Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

410
" >

Территория одичалых: они хотят иметь своих рабов

Когда озверевшие, одичалые "украинцы" после уничтожения законной власти в Киеве бросились по городам украинского Юго-Востока сносить памятники Ленину, уже понятно было, что это только первый акт агонии цивилизации на просторах южных окраин России.

Это действие не имело под собой никакого исторического обоснования.

В недолгой истории украинского народа нет ни одного исторического деятеля, которому бы новорожденная нация была обязана стольким, как Владимиру Ульянову.

Именно его стараниями было создано украинское национальное государство, украинцы были признаны отдельным от русских и более того, угнетенным последними народом.

Можно сказать, что Владимир Ильич был последовательным украинским националистом и даже "отцом-основателем" Украины.

Однако именно на него, как и на остальных деятелей коммунистической партии, излилась прежде всего,дикая иррациональная ненависть народа после революции "национального достоинства".

Причина этой ненависти довольно банальна. Коммунисты из благих побуждений, увлеченные умозрительными, далекими от реальности национальными концепциями, выпустили из польских свинарников народ, пребывавший многие столетия в рабстве.

И по этой причине совершенно лишенный своей собственной истории и культуры.

Вы только представьте себе: веками жить в месте пересечения великих цивилизаций, между великими мировыми культурами, в прямой видимости величественных польских замков и костелов, восхитительной архитектуры Львова, а самим не иметь ничего, кроме первобытного примитива.

И вот с этим примитивом быть выставленным на равных в межцивилизационное соревнование. В измазанных навозом обносках быть выставленным на городской площади.

Разве можно после этого не возненавидеть и город, и его обитателей?

Ведь от того, что украинцы завладели польскими и еврейскими домами в старинном Львове, они нисколько не стали наследниками культуры их строителей. Более того, за ту недолгую, не насчитывающую и ста лет историю, в ходе которой жителям Западной Украины вообще позволено было появляться на улицах городов, они так и не поняли, как они построены - те города, а главное, зачем.

Урбанистические теории о предназначении городов в человеческой цивилизации - это слишком сложно для людей, которые поставили целью построение аграрной державы, громадного такого хутора размером с самое большое государство Европы. Для людей, которые никогда на протяжении истории не участвовали в техническом прогрессе, ненависть к фабрикам и заводам, и непонимание их предназначения вполне естественна.

Город - это место, в котором люди живут в теплых квартирах, которые не надо топить и не надо бегать за дровами. В этих квартирах есть теплые сортиры, и не требуется по нужде бежать во двор. Городскому жителю не требуется вставать в четыре часа утра и доить корову, выносить за ней навоз, чистить за свиньями, поэтому в городе можно всегда ходить в чистом. Это, собственно, и все, что успели постичь жители Западной Украины с тех пор, как у них появилась возможность жить в чужих городах.

И за то тяжелое и унизительное существование, которое веками влачили в смрадных хатах их предки, за свою чуждость непонятной городской цивилизации, в которую вытолкнули украинцев коммунисты, они всей душой возненавидели и обитателей городов, и самих коммунистов.

Коммунисты в отношениях с украинцами в точности повторили опыт, описанный еще Мигелем де Сервантесом в эпизоде про освобождение Дон Кихотом рабов. Вместо благодарности за освобождение от цепей герои получили град камней и яростную злобу.

В соответствии со старой, давно известной истиной потомственные и закоренелые рабы не хотят свободы, ибо не знают, что с нею делать, они хотят иметь своих рабов.

Поэтому идеология освобождения от рабства и эксплуатации человека человеком никак не могла быть принята вызволенными из многовекового рабства и отставшими от остального человечества навсегда.

Не было у них благодарности к коммунистам ни за то, что дали, наконец, запановать "у своий сторонци", ни за то, что присоединили к Украине, избавив от вечных угнетателей поляков.

Вот если бы поляков и евреев поставили в положение украинцев и заставили на них работать, был бы совсем другой разговор.

Однако более всего мстили украинцы коммунистам за недоступный мелочной мещанской душонке высший человеческий идеал.

За то, что при их власти, вместо хаты, лучшей, чем у соседа, приходилось изображать стремление к какому-то всеобщему человеческому счастью.

