Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

602
" >

Путин снова сказал, что вся Украина будет частью России.

Владимир Путин в интервью телеканалу "МИР" рассказал о ШОС, торговой войне между Китаем и США, отношениях с Казахстаном и Украиной, ситуации в Молдове и едином информационном пространстве Содружества.

Сначала - о самом главном для многих из нас. Отношения РФ с Украиной будут восстановлены вне зависимости от отношений с украинским элитами

Отношения России с Украиной будут восстановлены вне зависимости от того, как будут складываться отношения с украинским элитами, заявил президент РФ Владимир Путин.

"Неизбежно, что мы восстановим наши отношения. Не может так быть между частями одного и того же народа или между двумя братскими народами, как бы ни складывались наши отношения с элитами. Даже с политическими элитами прошлого, допустим, с теми людьми, которые во главу угла всей своей деятельности, всей своей жизни ставили прежде всего личный успех, личную выгоду и сохранение своих капиталов, нажитых за счет украинского народа, а хранящихся где-то за рубежом. От этого у них и такая любовь к Западу, я думаю. Но новое руководство, надеюсь, лишено таких ограничений и чувствует себя свободно, полагаясь на доверие, которое было оказано народом Украины. Думаю, оно сможет действовать энергично и в направлении восстановления отношений между Украиной и Россией, и в решении проблем внутри страны. Надеюсь, оно не будет прикрываться русофобскими измышлениями и идеями для того, чтобы уклоняться от решения внутренних украинских проблем прежде всего в экономике и социальной сфере", – отметил президент.

А теперь, как говорится, поподробнее...

- Добрый вечер, Владимир Владимирович! Хотел бы поблагодарить Вас за согласие на это интервью. Мы встречаемся с Вами накануне [Вашего] визита в Кыргызстан, где пройдет саммит Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС). Телерадиокомпания "МИР" вещает на территории практически всех государств – членов этой организации (за исключением Китая). Поэтому мы знаем, что для большинства наших телезрителей ШОС – это нечто хорошее. При этом большинство из них не способно даже рассказать, о чем эта организация и зачем она. Не могли бы Вы в двух словах объяснить нашим телезрителям, что такое ШОС и какие задачи ставят Россия и ее союзники перед этой организацией на нынешнем этапе?

- ШОС – это международная организация, которая родилась естественным путем в середине 90-х годов, и связано это было с началом работы по урегулированию пограничных вопросов между Россией, Китаем и еще рядом республик бывшего Советского Союза – это Таджикистан, Узбекистан, Киргизия.

И потом, после того как эта работа была успешно завершена и дала свои хорошие практические результаты, все мы пришли к выводу о том, что этот формат можно не только сохранить, но и придать ему новый статус. А именно – статус организации, которая занялась бы развитием отношений по самым различным направлениям и видам деятельности. Так и получилось.

Она, таким образом, была создана, а потом уже в ходе ее работы выяснилось, что задачи, которые она перед собой ставит, вопросы, которые она решает, являются привлекательными и для других стран региона, поэтому очень многие государства в различном качестве – это уже 18 стран, по-моему – и в качестве полноценных членов организации, и в качестве наблюдателей присоединились к ее работе. Таким образом, ШОС стала достаточно серьезной и многоплановой региональной организацией.

- ШОС – организация, созданная по инициативе Китая. Недавно на Петербургском экономическом форуме Вы высказались на тему торговой войны, которую ведут США против Китайской Народной Республики. Вы тогда сказали, что Россия – это та самая умная обезьяна, которая забралась на дерево и следит за схваткой двух тигров в долине. Что Вы имели в виду?

- Во-первых, ШОС создавалась как организация не по инициативе Китая, а по инициативе всех стран, участвовавших в тех переговорах по пограничным вопросам, о которых я сказал. Но прежде всего инициаторами были Россия и Китай, да, вместе. Но все остальные наши партнеры принимали равноправное участие и в работе, и в создании этой организации.

Что же касается торговых войн и моей шутки, когда я вспомнил про китайскую поговорку, но Вы, видимо, не обратили внимания на то, чем я закончил. Я сказал, что мы живем в сложном мире. С тех пор, когда рождались эти поговорки, ситуация серьезным образом изменилась, и на сегодня отношения между Россией и Китаем имеют особое значение и для наших стран, и для мирового сообщества в целом, без всякого преувеличения я могу об этом сказать.

