Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

769
" >

Что Путин с Лукашенко "развяжут" до конца года? или Почему психует Батька?

Из очередной поездки в Сочи лидер Белоруссии вернулся без триумфа.И теперь постоянно поднимает тему объединения с Россией. Поступило предложение, от которого невозможно отказаться?

С состоявшимися 21 сентября в Сочи белорусско-российскими переговорами на высшем уровне связывались большие ожидания. Предыдущий визит в Сочи Александр Лукашенко нанёс 22 августа, выдержав длительную паузу и явно готовясь к обстоятельному разговору с президентом России. Очевидно, белорусский лидер желал обсудить принципиальные вопросы. Однако встреча была краткой, её итогом стало заявление о намерении встретиться через месяц - уже в расширенном составе, то есть с участием членов правительств Белоруссии и России. Настал и этот день.

Переговорам на президентском уровне предшествовали телефонные звонки на уровнях министерств и ведомств. Повестка переговоров 21 сентября не разглашалась, однако проблемы Белоруссии и желания её руководства в СМИ обсуждались давно и активно. Ключевой проблемой заявлялось сокращение российской помощи союзной республике на фоне применяемых к России санкций и отнюдь не союзнического поведения официального Минска в ряде ситуаций.

Пресс-служба Кремля накануне визита представительной белорусской делегации скупо сообщила: "В ходе переговоров будут обсуждены ключевые вопросы двусторонних отношений". В день визита она же проинформировала: "В ходе переговоров обсуждались ключевые вопросы двусторонних отношений, перспективы продвижения евразийской интеграции, актуальные международные проблемы".

Встреча Владимира Путина с Президентом Республики Беларусь Александром Лукашенко в Сочи

21 сентября в Сочи во время переговоров с президентом России Владимиром Путиным с участием руководства правительства так и не созданного до конца Союзного государства Александр Лукашенко сказал: "Мы чётко выполняем свои договорённости, обязательства - как белорусы, так и россияне, и мы с Вами, естественно".

"Мне премьер докладывал после последней встречи с премьер-министром России: очень интересные есть выходы на решение многих вопросов, и, если мы будем двигаться в этом направлении, я уверен, что мы до конца года практически все вопросы развяжем, - продолжил Лукашенко, обращаясь к Путину. - Они не такие сложные, хотя с финансовой точки зрения некоторые тяжёлые, поскольку увязаны большие финансовые потоки. Тем не менее их надо решать, и многое сделано для того, чтобы решить и в сельском хозяйстве проблемы, и в нефтегазовой сфере, о которых Вы только что сказали. Проблем особых с решением вопросов я не вижу. Думаю, что просто надо принимать решения".

На этом официальная стенограмма оборвалась - как и в прошлый раз, 22 августа, когда все ждали итогов предыдущих сочинских переговоров. Ждали их вечером того августовского дня - ибо была заявлена ещё одна встреча во время спортивного состязания (на которое Лукашенко под странным предлогом не поехал), и в последующие дни. Лишь спустя несколько недель белорусский лидер, словно оправдываясь, рассказал, что летал в Сочи, чтобы послушать рассказ президента России о свадьбе австрийской чиновницы в Германии и других международных событиях, не имевших никакого отношения к напряжённости между Минском и Москвой.

Правительство РФ по итогам состоявшейся 21 сентября в Сочи двусторонней встречи на уровне премьер-министров также ограничилось оборванной стенограммой. Дмитрий Медведев сообщил Сергею Румасу то, что тот и так знал: Россия по-прежнему основной торговый партнёр Белоруссии и основной инвестор в белорусскую экономику ($3,7 млрд инвестировано РФ в 2017 году). По итогам 2017 года двусторонний товарооборот составил $32,4 млрд - на 23,5% больше уровня 2016 года, а за январь - июль 2018 года двусторонняя торговля достигла $20,4 млрд - на 15,2% больше показателя аналогичного периода прошлого года.