Соизмеряя свои низменные желания с идеалами, которые диктовала коммунистическая идеология, мещане до сих пор всеми фибрами души представителей ее и идеологов, даже мертвыми, ненавидят.

И кроме всего прочего идеологам украинства удалось убедить его адептов в том, что именно коммунисты виноваты в том, что украинцы, переброшенные разом из железного века в развитый индустриальный, живут хуже, чем их соседи словаки, поляки, венгры и чехи.

Почему? Даже не спрашивайте. Виноваты коммунисты и всё. А еще "москали".

Потому что, как и всякие дикари, украинцы ни в чем из происходящего с ними не могут быть виноваты.

Чтобы до конца понять весь этот сложный комплекс чувств дикаря, выброшенного в цивилизацию высшего уровня, нужно самому быть этим дикарем. Хотя бы во втором поколении.

Восхищение превосходящей цивилизацией в положении униженном оборачивается ненавистью к ней, когда эта цивилизация терпит крах, когда ее можно победить и установить, почувствовать свое над ней превосходство.

Над этими грустными вещами мы с товарищами и размышляли ровно пять лет тому назад. После того, как возбужденная толпа с налитыми кровью от ненависти глазами избитых и залитых слезоточивым газом сбросила нас с постамента памятника Ленину в Николаеве и под защитой милиции, которую вчера жгла коктейлями Молотова на Майдане, начала этот памятник крушить.

Среди тех, кто до конца пытался этот памятник защитить, поклонники коммунистической идеологии отнюдь не составляли большинство. Более того, как оказалось, самые молодые николаевцы, из числа защитников памятника, неприкаянные подростки из спальных постиндустриальных гетто только после сноса памятника вообще заинтересовались, а кто такой был этот Ленин.

И, просветившись, на следующий день отыскав неизвестно где сохранившийся бюст вождя пролетариата, водрузили его на постаменте снесенного памятника.

Что же побудило людей разных политических убеждений, некоторые из которых являются православными монархистами и к коммунистам, а особенно к Ленину, тоже относятся, мягко говоря, не очень хорошо, встать на защиту его памятниака?

Понимание. Или, лучше сказать, ощущение на подсознательном уровне, что это не противники коммунистической идеологии таким образом утверждают свою победу над ней.

В глазах "студентов", жителей обнищавших сёл, лишь недавно ставших городскими пригородами, в глазах тех, кто, вооружившись ножами, топорами и слезоточивым газом ворвались в центр чужого города, читался приговор. Отнюдь не Ленину. А всей человеческой истории и цивилизации, которая на протяжении сотен лет посмела проходить без участия украинцев.

Снос памятника Ленину, с попутным избиением жителей города - это был всего лишь первый публичный акт войны народа без истории и культуры против любой чуждой ему истории и культуры на земле, где этому народу позволили расселиться.

Если во Львове, где польское и еврейское население было механически замещено на украинское, варвары, вырвавшиеся из лесов, объявили многовековую историю этого города и его прекрасную архитектуру своей и присвоили чужую культуру за неимением своей, то в отношении других городов и их населения, с их чуждой диким жителям Карпат имперской историей, был вынесен однозначный приговор на уничтожение.

Даже для тех жителей города, для которых коммунистическая идеология неприемлема, памятник Ленину, улицы городов, названные в честь деятелей коммунистического периода, ордена, вручавшиеся городам и заводам в советское время, являлись и продолжают являться частью неразрывной истории собственной цивилизации, очередным культурным слоем в многовековой истории народа.

И снос этого памятника был ни чем иным, как покушением и на эту историю, и на весь народ, на само право его существовать на этой земле, объявленной отныне территорией одичалых.

Неудачная попытка защитить эту малую часть трагической, но и великой одновременно, собственной истории вызвала бурный всплеск национального сознания населения уничтожаемой цивилизации, который получил название "Русская весна".

Русские Украины неожиданно для всех, а более всего - для себя, вспомнили, что были, когда-то русскими, и попытались защитить свое имя, свою историю, само свое право жить на земле своих отцов.

Да было поздно. Как и во времена упадка прошлых великих цивилизаций, Империя пожертвовала населением городов пограничного Лимеса, сосредоточив силы на сохранении ядровой территории вокруг столицы.