По сути, если отвечать на Ваш вопрос, то, конечно, идет спор между крупнейшими экономиками мира. И там очень много специфических вопросов, связанных с текущей работой двух государств.

Китай – это огромная фабрика по производству товаров для всего мира, в том числе для Соединенных Штатов. Соединенные Штаты размещают там свои производства, создают рабочие места. Вместе с тем Китайская Народная Республика, когда продает свои товары на внешних рынках, в том числе в значительном объеме на американский рынок, значительную часть получаемой выручки в виде золотовалютных резервов хранит в американских ценных бумагах. Там очень много специфических отношений между двумя странами.

И, конечно, даже с точки зрения здравого смысла нам нет никакого резона вмешиваться в этот переговорный процесс. Но – и это "но" очень серьезное имеет значение. Что я имею в виду? Во-первых, у нас с Китаем, действительно, беспрецедентно хорошие и высокие отношения. Мы действительно стратегические партнеры во всех смыслах этого слова. Мы сотрудничаем в экономике, гуманитарной сфере, на региональном уровне, взаимодействуют наши МИДы и Министерства обороны.

Мы вносим существенный вклад в поддержание всеобщего мира и безопасности. И не только в регионе, где находятся наши государства, а в мире в целом, как постоянные члены Совета Безопасности ООН, мы координируем свои деятельность.

К сожалению, мы ничего подобного не можем сказать о наших отношениях с Соединенными Штатами – они [отношения] деградируют, становятся все хуже и хуже. За последние годы в отношении России действующая администрация приняла уже, по-моему, несколько десятков решений, связанных с санкциями.

Напротив, с Китаем у нас растет товарооборот, он достиг 108 миллиардов долларов. Мы в прошлом году ставили перед собой задачу достичь планки 100 миллиардов [долларов], он [товарооборот] достиг уже 108 [миллиардов долларов].

У нас очень хорошие, дружеские отношения с лидером Китая, Председателем КНР. Это тоже вносит свой существенный вклад, поскольку создает обстановку доверия. И конечно, в этих условиях наша симпатия на стороне наших стратегических партнеров, это само собой разумеется.

И прежде всего потому даже, что любые действия, связанные с разрушением сегодняшней сложившейся уже десятилетиями архитектуры международных экономических отношений, по нашему глубокому убеждению, наносят ущерб всем участником экономической деятельности.

Поэтому мы очень рассчитываем, что здравый смысл, в конце концов, восторжествует. Мы со всеми нашими партнерами, включая и американских партнеров, Соединенные Штаты, надеюсь, в рамках предстоящей "двадцатки" сможем выйти на какие-то решения, которые будут конструктивными и будут создавать необходимые стабильные условия для сотрудничества в сфере экономики.

- Сразу после Кыргызстана у Вас визит в Душанбе. Там лидеры едва ли не половины стран мира соберутся на Совещание по мерам доверия и безопасности в Азии. В чем, по-Вашему, заключается прикладное значение этого международного формата?

- Это широкий формат, который возник по инициативе первого Президента Казахстана Нурсултана Абишевича Назарбаева. Это еще одна дополнительная площадка, на которой лидеры стран региона могут собраться и поговорить о той ситуации, которая складывается в огромном регионе Азии. Это касается Ближнего Востока, это касается Южной Азии.

Здесь много вопросов и проблем, требующих особого внимания, начиная с застарелых проблем израильско-палестинского урегулирования, кончая Афганистаном, Ираном и иранской ядерной программой, Северной Кореей и ее ядерной программой и так далее, и так далее. Очень много вопросов.

Нас, конечно, беспокоит и ближневосточная проблематика, но не меньше беспокоит и все, что связано с иранской ядерной программой, с Северной Кореей. Особенно внимательно мы следим за событиями в Афганистане. Здесь, кстати говоря, мы достаточно энергично и, на мой взгляд, с пользой сотрудничаем с очень многими странами мира, включая и Соединённые Штаты, которые несут там определённую нагрузку и поддерживают ситуацию в Афганистане.

Мы вносим свой вклад, и очень надеюсь, что наша совместная работа на этом направлении, на этом треке даст хорошие результаты. Но в целом – повторяю еще раз и хотел бы завершить ответ на Ваш вопрос тем, с чего начал – очень много вопросов, которые будут в центре нашей дискуссии.

