Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

243
" >

Разбомбленная Германия

Наши западный союзнички во Второй мировой войне вовсе не были "миротворцами". Настоящие людоеды.

"В огненном шквале раздавались стоны и крики о помощи. Внезапно прямо передо мной возникают двое. Они кричат, машут руками, и вдруг я вижу, как эти люди падают на землю и превращаются в золу. Безумный страх охватывает меня, и я все время повторяю: "Не хочу, не хочу сгореть заживо!"

Это не Хиросима. Это Дрезден, февраль 1945 года.

Не сдавшаяся Англия

22 июня 1940 года Франция капитулировала. Желая унизить Париж, Гитлер потребовал, чтобы перемирие было подписано в Компьенском лесу - там, где Германия в 1918 году испила чашу позора. Для церемонии из музея был доставлен железнодорожный вагон маршала Фоша, в котором 11 ноября 1918 года генерал Детлоф фон Винтерфельдт от имени Германии подписал капитуляцию. Теперь в этом вагоне капитуляцию подписывали французы.

Переживший триумф Гитлер был уверен, что Лондон со дня на день начнёт переговоры о заключении мира: главный союзник на континенте Франция разбита, СССР вышел из игры, заключив Договор о ненападении, английский экспедиционный корпус, отправленный сражаться во Францию, едва унёс ноги из окружённого Дюнкерка, бросив всю технику и тяжёлое вооружение.

Однако день проходил за днём, а Великобритания сдаваться не собиралась. Наоборот, новый премьер-министр Черчилль заявил, что Англия будет продолжать сражаться. Уставший ждать британских парламентёров, Гитлер 16 июля 1940 года подписал директиву №16 о подготовке операции "Морской лев" (вторжение в Великобританию).

Военные осторожно принялись убеждать фюрера в нереальности его замыслов: Германия не имеет необходимого количества судов, высадившийся десант окажется без артиллерийской поддержки (не существует орудий, способных стрелять через Ла-Манш) и будет сброшен в море. Под давлением военных Гитлер отложил высадку десанта на неопределенное время.

Однако от плана поставить Великобританию на колени он не отказался. Только теперь главная роль отводилась не сухопутным войскам и кригсмарине, а люфтваффе. 12 августа 1940 года гитлеровцы начали массированные бомбардировки Британии.

Британия под бомбами

На первом этапе соблюдались рыцарские правила войны: гражданские объекты не бомбили, целями были военные аэродромы, причалы и доки, корабли, РЛС. Однако очень скоро оказалось, что потери от огня британских ПВО и действий истребителей королевских ВВС, непомерно высоки, а достигнутые результаты не впечатляют.

Геринг приказал перейти к ночным бомбардировкам – потери уменьшились, но упала и без того низкая эффективность бомбёжек: отыскать цель и в дневное время было сложно, а в ночное – почти невозможно. Немцы изменили тактику: теперь их целью стали жилые кварталы городов.

24 августа 1940 года немецкая авиация нанесла первый удар по Лондону. Вечером 7 сентября более 300 бомбардировщиков атаковали город, ночью прилетели ещё 250. Утром Геббельс, захлёбываясь от восторга, сообщил, что за сутки люфтваффе сбросили на Лондон более 1.000 тонн бомб. В течение последующих 9 месяцев бомбардировке подверглись Бирмингем, Ливерпуль, Белфаст, Бристоль, Кардифф, Ковентри. Каждый раз навстречу германским бомбардировщикам поднимались истребители королевских ВВС, в небе разыгрывались целые сражения. В историю Англии этот период войны вошёл как "Битва за Британию".

Битву за Британию англичане выиграли. 9 января 1941 года Гитлер отказался от идеи свалить британского льва, 15 апреля 1941 года состоялся последний массированный налёт на южное побережье Англии – 200 бомбардировщиков люфтваффе бомбили Белфаст. Погибли более 950 человек, 1500 были ранены, от города осталось меньше половины.

Передохнув и отдышавшись, британцы задумались об ответном ударе – бомбардировках Германии. Отдельные акции они проводили и ранее, но теперь речь шла о том, чтобы сделать их регулярными.

Любой большой проект начинается с назначения руководителя – чтобы было, с кого спрашивать. При рассмотрении десятков кандидатур прозвучала фамилия маршала авиации Артура Харриса по прозвищу Бомбер.

