Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

179
" >

Реформа партийной системы - профанация или революция?

Как отреагируют люди на грядущую партийную реформу? Словами Станиславского "Не верю!" или словами Ленина "Есть такая партия!"?

Сложившаяся политическая система России уже очевидно не в состоянии решать проблемы модернизации и политической стабилизации. Кризис, длящийся 10 лет - с 2008 года - привёл к исчерпанию управляемую демократию, а неуправляемая демократия грозит стране хаосом. Капитализм, периферийная модель которого практикуется в России, испытывает глубочайший системный кризис, когда мировые центры силы могут развиваться только за счёт усиления ограбления периферии.

Все приросты темпов развития в США и Европе достигаются за счёт некапиталистических методов экономической войны, которые так же имеют свои естественные пределы возможностей. После исчерпания потенциала отжимания уступок у конкурентов и достижения пределов возможного в политике протекционизма рост снова прекратится, потому что не существует политэкономических условий для него. То есть мы имеем дело с ситуацией, когда политически созданы пределы для сбалансированного и постоянного экономического роста в рамках созданной системы общественных отношений.

Но говорить вслух об этих политических пределах в либеральной системе строжайше запрещено. Политический язык либерализма всячески стремится выглядеть как бытовой и максимально неполитический. Никакой идеологической окраски рассуждения о политике в либеральной системе иметь не должны. Законы капитализма должны восприниматься населением как законы физики - вечными, естественными и непреходящими.

Запрет же на политэкономию как науку - это политическое решение правящего ультралиберального класса, так как осмысление реальности в терминах политэкономии выносит либерализму смертный приговор.

Российский капитализм, несмотря на свою периферийную сущность и провинциальную примитивность, вполне созрел до формирования чётких и осознанных классовых противоречий, вытекающих из антагонистических несовпадений интересов имущих и неимущих классов. Обслуживающее крупный капитал государство всвязи с системным кризисом, отягчённым санкциями, утратило возможности обеспечивать развитие экономики в сочетании с выполнением социальных функций.

Сложившаяся политико-административная группа находятся у власти почти тридцать лет, она обжилась в кабинетах и обросла комфортом, и полагать, что она сейчас не только заинтересована, но и способна к изменению неработающей системы - это проявлять крайнюю наивность. Воспользоваться имеющейся системой для превращения России в развитое государство возможности нет. Для этого нужно менять сущность государства. То, чего правящие группы хотят избежать всеми способами. Их затягивают в реформы, как упирающуюся козу к клетке с тигром.

В связи с предстоящей передачей власти внутри правящего класса от одной группы к другой стоит задача - сделать это так, чтобы нынешние бенефициары системы не потеряли привилегий и способов обогащения. Сделать это, не меняя политической системы невозможно. Но перемены должны быть неглубокими. Перекраска фасада - максимум допустимого - таково требование нынешней элиты. Неглубокие изменения не позволят выйти на развитие, но дадут ещё несколько лет нынешним элитам на продление формы существования. Потом проблемы вернутся, но переживать неприятности стоит по мере их поступления. Пока так далеко они не заглядывают.

В российском обществе началась дискуссия - стоит ли штукатурить падающие стены, если фундамент прогнил? И не лучше ли подумать об укреплении фундамента? Но правящие группы требуют - только с учётом условия незыблемости наших способов существования. Это требование блокирует в принципе всякие перемены. Вот суть антагонистических противоречий между крупным капиталом и обществом, игнорируя которые мы обречены на провал любой политической и экономической реформы. А значит и на углубление нашего системного кризиса.

Ресурс "Эксперт Online" опубликовал статью Петра Скоробогатова "Пять вопросов к партийной системе России", где сформулировал задачи реформы партийно-политической системы по причине её неадекватности современному состоянию общества. Нынешние партии более не способны обеспечить ни развитие, ни социальный консенсус. Была такая статья Ленина: "Как нам реорганизовать Рабкрин". Подобный вопрос стоит сейчас перед нашей политической элитой. Вот эти пять вопросов. Собственно, есть смысл на каждый из них дать ответ.

1. Вопрос. "Зачем России нужна перезагрузка партийно-политической системы?"

Ответ: "Какая перезагрузка имеется в виду? Сопровождаемая классовым сдвигом в пользу интересов трудящихся или не сопровождаемая?" Тогда ответ разбивается на два подответа: "Кому нужна? Крупной буржуазии или обществу?" Дело в том, что вне классовой системы координат мы обречены на блуждания в темноте. Обществу нужна перезагрузка в его, общества, интересах. Крупной буржуазии - в её. Можно ли эти интересы совместить? Никак нельзя. Было бы можно - давно бы совместили и кризиса бы не было. Можно только одних подавить, другим победить. Диктатура класса буржуазии - вот единственное условие согласия её на реформу. Нужно ли это буржуазии? Да. Обществу? Нет. Обществу нужна реальная демократия, а не манипуляция им в интересах крупного капитала. Дано ли третье? Третьего не дано. Политэкономия неумолима, как физика: закон земного тяготения может как угодно не нравиться, но он есть.