"Причём этот рост с обеих сторон (я посмотрел по структуре) достаточно содержательный - и с российской, и с белорусской стороны, - сказал Медведев. - Есть вопросы, которые всегда возникают - в том числе в сфере энергетического сотрудничества, в некоторых других областях, - которые мы сейчас с Вами обсудим, а потом уже, соответственно, будем обсуждать во время переговоров президентов двух стран".

Видимо, гордиев узел союзнических вопросов настолько грозно выглядит, что ни президентские, ни правительственные пресс-службы не решаются рассказывать подробности насторожившимся от официозного елея гражданам. На самом деле правительства не имеют права скрывать от народов информацию о переговорах, которая прямо или косвенно касается каждого. К примеру, многим российским налогоплательщикам не всё равно, на что пойдут бюджетные деньги - на "поддержку" строительства очередного президентского дворца в Белоруссии или на латание дыр в российском Пенсионном фонде.

Итоги переговоров, согласно сообщению пресс-службы президента Белоруссии, 21 августа подводить было рано. Поздно вечером публикация на президентском сайте обновилась несколькими абзацами с таким финалом: "Переговоры президентов Беларуси и России Александра Лукашенко и Владимира Путина после завершения официальной части продолжились в формате рабочего обеда".

Итоги переговоров на президентском уровне, в том числе в расширенном формате, судя по официальным сообщениям, были неутешительны. В противном случае минский официоз трубил бы во все фанфары о "перамоге". Впрочем, отсутствие результата - тоже результат, и не столь уж плохой для Москвы (для Минска плохой).

Лукашенко просит Москву о "поддержке" - то есть речь о деньгах. Банальные ссылки на "непростые времена" и "союзнические отношения" уже не работают: у руководства Белоруссии они хронически непростые, а экзамены на статус реального союзника (не номинального) Лукашенко несколько раз проваливал. Достаточно вспомнить, как активно выступало руководство Белоруссии на стороне украинских мятежников в 2014 году и как делало гешефт на "продовольственном офшоре", отказавшись поддержать Россию в ответных санкциях Западу.

Прошло достаточно времени, чтобы убедиться в эффективности раздачи денег и льгот, поставок нефти, нефтепродуктов, газа и многого другого по "интеграционным" ценам, за "братские поцелуи". Все скидки и преференции во взаимной торговле имеют вполне конкретное денежное выражение. Закономерно возник вопрос: за что на самом деле платит Россия и не переплачивает ли?

Многие страны прекрасно сотрудничают, торгуют и кооперируются в промышленных, научных и иных проектах без всяких льгот, скидок и разговоров о "братстве". В экономических отношениях с Россией, как показал не только украинский опыт, предпочтительнее перейти на принципы справедливости, оставляя разговоры о братстве, общности судеб, пролитой во время Отечественных войн крови для сфер культуры и науки.

Кстати, накануне визита Лукашенко в Сочи в Белоруссии наметились подвижки в некоторых вопросах "белорусизации": в белорусские учебники возвращается термин "Отечественная война 1812 года". Неизвестно, выполнил ли Лукашенко своё обещание подарить президенту России белорусские учебники истории, но 21 сентября был прекрасный повод. Не исключено, что с этим обещанием вышло так же, как с обещанием признать независимость Абхазии и Южной Осетии.

Что произойдёт, если Москва откажет Лукашенко в тех деньгах и льготах, на которые он рассчитывает, догадаться не трудно. Будет завозиться нефть из Ирана и, возможно, Азербайджана и Венесуэлы. Правительство Белоруссии заявляло, что те поставки были "выгодными" - зачем же России мешать белорусскому счастью?

