Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

237
" >

Об успехах интеграции Украины в Евросоюз

Разбор "успехов" евроинтеграции Украины в Европу, которая стала формальным поводом для свержения Януковича и развязывания гражданской войны.

- Чем Вас вознаградить?

- Ваше величество, произведите меня в немцы!

Государь сделал вид, что не расслышал.

(Довольно расхожая байка о генерале Ермолове)

Около пяти лет назад Украина подписала соглашение об Ассоциации с Евросоюзом, задекларировав амбициозную программу радикальных преобразований во внутренней и внешней политике, экономике и социальной организации. Была ли эта программа реалистичной изначально и насколько удалось продвинуться за минувшую пятилетку?

Попробуем разобраться.

Процедура вступления в ЕС выглядит следующим образом:

Подписание Соглашения об ассоциации;

Включение в официальную программу расширения ЕС;

Подача заявки на вступление;

Получение статуса кандидата в члены ЕС;

Проведение и завершение переговоров по всем пунктам соответствия страны европейскому законодательству, европейским нормам и по снятию возражений со стороны уже действующих членов ЕС;

Доведение экономических и прочих показателей страны до европейского уровня;

Проведение референдума по членству в ЕС;

Вступление в ЕС.

Помимо Украины, соглашение об ассоциации с ЕС подписали также Алжир, Чили, Египет, Израиль, Иордания, Ливан, Марокко, ЮАР, Сирия, Тунис, Грузия и Молдова. Босния и Герцеговина вместе с непризнанным Косово включены в официальную программу расширения, т.е. находятся на втором этапе. Македония и Албания имеют статус кандидатов в члены ЕС. Исландия отказалась от аналогичного статуса, прекратив, таким образом программу полномасштабной интеграции в Евросоюз на четвёртом шаге. Турция, Сербия и Черногория ведут переговоры по членству в ЕС, причём турецкие дипломаты решают эту задачу уже на протяжении 14 лет (а соглашение об ассоциации между Турцией и ЕС заключено в 1963 году – 56 лет назад!).

Условия вступления в ЕС закреплены в Маастрихтском договоре о создании Европейского Союза 1992 года и Копенгагенской декларации 1993 года. Полный набор условий получил название "копенгагенских критериев" и каждая их запятая служит ареной ожесточённых дипломатических и юридических баталий. Примером может служить невинное, вроде бы, уточнение: вступить в ЕС может любая европейская страна. Не признаваемый открыто и слегка отдающий душком расизма, географический критерий, тем не менее, стал причиной отказа Марокко во включении в официальную программу расширения ЕС, породил формулировку "исключая полное членство" в соглашении об ассоциации с Израилем, является частью неофициальной риторики в трудных переговорах с Турцией. С требованиями к политической, правовой и экономической совместимости всё ещё сложнее. Рамки публикации не позволяют провести детальный анализ препятствий на пути выполнения Украиной копенгагенских критериев, но, если вкратце, то они сводятся к следующему:

Во-первых, соглашение об ассоциации ещё не говорит о том, что у ЕС есть политическая воля к принятию нового государства и даже не препятствует прямому запрету на членство. Во-вторых, переход от первого этапа евроинтеграции ко второму и последующим требует полного выполнения соглашения об ассоциации и, таким образом, создаёт мощные инструменты внешнего контроля и управления национальной политической и правовой системой.

Возможно, неожиданной, но удачной иллюстрацией, поясняющей смысл соглашения, может послужить такой пример: принятие ребёнка в пионеры вовсе не означало обязательного вступления взрослого человека в КПСС, однако обязательство бороться за дело коммунистической партии и выполнять требования устава пионер принимал на себя сразу. Выполнение этих обязательств было условием вступления в комсомол и создавало дополнительные механизмы контроля за поведением подростка.

Энтузиазм украинской политической элиты по поводу,заурядного, в сущности, внешнеполитического шага, можно было бы считать милой наивностью, такой же, как гордость свежепринятого пионера за впервые завязанный самостоятельно красный галстук, если бы в нём было чуть больше детской искренности и чуть меньше щедрости за чужой счёт. Львиная доля обязательств, сопутствующих евроассоциации, легла на плечи трудящихся и мелких предпринимателей, не имеющих влияния на власть и внешнюю политику. И это подводит нас к содержательной части соглашения. Так что же сулит Украине ассоциация с ЕС и что она дала реально?