- Если говорить о Казахстане, то в Казахстане новый президент – Касым-Жомарт Токаев. Скажите, пожалуйста, как Вы видите перспективы сотрудничества России с новым руководством Казахстана?

- Во-первых, Президент Токаев учился в Москве, он хорошо знает Россию. И у меня есть все основания полагать, что это человек, который, безусловно, будет продолжать тот курс, который был начат первым президентом Казахстана Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым, на дальнейшее сближение с Россией, выстраивание наших союзнических в полном смысле этого слова отношений по всем направлениям: и в промышленности, и в сельском хозяйстве, и в наукоемких отраслях – таких как космос, допустим.

У нас есть крупные проекты. Мы очень рассчитываем на то, что все, что мы планируем, будет исполняться. У меня нет никаких оснований полагать, что здесь нас ожидают какие-то сбои.

Напротив, полагаю, что по мере роста товарооборота между нашими странами, а он постоянно растет, по мере диверсификации наших связей, возможности и для сотрудничества между странами, и на просто человеческом уровне – отношения между гражданами, будут только улучшаться.

У нас же миллионы контактов и связей между людьми. И эта гуманитарная часть нашего сотрудничества имеет очень большое значение. Здесь и социальные вопросы, и все, что связано с социальным обеспечением и так далее.

Это и инфраструктурные вещи, причем уже не в двустороннем, а в трех-, четырехстороннем формате. Очень большие, я бы сказал, грандиозные планы, проекты. Уверен, они будут реализовываться.

- На Петербургском форуме Вы впервые дали оценку деятельности Владимира Зеленского на посту Президента Украины. Сейчас в этой стране самый разгар новой предвыборной кампании, на этот раз парламентской. Значит ли это, что отношения России и Украины вновь поставлены на паузу?

- Вы не сердитесь на меня, пожалуйста, я вынужден буду немножко Вас поправить. Я не давал на Петербургском форуме никакой оценки деятельности президента Зеленского, потому что пока деятельности никакой нет. Я не мог этого сделать в силу вот этого объективного обстоятельства: он только приступает к работе.

Я по себе знаю: для того, чтобы даже понять задачи, которые перед ним стоят, потребуется немало времени. Надеюсь, что эта адаптация к новому качеству пройдет достаточно быстро.

Что касается нашего взаимодействия с Украиной, если говорить об этом. Я уже много раз говорил об этом и могу еще раз повторить: считаю, что это неизбежно, все-таки, неизбежно, что мы восстановим наши отношения. Не может так быть между частями одного и того же народа или по другому – между двумя братскими народами.

Как бы ни складывались наши отношения с политическими элитами прошлого, допустим, с теми людьми, которые во главу угла всей свой деятельности, всей своей жизни ставят, прежде всего, ставили, во всяком случае, прежде всего личный успех и личную выгоду, и сохранение своих капиталов, нажитых за счет украинского народа, а хранящихся где-то за рубежом, от этого и такая любовь к Западу, думаю.

Но новое-то руководство, надеюсь, лишено таких ограничений и чувствует себя свободно, полагаясь на доверие, которое было оказано народом Украины вновь избранному Президенту, сможет действовать энергично и в направлении восстановления отношений между Украиной и Россией. И в направлении решения внутренних проблем. Не будет прикрываться русофобскими измышлениями и идеями для того, чтобы уклоняться от решения внутренних украинских проблем, прежде всего в экономике и социальной сфере.

- "МИР" вещает и на территории соседней с Украиной Молдовы. Сейчас в стране политический кризис, настоящий политический кризис. Как Вы оцениваете политическую ситуацию в современной Молдове?

- Считаю, что Молдова – это не уникальная ситуация, не уникальная. Но наиболее показательная, потому что власть в Молдове, так же, как отчасти и на Украине, была в полном и прямом смысле этого слова узурпирована олигархическими структурами, олигархами, которые подмяли под себя все государственные структуры, все абсолютно: и правоохранительную сферу, и парламент, и все, что угодно. То есть заработали на молдавском народе деньги и пустили их для того, чтобы укреплять свое личное благополучие и рычаги влияния на государство.

Вот то, что сейчас сделано президентом Додоном и его недавними оппонентами, так скажем, условно, по прозападным партиям, все-таки это шаг в направлении строительства полноценного, цивилизованного, современного, государства.