Нефтедобыча в самой Белоруссии растёт второй год подряд - почти 1,6 млн тонн добывает госмонополист "Белоруснефть" в Белоруссии, дополнительно к возросшей добыче этой же компании в России. Белорусская нефть не перерабатывается на белорусских НПЗ, а в сыром виде с XX века экспортируется в Германию. То есть треть внутренних потребностей в сырой нефти белорусский госконцерн "Белнефтехим" и оба нефтеперерабатывающих завода могут удовлетворить за счёт местных видов сырья. Поставляемые в Белоруссию 24 млн тонн российской сырой нефти Россия может продать любой зарубежной компании по рыночным ценам. Сбудется мечта белорусских либералов, укрепившихся в новом составе Совмина, а также русофобствующей прозападной оппозиции в Белоруссии - республика слезет с российской "нефтегазовой иглы". Украине ведь удалось, судя по заявлениям друга белорусского лидера Петра Порошенко.

Белоруссию так и не удалось принудить к выполнению договорённостей по поставкам 1 млн тонн нефтепродуктов на российский рынок в период ценовых колебаний - вместо этого выросли поставки российских нефтепродуктов в Белоруссию. Более того: правительство РФ разрешило перечислять в белорусский бюджет российские нефтепошлины - совершенно уникальная ситуация, такого нет ни в одном интеграционном объединении мира.

"Газовая война" 2015−2016 годов продемонстрировала, что даже при заключении контрактов правительство Белоруссии может разрешить госпредприятиям не платить "дочке" российского "Газпрома" за полученную продукцию. Эта "газовая война" была не первой и, видимо, будет не последней, так как Минск при решении экономических вопросов стал прибегать к таким мерам, как захват политических заложников ("дело регнумовцев").

Когда критиков русофобии и сторонников интеграции Белоруссии и России официально обвиняют в "разжигании вражды и розни между народами Белоруссии и России" и более года держат за решёткой, а потом дают срок пять лет лишения свободы - разве это союзнические отношения, разве таким должно быть Союзное государство Белоруссии и России, разве такую практику следует подпитывать финансовой и прочей "поддержкой" из Москвы? Наверное, пора выяснить, кто в России лоббирует спонсорскую помощь официальному Минску и какой интерес у этих лоббистов.

С политической интеграцией не всё гладко, с экономической - сплошные торговые войны, с гуманитарной - вообще полный провал. Два военных объекта в Белоруссии - они стоят тех денег, которые Россия недополучает от торговли с белоруской стороной в сложившемся формате отношений? Ведь кроме этих двух объектов, когда заходит речь о выгодах России от интеграции с Белоруссией, мало кто может вспомнить что-то ещё.

Российские военные объекты в Белоруссии, которые некоторые по недомыслию именуют "военными базами", на самом деле арендуются у Белоруссии. В случае смены политического режима 43-й узел связи ВМФ России "Вилейка" в Минской области и радиолокационная станция "Волга" (474-й ОРТУ) в Брестской области могут быть выставлены за пределы республики очень быстро. Сроки окончания аренды подходят, а вместе с ними и вопросы о целесообразности строительства аналогичных, но более современных объектов в России. Опыт Украины, Грузии, Армении говорит о том, что к такому развитию событий следует готовиться. Ведь поощрение властями Белоруссии националистического тренда, календарно перетекающего из "Дня воли" в "День вывшиванки" и так далее, осуществляется не просто так, и разговоры о формировании новой идентичности белорусов - это тоже не какие-то отвлечённые от нашего временно разделённого народа темы.

Договор о создании Союзного государства Белоруссии и России должен быть исполнен. Исполнение этого договора - не только чаяния народов России и Белоруссии, но и обязанность правительств. Возможно, настало время провести референдум по вопросам союзного строительства. До выяснения вопроса о готовности нынешнего руководства Белоруссии к дальнейшей интеграции, к реальному объединению и исполнению союзнического долга решение прочих вопросов - вроде поставок в РФ молочной продукции или балансов поставок нефти и нефтепродуктов, могут быть отложены, потому что они объективно вторичны. Нерешенность принципиальных, ключевых вопросов двусторонних отношений объясняет не только частоту поездок Лукашенко в Сочи, но и скупость на информацию официальных пресс-служб.

А в последние дни Лукашенко вообще занервничал и постоянно поднимает тему объединения с Россией. Ему - поступило предложение, от которого невозможно отказаться?

