Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

323
" >

"Выжил один ротвейлер". Шокирующая история о Донбассе

На презентации книги Андрея Савельева "Война в 16. Из кадетов в "диверсанты"" в московском магазине "Библио-глобус". Фото из личного архива автора

Отрывок из книги "Война в 16. Из кадетов в "диверсанты""

... Третьего июля мне довелось вновь ехать в Николаевку. На этот раз поступила информация, что укры разбомбили чем-то "тяжёлым" жилую пятиэтажку вместе с людьми.

Ополченцы - это, конечно, не фельдшеры скорой помощи, но так как в городе почти не осталось врачей, заниматься этим приходилось и мне в том числе.

Через 20 минут мы из здания мясокомбината, где дислоцировались последнее время, приехали в Николаевку. Искать место трагедии не пришлось, так как сразу при въезде нашему взору представились поваленные деревья, усыпанный ветками и неразорвавшимися минами асфальт, а чуть дальше - длинный пятиэтажный дом, в котором посередине не было целого подъезда. Вместо него лежала груда бетона вперемешку с вещами, обычно бывающими в квартирах: диванами, досками от шкафов, свесившимся ковром.

Тогда нам это не казалось чем-то из ряда вон выходящим, так как мы привыкли видеть каждый день смерть, разрушенные дома. А вот тишина без обстрелов нас пугала. Я даже убеждён в том, что местные горожане тоже не сильно удивлялись при виде такого. А сейчас у любого бы мурашки по всему телу пошли от увиденного.

Представьте себе, с пятого по первый этаж ракетой из РСЗО (реактивная система залпового огня) снесло подъезд напрочь! С людьми... С улицы можно было наблюдать такую картину: груда бетона, торчащая арматура и, как ножом срезанная, половина квартиры. То есть часть квартиры с целой мебелью стоит, как и раньше, а вторая её половина уничтожена.

Во дворе, куда мы заехали, стояла пожарная машина, а пожарные поливали дымившее окно из шлангов. От попадания снаряда в доме что-то горело. Интересно только, кому удалось вызвать их, ведь уже как несколько недель в городе почти не работали спасательные службы.

Перед тем как зайти в разрушенный дом, я достал свою экшн-камеру и отдал Артисту со словами: "Всё снимай здесь".

Далее привожу расшифровку с видеозаписи, которую снял Артист:

Слышны громкие разрывы где-то неподалёку. Николаевку продолжали обстреливать, но ни мы, ни жильцы разрушенного дома уже не обращали на бомбёжку внимания. Артист вышел с камерой из машины и направился в подъезд. Пока сильно грохотало, он прошёл по стеклу из разбитых окон вдоль стены и сел рядом с дверью. В тот момент я уже поднялся на второй этаж и скрылся из глаз Артиста.

Интересно наблюдать на видео за людьми, когда при разрывах укровских снарядов в нескольких сотнях метров от них они спокойно стоят на крыльце.

Артист поднялся на второй этаж, где и встретил меня.

- Есть ещё люди здесь зарытые? - стоя в дверном проёме между более-менее целой частью квартиры и грудами обломков, задал я вопрос.

- Когда я уходил, она на диване лежала, - ответил на вопрос житель дома. Он имел в виду женщину, которую предположительно завалило обломками.

- О-у-у-у! Живые есть? - закричал Артист и обошёл завалы с другой стороны, где стояли мужчина и женщина, собираясь разбирать обломки.

- Она точно не ушла? - с надеждой спросил мужчина.

- Нет, она на диван легла, - вытирая со лба пот, ответила ему пожилая женщина.

- Женщина молодая была? - поинтересовался подошедший Артист.

- Около сорока, - ответили ему.

Андрей Савельев на презентации книги "Война в 16. Из кадетов в "диверсанты"" в московском магазине "Библио-глобус". Фото из личного архива автора

- Вандал! - поднимаясь по лестнице, позвал Артист меня.

- Маша, фонарь принеси! - крикнул дед кому-то, разгребая завалы на втором этаже.

Артист зашёл через чей-то коридор прямо на развалины, где я уже вместе с жителями этого дома разгребал завалы.

- Фонарь принеси. В машине найди мой налобный, - попросил я друга, так как ничего не было видно там, внизу.

В кабине Артист сразу нашёл фонарь и принёс его мне. От всего увиденного он смог только выругаться. Я натянул фонарь на каску и принялся дальше отбрасывать кирпичи и цемент. Забыл написать: когда мы приехали, то узнали, что живых после обрушения нет. Под завалами, возможно, осталась одна женщина, которую мы и пытались откопать.

После нескольких минут безуспешных раскопок Артист сделал вывод, что её найти нереально. И действительно, под нами были тонны бетона, который нужно разбирать не один день. Женщина бы просто задохнулась там.

Друг достал какой-то свитер, подумав сначала, что это предмет поиска, а я выкопал икону, которую потом забрал с собой.

Укропы опять дали залп, но не по нам на этот раз. Кто-то из жильцов додумался набрать номер женщины по мобильному. И тут мы услышали звук, как нам показалось, из-под завалов. Он действительно звонил недалеко, но откопать его было не так просто, да и не означало это, что женщина обязательно находилась возле него.

Шансы были, что она в момент "прилёта" не находилась у себя в квартире. Житель дома, который откапывал её вместе с нами, про себя сказал:

- Дай Бог, чтобы её здесь не было... Откуда они стреляют? С горы? - продолжил мужчина, выругавшись после очередного залпа.

- Может, с Красного Лимана, может, с Ямполя, - предположил я.