С той лишь разницей, что Римская и Византийская империи отступали и падали под напором лучших воинов своего времени, пусть они были и варварами.

Русская и постсоветская цивилизация рушится прямо сейчас, у нас на глазах, под напором просто варваров из окрестных сел и лесных предгорий.

Так как ничего из истории имперских городов и их достижений украинцам не принадлежит, а, значит, и не дорого, это должно быть уничтожено, чтобы то, что называется украинской историей и украинской культурой, могло восторжествовать хотя бы на развалинах.

И в настоящий момент захватчиками объявлено о начале следующей фазы разрушения окружающей цивилизации.

Вслед за кампанией по декоммунизации на Украине объявляется кампания по "деколонизации". Следы цивилизации, которая, собственно и породила украинские города, будут повсеместно стираться с лица земли и из памяти живущего на ее руинах населения.

Об этом в ходе отчёта о деятельности заявил директор Института национальной памяти в Украине Владимир Вятрович.

"После декоммунизации, которая сняла первые наслоения, мы увидели, что под этим слоем есть российско–имперские наслоения", - заявил Вятрович.

По его словам, особенно эти тенденции сильны на юге Украины - в Одесской, Николаевской и Херсонской областях. Очень удивительно, конечно, что в городах, основанных Империей и заселенных имперским населением со всех ее концов, вдруг обнаружились имперские наслоения.

Но смешного в деятельности дикарей из карпатских предгорий нет совершенно ничего. Их дикая ненависть к следам чуждой цивилизации на захваченной ими земле носит вполне системный характер и воплощается в жизнь с методической последовательностью и упорством. Так, уже в 2019 году, по словам Вятровича, Институтом национальной памяти будут подготовлены законы, которые позволят "очистить Украину от имперского наследия".

"Очень хороший пример деколонизации, демонтаж памятника Суворову в киевском училище Богуна, стал результатом настойчивой позиции руководителя этого вуза", - подчеркнул Вятрович, дав тем самым понять, в чём именно будет заключаться "деколонизация".

И нет никакого сомнения в том, что парламент Дикого поля, наполненный таким же ,как Владимир Вятрович, смердящим рагульем в дорогих костюмах, эти законы без промедления примет.

"Деколонизировать" бывшую южную столицу Российской империи, "южную Пальмиру" Одессу, как уже понятно из заявлений украинских культрегеров, планируется не только сносом памятников основательнице города Екатерина Великой, строителям и благоустроителям города, переименованием улиц, но и стиранием самого имени великого города.

Вместо Одессы дикие карпы планируют устроить на ее месте Коцюбиевку. По названию турецкой крепости Гаджибей, на месте которой была построена Одесса.

Турецкую крепость, взятую блистательным мгновенным штурмом под руководством основателя Одессы Иосифа Дерибаса, украинцы уже объявили своим исконным селением на берегах Черного моря.

Бывшую столицу российского и советского кораблестроения Николаев, быть может, и оставят Мыколайивым. А могут и переименовать в какую-нибудь Витовку. Жителям сел, которые, захватив города, превратили их в такие же занедбанные села, как и те, что они оставили, вот такие, сельские наименования больше по душе. Этим актом осквернения истории и памяти они четко помечают, что теперь это их место обитания, а не бывших имперских жителей. С ними, напившимися человеческой крови и до зубов вооруженными, теперь не поспоришь с флагами и транспарантами в руках.

Херсон, давно уже превращенный в большое село, переименовывать, наверное, не станут. А если все же захотят окончательно стереть с географической карты память о светлейшем князе Потемкине, отыщут какую-нибудь хижину национально близкого сношателя коз на старых польских картах, и в честь него переименуют.

И так они уничтожают не только сам русский народ, но и всякую память о пребывании этого народа на берегах Черного моря. Последовательно, упорно, методично, без всякого сомнения. Точно зная, что и зачем делают.

Ведь это Одесса представляет собой целый пласт русской культуры и российской истории, и в историческом сознании и памяти русского народа, которая может быть, когда-нибудь проснется, занимает видное место. А Коцюбиевка?

Нет такого названия в русской истории. И Одессы больше не будет ни на карте, ни в истории. Останется, быть может, только в апокрифических легендарных сказаниях о великом народе, который жил когда-то на этой земле.