Бомбер Харрис

Артур Харрис родился в 1892 году в семье служащего в Индии мелкого клерка, настолько мелкого, что в семье не было средств выехать к отцу, и семья долгие годы жила раздельно. Артур был третьим сыном, а это значит, что он не мог претендовать даже на мизерное отцовское наследство и на получение образования.

В 16 лет Артур уехал искать счастье в Родезию. Когда в 1914 году до его Богом забытой фермы докатилось известие о начале Мировой войны, Харрис записался добровольцем в армию и принял участие в боях с немецким экспедиционным корпусом. Когда корпус разбили, Артур отправился в Европу продолжать воевать.

Но молодого человека никуда не брали, ни в кавалерию, ни в артиллерию – у него не хватало подготовки. Зато в лётчики брали всех. Пилотов страшно не хватало, первые лётчики гибли десятками. И не в боях – несовершенные летающие "этажерки" бились сплошь и рядом. В лётчики шли или энтузиасты, или сумасшедшие, не дорожащие своей головой. И Харрис пошёл в пилоты.

Первую Мировую он окончил асом, одержав пять побед. Не имея никакой протекции, исключительно своей службой поднялся до звания маршала авиации. В феврале 1942 года Артур Харрис был назначен командующим бомбардировочной авиацией Великобритании.

В беседе с командующим королевскими ВВС Чарльзом Портеллом Харрис в нескольких словах изложил суть проблемы и как он предполагает её решать. Все истребители задействованы в ПВО, охраняют небо Британии. Английские бомбардировщики некому сопровождать. Значит, нужно отказаться от дневных полётов и летать ночью. Необходимо готовить пилотов к слепым полётам, нужны приборы, нужно радио. Но прежде всего, нужно больше мощных бомбардировщиков. И нужна новая концепция бомбардировок.

И такая концепция у Харриса была.

Ковровые бомбардировки Харриса

Харрис призывал взять на вооружение опыт гитлеровцев и отказаться от бомбардировок военных и промышленных объектов: потери среди бомбардировщиков большие, точность бомбометания низкая, повреждённые объекты быстро восстанавливаются. Он предложил бомбить исключительно жилые кварталы городов, напирая, что уничтожение немецких рабочих и их семей, лишение их крова столь же эффективно, как разрушение предприятий. Как танк без экипажа – просто кусок железа, так и завод без людей – бесполезный склад промышленного оборудования.

С солдатской прямотой, Харрис заявил, что своей главной целью он видит уничтожение мирного населения, и чем больше, тем лучше. А если кто и останется в живых – моральный дух немцев будет подорван: много ли наработает рабочий, потерявший семью, имущество и кров?

Концепция Харриса явно противоречила международному праву: Гаагская конвенция 1907 года прямо запрещала бомбардировки гражданских объектов. Однако 14 февраля 1942 года Британский военный кабинет директивой "Бомбёжек по площадям" благословил Харриса на тотальное уничтожение немецких городов.

Над Германией начали летать самолёты, на головы немцев летели миллионы листовок: "Мы разбомбим все ваши города один за другим. Мы будем бомбить вас до тех пор, пока вы не перестанете вести войну. Это наша цель, и мы будем безжалостно ее преследовать".

Первой жертвой был выбран Кёльн. В ночь на 31 мая с английских аэродромов взлетели 1047 бомбардировщиков. До Кёльна долетели 900. Были сброшены 1455 тонн бомб, разрушены более 12.800 зданий, пострадали более 5.000 человек. После налёта более 130.000 жителей покинули разрушенный город.

Далее последовали бомбардировки Бремена и Ганновера, Нюрнберга и Эссена, Дармштадта и Мюнстера – в списке городов, уровень разрушения которых составлял от 50 до 90 процентов, более 40 наименований (всего в Германии 40-х годов прошлого века насчитывалось около 70 городов). Можно сказать, что английские бомбардировщики стирали германские города в каменную пыль.

Убивать следует эффективно

Харрис стремился следовать своей стратегии с максимальной эффективностью. По его инициативе были спроектированы фугасные бомбы невиданной по тем временам мощности – сперва 4.000, затем 8.000 и затем 12.000 фунтов (1,8т, 3,6т и 5,4т).

Была разработана стратегия наиболее эффективной бомбардировки: сначала сбрасываются фугасные бомбы - взрывная волна сносит крыши, выбивает стёкла и двери в зданиях на сотни метров вокруг. Затем вниз летят зажигательные - отсутствие крыш, окон и дверей создаёт тягу, десятки возникших пожаров сливаются в один.

