Актуально


Помочь сайту

Новости партнеров

Демотиваторы

307
" >

Дневники Гитлера

Журналисты заняли свои места в зале, приготовили фотоаппараты, блокноты и магнитофоны. Представитель западногерманского журнала "Штерн" наклонился к стоящему на столе микрофону:

- Дамы и господа! Мы пригласили вас, чтобы сообщить: в наши руки попали сенсационные материалы - дневниковые записи Адольфа Гитлера. Подлинность документов подтверждена независимыми экспертами. В ближайшее время журнал начнёт публикацию дневников.

В зале повисла гробовая тишина.

Сын сапожника, торговец нацистской атрибутикой

Конрад Пауль Куяу родился в восточной части Германии в 1938 году. Детство его было тяжёлым: отец умер рано, оставив вдову с пятью детьми на руках. А тут ещё война. В 60-х 20-летний Конрад перебрался в ФРГ, где начал понемногу приторговывать нацистской атрибутикой.

В Западной Германии платили неплохие деньги за значки, открытки, кружки с портретом Гитлера или орлом со свастикой. Конрад ездил в Восточную Германию, где такая торговля была под запретом, искал и скупал нацистскую атрибутику и перепродавал в Западной Германии. Таких торговцев в ФРГ было много, однако Конрад имел свою "фишку": он продавал предметы с историей.

"Майн Кампф" от Куяу

Конрад обладал потрясающей фантазией и нахальством. Без тени улыбки он продавал стулья, с которых выступал Геббельс, очки Гиммлера и лифчики Евы Браун. Одному почитателю нацизма он втюхал (иного слова и не подберёшь) склянку с прахом Гитлера.

Естественно, не все верили на слово, и Куяу подтверждал свои фантазии документально: он продал каску времён Первой мировой войны, за кожаной подкладкой которой (совершенно случайно!) была обнаружена записочка, свидетельствующая, что данный шлем числился за ефрейтором Адольфом Гитлером. Понятно, что с этой "записочкой" шлем был продан просто за астрономическую сумму.

От маленьких записочек Конрад постепенно перешёл к более объёмным документам. Вершиной его "творчества" стала рукопись "Mein Kampf", написанная Гитлером собственноручно.

Куяу не знал (сказался недостаток образования), что Гитлер не писал "Mein Kampf", а диктовал его Гессу, а тот сразу печатал текст на пишущей машинке. Но и покупатель не знал этого тоже! Сумма, вырученная за два тома библии нацизма, была столь внушительна, что Куяу тут же сел писать третий, неизданный том.

Бумаги Гитлера

К 70-м годам Куяу просто завалил рынок "документами фюрера". В ноябре 1975 года он написал первый том "дневников Гитлера", охватывающий период с января по июнь 1935 года и предложил его коллекционеру Фрицу Штифелю. Коллекционер показал рукопись эксперту. Бывший сотрудник Главного архива НСДАП Август Призакк подтвердил: "Да, это рука великого фюрера", и сделка состоялась.

В 1980 году Штифель встретился с работником журнала "Штерн" Гердом Хайдеманом и похвастался раритетом. Журналист, полистав тетрадь в кожаном переплёте с пожелтевшими от времени страницами сразу понял, какую "бомбу" он держит в руках и предложил за неё миллион марок. Штифель сказал, что подумает.

Пока Штифель думал, Хайдеман принялся искать таинственного продавца рукописи и нашёл его. В январе 1981 года они встретились.

- А где продолжение дневников? У вас есть ещё тетради? - с волнением спросил Хайдеман.

- Есть, - ответил Куяу.

- Сколько?

- Более двадцати.

У Хайдемана захватило дух.

Байки Куяу

Хайдеман был не доверчивый простачок и поинтересовался, откуда у "Фишера" (Куяу представился как Фишер) документы. Куяу предвидел такой вопрос и байка была готова:

В апреле 1945 года Борман организовал операцию "Сераль": из осаждённого Берлина вылетели несколько самолётов с личным архивом Гитлера. Бумаги предполагалось спрятать в тайниках в баварских Альпах. Один самолёт не долетел и упал у деревушки Бёрнерсдорф, в 4 километрах от чешской границы. Окрестные крестьяне растащили груз и документы. Среди трофеев был и ящик с тетрадями.

Хайдеман не поленился, съездил в ГДР и посетил деревушку Бёрнерсдорф, где ему рассказали, что да, было такое, падал самолёт, и даже показали могилы погибших пилотов. Вернувшись из командировки, Хайдеман выложил всё главному редактору и тот задал только один вопрос: "Сколько этот тип хочет за бумаги?"

Хайдеман платит, Куяу "ищет"

Этот вопрос Хайдеман задал Куяу, но тот огорошил: документы находятся в Восточной Германии, вывозить их придётся контрабандой в роялях, предназначенных на экспорт, и, чтобы не рисковать всем архивом, вывозить его будут малыми частями.

В течение почти двух лет Хайдеман встречался с "Фишером". Получив деньги за очередной том, Куяу шёл к себе домой "добывать" новую тетрадь. Первоначально Куяу планировал написать 27 штук, но процесс настолько его захватил, что им было "найдено" 62 тетради. В марте 1983 года он сказал: "Всё, больше нет". Последняя тетрадь заканчивалась апрелем 1945 года.