Если мы принимаем как факт, что нынешняя форма политической системы, обеспечивающая господство крупной буржуазии, себя изжила и не способна обеспечить развитие без острого кассового конфликта, то логичным будет вывод - любое копирование этой системы под другим флагом не решит проблемы и потому не нужно. Ни обществу, ни буржуазии, ибо она в результате потеряет власть. Консенсус возможен посередине, где наполовину уступят друг другу общество и класс крупной буржуазии. Почему? Потому что на другой сценарий ни у одной стороны нет сил. Партийная конкуренция буржуазных же партий в рамках одной и той же системы более не позволяет решать проблемы, потому что не партии сгнили - строй сгнил. Не партии надо менять, а строй реформировать. Охранительные функции партий на самом деле ничего не охраняют, а загоняют конфликт вглубь, откуда он вырывается торфяным пожаром в период пика усталости системы.

2. Вопрос: "Есть ли у населения запрос на обновление партийно-политической системы?"

Ответ: Есть и довольно давно. Однако пока варианты изменений не осознаны и смутно представляемы. Тем не менее, любые изменения, принимаемые на 80% левым обществом и ожидаемые им, будут только в сторону элементов социализма. И ни в коем случае не в сторону углубления либерализма. Попытки же обмануть ожидания масс вполне вероятны, но чрезвычайно опасны последующей утратой доверия и социальным взрывом с перехватом управления несистемными силами, скорее всего, либеральными, так как все прочие практически не имеют ни формы, ни содержания, ни ресурсов. Возможна и реинкарнация фашизма, это обычная реакция капитализма на свой системный кризис, но в многонациональной России это путь к распаду. Потому остаются либералы. Кризис им больше всех на руку.

3. Вопрос: " Каковы результаты большой политической реформы 2012 года?"

Напомню, о чём речь: разрешили массу партий в целях распыления протеста, но ввели муниципальный фильтр, чтобы обеспечить сохранность позиций партии власти. С тех пор бюллетени для голосования стали напоминать длинные кухонные бумажные полотенца. Для подстраховки ввели смешанный принцип формирования Думы - половина от партий, половина мажоритариев. Этим путём пошли так же люди из партии власти, так что система осталась под контролем, хотя говорили, что создали условия для партийной конкуренции. Эту ложь сейчас даже неприлично повторять.

Ответ: Все изменения в системе выборов должны быть так построены, чтобы ни в коем случае не ставить под угрозу власть нынешней партии. Предполагать, что власть способна из каких-то отвлечённых соображений демократии сама себе создать условия для победы соперников, способных её свергнуть - это быть очень низкого мнения об умственных способностях власти. Будь она так глупа, она никогда бы не властвовала.

Реформа 2012 года выполнила свою задачу на то время, устарела и перестала работать. И потому её будут менять новой реформой, желательно - такой же по сути. Никто не собирается строить систему на века. Задача - обеспечить покой на время смены власти. Что будет потом, будет решать следующая администрация. Все нынешние партии, невзирая на степень их прикормленности, не способны удовлетворить запрос на перемены. И поэтому нет смысла анализировать то, что есть сейчас. Это не работает.

4. Вопрос: "Способна ли нынешняя партийно-политическая система к консервативной эволюции?"

Ответ: Нет, не способна. Либеральная система к консервативной эволюции не способна. Но она способна к реакции. Посмотрите, что творится в США. Они на грани гражданской войны. Любой учебник политологии говорит о том, что система простирает свою власть до тех пор, пока другая система не поставит перед ней преграду в виде своих претензий на власть. Сам себе никто аппендицит или больной зуб удалять не будет. эволюция всегда есть результат давления изменившихся внешних условий, необходимости адаптации к ним. Если в обществе нет осознанного социального движения, крупная буржуазия сама себя никогда ни в чём добровольно ограничивать не станет. Все перемены будут носить исключительно косметический характер ради сохранения либеральной экспансии и очередной формы манипуляции массами.

Это может быть или неудачная, или удачная манипуляция. Настоящая массовая партия рождается не как проект верхушки, накачанный деньгами и угадавший запросы массы, а произрастает снизу, из глубины общественных движений. Её могут подхватить активисты, ставшие лидерами, но они не должны выйти из кабинетов власти с путёвкой в жизнь с резолюцией "Согласовано". Партию могут перехватить денежные мешки, но она всё равно должна родиться снизу.

5. Вопрос: "Каковы варианты модернизационной эволюции партийно-политической системы?"

