведение хозяйственной деятельности на государственной территории. Если компании получают такое право, они могут арендовать землю и, например, начать добывать на ней полезные ископаемые вроде нефти и газа.

Однако в период президентства Обамы Белый дом фактически проводил политику "нулевой толерантности" в отношении добычи углеводородов на федеральных землях. Большая часть этих территорий получила схожий с заповедниками статус и была закрыта для работы нефтяных и газовых компаний.

Команда Обамы делала ставку на развитие "зеленых" и возобновляемых источников энергии. Она считала, что с течением времени использование угля, нефти и газа уйдет в прошлое. Поэтому соратники Обамы решили помочь запустить этот процесс уже во время первого президентского срока в 2010-11 гг.

Обама и сланцевая революция

Но не тут-то было. Цены на нефть после обвального падения в 2008 г. начали восстанавливаться, на горизонте забрезжила т.н. "сланцевая революция". Американские энергетические компании смогли сделать прибыльной экспериментальную технологию гидроразрыва пласта и на ее основе вывести на рынок миллиарды кубометров сланцевого газа и легкой нефти. За период с 2007 по 2013 г. добыча сланцевого газа в США выросла более чем в 6 раз.

Несмотря на критику со стороны экологов и администрации Обамы, перспективная новая технология позволила выйти на рынок сотням новых компаний и стартапов. В погоне за прибылью они не обращали внимание на предостережения экологов об опасности добычи сланца.

Это привело к печальным последствиям во многих регионах - например, на западе Техаса, в Оклахоме и Северной Дакоте. В водопроводную воду попадали вредные вещества, используемые при гидроразрыве пласта. В некоторых вопиющих случаях эта вода даже становилась огнеопасной. Кроме того, активное использование гидроразрыва стало причиной небольших локальных землетрясений из-за размыва грунта и находящихся под ним пластов полезных ископаемых.

Впрочем, жители этих регионов особенно не возмущались. Ведь сланцевая революция буквально оживила многие умирающие городки и поселки, которым угрожало полное исчезновение. Бедные штаты "ржавого пояса" Америки, чьи заводы были выведены в Азию и Мексику еще 20-30 лет назад (вроде Северной Дакоты) внезапно стали центром экономической активности. Молодежь из других регионов поехала туда работать, добывать и перевозить нефть, там открылись новые гостиницы и кафе с ресторанами, кинотеатры и торговые центры. И если в 2013 г. ВВП США вырос лишь на 1,7%, то валовый продукт Северной Дакоты за тот же период времени подскочил аж на 9,3%.

Впрочем, как и любой другой экономический "пузырь", сланцевая сфера пережила быстрый рост и обвальное падение. После краха цен на нефть в 2014-2015 гг. казалось, что сланцевой революции пришел конец. Добыча обычной нефти может быть прибыльна даже при цене в 4-8 долларов за баррель. В то же время большинство сланцевых источников могут использоваться, если стоимость барреля превышает 40-60 долларов.

С падением цен до 40 долларов в 2014 г. и затем до 27 долларов в 2015 г. добыча сланца на некоторое время просто оказалась нерентабельной. Множество небольших компаний быстро разорились и ушли из этого бизнеса. Банки стали очень неохотно выдавать кредиты на добычу сланца, опираясь на мнение аналитиков о том, что на долгие годы пришла эпоха дешевой нефти.

Сказалась и политика администрации Обамы. Хоть президент и не мог своей властью воспрепятствовать сланцевой революции, у него в рукаве все же имелось несколько козырей. Обама наложил вето на проект строительства гигантского трубопровода Keystone Pipeline, который должен был соединить сланцевые источники Северной Дакоты с побережьем Мексиканского залива в Техасе. Этот нефтепровод сильно удешевил бы транспортировку нефти и позволил многим сланцевым компаниям остаться на плаву. Подавляющее большинство республиканцев и многие демократы в Конгрессе поддерживали строительство Keystone, однако Обама запретил его возведение.