И кто виноват в этом всем? В этом буйстве дикарства и варварства на прославленной подвигами наших дедов земле.

Да мы, дорогие соотечественники. Мы, русские.

Победить и растоптать нас как народ, осквернить все то, что нам памятно и дорого, позволили именно мы.

С того момента, как перестали быть государствообразующим народом империи и стали всего лишь населением его заброшенных окраин. Забыли о своей цивилизационной роли как народа строителя, изобретателя сложных машин, создателя великих произведений архитектуры и искусства. И позволили себе опуститься до уровня диких карпатских варваров, без чего они никогда не смогли бы нас победить.

Вместо того, чтобы продолжать впитывать и растворять в себе эту первобытную дичь, приучать к городскому образу жизни, обучать городским занятиям, мы сами перестали ими заниматься. Изобретать и строить корабли и самолеты, поезда и автомобили, станки и компьютеры. Все это мы оставили другим народам, считая, что можем в полной мере пользоваться достижениями мировой цивилизации, не участвуя в ее развитии.

А так не бывает. Перестав быть лидерами мировой цивилизации, мы присоединились к ее аутсайдерам, влились в ряды дешевой рабочей силы и потребителей таких же дешевых благ.

Вот сейчас, на 28 февраля, украинскими нацистами готовится к принятию очередной закон, запрещающий употребление русского языка во всех сферах деятельности на Украине.

Обидно, конечно. Но скажите мне, а чем мы таким занимаемся при помощи этого языка, чем нельзя заниматься, владея всего лишь вульгарным польским диалектом?

Для того, чтобы продавать друг другу китайские трусы, русский язык подходит ровно настолько же, насколько и любой другой. Это по названию и официальному статусу он - международный язык науки и техники. А по реальному применению в жизни народом-носителем разве является таковым?

Какая часть из носителей великого русского языка действительно применяет его в ходе высокотехнологичной наукоемкой деятельности?

Хотя бы из нас, живущих на Украине, на руинах еще четверть века тому назад передовой на мировом уровне промышленности. Перестав быть народом, носителем высшей цивилизации, мы опустились даже не до уровня горных варваров, а на уровень жалких рабов этих варваров. Потому как за время жизни в уюте постиндустриальной цивилизации разжирели, развратились, пресытились ее благами и разучились убивать захватчиков.

И теперь, в массе своей, вынуждены терпеть вот такие издевательства со стороны тех, кто убивать готов.

И это еще не конец, и не самое страшное.

Украинский народ, освободившийся не только от векового рабства, но и совершенно свободный от каких-либо моральных ограничений, которые возникают только в ходе цивилизации, которой он никогда и не имел, еще не показал себя во всей своей варварской красе.

А у него в памяти вместо истории побед и достижений есть только история издевательств и унижений, которым он подвергался с малыми перерывами на протяжении полутора тысяч лет уж точно.

Чего ждать от племени, первое историческое упоминание которого связано с тем, что степные захватчики запрягали его женщин в телеги вместо лошадей?

Того, что оно при первой же возможности сделает то же с племенем подчиненным и завоеванным. В настоящее время на роль такого племени назначено еще сопротивляющееся из последних сил население Донбасса и тех русских, которые съехались в Донбасс дать последний отпор или погибнуть.

Покоренные, униженные и раздавленные русские Украины, как показывает опыт покоренных народов, постарается изо всех сил уже во втором поколении в большинстве своем слиться с захватчиками, мимикрировать под них, буквально во всем подражая. Включая и дикую ненависть к чужой цивилизации, построенной их собственными дедами и прадедами, к бывшему своему народу, к языку, к истории, культуре.

Те, кто диктует программу действий для деятелей украинского варварства, прекрасно знают что и зачем делают, уничтожая память русского народа, унижая его и превращая его детей в украинцев.

Из истории известно, что всего за пару поколений такого обращения покоренные народы сливаются с покорителями принимая их имя, язык и культуру, буде им представится такая возможность.

Именно это неизбежно произойдет и на Украине, если укрывшаяся за "длинными стенами" имперская гвардия не поспешит на спасение жителей разрушенных крепостей пограничного русского Лимеса.

Юрий Барбашов, "ВосходИнфо".

" >
Социальные комментарии Cackle