Александр Лукашенко нервничает. Александр Лукашенко чего-то боится. Только этим можно объяснить его очередное выступление на тему возможного вхождения Беларуси в Россию. Тему, которую он поднимает только в этом году уже не первый раз и всегда по собственному почину. В России, по крайней мере, на официальном уровне, эту тему не трогает и не развивает никто, даже в чисто гипотетическом контексте.

"Незыблемо одно, и вы это знаете, мы - суверенная и независимая страна... В XXI веке говорить... об инкорпорации, включении Белоруссии в состав России просто смешно. И я ни разу от нынешнего президента России этого не слышал", - заявил Александр Лукашенко на сегодняшних переговорах с российским послом в республике Михаилом Бабичем.

Примечательное заявление, учитывая, что Бабич вообще не трогал эту тему. Зачем-то Лукашенко надо было её поднять, зачем-то именно перед послом России.

В конце июня в ходе совещания в Шкловском районе Могилевской области Лукашенко уже высказывался на эту тему, заявив, что в случае провала в экономическом секторе Беларусь может лишиться суверенности. "Мы на фронте. Не выдержим эти годы, провалимся, значит, надо будет или в состав какого-то государства идти, или о нас будут просто вытирать ноги", - эмоционально втолковывал Александр Григорьевич местным руководителям, не объяснив, впрочем, в состав какого государства и зачем надо будет идти.

На всякий случай, он взялся за укрепление собственной армии и ВПК, обосновав это в свойственной ему манере: "Не факт, что нам помогут, если вдруг что-то случится. Примеров предостаточно. Мы видим поведение некоторых тут союзников. Ну, кроме России, наверное, нам рассчитывать не на кого. И даже на Россию мы не можем на 100% положиться". Опять не слишком понятное заявление, если только не предположить, что адресовано оно кому-то, кого Лукашенко не хочет поминать всуе.

Накануне встречи с Путиным, на которой Лукашенко надеется утрясти вопрос с белорусским долгом в $1 млрд, получить новый кредит и сохранить старые преференции, он демонстративно, под камеры, принимает полузабытого уже необандеровца Виктора Ющенко и ведёт с ним тёплую дружественную беседу. Не слишком уместное и логичное поведение, кажется. Если только не рассматривать всё вышеперечисленное как элементы большого закулисного торга.

Лукашенко нервничает и демонстрирует свою показательную независимость от России, именно потому, что прекрасно понимает всю степень эту зависимости. И все его заявления о невозможности объединения, звучат как публичный ответ на некое непубличное предложение.

Но так дела не делаются. На непубличное предложение следует непубличный ответ, и если это отказ – тема закрывается без ущерба для сторон, если у них есть ресурс продолжать прежнюю политику. Лукашенко, однако, отказать не может, потому что находится в отчаянном положении и без российских денег и преференций ему долго не протянуть. Пугать уходом на Запад, как украинцы, он тоже не может, в Москве прекрасно понимают, что это дешёвый блеф и шантаж, и что этот путь для самого Лукашенко страшнее и гибельнее, чем для России (Гаага ждет). Запад его разжуёт и выплюнет, как Януковича в лучшем случае или как Каддафи в худшем; так что не вариант.

И остаётся только одно объяснение нынешнему поведению Лукашенко – он отчаянно набивает себе цену. Если предложение о более тесной интеграции (читай: вхождении) было сделано, все последние нервные заявления и телодвижения Лукашенко выглядят как стремление поторговаться, показать, что он тут полномочный властитель и без его решения ничего сделать нельзя.

"Беларусь не войдет в состав России!" - восклицает Лукашенко. Кому он это говорит, если никто об этом и не просит? А если, всё-таки, просит? Тогда многое становится понятным.

По всей видимости, Александру Григорьевичу тихо и непублично было сделано предложение, от которого нельзя отказаться. И всё, что он сейчас пытается, это улучшить свои торговые позиции.

Георгий Шкловский, Алексей Ларин.

" >
Социальные комментарии Cackle