Зинке и Трамп против зеленых

Другим фактором оказалась внешнеполитическая конъюнктура. После заключения в 2015 г. договора по ядерной сделке с Ираном администрация Обамы сняла экономические санкции с Тегерана. Исламская республика снова получила возможность поставлять нефть и газ на внешние рынки, что уже в течение нескольких месяцев привело к очередному падению цен на энергоносители. Обама надеялся, что такая политика приведет к сокращению добычи и использования углеводородов в США и мотивирует компании переходить на "зеленые" источники энергии.

Однако в ноябре 2016 г. на президентских выборах побеждает Дональд Трамп. С первых же месяцев Трамп дал понять, что он сторонник традиционных источников энергии. Федеральные субсидии на компании, развивающие возобновляемые источники энергии, сокращаются или отменяются. На ключевые посты в президентской администрации были назначены сторонники или лоббисты нефтяной промышленности.

Министром энергетики стал Рик Перри – бывший губернатор Техаса, близкий к местным нефтяным корпорациям в штате. А министром внутренних дел был утвержден Райан Зинке – бывший конгрессмен от Монтаны, который всю свою карьеру негативно относился к деятельности экологов. Зинке больше всего был известен своими скептическими взглядами на "глобальное потепление". Такую позицию можно нередко встретить в кругах консервативных республиканцев, однако мало кто из политиков федерального уровня готов публично об этом говорить.

На посту министра внутренних дел Зинке под руководством Трампа отменил многие экологические нормы, введенные в эпоху Обамы. Например, нефтяные и угольные компании больше не должны тратить средства на развитие местной инфраструктуры вроде строительства школ и больниц, если они ведут добычу там. Кроме того, Зинке сократил территории 27 национальных заповедников. Некоторые из них были уменьшены на 40-80%. Освободившаяся площадь теперь может быть использована для хозяйственной деятельности. Зинке же пролоббировал возобновление строительства трубопровода Keystone.

Но самым главным элементом политики Зинке стало выделение новых земель для добычи углеводородов. За полтора года он позволил начать добывать нефть и газ вдоль побережья Аляски и штатов Орегон, Вашингтон, Флорида и Северная Каролина. Общая площадь территорий, открытых для добычи нефти, исчисляется миллионами акров земли и воды.

Цель - энергетический суверенитет

Для администрации Трампа поддержка нефтяных и газовых производителей – это вполне сознательная политика. Во-первых, энергетические корпорации – давние союзники и спонсоры республиканцев. Любой президент от "партии слонов" им помогает. Во-вторых, среди советников Трампа много сторонников идеи о возвращении "энергетического суверенитета" США.

Вплоть до 1960-х гг. Америка сама производила большую часть потребляемой нефти, газа и угля. Однако в дальнейшем, в связи с появлением экологических регламентов, экономика США постепенно переориентировалась на потребление иностранной нефти и газа. Безусловно, это поставило Америку в прямую зависимость от тех стран, которые добывают львиную долю углеводородов – на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. Нефтяной кризис 1970-х гг. показал, что монархии стран Персидского залива одним росчерком пера могут ввергнуть американскую экономику в состояние полномасштабного кризиса.

Начавшаяся сланцевая революция заложила основы для возвращения американского "энергетического" суверенитета – ситуации, при которой США добывают большую часть используемой нефти и газа. Администрация Трампа планирует добиться того, чтобы в ближайшие годы доля американских углеводородов на внутреннем рынке достигла 90-95%. Сейчас 80-85%. Это один из ключевых пунктов общей программы Трампа по восстановлению суверенитета США – независимости от других стран и наднациональных организаций вроде ООН.

Углеводороды как рычаг в политике

Безусловно, такая политика приведет и к тому, что США начнут все больше экспортировать нефть и сжиженный газ в другие страны мира. Еще в 2014 г. администрация Обамы нехотя сняла существовавший 40 лет запрет на продажу американского газа за рубеж. Но именно администрация Трампа впервые начала использовать фактор поставок американских углеводородов как рычаг во внешней политике страны.