Наиболее удачными Харрис считал бомбардировки, в результате которых возникал так называемый "огненный смерч", когда температура в эпицентре поднимается до 1000 градусов, горит кирпич и асфальт, плавится железо, люди сгорают заживо и задыхаются в бомбоубежищах, отравляясь продуктами горения.

Таких "удачных" авианалётов у Харриса было несколько, "гордостью" считались бомбардировки Гамбурга (28 июля 1943 года), когда погибли, сгорели заживо и задохнулись более 40 тысяч человек и Дрездена (13 февраля 1945) – 30 тысяч жертв.

Сколько всего погибло немцев в результате бомбардировок, неизвестно. В конце войны каждый город был забит огромным количеством беженцев, число которых не поддавалось учёту. Но даже самая низкая планка (300 тысяч убитых немцев) в 5 раз превышает число погибших от немецких бомбардировок англичан (60 тысяч)

Тактика "потока бомбардировщиков"

Несли потери и английские лётчики. У гитлеровцев была отличная система ПВО. Немецкие города защищала "линия Каммхубера", включавшая в себя десятки РЛС и аэродромов для ночных истребителей, сотни прожекторов и зенитных батарей. Харрис "проламывал" линию, поднимая в небо сотни бомбардировщиков: каковы бы ни были потери, всех не собьют, пусть прорвутся всего несколько десятков машин – они выполнят задачу.

Потери среди пилотов были огромными: 70 процентов британских лётчиков, принимавших участие в бомбардировках, погибли, успев сделать в среднем по 15-20 вылетов. 25 вылетов были пределом жизни пилота.

Выброситься с парашютом - вовсе не гарантировало жизнь. Армейские части, полиция ещё брали сбитых пилотов в плен, но эсэсовцы расстреливали на месте. Если же лётчик попадал в руки местных жителей, на головы которых только что падали бомбы, то участь его была печальна.

Герой-преступник

После войны Артур Харрис был удостоен наивысших наград Великобритании, США, Франции. Его грудь украсил даже орден Суворова I степени. Заслуги Бомбера неоспоримы. Немцы держали в системе ПВО до трети своих истребителей. На позициях ПВО стояли десятки тысяч 88-мм зениток, которые считались одним из лучших орудий Второй мировой войны. Солдаты вермахта просто молились на зенитку, пробивавшую насквозь даже лобовую броню советских Т-34. Генералы умоляли Гитлера дать больше этих орудий фронту, но десятки тысяч зениток оставались в тылу, защищая небо Германии. В зенитных расчётах несли службу сотни тысяч солдат, которых так не хватало Восточному фронту.

На другой чаше весов лежали 300 тысяч погибших во время бомбардировок (некоторые источники называют цифру в 400, 500 и даже 600 тысяч). Харрис бомбардировки Германии представлял как удар возмездия, как ответ на бомбардировки люфтваффе английских городов. "Кто посеет ветер, пожнёт бурю", - любил цитировать Библию Бомбер.

После войны в Британии были учреждены награды для участников войны. Была учреждена звезда "Air Crew Europe Star" за воздушную битву над Европой. Харрис обратился с ходатайством об учреждении отдельной награды для экипажей бомбардировщиков – ему отказали. В знак протеста Харрис отказался от титула лорда, полагающемуся ему как командующему бомбардировочной авиацией и ушёл в отставку.

Артур Харрис дожил до 91 года и умер в 1984 году.

Его стараниями были разрушены десятки городов и убиты сотни тысяч людей, но Бомбер никогда не выражал о том никакого сожаления, постоянно повторяя, что целый город Германии не стоит жизни и одного британского гренадёра.

Бомбы рвутся в будущем

В 1945 году англичане провели исследование, какой эффект имели их бомбардировки. Прежде всего их интересовал психологический аспект. "Нашей главной целью является моральный дух вражеского населения, прежде всего промышленных рабочих", - говорил Харрис. Результаты англичан разочаровали: психологического надлома не произошло, на руинах домов уцелевшие жители ставили плакаты "Наши дома разрушены, но наши сердца нет!"

Однако бомбардировки не прошли для немцев бесследно, в их сердцах поселился страх перед повторением войны, он оказался вбитым в сознание немцев на несколько поколений вперёд – и это самый сильный эффект.

Клим Подкова.

" >
Социальные комментарии Cackle