Этот, казалось бы, очевидный вопрос, освещался удивительно мало. Выделенный Евросоюзом грант на профессиональный анализ возможных последствий ассоциации и на публичную дискуссию по проблеме был освоен крайне формально. Институт экономических исследований и политических консультаций (ИЭД) выпустил сжатый отчёт о перспективах для населения, бизнеса и органов государственного управления. Назвать этот отчёт серьёзным исследованием не повернулся язык даже у его авторов: во вступлении они указали на информационно-разъяснительный характер публикации и на то, что это "первая попытка предложить общественности своеобразный путеводитель по соглашению". Тем не менее, требование об анализе и обсуждении соглашения считается выполненным именно благодаря этому документу.

И даже такой отчёт предполагает неизбежность серьёзных негативных последствий в экономической и социальной сфере: обострение конкуренции внутреннего производителя с импортёрами; повышение стоимости сырья вследствие расширения возможностей его экспорта; сокращение бюджетных поступлений от таможенных пошлин и тарифов; подорожание наиболее дешёвых товаров, востребованных беднейшими слоями населения. Соглашение предусматривает действенные механизмы защиты европейского рынка от проникновения украинских компаний, а вот в обратную сторону "стрелочка не поворачивается": ЕС квотирует украинский экспорт по 36 товарным позициям, в то время, как Украина – всего лишь по трём. Давать количественные макроэкономические прогнозы последствий евроассоциации ИЭД, всё же, постеснялся, а качественные сводятся к возможности компенсации невыгодной конъюнктуры увеличением товарооборота.

Анализ неэкономических последствий структурных реформ напоминает публикации перестроечных времён: заимствование европейских практик трактуется как безусловное благо, даже без разъяснения сути заимствований, просто "гармонизация сферы Х с европейскими требованиями приведёт к сближению с высокими европейскими социальными и управленческими стандартами", и точка!

Просто удивительно: неужели содержание соглашения, отказ от подписания которого стал поводом (хотя, разумеется, не причиной) для свержения Януковича-Азарова, настолько никому не интересно? Можно найти работы украинских специалистов в области международного права и международной экономики, посвящённые соглашениям об ассоциации ЕС и третьих стран, но только не с Украиной! Любопытные формы у современных табу…

Практика выполнения соглашения, увы, не сгладила их недостаточной выверенности. Подготовленный по заказу Совета Ассоциации (специальный орган для контроля и мониторинга выполнения соглашения) доклад вызывает в памяти многочисленные анекдоты об оптимистах и пессимистах: "дедлайны сорваны, но зато непонятно, кем", "усилия беспрецедентны и их нужно немедленно удвоить", "на территориях, неподконтрольных правительству, людей похищают и пытают ещё чаще, чем на подконтрольных" и т.д.

Внешнеэкономические последствия трудно охарактеризовать как-нибудь иначе, чем катастрофическими. Объёмы экспорта за пять лет сократились на четверть, с 63,3 до 47,3 млрд. долларов. Импорт обвалился ещё сильнее – на треть, с 77 до 56,9 млрд. долларов. Но настоящий ужас кроется в причинах снижения импорта: из-за депопуляции целых регионов и ликвидации целых отраслей экономики многие товары стало просто не для кого и незачем покупать.

Трудно с уверенностью говорить о том, что Украине нужно немедленно воспользоваться исландским опытом и свернуть на полпути с дороги евроинтеграции. В конце концов, беда не в евроинтеграции, а в экономике олигархического капитализма и в неспособности отстаивать интересы собственного народа в условиях глобализации. Однако совершенно ясно, что пришло время для серьёзного, прагматичного и ответственного разговора о внешнеполитическом курсе, свободном от пропагандистских заклинаний вида "Геть від Москви!", "Україна – це Європа!" и им подобных.

Дмитрий Зеленко.

" >
Социальные комментарии Cackle