Заявление Зинке – лишь макушка айсберга новой американской энергетической доктрины. Поставки нефти и газа в другие страны будут активно использоваться США против тех государств, которые имеют недружественные отношения с Америкой и сами занимаются добычей полезных ископаемых. Таких стран в общем-то три: Россия, Иран и Венесуэла.

Возвращенные санкции против Ирана привели к быстрому росту цен на нефть в 2018 г. и помогли встать на ноги сланцевой промышленности в Америке. Венесуэла находится в стадии системного развала и вряд ли является приоритетом внешней политики США. Остается Россия – ее и касалось предостережение Зинке.

"Газпром" обеспечивает примерно треть спроса на поставки газа в Европе. Если брать во внимание государства Восточной Европы (Польшу, Прибалтику), то здесь доля России на местном газовом рынке превышает 80-85%. Как раз эти страны первыми заинтересовались альтернативным сланцевым газом из США.

В прошлом году в Польше появился первый терминал под доставку сжиженного газа из Техаса. Похожие терминалы, принадлежащие американской корпорации Cheniere Energy, строятся в Литве и Франции. Президент Украины Петр Порошенко объявил о намерении закупать американский сжиженный газ из Польши. В свою очередь аналогичные терминалы, но уже на погрузку газа, появляются на побережье Мексиканского залива. В ближайшие два года американские компании планируют нарастить экспорт газа из Техаса до 370 млн кубометров в день. Для такой цели к имеющимся четырем морским терминалам добавятся еще 19.

В 2018 г. США уже поставили порядка 2,8 млрд кубометров газа в Европу. Конечно, это вряд ли можно сравнить с масштабами работы "Газпрома", который в прошлом году продал газа в размере 194 млрд. кубометров. Тем не менее поставки из США выросли почти в 2 раза по сравнению с показателями 2017 г. и еще в 2 раза, если брать за основу данные за 2016 г. Евросоюз, поддерживающий поставки из США, обязался выделить дополнительные 700 млн евро на строительство новых терминалов и обновление уже имеющихся. Кроме того, первые экспериментальные закупки американского газа провели правительства Японии и Южной Кореи.

Именно в этом и состоит новый вектор американской внешней политики. Коротко: если вдруг авторитарные или автократические страны - члены "Оси зла" - попробуют манипулировать поставками углеводородов в личных интересах, США всегда будут готовы прийти на помощь союзникам и минимизировать ущерб для их экономик. Конечно, не без прибыли для самих себя. Сжиженный сланцевый газ дороже газа по трубопроводам, доставляемого из России или с Ближнего Востока. Экономических причин для перехода на сжиженный газ у Европы или Азии нет - имеются лишь дипломатические и геополитические.

Конкретный комментарий Зинке надо воспринимать не как призыв к действию, а скорее как некий слоган внешней политики администрации Трампа. Вряд ли США попробуют в ближайшие годы ввести блокаду экономики России. Это и физически невозможно, и приведет к масштабным кризисным явлениям во всем мире. Россия – не Северная Корея и не Иран, российская экономика хорошо встроена в мировую, и это не меняется даже в нынешней ситуации с введенными санкциями.

В выступлении Зинке главное – это заявление о возможности таких действий. В администрации Обамы или, скажем, Билла Клинтон едва ли кто был способен всерьез говорить о морской блокаде России. Однако действующая администрация с первых дней дает понять, что она не соблюдает правила политического и дипломатического этикета. В ситуации с комментарием Зинке – пускай грубоватым и невежественным - скрыто идеологическое "зерно", которое определяет текущую политику Белого дома. И именно это зерно должно вызывать наибольший интерес, а не его внешняя обертка.

Малек Дудаков, RUPOSTERS

" >
Социальные комментарии Cackle