Мы, безусловно, будем поддерживать и президента Додона, и его сегодняшних партнеров по коалиции с тем, чтобы они избавились, в конце концов, от этих, как бы так выразиться интеллигентно, в общем, от тех людей, которые узурпировали до недавнего времени в Молдове власть, и, несмотря на какие-то возможные внутренние противоречия, все-таки нашли бы в себе силы выстроить совместную работу в интересах молдавского государства и молдавского народа. И будем их, безусловно, поддерживать.

- Нашу телерадиокомпанию "МИР" многие называют стержнем единого информационного пространства СНГ. Как Вы видите перспективы развития нашего общего информационного пространства?

- Это очень важная сфера. Во-первых, оно должно быть открытым, это пространство. Здесь должно быть минимальное количество различных ограничений. А если они и есть, они должны быть связаны исключительно только с безопасностью и какими-то общепризнанными элементами нравственности, морали и так далее.

В целом это должно быть максимально открытое информационное пространство с тем, чтобы любые источники информации были защищены, уважаемы и могли эффективно работать. При этом чем менее политизированы они будут, тем лучше. Информация должна распространяться. Свобода не в интересах тех, кто ее распространяет, а в интересах граждан, которые пользуются этой информацией.

Я очень рассчитываю на то, что подача материала будет интересной, талантливой, содержательной, и все граждане наших стран смогут этим пользоваться для того, чтобы лучше понимать друг друга, чувствовать, что происходит у соседей и использовать самые лучшие практики, которые применяются в наших государствах для того, чтобы внедрять их у себя.

Беседовал председатель МТРК "Мир" Радик Батыршин.

Итак, Путин снова сказал, что вся Украина будет частью России.

Мне нравится, что Путин стал говорить безапелляционно. Мол, он решает. Президент заявил: российско-украинские отношения будут в ближайшее время восстановлены. "Неизбежно, что мы восстановим наши отношения, не может такого быть между частями одного и того же народа или между двумя братскими народами, как бы ни складывались наши отношения с элитами", - сказал он. Сказал - значит, сделает. Отношения в ближайшее время восстановятся. Украина станет частью России.

В очередной раз слышу в блогах и на улице: "Украинцы злые, они не такие, как мы". А еще всюду пишут посты с ненавистью к Украине, подогревая антиукраинскую истерию. Мол, они враги. Я не раз говорил: "Слушайте нашего президента". Он, правда, очень мудрый человек, и всегда говорит правду. В очередной раз слушаем Путина. Путин сказал: украинцы и россияне единый народ. Что это означает?

Быть может, кому-то снова покажется, что это голословное утверждение. Тем более, что по поводу присоединения Донбасса Путин сказал странное, на первый взгляд, "такие вопросы на улице не решаются". Расшифровываю для тех, кто не понял - такие вопросы решаются в кабинетах. И обсуждение их активно ведется. Нечего разводить уличную полемику. Когда надо будет, тогда и присоединим.

Теперь касательно украинцев. Украинцы - мои братья. Мне так Путин сказал. Я в это верю. И я это, черт побери, знаю. Я с ними дружил и дружу. Многих уважаю и ценю. Даже тех, кто поддерживает марионеточный режим Порошенко. По недомыслию, разумеется.

Сегодня каждый, кто говорит: "украинец - враг", сам и есть главный враг российской государственности. Потому что через некоторое время не Донбасс, а вся Украина присоединится к России. Мы единый народ. И он должен объединиться. Мне об этом Путин сказал. И я ему верю. Он меня еще ни разу не обманывал.

Я не понимаю одного - почему никто не слушает Путина? Или слушают, но понимают неправильно. Мне кажется, ему самому уже начинает казаться, что он говорит не по-русски, а на каком-то другом языке. Ну, давайте я буду расшифровывать, что сказал Путин.

Еще раз. Вся Украина станет частью России. Украинская губерния. Вся. Этот вопрос решается в больших кабинетах, а не на улице. Украинцы - те же русские люди. Даже если сейчас это не осознают. Так и будет. А еще Путин отметил, что бывшее украинские правительство свои бабки за рубежом хранило, вот и нельзя было с ними договориться, а с Зеленским найдется диалог.

" >
Социальные комментарии Cackle