Ответ: Варианты лишь те, что имеют шанс на реализацию. Это новые искусственно созданные партии власти, суть которых в смене вывески и новых лиц в руководстве. Эта партия должна заменить собой утратившую социальную базу партию Единая Россия на период думских выборов, когда Дума будет стабилизатором процесса выборов президента и последующего торга элит за расклад сил. Всё, других задач у новой партии нет, а стало быть партийная реформа носит сугубо утилитарные, краткосрочные задачи. Создавать новые партии и закрывать старые можно хоть каждый год.

Создать сейчас какую-то оптимальную двух, трёх или четырёхпартийную систему невозможно. Она будет создаваться по ходу жизни. Вопрос встал не из-за недостатка партий, их сейчас как грязи, выбирай - не хочу, а из-за падения авторитета партии власти. Одной-единственной. Её и будут менять. Остальное не имеет ни срочности, ни шансов на успешную реализацию, Что, кто-то верит, что вместо КПРФ или СР можно создать что-то более популярное и пользующееся доверием?

Более радикальные изменения грозят слишком сильной встряской элит, что препятствует прорывным решениям в этом вопросе, говорит автор статьи Пётр Скоробогатов. Перевести с политкорректного на русский это можно так: крупная буржуазия никогда не пойдёт на создание самой себе реального соперника в политике, какими могут быть лишь социалистические и социал-демократические партии. А самих достаточно сильных левых партий с мощной поддержкой в обществе, и потому способных взять часть властных полномочий, у нас не существует.

"К сожалению, политическая реклама сбивает с толку несравненно больше народа, разоблачение её гораздо труднее, обман держится здесь много прочнее. Клички партий - и в Европе и у нас - выбираются иногда с прямой рекламной целью, программы партий пишутся сплошь да рядом исключительно с целью надувания публики. ... Чтобы разобраться в партийной борьбе, не надо верить на слово, а изучать действительную историю партий, изучать не только то, что партии о себе говорят, а то, что он делают, как они ведут себя в делах, затрагивающих жизненные интересы разных классов общества".

Эти слова Ленина, написанные для своего времени, ни на йоту не утратили актуальности сегодня. Надо сказать, что это самый дельный политологический совет, который можно дать нашим современникам, озабоченным тем, как наилучшим образом встроить партийно-политическую систему, способную и развитие обеспечить, и социальный мир гарантировать.

Согласитесь, когда эксперты вам всерьёз говорят, что можно сделать три партии, ЕР. КПРФ и ЛДПР, и на этом треугольнике соорудить устойчивую партийную думскую табуретку, а можно сделать и "две с половиной" партии - это две крупных партии и две мелких на подхвате для ситуативных коалиций (это в зависимости от того, сколько им заплатят, что ли?) - то вся затея начинает напоминать политический спектакль, на который зритель может только ответить возгласом Станиславского "Не верю!". Но политика - не театр, несмотря на некоторое сходство. Стоит ли ради этого затевать такие далеко идущие реформы?

Любая имитация политической реальности выйдет боком тем, кто возьмётся за такое конструирование. Устойчивой будет лишь та система, в которой расклад партий будет реально отражать расклад в обществе. То есть 70% должно быть у левых в коалиции с левоцентристами, 10% у либералов и 20% у националистов. Можно монархистам поставить один приставной стул, чтобы не обвиняли систему в недемократичности. Вот реальный расклад сил в политике.

Предлагать же построить нечто, где левым, так и быть, подкинут 20% (с какого потолка цифры), "болоту", качающемуся и неопределившемуся, а потому вечно продажному изначально, под названием "центристы" отвесят аж 30-40%, а всяким правым, от либералов до монархистов, подарить 50-40% - это не просто дурной произвол, это новая бомба замедленного действия под политическую систему. Люди за три года поймут, что их опять надули и, учитывая, что в экономике лучше ближайшие 10 лет не станет, уговорить их потом согласиться на новую партийную реформу может и не получиться. Скорее их уговорят на революцию. Пойти этим путём было бы самой крупной политической ошибкой.

Социальные конструкторы должны помнить, что проектируют не самолёт, и им нельзя отрываться от земли, как бы они ни чувствовали прилив вдохновения и свободы. Те же советы, которые партиям даются в статье - сочинить идеологию, поменять надоевших старых лидеров, создать систему подготовки вменяемых кадров, выпросить у буржуазии денег (а у кого они ещё есть?) и приналечь на политическую рекламу - это, как писал Ленин - "Советы постороннего".

Это как раз тот случай, когда есть смысл прислушаться к наиболее успешному партийному строителю всех времён и народов. Тут как раз надо сказать: "Мы пойдём другим путём", чтобы люди сказали: "Есть такая партия". Но и лидеры должны быть под стать Владимиру Ильичу. Или хотя бы Иосифу Виссарионовичу. А пока на детях политических гениев природа глубоко отдыхает, нам приходится самим принимать очень ответственные и самостоятельные решения. Пора уже выучиться чему-то в наших политических университетах. Благо, за последние 50 лет их было более чем достаточно.

Александр Халдей, специально для ИА REX

" >
Социальные комментарии Cackle