Сенсация!

25 апреля 1983 года "Штерн" взорвал "бомбу": журнал начинает публикацию дневников Гитлера! "Самая большая журналистская удача за послевоенный период!", "Самая большая сенсация со времен Уотергейта!" - взрывались заголовками газеты. После первой публикации тираж журнала вырос на 300 тысяч экземпляров, цена журнала подскочила с 50 пфеннингов до 3,5 марок.

Британская "Sunday Times", французская "Paris Match", итальянская "Panorama", американский "Ньюсуик" вели со "Штерном" переговоры о покупке прав на публикацию дневников. Руководство "Штерна" заявило, что готовит издание дневников отдельной книгой миллионным тиражом.

Заявление Дэвида Ирвинга

Первым сомнение в подлинности дневников высказал британский историк Дэвид Ирвинг. На пресс-конференции "Штерна" он встал и во весь голос заявил: "Это фальшивка!" Представитель "Штерна" кивнул охране, Ирвинга под руки вывели из зала.

Однако зерно сомнения было брошено. Вслед за Ирвингом о своих сомнениях заявили ещё несколько историков. И тогда редакция "Штерна" сделала то, что должна была сделать в первую очередь: отдала дневники на техническую экспертизу.

Убойная экспертиза

Главный редактор читал отчёт экспертов и спина его покрывалась холодным потом: клей, чернила относятся к послевоенному времени, в коже переплёта найдены полиамидные нити, в химическом составе бумаги обнаружен отбеливатель, который начали применять при производстве бумаги лишь в 1955 году.

Приглашённый из Нью-Йорка специалист-почерковед, полистав тетради, расхохотался: тетради 1940 года и 1945 заполнены одним почерком! Русские танки на пороге рейхсканцелярии, а Гитлер всё так же спокоен, как в 1940-м, когда его солдаты вошли в Париж! Это подделка, и к тому же, плохая, работа любителя.

Именитые историки недоумевали: о каких собственноручных записях Гитлера после июля 1944 года может идти речь? Во время взрыва в "Вольфсшанце" Гитлер был контужен, левую часть тела фюрера просто трясло, он физически не мог ничего писать.

6 мая "Штерн" официально заявил, что дневники Гитлера – подделка. Два шеф-редактора журнала лишились постов. Герд Хайдеман был уволен, против него возбудили уголовное дело. Журналы, купившие у "Штерна" право на публикацию дневников, потребовали деньги назад.

Полиция начала поиск таинственного Конрада Фишера. Куяу, здраво рассудив, что рано или поздно его найдут, 14 мая явился в полицию сам, оформив явку с повинной.

Звёздный час Конрада Куяу

Почти год шло следствие, 11 месяцев суд. Эти 11 месяцев стали самыми счастливыми для Куяу. Он перемигивался, слал всем воздушные поцелуи, раздавал интервью. Историю о том, как он обвёл вокруг пальца крупнейший журнал ФРГ, Конрад умудрился продать "Шпигелю" за 90 тысяч марок. Все свои показания, заявления, ходатайства суду Куяу писал почерком нацистского фюрера.

Он с удовольствием рассказывал, как вечером садился за стол, доставал очередную тетрадь, клал на стол труд Макса Домаруса "Гитлер: речи и заявления. 1932–1945", и перевоплощался в Адольфа Гитлера, как написав очередной "дневник", заливал в паровой утюг чайную заварку и проглаживал листы, чтобы те приобрели желтоватый оттенок.

Эксперты, некогда подтвердившие подлинность дневников, в своё оправдание предъявляли суду автографы Гитлера из бундесархива: "Вот посмотрите, ну прямо одна рука!" Куяу заливался смехом: "Конечно, одна рука!" - в академическом труде "Все рукописи Гитлера", изданном в ФРГ в 1980 году, из 694 документов 76 (11%) принадлежали Куяу!

После 11 месяцев разбирательства, суд приговорил Куяу к 4 годам и 6 месяцам тюрьмы за мошенничество. Хайдеман был признан жертвой обмана, но выяснилось, что из 9 миллионов марок, выделенных "Штерном" на покупку дневников, Куяу досталось чуть больше половины, почти 4 миллиона Хайдеман положил себе в карман. За банальное воровство Хайдеман получил 4 года и 8 месяцев, больше, чем Куяу.

Куяу вышел из тюрьмы через два года и воспользовался своей знаменитостью: открыл магазин "Подделки от Куяу", где торговал полотнами Пикассо, Ренуара, Рембрандта, нотными рукописями Бетховена, акварелями Адольфа Гитлера, императорскими указами Наполеона и прочим, честно ставя на оборотной стороне штамп "Подделка от Конрада Куяу". Умер в 2000 году в возрасте 62 лет.

P.S.

В 2004 году внучатая племянница Конрада Куяу была уличена в мошенничестве: оказалось, что продаваемые ею "подделки от Конрада Куяу" не имели к великому мастеру никакого отношения.

Клим Подкова.

" >
Социальные комментарии Cackle