Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

269
" >

"Украина без Великороссии задохнётся"

Гетман Павел Скоропадский

Историки Александр Колпакиди и Олег Айрапетов рассказывают о судьбе гетмана Скоропадского. Будучи кадровым военным и руководствуясь абстрактно благими намерениями, он вынужден был опираться на крупных землевладельцев, националистов и германских оккупантов. Последние рассматривали украинские земли в качестве колонии, из которой они выкачивали всё, что могли. Как только Германия потерпела поражение, бесславно закончилась и "эфемерная" власть Скоропадского, у которого спустя десятилетия хватило мужества отказаться от сотрудничества с Гитлером. Впрочем, с точки зрения идеологов современного радикального украинского национализма, это скорее минус, нежели плюс.

А. Колпакиди: Павел Скоропадский – последний гетман Украинской державы, человек с очень непростой трагической биографией, которая похожа на биографию его знаменитого предка, сменившего Мазепу. Очень много параллелей. И главная параллель – личное мужество в сражениях не всегда компенсирует политическое мужество и политическую волю. Не всегда героический офицер может противостоять тяжёлым обстоятельствам судьбы, которые выпали на его долю. И в то же время разница в судьбах: один проявил верность Петру, другой же проявил какую-то странную вертлявость, в решающий момент своей жизни крутился как уж на сковородке.

О. Айрапетов. Этот человек был не на своём месте, и выпало ему действовать не в своё время. Когда речь идёт о Скоропадском, вспоминается не его дореволюционная служба в рядах императорской армии – она во всех отношениях была достойной. Начало этой службы определялось его аристократическим происхождением. Конечно, Скоропадские по всем правилам Российской империи были аристократией. Это был богатейший род, ему принадлежали огромные латифундии.

Он попал в закрытое военное учебное заведение – Пажеский корпус, где могли учиться только дети потомственных дворян, причём при условии, что их отец должен был быть чиновником либо иметь чин не ниже генерал-лейтенанта. После он попал на службу в престижный Кавалергардский полк имперской аристократии: строжайший отбор, лучшие офицеры из наиболее состоятельных семей. Никакое жалование не компенсировало тех расходов, которые падали на служившего в конной гвардии молодого офицера. Это был совершенно особенный полк: близость ко двору, к императорской семье, как бы сегодня сказали, к центру принятия политических решений. Это определяло возможности для карьерного роста. Лозунг полка: "Мы не стремимся быть первыми, но никому не дадим быть лучше нас". Это означало необходимость быть впереди.

Надо отдать должное Павлу Петровичу Скоропадскому: он во время Русско-японской войны не прятался, а отправился воевать в Маньчжурию, где отличился в боях и получил награду за храбрость – Анненский темляк, это надо было заслужить под огнём.

Первую мировую войну он уже встретил в звании полковника, проявил себя в очень тяжелых боях под Каушеном в восточной Пруссии и заслужил Георгиевский крест. Он действовал в кавалерийской дивизии Гусейна Хана Нахичеванского, которая шла впереди наступающей группы армии Ренненкампфа.

Скоропадский в это время был обычным русским генералом – с Юга России, таким он себя ощущал, хотя он при этом оставался малороссом. Здесь нет никаких противоречий – офицерский корпус был многонациональным и многоконфессиональным.

А. Колпакиди. Скоропадский никогда никак себя не проявлял как националист.

О. Айрапетов. Он владел малороссийским наречием, как тогда говорили, был любителем этнографических особенностей, но не более.

…Учитывая гигантские потери кадрового офицерского корпуса, его быстрый карьерный рост являлся стандартным явлением.

А. Колпакиди. Через год он стал генерал-лейтенантом.

О. Айрапетов. К концу 1915 года от офицерского корпуса 1914 года осталось примерно пять процентов…

А. Колпакиди. Это – ужасная трагедия русской армии.

О. Айрапетов. Война вообще трагедия, но в этом одновременно ничего особенного нет – примерно такие же цифры потерь кадрового состава армии были у французов и у немцев тоже. Кадровая армия выходит на первый этап войны для того, чтобы лечь там костьми.

Во время февральской революции в 1917 году, после отречения Николаем Вторым от престола и с приходом к власти Керенского, мечтавшего стать актёром-комиком, а ставшего премьер-министром, Скоропадский возглавил украинский корпус, который стал украинизироваться. То есть вся трагикомедия "гетманщины" началась ещё весной-летом 1917 года.

А позже в Киеве соперничающие политики пытаются сделать армию Скоропадского основой "незалежной державы". При помощи немцев началась подковёрная борьба, в которую Скоропадский стал втягиваться с Виниченко, с Петлюрой.

Трагичность Скоропадского в том, что он в это влез, желая лучшего, как ему казалось. Проводя украинизацию, он вовсе не был сторонником украинизации.

На каком-то этапе эта фигура стала приемлемой прежде всего для буржуазных партий.

А. Колпакиди. Он стал ставленником олигархии того времени…

О. Айрапетов. Он сам был таким. Для армии – это генерал с Георгиевским крестом. Для традиционалистов – это человек, близкий ко двору императора. Для подавляющего большинства съезда землеробов (хотя его правильнее было бы назвать съездом латифундистов) – это свой, причём не просто свой, а первый среди своих.

Скоропадский был символом удержания порядка. Сам же он хотел удержать этот порядок, но одновременно воздержаться от ультранационализма. Но при этом ставка была возможна только на ультра, единственной силой, на которую он мог опереться, у него были немцы и галичане. И потом всю свою жизнь он вспоминал, как метался между этими полюсами власти, а одновременно с этим никакой самостоятельной политики, которая давала бы хоть какой-то шанс на реализацию своих взглядов, у Скоропадского не было, потому что немцы и австрийцы, оккупировавшие Украину, в это время нуждались только в хлебе и угле.

А. Колпакиди. Прикрываясь его "витриной", с Украины выкачивали все, что могли.

О. Айрапетов. Поэтому очень быстро наступило разочарование. Как только германцы были разбиты и их войска стали уходить, всё посыпалось. Надо отдать должное, что Скоропадский категорически отказался от сотрудничества с гитлеровцами – и это единственное светлое пятно в политической биографии гетмана.

Из книги П. Скоропадского "Воспоминания":

"Среди них (галичан. – Ред.) много узких фанатиков, в особенности в смысле исповедывания идеи ненависти к России. Вот такого рода галичане и были лучшими агитаторами, посылаемыми нам австрийцами. Для них неважно, что Украина без Великороссии задохнется, что ее промышленность никогда не разовьется, что она будет всецело в руках иностранцев, что роль их Украины – быть населенной каким-то прозябающим селянством. Тут, кстати сказать, эта ненависть разжигается униатскими священниками"

"Лично я понимал, что Украина на существование имеет полное основание, но лишь как составная часть будущей российской федерации, что необходимо поддерживать все здоровое в украинстве, отбрасывая его темные и несимпатичные стороны. Великороссам же надо указать их определенное место".

Александр Колпакиди.

" >
Социальные комментарии Cackle