Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

344
" >

"Заканчивать Вторую мировую придется правнукам тех, кто воевал с нацизмом"

Известный историк, писатель и журналист Армен Гаспарян рассказал о причинах нынешнего расцвета неонацизма в ряде стран Европы.

Армен Гаспарян, хорошо знаком многим своими историческими исследованиями и выступлениями на телевизионных ток-шоу, стал гостем очередного заседания дискуссионного клуба RuBaltic.Ru. Мероприятие состоялось на площадке БФУ имени Канта. Обсуждали реабилитацию нацизма в ряде стран на постсоветском пространстве и способы борьбы с этой идеологией. Мы выбрали наиболее яркие высказывания Армена Сумбатовича на эту тему.

О Прибалтике и Украине

- На наших глазах произошло крушение мифа. В Советском Союзе выпускалось достаточно много книг, снимались документальные фильмы про неонацизм, и точкой, откуда должны были распространяться эти идеи, обозначалась Германия. Но к нашему огромному удивлению, неонацизм возродился там, где, по идее, не должен был никогда возрождаться. Возродился на земле, которая обильно полита кровью, видела массовые казни, концлагеря и разгром нацизма. Я имею ввиду Прибалтику и Украину.

Причем Евросоюз попустительствует тому, что в этих странах сейчас происходит. Получается, внуки и правнуки тех, кто воевал с нацизмом, должны будут заканчивать Вторую мировую войну, ведь становится понятно, что тогда нацизм был повержен, но не уничтожен. И если ему не противодействовать, можно получить самый негативный сценарий из всех возможных. Потому что сейчас ООН во многом повторяет ошибки своего предшественника – Лиги наций. К сожалению, в этой борьбе с неонацизмом Россия пока одинока, хотя, конечно, есть еще позиции Белоруссии или Израиля. Неонацизм – это не чтение германского эпоса или поклонение Одину, он начинается там, где начинается национальное чванство, где появляются люди, которых называют людьми второго сорта. Мы это наблюдаем сегодня в Прибалтике и на Украине.

О советских коллаборационистах

- В СССР не было никакого изучения проблематики коллаборационизма, все сводилось к единичным отщепенцам, алкоголикам, уголовникам, некоторых из которых показывали в кино. Все годы после войны мы отрицали массовую коллаборацию с врагом, у нас была политика интернационализма. Советская власть тем самым заложила под себя очередную мину замедленного действия. Выросли поколения, которые знали, что был какой-то там генерал Власов и был некий Бандера. А после развала СССР на рынок хлынула эмигрантская периодика, которая показала диаметрально противоположную картину – и мы оказались к этому не готовы. Кто бы нам в школе рассказал про латышский и эстонский легионы СС, про дивизию "Галичина", про десятки карательных батальонов. И пока в России была выжженная поляна, на Украине и в Прибалтике эмигрантские и другие организации людей целенаправленно, годами готовили. Противостоять этому стало возможным лишь с появлением у нас специалистов, избавленных от мифов советского агитпропа, но, к сожалению, время было потеряно.

О Кёнигсберге и Калининграде

- В нашей стране есть ряд городов, где можно вообще ничего не делать с точки зрения памяти о Второй мировой войне: Курск, Волгоград, Санкт-Петербург, Белгород, Орел. И в их числе Калининград. Эта земля сама по себе является памятником, потому что обильно полита кровью русских солдат. Безусловно, у Калининграда многовековая история, до разгрома нацизма город назывался по-другому, ни один нормальный человек это не будет отрицать. Но по итогам Второй мировой сложилась историческая условно справедливость, назовем это так. И Калининград стал составной частью СССР, а после него – РФ. Поэтому все эти разговоры, что неплохо бы регион отдать, я не понимаю. У нас есть такая категория людей, которым мало того, что часть России была отдана Украине, Казахстану, Грузии. Я вообще очень люблю исторические названия и долгие годы называл, например, Днепропетровск Екатеринославом, Краснодар – Екатеринодаром, а Калининград - Кёнигсбергом. Но после того как наша совестливая либеральная общественность, закатав свои крахмальные манжеты, заголосила о том, что Курилы – это Япония, а Калининград – Германия, я понял, что ваш город надо называть только так, как он называется сейчас. Потому что даже в этом есть очень серьезный предмет политической спекуляции.

О территориальных притязаниях Литвы

- Тут, кажется, какой-то деятель из Литвы изъявил желание присоединить Калининград. Так вот, пусть он прежде Польше вернет то, что задолжали – я имею ввиду Вильно и Ковно. Советский Союз совершил ошибку, когда переформатировал государство и всем предоставил равное право голоса. Поэтому Россия сегодня и слышит постоянные претензии со стороны своих бывших национальных окраин. Что ж, в нашей многовековой истории России грозили очень многие. Многие даже сюда приходили качать права. Тут они все и остались. Допускаю, что нынешним литовским националистам кажется, что предыдущие поколения колонизаторов России были глупее, а вот у них получится. Что ж, вэлкам! Нация, которая уничтожила армии Наполеона и Рейха, с отдельно взятым литовским националистом сможет поговорить, не важно, где он захочет провести этот поединок чести – в Калининграде, Петербурге или Москве, пусть приезжает! Мы гостеприимны, мы рады всем, даже таким упырям, как он.

О национализме в России

- Надо понимать, что наиболее активные проповедники национальной и расовой ненависти у нас уже давно сидят – и даже не под домашним арестом, многие по совокупности своих деяний вообще отправились на пожизненное заключение. Но здесь тоже необходимо разграничение. Слава Богу, президент подписал указ о частичной декриминализации так называемой "русской" статьи 282 Уголовного кодекса РФ. Я ни разу не слышал, чтобы по ней обвиняли кого-то еще. За исключением, разве что, себя. Но поскольку с точки зрения Прибалтики я являюсь патентованным русским фашистом, они так и пишут открыто, поэтому инкриминирование ими мне этой статьи меня тоже не сильно удивило. Кстати, мне ставили в вину "излишнее восхваление русского народа" (нашелся такой идиот) за цитату из знаменитого тоста Сталина на банкете в честь Победы над фашистской Германией. Конечно, о проявлениях национализма в России нужно говорить, наверное, необходима серьезная просветительская программа, но не надо при этом доходить до абсурда. Александр Сергеевич Пушкин гордился тем, что он был русским националистом, и что теперь – его тоже будем запрещать? Федор Михайлович Достоевский также в интернационалисты себя не зачислял, а вместе с ним и многие другие известные россияне. Надо просто точно определиться: что такое национализм, что такое шовинизм, что такое нацизм. Понятно, что по причине Второй мировой воны все эти понятия были размыты и получилось одно определение. Для советского агитпропа это было приемлемо, но в XXI веке пора бы уже определиться, что есть что. Мне бы очень не хотелось, чтобы в борьбе с проявлениями шовинизма и национализма пострадало бы, например, культурное наследие России – нашелся ведь… чудак, который взял и запретил по суду древнерусскую былину. Литературный памятник IX века, видите ли, оскорблял его национальные чувства.

Игорь Орехов.

" >
Социальные комментарии Cackle