- Кто они вообще такие? Пи***асы они, - сам на свой вопрос ответил мужик.

- "Украинская армия" называется, - констатирую я.

- Чия-чия? - спрашивают жильцы. - Она не наша!

Обложка книги Андрея Савельева "Война в 16. Из кадетов в "диверсанты"". Фото из личного архива автора

Находясь в Москве и расшифровывая это видео, я с трудом представляю, как мирные люди спокойно под обстрелом раскапывают свою соседку, которую только что, возможно, завалило насмерть. Они не боятся залпов артиллерии, они не удивляются всему случившемуся с их домом менее часа назад: они привыкли, приспособились, и жизнь их теперь наполнилась благородной яростью и ненавистью к врагу. Когда-то ВСУ для них были защитниками, но сами потеряли этот статус.

- Долбят по городу... У них тут тоже предателей хватает, которые корректируют на нас огонь. Я был вчера на сользаводе. Так вот, где парни в углу стояли, туда они и влупили, - говорит житель дома.

Покопав ещё немного, мы поняли, что тут работы не на один час, а нам ещё других раненых надо искать. Поэтому Артист забрал камеру, и мы вышли из дома.

- Если она без сознания, то долго под завалами не протянет, - спускаясь по лестнице, сокрушался я.

Когда мы вышли, нас окрикнул местный житель.

- На балконе мёртвая женщина лежит!

Я предложил подняться туда и вывезти его на УАЗе в морг.

Нацепив фонарик, я вошёл в дом. Со второго этажа продолжал валить дым, и пожар ещё не был потушен. Наверху я сразу попытался найти проход к балкону, но оказалось, что он полностью завален, и из подъезда туда попасть не представлялось возможным. Тогда я взобрался на оконный проём в подъезде, вылез наружу и полез по газовой трубе в соседний. Риск упасть на землю со второго этажа был, но небольшой, да и высота приемлемая. Залезать в следующее окно оказалось не так просто, так как в бронежилете и шлеме подтягиваться на руках всегда сложнее, чем без них.

Через несколько секунд я оказался на балконе, где лежал окровавленный труп женщины. Первым делом я потрогал пульс, мало ли. Но тело уже окоченело. Зрачки были мутными и вытянутыми, как кошачий глаз. Труп нужно везти в морг, но сам я не мог спустить тело на первый этаж.

- А там больше никого нет? - спросил мужик внизу, которому Артист передал камеру.

- Нет, тут всё завалено.

- Точно нэма никого? Ну слава Богу! - обрадовался мужик.

На видео опять слышна серия залпов из РСЗО.

- Принеси, пожалуйста, носилки. Они на каталке лежат, - попросил я снимающего.

Он положил камеру в машину и достал тряпичные носилки красного цвета. Пока труп перекладывали на носилки, просвистела мина рядом с домом.

- А это уже по нам, - спокойно объяснил я, - стреляют издалека.

Чтобы освободить немного места для выноса "двухсотого", я сбросил хлам с балкона на землю. Ко мне поднялся пожарный и помог спустить мёртвую женщину. Мы нашли небольшой проход между лестницей и вынесли её по-людски. Через окна по газовым трубам её тащить не пришлось.

В моей машине "скорой помощи" лежала хорошая новая каталка, ножки которой складывались так, что не было необходимости поднимать носилки с телом наверх, надрывая при этом спину. Металлические ножки подгибались, тело спокойно с земли перекладывалось на каталку и уже потом она поднималась. Но у нас произошла небольшая заминка из-за постоянно выпадающей из носилок руки женщины. Я несколько раз брал её и пытался закрепить на животе, но тщетно. В итоге пришлось одному придерживать руку, а остальным уже поднимать и закатывать каталку в машину.

- Вандал, пошли собаку снимем с третьего этажа, - вспомнил о живых Артист, когда мы разобрались с мёртвыми.

- Она дохлая уже? - не надеясь на то, что кто-то ещё там остался живой, по профессиональной привычке спросил я.

- Нет, там живой большой ротвейлер.

Проблема в том, что собака осталась жива после обстрела, а хозяин погиб. Местные боялись к ней подходить, потому что её от разрывов контузило - могла в любую минуту наброситься и перегрызть горло. Это же ротвейлер. Жильцы предлагали нам её застрелить.

Когда мы поднялись на третий этаж, то нашли главного виновника всех сегодняшних бед Николаевки - кусок ракеты от системы залпового огня.

- Это всё сделали нацгвардия, правосеки и украинская армия. Тут нет ополченцев вообще погибших. Мы, как "террористы", приехали спасать мирных людей от бомбёжки. Правда, уже не только спасать, но и вывозить трупы, - комментирую с горькой иронией я на видео.

Ротвейлер мирно стоял на лестничной площадке с высунутым языком. Артист спокойно к нему подошёл и погладил уши. Страха не было. Он исчез давно. Я тоже погладил собаку и выключил камеру, чтобы удобно было нести собаку через завалы. Вместе с Артистом мы спустили на руках дрожавшего от страха ротвейлера. Жители нам сказали, что хозяин его погиб как раз под сегодняшним обстрелом, поэтому решено было забрать бойцовского пёсика с собой туда, где всегда много мяса и часто стреляют. Посадив его в кузов машины, мы всё же сначала направились в морг.

Обернувшись назад, я посмотрел на собачку, которая беззаботно лежала на носилках и виляла хвостом. Этот ротвейлер - единственный, кто остался в живых в злосчастном подъезде. Он - единственный, кого мы спасли...

Андрей Савельев.

" >
Социальные комментарии Cackle